• Live Your Life

    Объявление

    Новости
    Новости Блокировки на сервисе.
    Скрипты WYSI - визуальный редактор сообщений. Тестирование.
    Скрипты Обновление скрипта HTML с доступом по группам
    Сервис Проблема с загрузкой форумов и необходимость оптимизации.
    Сервис Проблема с оплатой кредитов и смена платежного сервиса.
    Сервис Появился поиск по наградам.
    Сервис Сбой в работе уведомлений.
    Сервис Несколько обновлений Forum-Top.ru + адрес техподдержки rusff.
    Сервис Небольшой сбой forumupload.ru.
    Сервис Проблемы с платными услугами и профилем.
    Форум Максимальное количество заявок в поиске персонала.
    Интересное
    НеТеролевые Подкаст НеТеРолевые. Новости. Еще одни.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Live Your Life » Кроссплатформы и кроссоверы » boloto crossover


    boloto crossover

    Сообщений 1 страница 17 из 17

    1

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/182857.png

    Адрес форума:
    https://mooryhome.rusff.me/
    Официальное название:
    boloto crossover
    Дата открытия:
    02.06.2024
    Жанр:
    кроссовер
    Организация игровой зоны:
    эпизодическая
    Краткое описание: 
    у нас ты забьешь стрелку водяному, посплетничаешь о последних новостях с кикиморами и просто хорошо проведешь время в компании интересных людей. поскорее присоединяйся к нашему болоту — тебя затянет!
    Ссылка на взаимную рекламу: 
    https://mooryhome.rusff.me/viewtopic.ph … =18#p20728

    Отредактировано nolights_ (02-07-2024 14:29:37)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    2

    j.k. rowling wizarding world
    {lily potter}

    https://i.imgur.com/1c4F0VY.jpg


    маленькая принцесса, которую, кажется, обожают все; самая популярная девочка на курсе; естественно гриффиндорка, только слишком часто в компании двух слизеринцев; они с детства самые близкие друг другу, каждый секрет, каждая мелочь — всё рассказать, во всём поддержать; вместе с алом переживала его распределение на слизерин, потому что как же так; единственная из всей семьи, которая не осуждает ала за дружбу со скорпиусом; потому что сама же в скорпиуса влюблена; рассказывает про это альбусу однажды летом, а альбус не знает, что делать дальше, потому что тоже влюблён; альбус пытается ненавязчиво свести лили и скорпиуса, но терпит провал; потому что начинает встречаться с ним сам — первый секрет, который он не рассказывает лили и надеется, что она никогда об этом не узнает; но она узнает.

    * * *


    я не умею в длинные заявки, но я честно постарался объяснить всю суть (и, надеюсь, преуспел, но если нет, я всё расскажу ещё раз). хочу семейную драму, жить без этого не могу. как лили отреагирует на отношения скорпа и ала, потом решим вместе, потому что я ещё не определился. я иногда пишу часто от 1.5к (а иногда падаю в депрессию и не пишу вообще, но последнее время стараюсь до такого не опускаться), с постами не тороплю (но постик хотя бы раз в месяц буду ждать). мы не привязываем тебя к этому недо_треугольнику навечно, ты вольна выбирать другие любовные интересы в таймлайне после этой всей истории. со мной в комплекте идёт скорп, он тоже тебя заиграет. нам нужна минимальная грамотность, активность, инициативность. о, и, пожалуйста, не пропадай без предупреждения, мы такое очень не любим ( в общем, если тебя всё устраивает, всё вау, залетай с постиком, если сойдёмся, то будем обсуждать


    пример поста

    [indent] натаниэль мог бы злиться на тон своего собеседника, на злые слова, что он говорит, только вот эндрю прав, да и одно то, что тот с ним разговаривает относительно спокойно — уже удивительно. особенно, учитывая то, как, по словам кевина, он обычно относится ко всем, кто не входит в его близкий круг.

    [indent] — это не жертва, — натаниэль ведёт плечами, крутя в пальцах тлеющую сигарету и рассматривая, как красиво тянется дым от неё. — нет, это не дозволение. это на случай, если вдруг у тебя есть совесть. хотя не сомневаюсь, что я зря волновался.

    [indent] эндрю прав, он звучит жалко, да и мысли его в целом жалкие, только вот ему ничего другого попросту не остаётся, потому что за него всё уже предрешено. только кевин так просто сдаваться не будет, он упёртый, хуже натаниэля, но тут просто нет других вариантов, чтобы пытаться дальше сопротивляться. натаниэль ворон. натаниэль не может быть никем другим, кроме ворона, это было решено ещё много лет назад и никогда не изменится. поэтому натаниэль должен сам дать ему шанс на нормальную жизнь, а не привязанную к гнезду, когда тот уже столько времени должен дышать свободно.

    [indent] — я не боюсь ответственности, — в голосе звучит усталость; на плечах натаниэля её столько, что, кажется, скоро он будет под ней погребён. ему бы просто перестать подставлять жана хотя бы, который точно так же попадает под раздачу за каждый проступок натаниэля, только вот дурной характер так просто не спрятать. поэтому натаниэль сейчас здесь, а не в отеле. поэтому жану нужно придумывать новые оправдания, чтобы как-то скрыть правду от хозяина и рико. — я не хочу, чтобы кевин принимал это решение. потому что он его никогда не примет и будет упорно ждать, что что-то поменяется. но всё останется как есть.

    [indent] когда-то давно жан говорил ему верить в кевина, что тот что-нибудь обязательно придумает, только натаниэль не может, он не привык мечтать о чём-то столь недостижимом, его желания ограничиваются узким кругом вещей, которые он вполне может получить, если постарается. например, спокойствие. хотя бы немного спокойствия в гнезде, которое он получит, если будет вести себя спокойнее. ему приходится ломать себя, хотя он так пытался этого избежать, потому что так будет лучше. только вот получается далеко не всегда.

    [indent] в конце концов, он сейчас здесь.

    [indent] — я приехал сюда с тобой и твоими лисами только потому, что иначе ты не дал бы мне кевина, — напоминает натаниэль; голос отдаёт сталью. он привык к тому, как рико с ним обращается, но это не значит, что он позволит психованному миньярду делать то же самое. — мне плевать на рико, но у меня есть хозяин, и он не потерпит того, что я сейчас здесь. и я прекрасно знаю, что меня ждёт в гнезде, когда я вернусь. и кевин тоже знает. но он разрешил мне приехать сюда, значит, надеется, что это не зря. но ему придётся разочароваться.

    [indent] натаниэль стряхивает пепел с сигареты и смотрит на тлеющий кончик внимательно, пытаясь выбросить из головы всё лишнее, вроде рико, хозяина, эвермора — всего, что может испортить текущий момент. миньярду в определённой степени везёт. пусть он и играет в команде отбросов, зато волен делать всё — почти всё, — что он только захочет. ему не понять то, что испытывает тот, чью жизнь отдали как собственность кому-то другому, кто теперь может распоряжаться живым человеком так, как только тому захочется. натаниэль выглядит жалко, говорит жалко, только ему плевать. ему важно, чтобы у кевина всё было хорошо, потому что у него получилось вернуть себе свободу, теперь важно её не испортить.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    3

    нашли красивую

    j.k. rowling wizarding world
    {pansy parkinson}

    https://64.media.tumblr.com/6265f200ce4486d19a94b57e0ae4dbef/12452ea9f4b4157c-09/s400x600/c68fb6c5dff77d8c226a7859665a0a288b5f3017.gif https://64.media.tumblr.com/7325fe6141db2695355a376b3249c997/12452ea9f4b4157c-3a/s400x600/a1ff51a7d0f53b3e80f2b1cd1bd0f21ac2b30cfa.gif
    ella purnell


    Панси так же сломана войной, как и Гермиона. Они были детьми, и если Грейнджер заставляло сражаться чувство самосохранения, ведь либо ты, либо тебя, то Панси стояла на битве за Хогвартс ровно по настоянию отца. Панси, как старосту, заставляли пытать младших. И пусть она не любила грязнокровок, но она до сих пор помнит эти крики, от которых просыпается чуть ли не каждую ночь. Панси делала все это тоже из чувства самосохранения, ведь не хотела, чтобы пытали ее. Она не идет на последний курс, просто сдает жаба и решает отдохнуть в Европе у родителей матери. Гермиона же сдает жаба и сбегает, никому не сообщив куда. Эгоистично? Да, но она отдала всю себя, а теперь ее час зализывать раны. Они встречаются в волшебном Париже, сидя за соседними столиками, дальше бутылка вина, ее съёмная квартира с видом на эйфелевую башню и ночь, которая помогла забыться. Непонятно как, но в друг друге они нашли спасение.

    * * *


    неожиданная привязанность
    внешность можем обсудить :3
    играю 2-3к с заглавными и птичкой, читаю все, ритм от поста в неделю с:
    общий сюжет пока в разработке, поэтому идеи исходя из победы гарри и пост-канона


    пример поста

    Стерджис понимает, что вся эта ситуация настолько комична и настолько неудобна, что просто крах. Возможно он плохо молился Мерлину и Моргане, чтобы не случалось таких казусов. Он делает небольшой вдох и поудобнее устраивает сына на руках. Ему выпад Марлин в защиту сестры весьма понятен, он так же реагирует в сторону своей сестры или сына. Брат обычно выбирал самому отстаивать свои границы.
    - Да, они знакомы, мы ведь не первый раз на свидание ходили, - о том, что она знала вероятно и его покойную жену он пока решил умолчать. Все же воспоминания о ней все еще не давали Стерджису дышать свободно. Если бы Розамунд была жива, то эта встреча не принесла бы ему такой неловкости. Все же рядом с женой он не вспоминал Марлен. А теперь одиночество и боль снова напоминали о первой любви.

    Подмор с улыбкой наблюдает, как Маккинон совершенно не трогая палочку растрепывает волосы Рафаэля. Тот счастливо смеется. Он всегда такой, пока не вспоминает маму. Он за ней так же сильно скучает, как и сам Стерджис. Подмор пытается сделать все возможное, чтобы отсутствие одного родителя никак не сказалось на сыне. Однако, понимает ведь, что не всесильный.
    - Пап, это тот африканский Хогвартс, о котором мы читали в энциклопедии? Стерджис кивает сыну, - Да, он самый, там колдуют без волшебных палочек. Вопрос Марлен о жене чуток сбивает с толку. Однако он благодарен, что она не задала его прямым текстом. Рафаэлю все еще очень сложно, когда кто-то об этом у него спрашивает. Стерджис лишь бросает взгляд к небу и одними губами произносит "мертва". Похоже это разворачивает разговор в не слишком комфортный ритм.

    Когда Марлин скрывается в магазине сладостей, Стерджис опускает сына на землю и поправляет его одежду и миниатюрную мантию. Он так быстро рос, что казалось Стерджис не успеет и глазом моргнуть, как Рафаэль уже будет выпускаться из Хогвартса. Стерджис поднимается как раз тогда, когда девушка снова появляется рядом.
    - Раф, что нужно сказать? Стерджис проводит воспитательный момент, так сказать не отходя от кассы. - Пафибо, - ребенок говорит уже сжирая первое пирожное. - Ежь потихоньку, - парень оборачивается к Марлин, правой рукой держит за руку сына. - Спасибо, да мы гуляем. Я пытаюсь на выходные больше времени проводить с ним, сейчас отпускной сезон в портальном отделении без продыху, всем что-то нужно. Да вот так сложилось, - он отвечает слегка меланхолично, на секунду окунаясь в воспоминания. - А ты сама домой? Мы можем тебя проводить, если хочешь.

    - Да, нельзя гулять одной! Это небезопасно, мы проводим, - энтузиазму Рафаэля мог бы позавидовать каждый.

    Отредактировано nolights_ (25-06-2024 11:21:42)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    4

    не актуально

    j.k. rowling wizarding world
    {blaise zabini}

    https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/309284.gif https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/602779.gif


    и этими губами ты целуешь родителей, браун. я слишком отчетливо слышу насмешку в голосе, даже если бы фраза не подразумевала этого в открытую - я могла бы даже неловко покраснеть за то, что срывается с моего языка[за последие годы в моем лексиконе стало слишком много крепких выражений, что раньше были для меня показателем дурного тона], стоит взглянуть на того, кого ждала вот уже полчаса в небольшом кафе косого переулка [я думала только девушкам свойственно опаздывать, забини].

    парвати была права -  слишком привлекательная вакансия для такого гиблого района как лютный [все еще не могу понять, почему его просто не сровняли с землей после девяносто восьмого года], но в тот момент я готова была схватиться даже за призрачную надежду вырваться из этого адского круга постоянных мелких подработок, чтобы свести концы с концами.

    победа над темным лордом и правильная сторона не гарантировали лучших условий для таких как я. в конце концов никто не обещал изменений в законодательстве[если это не касалось ущемлений прав чистокровных] - кого волновала проблема горстки оборотней, которые не хотели становиться ни цирковым зверьем, ни подопытными в отделе тайн. в мутном отражении старого зеркала в маленькой ванной комнате на четыре коморки, что владелец  называл жилыми помещениями все чаще я видела усталый образ профессора люпина наложенный на свои собственные черты.

    у меня сложилось впечатление, что тебе очень нужна эта работа [конечно, ты не мог не отметить пять отправленных просьб о собеседовании. пожалуй, я была слишком настойчива, как и говорила парвати, что все еще не понимала, почему я не хочу работать в ее лавочке прорицаний]. знала бы кто владелец, не отправила и одного - срывается с языка, а самой хочется скривиться, словно съела горсть лимонных долек - отвратительно.

    да, ладно тебе, браун, я готов идти на мировую. в конце концов хорошие знакомые должны помогать друг другу. а я совершенно точно могу сказать, что не помню, когда мы стали этими самыми хорошими знакомыми и то, что я очень быстро пожалею о пожатой тебе руке. отблески камина в твоих темных глазах наводят на мысль, - сделка была заключена с дьяволом, хотя, таким как мы совершенно и не свойственна набожность.

    ты совершенно не идиот забини, как бы мне не хотелось обратного, быстро высчитываешь, почему мои единственные выходные приходятся аккурат на период полнолуния - волнует ли это тебя?

    да, ладно тебе браун, пока ты не кидаешься на посетителей - можешь здесь работать.
    нахрена заявился ко мне в полнолуние, жить совсем надоело? полно тебе браун, ты даже мохнатая - милая.

    тех, кто знает, можно пересчитать по пальцам одной руки, в этот короткий список даже не входят мои собственные родители, мне совершенно не хочется быть зависимой от твоего знания - что-то успокаивающе мерцает в твоих темных глазах, там на дне, за издевательскими смешинками, что заставляют каждый раз выходить из себя с разгоном в сотую от секунды. порой я все еще убеждаю себя, что это черти зажигают свет в потемках.

    я не подпишу увольнительную, можешь не стараться, надо было внимательней читать договор. чтобы услышать за спиной ворчливое, - чтобы ты ядом подавился, слизеринец проклятый.

    это так по гриффиндорски, если честно, продолжать мерять окружающих людей по нашивкам на школьной мантии.

    немного о хэдах

    никто не делал из этого тайны, там где воспитанием сына занималась исключительно леди забини. толку от многочисленных ухажеров и нескольких покойных мужей в воспитании юного мага не было. была ли мать интегрирована в британское общество или предпочитала держаться от него подальше, в более свободной магической европе, никогда не было ясно. но мальчик никогда не казался обделенным ее вниманием. казалось, что во всей смуте второй магической войны, женщина не только умудрилась не быть затянутой сама, но и не втянуть в это сына. в моем представлении, леди если и была вовлечена во все это, то только в период первой магической - чем не красивая ситуация, что после смерти очередного мужа, она вполне удачно просчитала, что вся эта кампания не выгорит. забини классический  гаденышь слизеринец с преобладанием хитрости, где вражда между факультетами может быть совершенно не продуктивна для его целей. так что никаких мерзких поступков в открытую, для этого у вас в школьные годы был малфой - чего только стоило его: мой отец обо всем узнает [уточнишь потом у него насколько он изменился]. что делал после битвы за хог - решать тебе. в данный период времени владеет бизнесом в косом, а заодно и в лютном [возможно через третих лиц, зачем лишний раз привлекать внимание министерства]. будет ли это лавка с зелями, бар типа виверны или что-то еще, чем так удачно приторговывать из-под подпола - твой выбор. последний твой сотрудник скончался при странных обстоятельствах - скажи мне, забини, может мне внимательней надо было читать договор? допускаю в развитие любой образ забини от типичного слизеринца, немного благородного, хитрого и изворотливого, держащегося за костяк своего курса, так и довольно дарковый образ, к которому давно привыкли свои // серьезно, ты закопал останки прошлого сотрудника во дворе у черного входа? что с тобой, блять, не так?

    * * *


    еще скажи мне, что я не была предсказуема. хотя, не так  - поговори мне еще тут, забини. все, что касается отношений на слизерине - на твоей совести, кому как не тебе это знать [но я могу помочь развить, если что] все, что касается взаимоотношений с матушкой - твои хэды, но я буду любить эту женщину больше чем тебя, так и знай. леди забини была роковухой еще до того момента когда это стало модно. хочу пощупать эти сомнительные взаимоотношения, где не в моей ситуации воротить нос от протянутой руки помощи, даже если тянет бывший слизеринец, до странных танцев вокруг отношений [ответь мне, забини, будут ли считаться отношения с оборотнем зоофилией?] пишу под вдохновение медленно/быстро, от 3к, лапслок, выделение прямой речи. от тебя прошу пост в лс, чтобы понять насколько сыграемся и темп хотя бы парочку в месяц, все же хочется поиграть. могу во внефорумное общение в пределах разумного, могу строго по хэдам и идеям, но в любом из случаев здорово, если будет дополнительная связь [мне нужно кидать куда-то все красивое, что найду]. внешность не уступлю, не только потому что я внезапная жертва неимоверного количества шортсов в ленте с этими ребятками, но и потому что в моем представлении забини больше южанин - итальянец, испанец - растегнутые рубашки, высокие значения по фаренгейту, бокалы вина чаще чем старый добрый оден, а не темнокожий парень. сорри нот сорри. залетай, расшевели это болото, мы тут тихонечко все захватываем [но пока без общего сюжета]. без тебя вообще никак.


    пример поста

    глупая. глупая. глупая.

         лаванда браун — такая глупая. ей кажется об этом шепчутся все, даже отвратительно хихикающие ведьмы на картине четвертого этажа, стоит только ей пройти мимо, что уж говорить о студентах в гостиной факультета/большом зале, которые поглядывают на девушку с жалостью, спасибо, что пальцем не показывают. статус бывшей девушки рона уизли ей не нравится, еще больше ей не нравится из-за кого он приобретен.

         лаванда браун жалость ненавидит, сплевывает с водой в туалете женском, пока умывается. под заливистый смех плаксы миртл волосы свои пшеничные поправляет, а эту дрянь довести до смеха ой как сложно, руки чешутся пустить в ход жалящее, чтобы стереть с этого призрачного лица усмешку. ты такая жалкая, жалкая лаванда браун, вот уже и на призраках срываешься.

         она голову в плечи втягивает, словно хочет слиться с кладкой серой, каменной — проблематично там, где розовый бант на волосах видно с другого конца большого зала; убежать, словно в чем-то есть ее вина. в конце концов лаванда же не виновата, что рональд уизли такой глупый, раз расстался с ней — так говорит парвати, гладя ее по предплечью. пока они сидят в кабинете прорицаний средь хрустальных шаров и душного чада из благовоний, в котором так легко прятать привкус химозной ванили дешевых маггловских сигарет, попивая чай с малиной, чтобы потом перевернуть чаинки на щербатое блюдце.

         лаванда кривит губы, умалчивает о том, что не в произнесенном имени, в полубреду больничного крыла дело; она может и блондинка, но не круглая идиотка, да и рон уизли не умеет скрывать свои эмоции — лаванда считает, сколько раз ей приходилось закрывать глаза на упоминание грейнджер, пытаться отделаться от чувства, что их трое в этих отношениях, в этот год — сбивается; это оказывается сложнее чем эти блядские карты ночного неба, по астрономии.

         лаванда не справляется, понимает, когда встречает обеспокоенный взгляд карих глаз сестер патил и откидывает за спину светлые волосы — вилку погнутую оставляет на предательски ровной поверхности стола; смотрит, как из зала удаляется, вновь собравшееся трио. в конце концов, что есть лаванда браун, за милыми кофточками в рюшу и коллекцией ободков, чарами косметическими, такими о которых даже грейнджер не знает? сложно поверить, но факт. а уж владеет она ими многим лучше чем поттер этим кровавым экспелиармусом.

         лаванда жмет плечами, на тихое — оно и к лучшему, тебе нужен кто-то интереснее, чем этот уизли. фамилия рыжего больше не вызывает трепета и восторга, только сводящие скулы и готова поспорить, скрежет зубов, что слышат все вокруге. парвати патил права — лаванде браун не нужен какой-то там рональд уизли, только сильнее жалости она терпеть не может быть в дураках.

         она стену напротив подпирает, каменная кладка впивается в лопатки, прислонись сильнее, — будет больно. отрезвляюще. палочку в руках вертит, в полутьме глазами светлыми сверкая, все еще помнит в недовольстве поджатые губы подруги — это уже не смешно, лав. это похоже на помешательство.

         лаванда усмехается, губы потрескавшиеся тянет в улыбке, на брошенное в ответ от паркинсон — а у тебя? — совершенно точно знает, что нихрена этой слизеринке не интересно, как там у нее; в розовом мирке отдающим сладковатым ладаном кабинета прорицаний, да горечью табака с запахом все той же химозной ванили. потому что та видит, пожалуй, больше за  потрескавшимся фасадом идеального образа, да уложенной копны светлых волос. видит и молчит, — потому что нахер оно надо, лезть в это дремучее болото. вот, поэтому, со слизеринцами всегда было проще иметь дело.

         лаванда жмет плечами; между строк повисает — бывало и лучше, вот только в ответ ничеготне значащие — все отлично — херня. ложь такая откровенная, что даже в своем горле комом склизским застряет.

         она взгляд свой светлый на панси поднимает, языком по губам проходясь. — нужна услуга, паркинсон. окажешь?

         между ними повисает невысказанное, что слухами, кои вообще-то стезя самой браун, ползет по коридорам хогвартса, словно привидение, коих полным полно в старом замке — сможешь любое зелье.

         на самом деле лаванда согласна даже на какое-нибудь проклятие из закрамов библиотек этих многочисленных чистокровных снобов, коими являются папашки большинства местных студентов, но согласна и на жидкую любовь.

         ей, собственно, нахрен бы не нужен рональд биллиус уизли — верит с трудом не только верная парвати, но и собственное отражение. только лаванду браун просто так не бросают. не ради заучки грейнджер.

    Отредактировано nolights_ (13-07-2024 01:51:19)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    5

    j.k. rowling wizarding world
    {severus snape}

    https://imageup.ru/img195/4844645/504c99dd17dfc7fbe427d7d5d2a95887-1.jpg https://imageup.ru/img152/4844646/c8b87f201f2132c078e1d16751569a58-1.jpg https://i.postimg.cc/PJx1J2WC/5b9e4f69b8eb45b0a4df505124c4e220-1.jpg


    Тебе восемь. Ты знаешь гораздо больше, чем я – гораздо больше, возможно, чем в принципе все люди, которые живут в нашем небольшом городке. С одним лишь примечанием – ты знаешь то, о чем другим, обычным людям, знать не положено.
    Ты восхищаешь меня. Ты – та нить, которая связывает меня с миром, который пока кажется мне нереальным, выдуманным, и до того самого письма, до того, как Минерва МакГонагалл возникла на пороге моей семьи – я все еще сомневалась, порою думая, что ты выдумал этот волшебный замок, этих нереальных могущественных колдунов и магов лишь для того, чтобы самому убежать в эту фантазию от домашних проблем.

    Ты первый, кто увлек меня в ту часть жизни, о которой я ничего не знала. И я всегда буду относиться к тебе с благодарностью и даже легким благоговением, словно ученик, который боится дышать рядом с мудрым учителем.

    Ты не любишь Тунью и открыто презираешь ее – а мне ее жаль, и ее мучительная зависть разбивает мне сердце. Мне хочется, чтобы она могла разделить со мной этот удивительный мир, но ты говоришь, что ей этого не суждено. Ты – словно бог, Иисус, которому ежедневно молится моя мать. Она тоже говорит, что Иисус лучше знает, кому что уготовано в этой жизни.

    Тебе одиннадцать. Ты раскрываешься – в знаниях, не в дружбе с другими, не в студенческих буднях. Ты заносчив, временами высокомерен, но я не вижу этого – я вижу только твою раненую родителями душу, которая наконец-то смогла развернуться вширь. Ты печалишься, что я не попала в Слизерин вместе с тобой – и пока мне кажется, что ты просто не привык быть без меня, без своего тайного, единственного друга, с которым ты так много погружался в этот волшебный мир. Я ослеплена твоими умениями, оглушена детской связью, которая все еще так крепка.

    Ты не любишь гриффиндорцев, но для тебя совершенно неважно, какой на мне галстук. Тебя задевает Поттер – мелкий заносчивый мальчишка, толкающийся в коридорах, как упрямый ослик.

    Тебе четырнадцать. Я начинаю замечать, что в тебе что-то не так, но я все еще тону в вере о том, что ты – хороший, просто… никем не понятый. И я хочу тебя понять, я стремлюсь к тебе душой. Мне нравятся зелья – похожи на химию в магловской школе, знаешь? Ты говоришь, что совсем не похожи и улыбаешься. Ты редко улыбаешься, кстати. Тебе тоже нравятся зелья, но чуть меньше – тебя почему-то тянет в изучение темной магии, которая временами меня пугает. Особенно тот рассказ про ведьму из Албании, которая прокляла всех своих родственников так, что те случайным образом попадали в пожары каждый год, пока все не умерли. Страшно подумать, что люди могут так ненавидеть, знаешь?

    Ты пренебрежительно высказываешься о грязнокровках и ловишь мой пораженный взгляд, и тут же говоришь, что это – не обо мне. Что во мне столько волшебства, что просто так случайно сложилось, что мне пришлось родиться в семье маглов. Что я – другая.
    Ты выглядишь испуганным, когда я спрашиваю тебя, важно ли то, что я – грязнокровка? Важно ли это для тебя? Ты не произносишь этого слова и единственный раз касаешься моей руки. Но я слишком очарована спокойствием, которое ты подарил моей душе, когда сказал, что для тебя это совершенно неважно.

    Ты что-то скрываешь, и мне кажется, что это – что-то большее, чем просто то, что теперь ты боишься отдернуть левый рукав своей мантии. Но я боюсь тебя ранить.

    А ты…

    * * *


    дополнительная информация

    Мне нужен Северус, который понимает всю безнадежную горечь любви к Лили Эванс. Между нами никогда ничего не будет, но тем интереснее - легкие касания, которые дарят оглушающую бурю эмоций и зубодробительную боль в сердце - для Северуса. И этот бесконечный поиск ответа на вопрос: как к тебе относится Лили Эванс? Есть ли шанс?..

    В альте можем повернуть историю в другое русло, кстати.

    Я играю постами от 4к+, без птицы-тройки, и разрываюсь между Поттером и Блэком. Мы так запутались, мне нужен тот, кто будет беззаветно любить меня. Просто так.

    Я ок с тем, чтобы у Северуса была "пара" или какое-то увлечение, лишь бы он не забывал, кто выжигает ему сердце лишь одним взглядом. Внешность - любая, но близко к каноничному книжному описанию. В картинке к посту Gabriel Marques.
    Если есть хэдканоны/пожелания/незакрытые гештальты - готова обсуждать в ЛС.

    Приходи в наш многоугольник угоститься стеклом.


    пример поста

    – Северус!
    У Лили большие глаза, как у затравленной на охоте лани; она бежит через все поле к пруду, и ее острые коленки рассекают все еще высокие после щедрого на солнечные лучи лета луговые травы. Юбка треплется на ветру от быстрого бега, и ее форменные складки играют с ним, как со старым знакомым.
    Северус, завидев Лили, наскоро поднимается, опираясь на ствол старого вяза, растущего над самой водой. Он прячет лицо в сальных волосах и закрывает правый глаз ладонью, но на его бледном лице любой синяк расцветает ярче, чем цветы в оранжерее мадам Стебль.
    – Что с тобой?
    Лили подлетает к нему и не замечает, как он вытягивается в струну, стараясь быть рядом с ней выше, значительнее, заметнее что ли – она смотрит только на его лицо, пальцами отодвигая темные волосы, будто тину и ряску с глади пруда.
    – Это он? – ее щеки начинают полыхать ярким огнем, и если бы Лили не была так занята гневом, то она наверняка бы заметила, с каким подобострастным восхищением задерживает дыхание Северус, когда она касается его волос подушечками пальцев. Ему хочется, чтобы в этом синяке она видела лишь его – его самого, а не того, кто послужил его появлению. В конце концов, думает Северус, это даже неважно, и если это привлекает внимание Лили, он готов сам провоцировать Поттера и его дружков, лишь бы она все также касалась его лица, как сейчас.
    – Всего лишь синяк, – бросает он и хочет закрыть глаз волосами снова, но слишком боится случайно дотронуться до нее; его сердце колотится так бешено, что дергается кадык. Боль от удара по лицу – унизительного, мерзкого – кажется ему такой несущественной платой за ее близость. Но Лили кипит и бурлит, как котел, который, по недосмотру и глупости, перегрел какой-нибудь недалекий и неумелый зельевар.
    – Я… Как он… Почему?!. – впрочем, ее не слишком интересует ответ на этот вопрос; она, щурясь, всматривается за спину Северуса, который хочет дернуть ее за плечи и закричать, что он, он здесь, и ей не нужно смотреть на того, кто стал причиной его внеочередной травмы.
    – Лили, я правда в порядке, – он делает вялую попытку, раздираемый досадой и ревностью. Северус даже открывает рот, чтобы от раздираемой ярости сердца крикнуть ей прямо в лицо, что на самом деле, как он думает, ей совершенно неинтересно его самочувствие, его боль, его пережитое унижение – она всего лишь использует это как предлог, чтобы вновь оказаться ближе к нему. К нему! К Поттеру, к этому плебею, грязному выскочке и недоучке, который волочится за каждой легкодоступной юбкой Хогвартса. Но страх потерять ее – ее легкие касания, ее расположение, ее беспокойство – слишком силен, чтобы он мог позволить дать волю своим чувствам.
    – Ничего ты не в порядке, – она все еще ищет кого-то за его спиной, но не находит и снова смотрит на него, – Северус счастлив и едва не улыбается во весь рот, но вовремя тормозит себя. – Пойдем к мадам Помфри, – Лили берет его за руку. – Пойдем, тебе нужен компресс из бадьяна, – бормочет она, перешагивая через сухой корень вяза, торчащий изгибом из земли, и он молча восхищается ее познаниями в целебных зельях, и хотя примочка из бадьяна на правом глазу вряд ли добавит ему мужественности в глубоких зеленых глазах Лили Эванс, Северус рад, что сейчас она ушла с ним, и гонит от себя мысли о том, что будет потом, там, в гостиной Гриффиндора, куда ему, увы, закрыт путь.

    – Что произошло? – спрашивает Лили, сидя на кушетке больничного крыла, пока Северус держит у правого глаза большой кусок ваты, щедро смоченный в разведенной настойке бадьяна, и щурится, стараясь, чтобы из здорового глаза не вытекали слезы – процесс лечения бадьяном действенный, но весьма болезненный. Он чуть слышно шипит и кусает губы.
    Из-за слезящегося левого глазного яблока Северус почти не может разобрать ее очертаний.
    Поттер считает, что между нами что-то есть – вот так звучит правда, Снейп отчетливо слышал эту причину от Поттера, по милости которого сейчас вынужден проводить такой редкий солнечный осенний день в замке, прежде чем получил удар кулаком в лицо (вот так по-магловски дико и унизительно!). Но он боится озвучить это Лили. Боится, что даже полуслепо прочтет в ее ответном взгляде насмешку и недоумение – как подтверждение тому, что между ними в действительности ничего нет. Боится, что она объявит об этом Поттеру, и теперь того ничто не будет сдерживать – он будет думать, что Эванс может принадлежать только ему.
    Он и сейчас так почему-то думает, но Северус никогда не был оптимистично настроен по поводу умственных способностей Поттера, так что…

    ...Лили сидит на кушетке, скрестив руки на груди, отчего галстук замялся и поник на рубашке.
    Ей кажется, что она почти ухватила нить, из-за которой Поттер все время задирает Северуса, но она, эта нить, кажется ей слишком тонкой, нереалистичной. Северус никогда не пытался стать к ней ближе. Она никогда не думала, что между ними может быть что-то, помимо дружбы и учебника по зельеварению. А еще, вроде бы, Натали говорила, что у Северуса роман с сестрой Амикуса; он противный такой, похож на ястреба, и Лили бы с удовольствием прогуливала бы трансфигурацию, на которую Гриффиндор и Слизерин ходят вместе, лишь бы не слышать его язв и оскорблений.

    Лили думает, что это всего лишь в отместку за Амикуса и его безобразный рот. Просто Северус –  еще одна легкая мишень. Просто месть за то, что Поттеру показалось, будто бы Северус улыбнулся – а Лили точно знала, он не мог! – когда Амикус назвал ее, Лили Эванс, грязнокровой падалью на прошлой лекции в четверг.
    О драке Кэрроу и Поттера у Хогсмида в субботу днем разве что “Пророк” не дал первую полосу, с досадой думает Лили.
    Тогда она позволила себе слишком неосторожный шаг, оценка которому теперь напрашивалась сама собой, пока в нос бил кислый запах бадьянной настойки.
    Она позволила себе поцеловать Поттера. На эмоциях, пораженная его самоотверженностью, пока он сидел в гостиной Гриффиндора, дожидаясь профессора МакГонагалл и ее отповеди.
    Поттер ничего не боялся – ни скучных отработок, ни розог, ни даже угроз Филча о том, что он когда-нибудь подвесит Джеймса в подземелье за щиколотки на всю ночь и запустит туда летучих мышей. Это не могло не удивлять. Это не могло не привлекать.
    Она позволила себе быть восхищенной и благодарной всего раз – это мимолетное мгновение между твердыми шагами Минервы МакГонагалл и любопытствующими взглядами других студентов, которые уже спешили в гостиную, – и прикоснулась к Поттеру губами. Самый первый поцелуй вышел таким нежным и бережным; Поттер дотронулся до ее лица и волос так невесомо и легко, и это так контрастировало с его грубостью и жестокостью. И это не могло не поражать. Это не могло не… привлекать, да.
    Поттер конечно же воспользовался моментом, и даже пригласил ее на свидание уже после того, как получил выговор от МакГонагалл, которое, впрочем, пришлось отложить – пока на его посещения Хогсмида наложен запрет. Хотя Лили ответила согласием, и всю ночь воскресенья они целовались в гостиной Гриффиндора перед тлеющим камином, когда Поттер ввалился туда, весь провонявший навозом и флоббер-червями – ему назначили отработки у Сильвануса Кеттелберна, который, после недавней стычки с огненным крабом, чуть не лишился нескольких пальцев на правой руке.

    – Лили, – позвал Северус. Он уже стащил с себя примочку с бадьяном и под его правым глазом осталась лишь небольшая ссадина. – Что-то не так?
    – Нет, – Эванс тряхнула копной рыжих волос и поморщилась. – Просто задумалась.
    – О чем ты написала в эссе по трансфигурации, кстати? – попробовал сменить тему Северус. – Бисер или жемчуг?
    – О, – только и произнесла Лили. Вместо эссе о способах трансфигурирования мелких предметов она обнимала Поттера на диване гостиной Гриффиндора. Джеймс выцеловывал дорожку на внутренней стороне ее руки, от него пахло землей, травой, гнилью и грязью – губы были нежными и шершавыми, теплыми, трепетно касались выступающих синеватых вен.
    – Тебе нужна помощь? – участливо спросил Северус, нахмурившись. Еще никогда Лили не затягивала с домашним заданием. Еще никогда ему не удавалось предложить ей свои услуги “репетитора”.
    – Я совсем про него забыла, – поникла Эванс. – Слушай, Сев, я пойду, – она бегло коснулась его горячей ладонью, а он пропустил вдох. – Давай встретимся вечером в библиотек… Хотя, постой, – она вдруг окинула его внимательным взглядом, – тебе наверное будет больно чита…
    – Нет, я приду, – поспешно перебил ее Северус и даже попытался встать, но в этот момент тяжелые двери распахнулись и внутрь вошла мадам Помфри, тут же вскинув руки:
    – Мистер Снейп, ну будьте же благоразумны! Кто разрешил вам снимать повязку? Разве вы не знаете, что экстракт бадьяна воздействует на глубинные повреждения только спустя полчаса? А профессор Слизнорт давеча говорил, будто бы вы делаете значимые успехи в целебных травах, – проворчала она, и Снейп покраснел, поспешно прислонив вату к лицу.
    – Я приду, – повторил он, снова теряя силуэт Лили из-за жгучей боли, вызывающей слезы.
    – Встретимся вечером, – Лили подарила ему слабую улыбку и вышла в холл.

    Что ж, наверное она сорвала первый приз за самые короткие отношения в Хогвартсе — начавшиеся в ночь субботы, и закончившиеся в середине дня вторника.

    Джеймс, Питер, Римус и Сириус забавлялись в большом зале, запуская заколдованных лягушек из бумаги в сторону стола пуффендуйцев – ладно, стоит признать, что забавлялись лишь трое, а Римус читал учебник по Защите от темных искусств, лишь иногда бросая на Джеймса и Сириуса укоризненный взгляд, когда зачарованные лягушки норовили залезть под юбку нескольким пуффендуйкам, чем вызывали тонкий высокий визг с одной стороны и одобрительное улюлюканье – с другой.
    – Ты! – громко окликнула Джеймса Лили и двинулась в его сторону. – Я знаю, что ты сделал!
    Римус вздохнул и закрыл книгу, поспешно убирая ее в сумку.
    – Думаю, нам стоит уйти, – осторожно сказал он, глядя на то, как приближается к ним Лили.
    – А мы не можем остаться на представление? – наигранно робко поинтересовался Петтигрю, начав, однако, подниматься с лавки. – Я лягушку забыл, подожди, – и он сделал исподтишка взмах волшебной палочкой, так, чтобы чары, приманивающие обратно его “игрушку” задрали юбку одной из студенток Пуффендуя особенно неприлично.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    6

    нашли

    tian guan ci fu
    {xie lian}

    https://64.media.tumblr.com/9283d61d01089d6b5ce452ce669aaefd/1ff7e9b06b50b224-16/s250x400/78e2dee54cfd8e3c44f5d2e46a99b46e830f42bc.pnj https://64.media.tumblr.com/32b21ef6ef93e811d1c7d7ead18a3a5b/1ff7e9b06b50b224-4f/s250x400/bc1a4d2ea551ceb515af2ed7435fd9426c9e5a9f.pnj https://64.media.tumblr.com/e170276ac1ef6fbc765ac8319c9acc1f/1ff7e9b06b50b224-bb/s250x400/1065c119ef1db5abd63ad7456228f73cceb5a662.pnj https://64.media.tumblr.com/3f2c8fdda7ad5c20c8c8b14bded904f2/1ff7e9b06b50b224-38/s250x400/3326f5d18c5c9641d2fbcdac3c0e590e17475024.pnj


    сложности делают нас сильнее? да. и се лянь истинный пример того, что это так.
    ты живешь очень долго и каждый твой день словно испытание, которое проверяет на прочность. внешне хрупкий юноша может вынести удары сотни мечей. лишь на мгновение почувствовать боль (но вовсе не физическую), улыбнуться, показывая целому миру, что даже это не сломит, а после сбросить со своих плеч невидимый груз. выдохнуть, в последний раз, и снова оказаться в мире, который тебя не принимает.
    каждый, кому не лень, не упустит возможности бросить в твой адрес колких слов, словно ты не заслужил очередное вознесение. но быть может именно твой упорство и должно вызывать восхищение? для наследного принца ты совершенно не боишься испачкать руки в грязи, и давно выбрал путь самосовершенствования, но спустя столько лет отказа от всего греховного, ты умудрился связаться с демоном, да не просто тем, кто повстречался на пути, а тем, кто привязался и не спешит уходить из твой жизни. да и был в ней всегда. кажется, что-то явно пошло не по плану. однако, разве он у тебя был? по законам жанра, именно я должен привести тебя к очередному падению, но именно я буду всегда оставаться спасением.

    * * *


    приходи скорее, ожидания длиной в 800 лет было не достаточно? очень жду, хочется погрузиться в эпизоды и раскрывать эти многогранные отношения. не могу сказать, что я особо активный игрок, все зависит от множества факторов, но стараюсь сильно не затягивать. главное сыграться, а там можно так увлечься, что пост в день в легкую пойдет. не против общения вне форума, это помогает обмениваться идеями и поддерживать нужный запал на игру. всё обсудим, найдем компромисс. главное, приходи, об остальном договоримся. люблю флуд, могу заседать болтать, могу пропадать, если съедает реал.


    пример поста

    [indent] сань лан — вроде бы маска, которую надевает на себя демон, но в тоже время это единственное мгновение, когда он чувствует себя по-настоящему живым. это один из образов, максимально приближенный к истинному (если не сейчас, то раньше). ему нравится делать вдох полной грудью, ощущая воздух, который давно не заходит в легкие; нравится биение сердца и особенно — присутствие юноши, что сейчас идет впереди него в белом одеянии. се лянь тихо шепчет себе молитву под нос, ища в этом свое спасение, продолжает в моментах — перерывах между —  рассказывать ему что-то, а сань лан лишь с улыбкой на лице наблюдает за этой картиной.
    [indent] всё это вызывает интерес и никак не сможет отпугнуть демона; не того, что на порядок выше тех, кому смогут навредить подобные обереги. хуа чен ведь не так прост и это се лянь должен был понять с самого начала (ему известно больше, чем он сам себе в этом признается, и хуа чен знает это) — ведь принял его таким, какой он есть.
      [indent] — я уже тут, так к чему причитать, что это плохая идея? —  он пожимает плечами, не думая, что это действительно так. то, что он тут, рядом, становится тем козырем, который в очередной раз поможет се ляню выбраться из всего этого — демон знает это наверняка. ведь его истинная цель не помощь всем тем людям, что идут к храму божества, которое еще малоизвестно; помощь самому божеству, которому построен ветхий храм — вот его истинная цель. и пока что он справляется на все пятьсот процентов из ста; вряд ли что-то изменится в ближайшие тысячу лет.
    [indent] «не заходи сюда» предостережение, которое словно красная тряпка для быка так и кричит «зайди же скорее». и дело не в мнимой смелости, глупости или прочих качествах, свойственных людям. дело в том, что хоть сань лан и выглядит как человек, хуа чен является демоном, который умеет справляться с такой проблемой, как с чем-то, приближенным к его миру. он не человек, не божество; он оплот полностью противоположного, а потому его организм действует совершенно иначе. яркий дурман от цветов, что тут же окутывает се ляня никак не отражается на нём. если бы эти цветы могли оказать вред — он бы даже не подпустил туда принца, у них не менее действенный, но весьма специфический эффект, он пробуждает в человеке (божестве) самые скрытые пороки; сейчас се лянь едва ли понимает что именно пошло не так (ой ли? он хоть и образец чистого и непорочного, как его белые одеяния, но всё же он не ребенок); се лянь точно знает, чего хочет, и всячески будет корить себя за подобные желания. поэтому хуа чен хоть с любопытством наблюдает за румянцем, который появился на лице принца, и чуть медлит, прежде чем сделать шаг навстречу. ему всё же л ю б о п ы т н о, как тело принца отреагирует на его прикосновение, поэтому он делает шаг навстречу, оказываясь затянутым в тот же дурман, что и он. вокруг них воздух становится тугим и плотным, и от этого становится невероятно душно.
      [indent] сань лан позади се ляня оказывается, рукавом широким и ярко красным нос прикрывая; жмурится от едкого запаха, который своей приторностью чихнуть заставляет; он максимально человечно на все это реагирует.
      [indent] — твоё дыхание участилось, ты в порядке? — он цепляет принца за плечо, оказываясь прямо позади; на ухо едва слышно шепчет, словно они не одни — но сейчас кажется за ними миллион невидимых глаз наблюдает. дыхание горячее чужое ухо обжигает, губы совсем немного, но все же касаются кожи, которая от волнения испариной покрылась, голос словно манит и так и кричит, что стоит поддаться искушению. и дело вовсе не в том, что хуа чен сам это намеренно делает — цветы, чей яркий аромат вскрывает потаенное — присущее даже непорочному божеству, заставляет воспринимать всё ярче и сильнее. мужчина руку на плече се ляня сжимает, словно убедиться хочет, что тот  сознании и слышит его, а у самого на лице улыбка яркая — лисья; словно всё происходящее сейчас исключительно его хитро спланированное представление. но, увы, нет, всё просто так вышло, нелепое, но весьма любопытное стечение обстоятельств, которое шаг навстречу позволило сделать и интерес вызвало. быть рядом сейчас — не только для него, особенно для принца — жизненно необходимое. поэтому стоит снова вдох сделать, полной грудью, чтобы и на себе дурман цветов почувствовать (себя в этом убедить).
      [indent] — нужно на воздух выйти, ты весь горишь..., — температура вокруг и вправду на порядок выше становится. всё это весьма любопытно. и улыбка, что в уголках губ застыла — выдает его демоническую сущность; от которой уже давно не скрыться.

    Отредактировано nolights_ (28-06-2024 09:01:59)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    7

    найден

    dead by daylight
    {vittorio toscano}

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/139/951807.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/139/193773.jpg


    тянет в болотную топь заколдованных мест

    мы все здесь повязаны друг с другом незримыми цепями. мы все здесь вынуждены играть в эту жестокую игру. мы все, даже наши охотники, что вынуждены охотиться на своих жертв каждую ночь. ах да, дня здесь нет никогда. иногда, когда я запоминаю очередную бойню, я оборачиваюсь в воротах и смотрю на того, кто еще две минуты назад пытался нас убить. я думаю, что они тоже здесь в аду, вынужденные проживать каждую минуту своей убогой жизни в погоне и попытках накормить того паука, который всем здесь заправляет. я думаю, что мне их жаль. каждого из них, каждого из нас.

    наши тела бы могли отыскать по следам
    если бы мы не забыли оставить следы

    я уже устала бояться. чаще я просто ничего не помню из того, что было очередной ночью. просто открываю глаза в лесу, лежа на мокрой траве и камнях, и пытаюсь найти дорогу к костру. в первый раз я нашла его быстро. просто остановилась посреди деревьев и прислушалась. тихий треск и чуть слышные голоса других людей отдавались в моей голове отдаленным звоном маленького колокольчика. я знала что там будет безопасно. когда ты вышел к нам в первый раз, ты тоже это знал. я прочитала в твоих глазах то, как ты счастлив снова увидеть кого-то живого, хотя что-то мне подсказывает, что все мы здесь давно мертвы.

    через тернии, провода, в небо, только б не мучиться

    когда я запомнила все происходящее в первый раз, я постаралась записать все это в свою книгу. голубое свечение и шелест исходящий от странного и наспех созданного тотема, видимо, из какой-то культуры вуду. когда я была дома, я могла жечь травы и шептать на кофейные зерна. я писала рассказы на основе своих снов, хотя сейчас понимаю, что это не было сном. но здесь мои возможности стали сильней. меня называют ведьмой, и за глаза и глядя в лицо. шутят, но мне не обидно. всем нужна разрядка и хоть как-то скоротать свой досуг, раз других вариантов у нас нет. я могу скрыть всех от горящих жаждой крови и каким-то холодным светом глаз наших палачей, а раны на теле оставленные от ножа обезумевшего убийцы будут затягиваться намного быстрей и буквально сами собой. но черт побери, я до сих пор не понимаю, как это у меня выходит.

    нитью незримой нас намертво сшила игла

    ты первый из всех нас, хотя твой путь к костру длился веками. я видела такое же голубое свечение на твоем теле, словно ты и есть тот источник, из которого я черпаю свои силы из раза в раз. нашел ли ты библиотеку из костровых рассказов? ты знаешь ответы, просто не хочешь слышать наши вопросы. почему я обладаю магией? зачем мы здесь? кто ты такой?

    * * *


    внешность в принципе меняемая, но очень хотелось бы оставить жоне. хотя если найдете вариант лучше, то можете брать его. заявка в пару, возможен тройничок с Сейбл, так как мы с ней неразрывны чуть ли не по лору.
    пишу посты от 3 - 3,5к и до бесконечности, оформляю как бог на душу положит и пнет вдохновение. но в моих постах точно не будет разноцветного шрифта, мы тут стекло пришли есть вообще-то. ждать готова столько сколько потребуется, все мы люди, у всех бывает все. только пожалуйста, молю, не уходите по-английски. с радостью за общение любое, включая катки в дбд
    пишите в гостевую, а дальше разберемся


    пример поста

    странно это. странно жить, странно дышать, странно пытаться делать вид что тебе все еще есть дело до чего-то в этом мире. когда ей было восемь, она мечтала поступить в академию шиноби и стать самой сильной куноичи на выпуске. мечтала сразу с порога получать миссии не меньше ранга а. мечтала быть на вершине мира. когда ей было двенадцать, она мечтала быть с саске в одной команде. мечтала, чтобы саске обратил на нее внимание, ведь она такая умная и красивая, с длинными волосами, всегда рядом и готова подставить свое плечо. мечтала развеять его темноту и боль, что висели над ним грозовой тучей с того дня, как он однажды не появился в школе, а потом выяснилось, что его брат за ночь вырезал весь его клан. она мечтала подарить ему свет и свою любовь, надеялась — словно дура, по-другому и не скажешь — что вот с ней-то уж точно он позабудет все в одночасье и станет самым счастливым. зачем ему какая-то месть, ведь любовь все излечивает. она точно знает, она читала об этом в книгах. когда ей было четырнадцать, она мечтала что однажды все станет по-старому. саске одумается и вернется в деревню, ведь его здесь ждут. не семья, которых больше никогда не вернуть, а друзья, которые готовы простить ему вообще все. она готова простить ему все, что вообще возможно. все слова, все безразличие и молчание, все слезы и переживания, все драки. она готова его простить. но с каждым днем, с каждой новой луной, с каждой минутой веры в это оставалось все меньше и меньше. наруто вернулся и стал сильнее, чем уходил. она повзрослела и стала сильнее, чем он ее оставлял два года назад. может сейчас, может в этот раз, может все же что-то щелкнет в его сердце. надежда умерла последней. когда ей было семнадцать, она мечтала просто выжить. выжить и вернуться домой. обратно к маме и папе, обратно в светлый и теплый дом, где пахнет выпечкой, цветами и стабильностью. вернуться домой из всего этого ужаса, охватывающего и пронзающего каждую клетку тела. домой, где нет страха и смерти друзей, с которыми она бок о бок уже столько времени.

    и она вернулась. война разделила ее жизнь на до и после. война забрала у нее что-то очень важное, что позволяло ей держаться наплаву все это время. как будто свет внутри потух и все, больше не включается. лампочка перегорела, проводка сдохла. впрочем, она уже перестала плакать ночами и теперь даже нормально спит. не подрывается от собственных криков и не вздыхает от усталости каждое утро, перед тем как встать с постели и пойти на работу в госпиталь. даже ино от нее больше не шарахается на километры. все, теперь точно вернулась сакура с войны. впрочем, она и сама понимала, что так дальше не пойдет. нельзя себя закапывать живой. нельзя винить невиновного человека в том, в чем он не виноват. нельзя отрекаться от себя и тех, кто помочь желает. они все там кого-то да потеряли, и драму из этого делать не стоит. это жизнь, от нее не скрыться. особенно когда ты сам выбрал себе такую жизнь. так будь уж добра, неси свой выбор до конца и не перекладывай ни на кого свою боль.

    больно будет всегда. такова жизнь шиноби. кто-то справляется самостоятельно, кто-то топит свою боль в алкоголе, на тренировках, у могильного камня, вымаливая себе прощение у тех, кого больше нет, кто-то боль не выносит и как следствие — очередная могила на кладбище, очередные похороны, очередные слезы, очередные разбитые сердца. она выбрала топить боль в работе. в страницах историй болезни, в медицинских свитках, в вечерних докладах какаши. обещала себе еще в четырнадцать не влезать во всякое говно и вот снова у единственного горящего окна поздно ночью в администрации деревни, снова вот эти ненужные ночные бдения на звезды потому что не спится, снова уговоры не лезть куда не просят. там своя давняя рана, самобичевание и видимо обет безбрачия или черт знает что еще. короче, герой не ее романа.

    сакура сидит в своем кабинете и заполняет очередные бумажки на очередного шиноби, пострадавшего на задании. после войны это даже редкость. мир в одночасье решил, что пришло время жить дружно, но как обычно при всей миролюбивой и миротворческой политике никто не отменял оппозицию, несчастные случаи и банальный человеческий фактор. сакура злится. снова придется отчитываться перед хокаге и провести в его кабинете точно не пять минут за чашечкой чая и воспоминаниями о том, каким же хреновым учителем он был, как он был ей нужен и как его никогда не было рядом. однажды она смирится и отпустит его так же, как отпустила саске в этот его бэд трип и из своей жизни.

    из размышлений о вечернем отчете, который она с удовольствием порвала бы и послала хокаге к чертям собачьим, ее вывел стук маленьких камушков в окно. наруто никогда не умел появляться в ее жизни как обычный человек. всегда внезапно и шумно, как будто если он хоть раз начнет свой день со стука в дверь и обычного привет, то мир обязательно рухнет прямо вот сейчас, сию секунду.

    — привет, наруто, — распахнутое окно навстречу другу. может так даже лучше, зато никто не узнает.

    Отредактировано nolights_ (13-07-2024 01:51:57)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    8

    dragon age
    {BLACKWALL}

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/113/695911.png https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/113/470013.png https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/113/301680.png


    Варрик: Так значит, ты был один-одинешенек посреди диких земель?
    Блэкволл: О чем ты?
    Варрик:  Одинокий путник в бескрайнем мире. Что он ищет? Любовь? Прощение?
    Блэкволл: Напиши так: "Человек с твердой рукой и железной волей, борец с порождениями тьмы".
    Варрик:  Да, но что он будет воплощать?
    Блэкволл: Желание убить побольше порождений тьмы.
    Варрик:  Ты прямо как Себастьян.

    Когда Блэкволл родился, мама уронила его в чан с буквальностью. Выбрался он из него дай бог к восемнадцати. О чем ни говори – рыцарь без страха и упрека все речи сведет к долгу помогать отчизне. Тьфу ты, никакого внутреннего конфликта. Скукота, да и только.

    ДУМАЛ. Я.

    Ты, друг мой, конечно, порядочная свинья. Возможно, оттого малыш Лавеллан так тебя ценит. Или потому что ты способен спать на сеновале без вреда для длинной мышцы спины. А ведь сколько тебе лет? Пятьсот? Ну, ладно, отложим наши остроумнические шпаги и поговорим серьезно.

    Каждой истории нужен Герой. Мы с Лавелланом…так себе протагонисты, если честно. Встань рядом с нашими плутовскими задницами, нам нужен добротный щит.

    * * *


    Нам правда нужен Блэкволл. Кто еще толкнет печальные речи под полной луной? Наш Инквизитор – совсем ребенок с мечтами о роскоши и посохом в руке – еще и неизвестно, кто из них больше дрожит. Ему нужна отцовская фигура, а мне – добрый приятель для опрокидывания кружек пива и разговора о звездах.

    Для нас критически важно наличие у вас чувства юмора, похожего на наше.

    От каждого из нас планируется по одному эпизоду за раз, сюжеты с психологической нагрузкой и возможностью для Блэкволла действительно стать героем. Без лапслока, простыней и птицы-тройки (и за что мальчик так ее не любит). Ждем!


    пример поста

    Прежде, чем дождь пологом укрыл наспех разбитый лагерь и превратил свежий ветер в запах тлеющих отсыревших углей, доспехи Крэма прошли испытание на водопроницаемость. Его бессменный командир, наш главный герой, от щедрот природы пострадал гораздо меньше, хотя бы потому что в силу своей горячей любви к расхаживанию полуголым мог быстро просохнуть. Рокки фыркал в промокшие усы и уныло бормотал куда-то туда же, жалуясь и на шум, и на влажность, и на суставы. Кто-то из женщин пошутил, что Андрасте просто слишком рада их видеть. Бык не сразу понял. А потом захохотал.

    Под навесом группе пришлось ютиться потеснее; пока Крэм пытался убедить Долийку просушить пару бревен (хотя вы знаете, это ведь лук, а не посох, а лучницы подобным не занимаются), Бык попытался принести пользу. По крайней мере, он может проверить пару креплений у этого сухопутного паруса. Варрику поди пришлось бы три табуретки друг на друга поставить. Сколько шуток про рост нужно пошутить при гноме, чтобы получить стрелу в седалище? Варрик в экспериментах участвовать не желал. Бык бросил быстрый взгляд на стол командования, где вертелись важные шишки. Пока высокие чины решают судьбу их похода, простые люди могут перевести дух, верно?

    Бык ни за что не сказал бы, откуда появилась колода помятых сырых карт. Мелкие еще какие...Бык поиграл частично отсутствующими пальцами и переложил раздачу в другую руку. По правой стороне от него образовался тесный эльфийский кокон под общим пледом; по левой бледные губы замерзшего Крэма извергали шутку за шуткой. Народу не то чтобы хватало...Но все ж лучше, чем бесцельно бродить среди потонувших в тумане кустов черноплодки или ловить сапогами змей.

    Бык вынырнул из размышлений в тот сакральный момент, когда чей-то хитрый голос протянул: "Почему бы нам не сыграть на что-то поинтереснее?". Он неопределенно хмыкнул. Можно бы, конечно, но...В центре сонных рассуждений о том, сколько соверенов нужно вытащить из кошеля, чтобы не проиграть их все, вдруг появилось что-то лишнее. Блик голубого пламени на доспехах пролетевшего мимо начальства. Бык вдруг разулыбался как ребенок и подскочил; промокшие штаны покачнулись и неприятно обдали нежный зад холодом.
    — Искательница!

    Его грузные шаги пересекли хлюпающую грязь от бесконечных человеческих и эльфийских следов и остановились у Кассандры; рука для надежности перегородила ей путь.

    — На Сегероне говорят — плох тот щит, что закрывает только от мечей. Смекаешь? Обещаю оставить на тебе этот нагрудник...во всем ведь должна оставаться загадка.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    9

    не актуально

    dokkaebi

    asian mythology

    asian mythology
    {dokkaebi}

    https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/910861.gif https://forumupload.ru/uploads/0011/64/e4/2/433032.gif


    [indent] еще большей насмешки судьбы представить сложно. для них ты дух проказник, дух притворщик и озорник. они говорят, что не стоит злить токкэби и тогда его шалости не причинят ощутимого вреда. единственное, с чем через сотни лет я согласна - не стоит тебя злить. знаю на собственной шкуре. буквально
    [indent] ты стираешь с тонких пальцев багрянец чужой крови, а в моих глазах застывает лишь один вопрос, - что ты натворил? ответ на который я знаю и без тебя. так уж сложилось.
    [indent] шутка ли предпочесть бессмертному духу простого человека - улыбка кривит твои черты совсем не озорная - лишаешь меня шанса на человеческую жизнь с тем, кого я выбрала.
    [indent] в твоих глазах - ошибочный выбор не имеет смысла к существованию. чужая кровь засыхает уродливыми разводами на темных подолах ханбока. в конце концов, разве я не знала, что человеческая жизнь слишком хрупка и быстротечна?
    [indent]
    ◇  ничего черного и белого, это однозначно лавхейт с серой моралью в разной степент оттенках;
    ◇ они знают друг друга слишком давно и хорошо, чтобы это считалось просто мимолетным знакомством;
    ◇ предпочла духу человека, что не могло не бросить тень на их совместное взаимодействие - все остальное разложим по полочкам в две головы. это мифоложка в ней никогда ничего однозначного;

    * * *


    лапс, от 3к, птица-тройка, неспешная игра, диалог с игроком.
    не тороплю по постам и не тороплюсь сама, триггеры и пожелания обсуждаю до момента как мы зайдем в это болото, ведусь на любые хэды и веду любые разговоры, предпочитаю иметь связь с игроком помимо лс. мифология, она и в азии мифология. идея расплывчата, желание пошуршать азиатским фольклором неуемно, ожидания уровня хатико. приходи шуршать стеклом, я иначе не умею


    пример поста

    глупая. глупая. глупая.

         лаванда браун — такая глупая. ей кажется об этом шепчутся все, даже отвратительно хихикающие ведьмы на картине четвертого этажа, стоит только ей пройти мимо, что уж говорить о студентах в гостиной факультета/большом зале, которые поглядывают на девушку с жалостью, спасибо, что пальцем не показывают. статус бывшей девушки рона уизли ей не нравится, еще больше ей не нравится из-за кого он приобретен.

         лаванда браун жалость ненавидит, сплевывает с водой в туалете женском, пока умывается. под заливистый смех плаксы миртл волосы свои пшеничные поправляет, а эту дрянь довести до смеха ой как сложно, руки чешутся пустить в ход жалящее, чтобы стереть с этого призрачного лица усмешку. ты такая жалкая, жалкая лаванда браун, вот уже и на призраках срываешься.

         она голову в плечи втягивает, словно хочет слиться с кладкой серой, каменной — проблематично там, где розовый бант на волосах видно с другого конца большого зала; убежать, словно в чем-то есть ее вина. в конце концов лаванда же не виновата, что рональд уизли такой глупый, раз расстался с ней — так говорит парвати, гладя ее по предплечью. пока они сидят в кабинете прорицаний средь хрустальных шаров и душного чада из благовоний, в котором так легко прятать привкус химозной ванили дешевых маггловских сигарет, попивая чай с малиной, чтобы потом перевернуть чаинки на щербатое блюдце.

         лаванда кривит губы, умалчивает о том, что не в произнесенном имени, в полубреду больничного крыла дело; она может и блондинка, но не круглая идиотка, да и рон уизли не умеет скрывать свои эмоции — лаванда считает, сколько раз ей приходилось закрывать глаза на упоминание грейнджер, пытаться отделаться от чувства, что их трое в этих отношениях, в этот год — сбивается; это оказывается сложнее чем эти блядские карты ночного неба, по астрономии.

         лаванда не справляется, понимает, когда встречает обеспокоенный взгляд карих глаз сестер патил и откидывает за спину светлые волосы — вилку погнутую оставляет на предательски ровной поверхности стола; смотрит, как из зала удаляется, вновь собравшееся трио. в конце концов, что есть лаванда браун, за милыми кофточками в рюшу и коллекцией ободков, чарами косметическими, такими о которых даже грейнджер не знает? сложно поверить, но факт. а уж владеет она ими многим лучше чем поттер этим кровавым экспелиармусом.

         лаванда жмет плечами, на тихое — оно и к лучшему, тебе нужен кто-то интереснее, чем этот уизли. фамилия рыжего больше не вызывает трепета и восторга, только сводящие скулы и готова поспорить, скрежет зубов, что слышат все вокруге. парвати патил права — лаванде браун не нужен какой-то там рональд уизли, только сильнее жалости она терпеть не может быть в дураках.

         она стену напротив подпирает, каменная кладка впивается в лопатки, прислонись сильнее, — будет больно. отрезвляюще. палочку в руках вертит, в полутьме глазами светлыми сверкая, все еще помнит в недовольстве поджатые губы подруги — это уже не смешно, лав. это похоже на помешательство.

         лаванда усмехается, губы потрескавшиеся тянет в улыбке, на брошенное в ответ от паркинсон — а у тебя? — совершенно точно знает, что нихрена этой слизеринке не интересно, как там у нее; в розовом мирке отдающим сладковатым ладаном кабинета прорицаний, да горечью табака с запахом все той же химозной ванили. потому что та видит, пожалуй, больше за  потрескавшимся фасадом идеального образа, да уложенной копны светлых волос. видит и молчит, — потому что нахер оно надо, лезть в это дремучее болото. вот, поэтому, со слизеринцами всегда было проще иметь дело.

         лаванда жмет плечами; между строк повисает — бывало и лучше, вот только в ответ ничеготне значащие — все отлично — херня. ложь такая откровенная, что даже в своем горле комом склизским застряет.

         она взгляд свой светлый на панси поднимает, языком по губам проходясь. — нужна услуга, паркинсон. окажешь?

         между ними повисает невысказанное, что слухами, кои вообще-то стезя самой браун, ползет по коридорам хогвартса, словно привидение, коих полным полно в старом замке — сможешь любое зелье.

         на самом деле лаванда согласна даже на какое-нибудь проклятие из закрамов библиотек этих многочисленных чистокровных снобов, коими являются папашки большинства местных студентов, но согласна и на жидкую любовь.

         ей, собственно, нахрен бы не нужен рональд биллиус уизли — верит с трудом не только верная парвати, но и собственное отражение. только лаванду браун просто так не бросают. не ради заучки грейнджер.

    Отредактировано nolights_ (13-07-2024 01:52:21)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    10

    j.k. rowling's wizarding world
    {daphne greengrass}

    https://i.ibb.co/yQPmwKL/ezgif-5-479bf2798a.jpg https://i.ibb.co/Y2nT3Pt/ezgif-7-9d21f10f2a.gif
    talia ryder (!) | slytherin alumni & beloved sister with total mbd


    для настроения (тык)
    Стояло знойное лето, поэтому свобода оказывалась возможной только поздно вечером. Ближе к полуночи в спальне Дафны всегда было настежь открыто окно – и сегодня тоже без исключений. Иногда сероватые занавески цеплялись за спинки двух высоких стульев, на которых кто-то свалил розовое в рюшах платье и уже ненужную слизеринскую мантию.
    – А что, кстати, будем делать с твоей? – Голос звучал спокойно и тихо. Особняк давно укрыл тягучий сон.
    – С моей...? – Дафна подняла руки наверх, чтобы свернуть чуть влажные волосы в небрежный пучок.
    – Ага, да, с мантией. Ты её сохранишь? – Под босыми ногами в разные стороны разлетелась сотня редких жемчужин. Астория удивленно прыснула и прикрыла рот ладонью. – Какого ...!
    – Ну ты и ... Это были мои любимые бусы!
    – Да ты их никогда не носила!
    – Необязательно носить то, что любишь!
    – Необязательно так на меня кричать!
    – Я не кричу... Просто там сложное магическое плетение. Придется отдавать ювелиру. Как ты, вообще, это сделала? Почему ты вечно всё ломаешь!
    – Кричишь, я отнесу завтра в Косой переулок – там починят. И я не вечно все ломаю.
    – Не кричу, я сама отнесу. Вечно ломаешь.
    – Кричишь, значит, отвезем вместе. Не вечно.
    – Ладно. Вместе.

    * * *

    – Позови дочерей.
    В огромной светлой зале уже второй день пахло осенью. На улице ещё не завершил свои дела август, но становилось холоднее, а дни стали заметно короче. Мистер Гринграсс взмахнул палочкой, закрыв стеклянные двери, ведущие в сад, и сложил вдвое недавно отпечатанный "Ежедневный пророк". Как обычно там не нашлось никаких новостей, которые в какой-то степени могли бы повлиять на жизнь его семьи. Но он и сам прекрасно умел справляться с изобретением новостей.
    – Вы какие-то сегодня слишком улыбчивые.
    Девочки быстро переглянулись, стараясь держать спину прямо и не мельтешить. Их всегда воспитывали строго, поэтому им с каждой секундой хотелось сильнее противостоять родителям. А, может, такие у них были натуры.
    Оказавшись напротив отца, каждая из них чуть склонила голову в знак почтения. Или повиновения? Обычно мнения расходились.
    – Я со свежими новостями. – По чрезвычайно надменной интонации девочки поняли, что их отец находился в прекраснейшем настроении. А, значит, стоило готовиться к худшему. – Мы наконец-то договорились с Малфоями. – Мистер Гринграсс вальяжно отвел руку в сторону, и в его пальцах появился бокал с красновато–пурпурной жидкостью. Астории почему-то захотелось попробовать напиток, и она закусила внутреннюю сторону левой щеки, сразу переведя взгляд на расписной потолок.
    Они обе молчали. По правилам их высокого и старого дома, им должны были позволить говорить. Позволения не последовало.
    – Надо признать, я долго думал, стоит ли. – Ох уж эта вечная интрига, когда мистер Гринграсс особенно упивался своей мудростью или сообразительностью. Или же властью. Здесь тоже мнения расходились.
    Сестры застыли. Со стороны Дафна смотрелась такой красивой, уверенной в себе и по-настоящему смелой, но Тори знала, что сейчас по её спине неумолимо бежал колючий холодок. Астория тоже боялась, потому что решения отца часто оказывались нелогичными (для них), абсолютно непредсказуемыми и порой даже жестокими. Мистер Гринграсс постоянно говорил, что желал им только добра, но девочкам в их обществе особенно тяжело, поэтому их право голоса он великодушно забрал себе.
    Отец внезапно перевел взгляд на Асторию, делая глоток уже из полупустого хрустального бокала. У Тори в этот момент сердце рухнуло вниз и разбилось о мраморный пол. На её ногах как обычно дома сверкали аккуратные бежевые лодочки, но сейчас ей казалось, что она стояла босиком на горячих углях. Краем глаза Тори заметила удивленный взгляд Дафны. Сестра непонимающе моргнула, но будто бы нашла в себе силы сдержаться.
    Мистер Гринграсс улыбнулся. А после сделал это ещё раз. Девочки находились в шаге от того, чтобы рухнуть в массовый обморок. Но отец резко посмотрел на старшую и громко усмехнулся.
    – Дафна, ты выходишь замуж за Драко Малфоя. Поздравляю.
    На лице обеих проступили нервные, но радостные улыбки. Астория улыбалась, потому что её минула нежелательная для неё участь. Дафна – потому что давно любила Драко. Кажется, мечты в этой семье всё-таки иногда сбывались.

    * * *

    В больнице Св. Мунго поcле обеда свет становился противно-желтым. Астория заметила это ещё на прошлой неделе, поэтому входя внутрь бездушного здания надевала темные очки, когда-то подаренные ей её сестрой. Сестрой, которая вот уже третью неделю лежала в этих серых стенах, почти не произнося ни единого слова в дневное время суток. Как-то Тори удалось остаться подольше, и безмолвная Дафна взяла её за руку, сказав призрачное "прости". Астория не смогла сдержать горючих слез. После Дафна еще несколько раз немного говорила с ней.
    Когда стало известно, что Дафну поместят в Мунго, Тори на удивление семьи (особенно, самой себе) не проронила ни слезинки. Она понимала, что всем необходимо было действовать быстро: сми, общество, даже их ближайшие родственники – никто ничего не должен был знать.
    Этим утром с Малфоями обговорили отмену помолвки. Они не успели выйти в газеты с официальной новостью, потому что по какой-то неизвестной для Астории причине медлили с оповещением. Это было странно, но очень похоже на её отца, любящего интриги.
    Астория до сих пор не знала, что случилось с Дафной. Да, старшая сестра последние несколько месяцев находилась в тяжелом эмоциональном состоянии из-за того, что школа завершилась, пришлось возвращаться домой и фактически терпеть родителей. В Хогвартсе Даф и Тори дышали свободно. Они могли громко смеяться, перебивать друг друга, сильно ругаться, не носить каблуки, не спать по ночам, не отчитываться каждый день о том, как продуктивно провели время и во сколько проснулись. Им, конечно, нужно было отлично учиться. Здесь у Астории наблюдалось больше успехов, но Даф, к примеру, оказалась хороша в спорте. Чем, правда, то ли расстроила, то ли удивила отца. Обе сестры были популярны и живы. Они почти не соперничали, имели разные круги общения, которые иногда сплетались в один – обычно все перемешивались на вечеринках или на послеигровых сборищах. Могли подстегивать друг друга в обществе, но никогда не унижали друг друга.
    А здесь – дома – их обеих ожидала красивая тюрьма с редкими сортами роз и двойными ставнями. Платья ниже колен, ранние подъемы, музицирование и давящая на хрупкие плечи тишина. Иногда они обе терялись в огромном саду поместья, беря с собой какие-нибудь книги. Конечно, бывали случаи, что им удавалось испытать счастье в этих стенах, но обычно это все происходило, потому что они были вместе.
    Но время их разделило. Даже война так не пугала, как родной дом.
    И вот её красивой, яркой, язвительной Дафны как будто не стало. Астория так сильно ... разозлилась. Она винила в этом всех, а особенно – Драко Малфоя, который был рядом с сестрой, когда Дафна потеряла себя.

    * * *


    Та-да-да-дам! Да, я еле остановилась, рассказывая нашу историю. Там, конечно, много еще всего между (давай вместе додумаем?). Дафну я вижу внешне более стойкой из сестер, но всё наоборот. Дафна более вспыльчивая, вальяжная, смелая и колкая в словах (на самом деле, она похожа на отца). Иногда даже злая, ну что уж тут скрывать, да? Слизерин есть Слизерин. Они обе не крошки-феи.
    Есть пара идей, что же могло случиться с Даф – например, Малфой младший был против женитьбы, не намеренно (а, может, и намеренно) подкинул ей какой-то семейный артефакт, который выбил из Даф душу. Конечно, мы её спасем. Думаю, Драко просто как всегда наплевательски отнесся к чувствам и состоянию той, что рядом, поэтому действительно не понял, что Даф и без его помощи могла сломаться. Ему надо было просто подождать еще немного. Ведь Даф очень тяжело, она – старшая дочь, от неё столько требуется, такая огромная ответственность с этой чертовой женитьбой, которая вроде бы желанна, а вроде бы... Она поняла в тот день, что Малфой, скорее всего, никогда не ответит ей взаимностью. Он, в общем-то, никогда и не любил её. Ничего ей не обещал, но девочки такие девочки. Даже самые королевские королевны все равно подвластны всем этим мечтаниям о том самом. Так что артефакт мог сильно усугубить её положение. По задумке самовлюбленного змея её должно было вышибить на денек-два, а тут уже несколько недель черти что. Астория об этом поначалу не знала, но узнает и убьет Драко (шучу, но не очень). Ремарка: не знаю, выйдет ли потом младшая за Драко. Есть нюансы! )))
    Абсолютно ОК с тем, чтобы додумать эту идею вместе – тут есть, что докручивать. А ещё, ещё фактически у них было две жизни – в школе и дома. А там уж в будущем решим. Люблю и школу, и постхог! И Тори в школу забрала мантию Даф. Носит вместо новой) Ну вот так.
    Драко у нас с тобой пока мифический (с игроком здесь у нас у каждого свой вектор истории), но, может, решим это как-нибудь в альте. Зато не мифическим может быть тот-самый-нормальный, кто точно достоин моей прекрасной сестры! Приходи – давай найдем тебе настоящую любовь и вылечим тебя!) Подчеркну, что в первую очередь мне бы очень хотелось сыграть троп "сестра-сестра". Заявка точно для игры)
    Жду тебя в ЛС с постом (важно сыграться!), своими хэдами и с большой любовью к сестрам Гринграсс!  https://i.imgur.com/UI4NvIS.png

    я влюбилась по уши и хочу только её

    https://i.pinimg.com/originals/b0/21/ef/b021ef0b1bb116053bebd9712df7f3e1.gif


    пример поста

    В день их свадьбы температура превысила среднюю норму на пару градусов. Казалось, что природа (основное действо происходило на улице) радушно принимала новую молодую чету Малфой. Астория спокойно и приветливо общалась с гостями, вежливо принимая комплименты своей юной и свежей красоте и поздравления с серьезным событием в её недавно начавшейся взрослой жизни. Нарцисса несколько раз отмечала, как уверенно держалась новоиспеченная миссис Малфой, и как грациозны были её жесты и взмахи ресниц – Астория чувствовала себя под увеличительным стеклом, поэтому к концу вечера у неё невыносимо болели спина, ноги и сводило руки от вечного держания их на уровне талии в полусогнутом виде. Она знала, что никакой первой брачной ночи у них не случится – Драко так сильно злился и нервничал, что вряд ли мог позволить себе притронуться к молодой жене, а ей поначалу, конечно, становилось дичайше страшно при мысли о том, что его руки начнут стягивать с неё платье и нижнее бельё, но, убедившись в его шатком состоянии, она на удивление успокоилась. Он лишь молча проводил её до спальни и оставил одну – это было лучшее, что произошло с ней в тот памятный день, отразившийся на нескольких колдографиях в их поместье. В ту ночь она совсем не спала – решалась её судьба, в которой Астория сама принимала управляющую роль. Она больше не принадлежала своей семье, муж какое-то время предпочитал делать вид, что её не существовало рядом, поэтому у неё оказалось достаточно времени, чтобы всё обдумать. В восемнадцать лет, конечно, подобные решения давались с трудом и получилось наломать дров, ожидая какого-то участия от Драко, но по прошествии множества пустых и одиноких дней Астория вдруг осознала, что никто не мешал ей жить и делать то, что желала её душа – вот только для этого стоило выработать правила. Что-то вроде собрания аксиом, благодаря которым всё должно получаться так, как ей надо. Единственное, чего не учла ещё совсем молодая Астория – так это то, что подобное нарабатывалось с опытом. Поэтому набивались шишки, ломались уверования в идеальную супружескую жизнь и отношения с мужем трансформировались в нечто выгодное им обоим – легкий, непринужденный союз, от которого никто из них ничего не ждал, кроме, разве что, цепкой поддержки друг друга.
    С этого и начались когда-то отношения Астории и Драко – взаимовыгодная поддержка, которая с каждым годом обрастала новыми обязательствами и ощущениями.
    И когда-то рядом с поддержкой невесомо появились сильное уважение, искренняя забота, настоящее беспокойсто, взаимный интерес и негласная уверенность друг в друге. Тори могла лишь мельком взглянуть на мужа на нашумевшем рауте – и он всё понимал, красиво подхватывая её под руку и уводя в сторону, изображая жгучее желание с ней поговорить сию же минуту. Иногда им приписывали испепеляющую страсть – всё благодаря тем самым знаменитым падениям на высоких каблуках прямиком в объятия мужа. Драко не мог не делать красиво, поэтому их даже когда-то случайно запечатлели для светской хроники: Астория на весу проводила по его груди, а Драко – крепко, но нежно держал её за талию (если б не воспитание, летели бы острые проклятия друг в друга!). Они оба чудесно исполняли свои роли. Пока не стали заигрываться и что-то сломалось в этом безупречном семейном театре.
    Единственное, что с годами не изменилось – это положение их сил. Астория всегда была сильнее Драко. Он, наверное, и не замечал, а она никогда не акцентировала на этом внимание. Секрет оказался прост – Тори со временем позволила себе проникнуться к мужу (дружески, но..). Не ради него, а ради себя. Искренне смеялась над его колючими шутками, открыто наслаждалась их тет-а-тет беседами, сочиняла для них маршруты для путешествий и невзначай пачкала его безупречную рубашку апельсиновым джемом во время завтраков – отчего они порой опаздывали на важные встречи, и Драко громко сокрушался всю дорогу, после вымученно изображая приветливость на очередном променаде с какими-то там особенными знакомыми. Тори подтрунивала над ним и одновременно с этим заботливо укрывала его пледом, когда Драко, уставший после своих вселенски важных и секретных дел, засыпал в кресле у камина. Она тайком рассматривала его, облокотившись на каменные перила старого темно-серого балкона в Малфой-мэнор, пока муж гулял в весеннем парке с сыном в коротких штанишках и что-то увлеченно рассказывал их славному малышу, который явно понимал отца через слово, но крайне внимательно слушал.
    Астория поступила мудро, но когда принималось это решение, она, конечно, не представляла – насколько оно окажется верным.
    Безусловно, в самом начале Тори думала о том, что когда-то холодный Драко мог бы проникнуться к ней чувствами и она, возможно, ответила бы ему тем же. Но годы шли, а неприступное выражение его лица и ледяное отношение не менялись. Наверное, со временем придумалось бы что-то ещё, но как-то зимним вечером их дружба с Тео переросла в нечто большее, перечеркнув собою все хотя бы мало-мальские выдумки про крепкую любящую семью. Вернее, они ею стали, просто не в том ключе, какой, видимо, им был необходим. В одном Драко и Тори сходились точно – бесконечная любовь к сыну, только приумножающая их уважение и внимание друг к другу.
    И вот сейчас, когда он так по-звериному несчастно метался внутри себя – его выдавал палыхающий болью взгляд – Астория вдруг всё поняла. Про себя. Про него. Про них обоих – в каком положении они теперь оказались, оставив только без ответа вопрос "а как же дальше?". Принимать какое-либо решение без мужа она не могла – к черту этикет и правила, так она просто привыкла. А муж сейчас был не в состоянии проследить даже за собой. Поэтому когда Драко прикоснулся губами к её руке, она нежно и успокаивающе провела пальцами по его мягким волосам, слегка задев его затылок аккуратными длинными ногтями. – Я думаю, мы можем отказаться от завтрака. – Её еле заметный кивок был скорее себе, а не ему. Внутри она спорила с тем, как стоило бы поступить в этой ситуации – оставить его, чтобы справиться самому, или всё-таки?... Драко всегда так было важно оставаться на пьедестале, слыть победителем во всём, не терять головы и чести. Ныне весь его вид кричал о кровопролитной войне, о смертоносном сражении, что бурлило где-то там внутри его сердца?.. Астория шумно выдохнула, как только мысль о его покореженном сердце появилась в её голове. Кажется, её громкая эмоция вбила в него ещё один раскаленный гвоздь, и Тори кивнула ему уже куда заметнее. – Да, спокойной ночи. – Голос чуть дрогнул, руки опустились к бедрами, укутанным в шелковый халат, а её взгляд скользнул по играющим желвакам Драко. Злился? Или боролся с собой?
    Начав пятиться назад, Тори как-то неуверенно посмотрела по сторонам – ничего не искала, просто растерялась от его межстрочного признания и своего теперешнего положения. Что ей делать? Если б ей кто-то хоть намекнул, что их вечерняя стычка перерастет в раздрастющееся по его спальне пламя, она бы, наверное, не осмелилась его выкручивать из себя.
    Дверь за спиной оказалась быстрее, чем Тори на то рассчитывала. Перед глазами в разные стороны словно разрывалась ядовитая пелена, открывая ей тяжелую правду. Драко так на неё смотрел. В области груди заныло, поэтому Астория ловко повернулась к двери, уверенно дернула за ручку и уже потянула её на себя, как вдруг вырвалось тихое, но пронзительное. – Не могу. – Её плечи дрогнули вместе с голосом, а голова виновато опустилась. Она принялась снова медленно снимать с себя туфли – в этот раз аккуратнее и куда менее нагло. Обувь свалилась на ковер, и Тори осталась босиком, всё ещё стоя спиной к мужу. – Не могу тебя оставить сейчас, понимаешь? – Обернувшись, она встретилась с ним взглядом. В камине уже до конца погас огонь, и в комнате стало совсем темно. Их дыхания перебивали друг друга. Астория не отводила глаза в сторону, она медлила, собиралась с духом, но вдруг прекратила трястись и направилась обратно к нему – уверенно, но не спеша.
    – Это не жалость, Драко. – Ей всегда так нравилось обращаться к нему по имени. – Это крепкие чувства. – Опустив обе ладони на его горячие скулы, она нежно погладила их и неспешно провела пальцами вниз по шее, остановившись на нервно вздымающейся груди. – Мне кажется, – она немного хмурила брови, – было бы странно думать, что за столько лет совместной жизни между нами только... жалость? – Еле-еле погладив его по груди, Тори вытащила края его рубашки из уже свободно сидящих брюк и кивнула на кровать, потянув его к ней. – Давай спать? И, пожалуйста, – она снова хмурилась, – не спорь со мной. – Просьба приравнивалась к правилу. – Не спорь. Я лучше знаю, что тебе сейчас надо. – Или кто. Астория не собиралась с ним спать – это было бы чересчур для них обоих, но она намеривалась провести с ним ночь, а, возможно, следующую и последующую (столько, сколько понадобится), пока Драко будет жадно напитываться ею. В конце концов, с ними впервые произошла подобная ситуация, когда никто из них толком не знал, что на самом деле нужно было делать. Поэтому она решила остаться с ним, потому что сама теперь вряд ли уснула бы до утра. Без него.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    11

    mass effect
    {garrus vakarian}

    https://i.pinimg.com/originals/42/9a/e5/429ae5b0b5fa85c084cac8842438a9ed.gif
    — без тебя я бы не справилась, гаррус.
    — ну разумеется бы справилась. просто это было бы не так стильно.


    можно было бы сказать, что он типичный представитель своей расы, но это будет лишь частью правды, так как он всегда чем-то отличался от других турианцев. он отличался от них не только своим характером, своими взглядами на жизнь, но даже и внешностью — не особо рослый [ он выше человека всего лишь полголовы ], худощавый даже по меркам своей расы [ гаррус весит около пятидесяти двух килограммов ] и смотрящий на этот мир ярко-голубыми глазами в то время как у большинства других турианцев глаза преимущественно золотистые, зеленые или янтарные. у гарруса цвет панциря серебристо-палевый, а от того и темно-синие колониальные метки видны особенно четко. кстати говоря, тот, кто отказывается от татуировок_меток, зачастую встречает несколько презрительное к себе отношение: «чистолицыми» турианцы называют тех, кому не могут полностью доверять. гаррус родился и вырос на палавене, в обществе, которое с малых лет пыталось учить его дисциплине, а также развивало в нем чувство личной и коллективной чести. вся культура турианцев основана на структуре военной иерархии, а потому вакариан, как только ему исполнилось пятнадцать, просто не мог не пройти военную подготовку, которая была обязательна. каждый турианец отправляется в специальный лагерь вне зависимости от возраста, пола, происхождения и природных недугов [ если такие имеются ].

    у вакариана есть отец и мать, а также у него еще есть сестра.
    самая обычная семья и один единственный пример для подражания,
    которому гаррус попросту не может возразить.
    он всегда говорил матери: «папа говорил правду. он поддерживает меня во всех моих устремлениях
    до тех пор, пока я стремлюсь к тому, что угодно ему».

    более мягкий по характеру... гаррус совершенно не похож на своего отца [ оперативника СБЦ ], но именно отец влияет на часть принятых им когда-то решений. гаррус пытается и хочет поступать правильно, но... это тяжело. когда мир разделен на черное и белое, то это просто, но когда в этой галактике так много серого, то это сбивает с толку. что именно ему делать с этим? он не знает. почему он поступает на службу в СБЦ? вакариан-младший пошел по стопам отца, которого часто видел в новостях, он хотел бороться с преступностью, делать этот мир лучше. он хотел, чтобы отец гордился им, а по факту он едва ли не сломал себе жизнь когда понял, что его служба в службе безопасности цитадели была далека от всего того о чем он когда-то мечтал. да, отцу нравилось, что его сын идет по его стопам, что он, как и пристало турианцу, старается следовать правилам, но только вот гаррус уже начинал ненавидеть все эти бумажки и законы. сколько раз ему приходилось отпускать преступников только потому, что они находили во всей этой бюрократической цепочке очередную лазейку; как часто ему приходилось закрывать глаза на те или иные происшествия только потому, что ему было так приказано. да, хороший турианец всегда внимательно выслушает приказ и исполнит его даже если он ему не по нраву, но только вот гаррус был не таким. он не хотел просто слушать и подчиняться. ему хотелось действовать. и в случае с сареном, когда тот напал на иден прайм, вакариан был не готов отступать, так как хотел докопаться до правды, хотел найти доказательство вины сарена. но дают ли ему такую возможность? нет. директор попросту приказывает ему свернуть работу и вернуться к своим непосредственным обязанностям от которых толку было... ноль. но только вот гаррус не отступился, а встретившись с капитаном шепард, которая была заинтересована в поимке спектра-турианца, помог ей даже выйти на след одной кварианки у которой были важные данные о сарене. а уж узнав о том, что шепард собирается до победного преследовать бывшего спектра, вакариан просит взять его в команду, обещая, что он будет полезен капитану.


    его первое путешествие на корабле людей, с которыми он раньше в таких условиях не работал, учит гарруса столь многому, что это не укладывается у него в голове. честно? первое время ему было как-то не по себе. и пускай он старался этого не показывать, но гаррус испытывал какую-то неловкость и скованность при общении с другими членами экипажа. молодому турианцу было тяжеловато привыкнуть к окружавшей его обстановке [ сержант уильямс и вовсе как-то недобро на него смотрела ], но он с этим справился. и во время своего пребывания на «нормандии», гаррус просит совета у своего капитана, он учится у первого спектра-человека всему того, что бы его отец не одобрил. вакариан видит в капитане человека, который сможет многому его научить; сможет его направить. а как же мнение отца? нельзя постоянно оглядываться на него. к тому же гаррус ведь уже не ребенок. он уже может выбрать свой путь сам. да, на тот момент вакариан был все еще очень молод, в чем-то даже наивен, а на человеческом корабле он был впервые, но он даже и предположить не мог того, что в конечном итоге он действительно полюбит «нормандию», что найдет здесь друзей и поддержку. и турианец был благодарен джейн за то, что она взяла его в команду, что многому его научила, а также смогла развеять его сомнения относительно тех или иных дел. а что же сарен? во время погони за этим турианцем команде удалось узнать о неких жнецах, которые когда-то уничтожили протеан, а теперь хотели вернуться. тревожная ли это информация? еще какая. а ведь во время этого путешествия команде капитана даже довелось столкнуться с рахни, которые, как многие думали, все-таки не вымерли. вообще это путешествие было довольно захватывающим. и вряд ли бы вакариан столкнулся со всем этим, если бы не шепард, которая когда-то взяла его с собой.

    он ни о чем не жалеет.
    они справились со своей миссией. они остановили сарена.
    жаль лишь, что совет не прислушался к словам капитана и отправил её разбираться с гетами,
    а не с реальной угрозой.

    после крушения «нормандии SR-1» на алкере и предполагаемой гибели капитана шепард [ вот тебе и задание по преследованию гетов ], гаррус было попытался вернуться на цитадель, вернуться к своей работе, но у него этого как-то не особо получилось, не говоря уже и о том, что стать спектром ему тоже не удалось из-за отца. в конечном итоге вакариан бросил свою работу в СБЦ и отправился на омегу где не было никакой лжи совета о жнецах и гетах. совет пытался успокоить народ красивой ложью и даже и не собирался открывать им правду. к тому же и СБЦ не изменилось, а лишь еще сильнее погрязло в бюрократизме. гаррус не хотел так работать. он хотел бороться с преступностью. но совершенно другими методами [ действенными ], которые бы в СБЦ не одобрили; капитан бы его поняла, а вот остальные... кстати говоря, на омеге гаррус довольно быстро становится известным: он спасает пожилую пару от ворка, а там и чуть погодя спасает жизнь молодому турианцу по имени лантар синдонис, который потом становится первым членом его отряда по борьбе с преступностью. гаррус хотел защищать людей своими методами, убивать преступников, а не доводить их до суда, где они могли склонить чашу весов в свою сторону. нет, вакариан не собирался давать им такого шанса, а уж случай с доктором салеоном лишь убеждал его в том, что он поступает правильно. помимо сидониса, гаррусу удается привлечь в свой отряд еще десятерых человек, которые разделяли его взгляды на жизнь. и команда гарруса, которого местные прозвали «архангел», держала в страхе все преступные банды омеги, стараясь действовать по принцу: никаких жертв среди гражданских, но при этом максимальный урон любому преступнику. команда архангела стала известна. о нем говорили. а как же семья вакариана? да, вряд ли отец одобрял поступки своего сына, но гаррус постоянно списывался с сестрой, которая снабжала его хоть какими-то новостями из дома. и именно через сестру гаррус узнал о том, что их мать очень сильно болеет, что денег на её лечение нет. и пускай вакариан был далеко от дома, но он никогда не забывал о своей семье, а от того и лечение матери оплатил сам, проведя деньги через другие счета и под чужим именем. откуда у него эти деньги? это было не так уж и важно. здоровье матери было важнее, не говоря уже и о том, что хоть какой-то процент от борьбы его команде все-таки причитается.

    предательство сидониса все меняет.
    предательство сидониса меняет вакариана.
    тревожные изменения в его характере лишь усугубляются.

    гаррус допускает ошибку. гаррус теряет свою команду. гарруса едва не убивает ярко-красная омега. предательство... вакариан будет во всем винить себя. это он подвел своих ребят, а не сидонис. это он убил их. почему? потому что он был лидером, он был ответственен за их жизни, а он не оправдал их ожидания. в конечном итоге гаррус даже откажется от мысли о том, что сможет выбраться из сложившейся ситуации живым — самые сильные банды станции открыли на него охоту как только узнали, что архангел остался один; именно тогда турианец осознает подлинный смысл уроков отца из его детства — уроков стойкости и необходимости вставать даже после самых тяжелых испытаний — и, решив, что его время подходит к концу, связывается с вакарианом-старшим, чтобы выслушать от него последний совет, чтобы до банального услышать его голос. но гаррус слишком рано себя похоронил. почему? во время штурма, когда с ним уже должны были расправиться, на мосту появляется шепард, которая вновь меняет судьба турианца, не позволяя ему так бездарно умереть на том чертовом мосту.

    он думал, что она погибла, что больше он уже никогда не увидит джейн шепард, но... именно она, а не какой-то там призрак помогает ему расправиться с преступными группировками, а также это именно она спасает ему жизнь когда турианца задело ракетой. что дальше? гаррус возвращается на «нормандию», вновь становясь частью команды шепард. он бы солгал, если бы сказал о том, что он не скучал. нет, вакариан скучал по «нормандии». но только вот в этот раз «нормандия» подчинялась не альясу систем, а «церберу», что вызывало определенные вопросы. а что же гаррус? как он отнесся к этому? услышав историю шепард, он был благодарен призраку уже и за то, что он вернул капитана к жизни, а все остальное было не так уж и важно. почему? вакариан, в первую очередь, помогал джейн, а не призраку. и это существенная разница. турианец может не доверять «церберу», может припомнить им эксперименты с ползунами торианина и т.д, но он доверяет шепард. а уж если она сейчас здесь, то значит так надо. к тому же «цебер» был единственной организацией, которая всерьез занялась расследованием проблемы, что была связана с исчезновением человеческих колоний. но нельзя было отправляться на битву с коллекционерами без должной подготовки, а уж тем более без команды. и джейн вновь подобрала для этого задания колоритную команду, среди членов которой были и старые друзья. гаррус словно бы вернулся домой. но только вот в этот раз он был совершенно другим, не говоря уже и о том, что гарруса съедало чувство вины и мести. пускай вакариан и не лажал на заданиях, все еще оставался хорошим солдатом, но он не мог избавиться от своих воспоминаний о предательстве сидониса. и если бы не помощь джейн, которая на встречу с беглым турианцем пошла вместе с гаррусом, то последний явно бы наломал дров, а еще бы совершил ужасную ошибку, которой бы он себе не простил. капитан вновь помогла ему сделать выбор; помогла успокоиться и забыть о прошлом, о своих ошибках.

    https://i.yapx.ru/FWC3.gifhttps://i.yapx.ru/FWC5.gif
    с тобой мне никогда не бывает неуютно. я могу нервничать — да.
    но неуютно мне никогда не бывает.


    джейн шепард.

    он бы с уверенностью мог назвать её своим другом; он мог бы назвать её тем самым человеком, который смог что-то в нем изменить. но все ли это? нет. эта женщина стала для вакариана чем-то большим. когда-то он ей восхищался, он уважал её, а затем и... он полюбил её. честно? гаррус нервничал. он не особо верил в то, что отношения между ними возможны, что они с джейн справятся с этим, но... все оказалось не так уж и плохо. честно? это было даже лучше, чем он мог бы себе представить. и гаррусу бы хотелось, чтобы джейн доверяла ему, чтобы она могла все ему рассказать, чтобы она не боялась признаться ему в своих страхах. кто она? многие видят в ней некий символ, надежду, но вакариан видит в ней не только это. что он видит? в первую очередь он видит женщину. женщину, которой хотя бы изредка надо задумываться и о себе, хотя бы изредка расслабляться и не думать обо всех этих проблемах.

    он всегда поддержит её, выслушает, а на поле боя будет рядом и прикроет спину.
        люди верят в то, что у каждого из них есть свой ангел хранитель, что они всегда за ними следят и защитить их пытаются — этот архангел уже рядом с тобой, джейн. и он никогда тебя не предаст.

    после того как угроза коллекционеров была ликвидирована, а шепард сдалась альянсу [ этого было не избежать ], гаррус вернулся на палавен. турианец хотел предупредить всех о надвигающейся угрозе, о которой уже попросту нельзя было не думать. и начал вакариан с собственного отца. гаррус рассказал обо всем вакариану-старшему, начиная свой рассказ с идем-прайм и заканчивая уже всем тем, что он уже смог узнать, а также упомянул и о коллекционерах, которые долгое время хранили в себе страшную правду. честно? весь рассказ гарруса был похож на какой-то дикий бред, но только вот вакариан-старший внимательно выслушал сына, проанализировал каждое сказанное им слово и... поверил ему. и отец гарруса не просто поверил ему, но даже и поделился всей этой информацией с примархом федорианом. итог? гаррусу выделили символические ресурсы и назвали его экспертом по жнецам. что это значит? а значит это то, что до начала войны турианец занимался укреплением линий снабжения, проверкой форпостов и прочими делами, что, как он надеялся, выиграют для иерархии несколько лишних часов после того, как жнецы вторгнутся в пространство турианцев. но жнецов все эти приготовления не остановили, а турианская стратегия, которая была эффективна против других, на эти огромные махины попросту не действовала.

    палавен горел.
    турианцы отчаянно сражались с врагом, но вся их борьба уж скорее была похожа на то,
    что они попросту оттягивают момент своего уничтожения.

    гаррус отправился на менае, спутник палавена, где вовсю шли бои. и когда ты видишь за своей спиной горящую планету, что была и остается твоим домом, то ты понимаешь, что проиграть вы попросту не можете. но как сражаться против того противника? гаррус старался помогать своим всем, чем только может, но они все равно несли очень большие потери. но вакариан совершенно не удивился тому, что на помощь турианцам пришла именно джейн, которой нужен был их примарх. гаррус был рад увидеть капитана снова, рад был узнать о том, что она снова в альянсе [ а разве могло быть иначе теперь? ], но вся эта радость, а также осознание того, что она вновь вернулась в его жизнь, придут к нему лишь тогда, когда им удастся увезти с менае следующего примарха иерархии.

    война началась.
       выживут ли они? неизвестно. но нельзя отчаиваться, нельзя поддаваться панике.
    гаррус же просто старается делать все, что только может; он рядом со своими друзьями,
    он постоянно помогает своим соплеменникам на цитадели.
    он все еще не опустил руки. и не позволит сделать этого другим.
        и если уж они и погибнут, то погибнут они в бою.


    когда-то он был молодым турианцем, который впервые ступил на борт человеческого корабля и всегда строго придерживался субординации; он был и покрытым шрамами парнем, что пытался пойти своим путем, пытался добиться чего-то самостоятельно и действительно изменился; он видит в зеркале мужчину, который хочет защитить свою семью и свой дом. но что в нем неизменно? его вечный темно-синий цвет [ он даже в крови его ], глаза его голубые и желание поступать правильно. гаррус через многое прошел, чтобы стать тем, кто он есть. он менялся. он учился. теперь он другой. нравятся ли ему эти изменения? да. он стал лучше, в чем-то стал сильнее и проще. что важно? умение держаться, а также ненадолго отвлекаться от всего происходящего. нет, он никогда и ни о чем не забывает, но если не отвлекаться, то в конечном итоге это может убить. вакариан дорожит тем, что он получил от этой жизни. он дорожит всеми: своей семьей, джейн, друзьями. ему бы не хотелось все это потерять.

    ему есть за что сражаться.
    и он не отступит.


    с легкостью переносит радиоактивные заболевания, благодаря присущей для всех турианцев регенерации клеток и рефлексивной пластинчатой коже из хрящей и костей - благодаря этой особенности, а именно своей костяной броне, турианцы могут даже без брони выдержать попадание из мелкокалиберного оружия, а широкий и толстый «воротник» вокруг шеи обеспечивает им дополнительную защиту головы. если же остановиться на регенерации клеток, то их способность к регенерации не может вылечить раны, как у ворка, и не дает им долголетие, как азари, но с её помощью турианцам не страшна радиация. если же напрямую коснуться физиологии турианцев, то стоит заметить, что турианцы являются одной из немногих рас в галактике, чьи тела состоят из декстроаминокислотных белков, так что, если турианец съест человеческую или, скажем, азарийскую еду, она в лучшем случае пройдет через его пищеварительный тракт без задержек, как несъедобная, а в худшем — вызовет аллергическую реакцию, что может оказаться смертельной, если пострадавшему вовремя не оказать медицинскую помощь. кровь  же турианцев темно-синего цвета; по аналогии с некоторыми земными беспозвоночными можно предположить, что основным белком их крови является не гемоглобин на основе железа, как у людей, а гемоцианин на основе меди, что обладает худшей способностью связывать кислород и чрезвычайно чувствителен к уровню pH крови, но при этом может выполнять и другие, не связанные с переносом кислорода функции, например, выступая в качестве фермента. а еще организм турианцев совершенно не переносит холод. определенную роль в этом играет и строение их тел: если на жаре относительно тонкие и длинные конечности могут служить для теплоотдачи, то на холоде они слишком быстро остывают, что может привести к сильному обморожению.

    гаррус, как и каждый турианец, прошел военную подготовку; пускай он выглядит худощавым, но у вакариана прекрасная физическая форма, он вынослив и даже бой с кроганом его не пугает. у него есть боевой опыт, а при надобности он сможет постоять за себя и без помощи оружия. помимо этого гаррус одарен исключительными тактическими и организаторскими качествами, а также разбирается в войне, так что ему вполне можно доверять в этих вопросах. в детстве хотел научиться рисовать, но как-то не сложилось, да и отец куда сильнее хотел научить сына стрелять, нежели рисовать // в нем умер художник.

    что он умеет? гаррус прекрасно разбирается в технике [ с кварианцами ему, конечно, не сравниться ], в калибровке крупнокалиберных орудий и прочего, способен перегружать щиты противника, а также ставить контактные мины.

    если честно, то вакариан не очень хорошо плавает [лучше этого не видеть], а также он не любит пауков и боится сборщиков.

    характеристики визора

    прицельный визор (модифицированный)
    - уникальная модель, основанная на каркасе кувашии.
    - увеличение до 100х, встроенное отслеживание цели, возможность автоматического внесения поправок на ветер и гравитацию.
    - возможно наведение по сонару, ладару, термальному и ЭМ-излучению.
    - отслеживает параметры окружающей среды на расстоянии до 10 метров от цели, способен обнаруживать изменение сердечного и дыхательного ритмов цели (только для обычных рас совета).
    - может обнаруживать и измерять биотические поля на расстоянии до 100 метров и осуществлять прицеливание так, чтобы нейтрализовать кинетические барьеры или синтетические щиты.
    - встраиваемый по желанию таймер может отслеживать количество целей, пораженных лично или совместно с синхронизированными с костюмом напарниками за заданный период времени.
    - мистема связи с бронекостюмом отслеживает направление вражеского огня и корректирует выстрелы, сделанные через кинетический барьер.
    - аудиоканал способен передавать музыку по запросу. 5 композиций, чаще всего проигрываемых во время боя:
    1) "умри за правое дело" (турианский имперский гимн)
    2) "огонь во дворе" (саундтрек к фильму "флот и флотилия")
    3) "бэнг-бэнг-бум" (клуб кикс, танцевальный ремикс)
    4) "сделай мне больно" (хит-парад "лучшая десятка", танцевальный ремикс)
    5) "голубая лазурь" (саундтрек к фильму "вэния")

    - на каркасе вырезано десять имен: эраш, монтегю, мирин, грундан крул, меленис, риппер, сенсат, ворташ, батлер, уивер (кроме того, вырезано и потом выжжено имя Сидонис)

    отличный снайпер.
    из огнестрельного оружия отдает предпочтения снайперским и штурмовым винтовкам. особенно им любимы М-97 «гадюка» — полуавтоматическая снайперская винтовка, М-92 «богомол» — отличная снайперская винтовка, способная одним выстрелом нейтрализовать практически любую цель. чрезвычайно точна на дальней дистанции, но отличается низкой скорострельностью. хорошо пробивает броню, но со щитами и биотическими барьерами справляется гораздо хуже. а варикаин особенно любит винтовку М-98 «вдова» — чаще всего используется снайперами во время штурмовых операций, в которых им придется столкнуться с кроганами или бронированной техникой. кинетические барьеры, устанавливаемые на тяжелой технике, равно как и прочие мобильные генераторы поля, эффективно защищают от выстрелов «вдовы», в то время как более слабые полевые армейские генераторы кинетических барьеров уже не справляются. конструкция «вдовы» не приспособлена для человека. этот экземпляр адаптирован для переноски, но обычным людям стрелять из него не рекомендуется из-за высокого риска перелома руки, но чего не скажешь о турианцах.

    * * *


    во-первых: - тебя ждут две! женщины. [в отношения] у нас тут небольшой кроссовер и ты часть тройничка. ничего не знаю. смирись. тебя будут любить и обожать ахаха. о сюжете потом расскажем, но можно считать, что у нас просто дополнительный член команды и ага.
    во-вторых: вакариан, почему вы еще не в техническом отсеке?
    в-третьих: жду сильного и хорошего игрока, так как сама играла вакариана и хочу прекрасного архангела.


    лучший



    пример поста

    потом будет

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    12

    dragon age
    {fenris}

    https://i.ibb.co/Wp6k0Tc/tumblr-pwl5eh3-BHz1qi8kpno2-r1-1280.png


    Фенрис: Почему тебе постоянно везет на такие ситуации?
    Хоук: Ты о чем?
    Фенрис: Гномы нападают, незнакомцы являются, древние загадки всякие... безумие.
    Хоук: Подарок судьбы.
    Фенрис: На твоем месте я бы его вернул.

    Фенрис тоже был своего рода подарком судьбы — в том смысле, что повстречать его Хоук не рассчитывала, когда вписывалась в очередную сомнительную авантюру. Что думал о ней сам Фенрис, имевший все причины для ненависти к магам, история умалчивает. Может, когда-то потом он ей и рассказал, в перерывах между истреблением всего живого на Рваном берегу и уроками чтения в семейной библиотеке Амелл.

    Однажды Фенрис спросил у Хоук, что бы она делала, если бы не помнила ничего из своего прошлого. Хоук сказала, что начала бы все с чистого листа. Судя по всему, Фенрис последовал ее совету — узнав прежнее имя, остался Фенрисом, принял свою судьбу, какой бы сложной она ни была, обзавелся пачкой друзей и соратников и стал наконец, наверное, счастлив. Ведь счастлив же?

    Хоук очень старалась приложить к этому свою руку.

    * * *


    Хмурый эльф слегка субтильного телосложения со здоровенным двуручным мечом за спиной, видели такого? Положите туда, где взяли, он мне очень нужен.
    А если серьезно, то Хоук очень нужен кто-то, кто будет заземлять ее в очередных попытках помочь всем и каждому, кто попадется на пути. Это обязательно должна быть крепкая дружба сквозь года, а стоит ли за ней нечто большее — узнаем вместе. Для отыгрыша пары мне нужно, чтоб мы реально захимичили, поэтому какое-то время будем притираться друг к другу постами.
    От игрока жду заинтересованности в персонаже, хоть какой-то минимальной инициативности (я могу предложить что-то сыграть, но если вам это не понравится, буду ждать каких-то ответных предложений, придумывать одному за двоих довольно сложное занятие), чувства юмора и, может, капельку самоиронии.
    Я люблю хэдканонить, сочинять зарисовочки, кидать музыку, вот это вот все. Очень люблю объемных, сложных персонажей, люблю детальки в постах, было бы классно сойтись в этом.
    Посты лучше поменьше, но чаще, чем ждать месяцами.


    пример поста

    Свои пожитки они собрали еще загодя, пока Лотеринг, погруженный в хаос спешных сборов, стремительно пустел. Мариан уже договорилась с соседом, что он их подвезет на своей телеге до Денерима, но мама потеряла свою любимую брошь, оставшуюся еще из прошлой жизни в Вольной Марке, и сосед уехал без них.

    Мариан знала, что дело вовсе не в броши, и пыталась слишком не сердиться: мама все почему-то думала, что вот-вот вернется Карвер, и без него уходить не хотела. Найдется брошь — она непременно придумает другой повод оттянуть время, и так, пока не станет совсем поздно.

    По ферелденским меркам Карвер уже был достаточно взрослым мужчиной, чтобы перестать держаться за мамину юбку, а о том, на что могла быть похожа жизнь детей из именитой семьи Амелл в Киркволле, они не имели ни малейшего понятия. Никто из них никогда не ставил матери это в вину, но на фермера, кузнеца или кожевника Карвер явно не тянул, поэтому с самого начала ему был заказан путь в королевскую армию — других вариантов он для себя просто не рассматривал.

    Провожая его, Мариан не удержалась и сказала, что пусть хоть кто-то в их семье станет приличным человеком. Теперь она жалела о своих словах: Карвер ведь до последнего будет биться, пока не перебьет всех порождений тьмы или пока сам не сдохнет. Младший братец всю жизнь пытался что-то доказать непонятно кому — отцу, матери, сестре или самому себе, — и в своих попытках когда-нибудь доведет все до беды, а защитить себя так никому и не даст.

    Мариан думала об этом, когда получила записку от кого-то из его сослуживцев — их приволокли в Лотеринг раненых, уже ни на что не годных. Она пришла туда, чтобы помочь, а заодно проверить, нет ли среди них знакомого лица, но среди солдат Карвера не оказалось. Это могло быть как хорошим знаком, так и дурным, Мариан выбрала верить в первое и обрадовалась, когда один из офицеров узнал ее и заявил, что принес с собой послание.

    На клочке грубой бумаги ужасным почерком Карвера было указано место. Нашелся же среди солдат кто-то, кто вправил ему мозги.

    В записке он не указал конкретное время, в их ситуации это было непозволительной роскошью — скорее всего, сам не знал, когда доберется до Лотеринга, а просить оставаться дома и ждать его было не в его стиле. К его приходу этого дома может не остаться вовсе, и не приходить на пепелище было мудрым решением.

    Мама сразу засобиралась, когда Мариан рассказала. Может быть, он уже там, ждет их?

    — Это маловероятно, — отрезала Мариан сразу. За последние дни ей пришлось привыкнуть к мысли, что она в этом доме теперь единственная обеими ногами стояла на земле и реалистично оценивала их шансы. — Я схожу туда сама и вернусь с ним или без него, а потом мы поедем в Денерим.

    По глазам мамы Мариан заметила, что она не согласна, но продолжать спор было себе дороже. Обняв одной рукой ее, другой подтянув к себе Бетани, Мариан поцеловала обеих и попросила быть умницами.

    Бетани поморщилась и ответила, что ничего не обещает.

    В опустевшем Лотеринге, где остались только те, кто уже не мог уйти оттуда своими ногами, да разные сумасшедшие, передвигаться в открытую стало опасно. Любая война привлекала желающих поживиться чужим добром мародеров, а в королевской армии состояли далеко не только чистые помыслами и истово верующие в заветы Создателя добряки. Мариан знала, что любая стычка с дезертирами могла стоить ей очень дорого, но еще она знала, как пользоваться старым посохом своего отца, к которому когда-то давно прикрепила острый наконечник.

    Если запахнет жареным, она всегда успеет убежать, правда ведь?

    Очень самонадеянно было с ее стороны выйти из Лотеринга одной, быстро свернуть с большака в сторону леса. Там, где река пересекала лесную опушку, они с Карвером и должны были встретиться. Их особое место, именно там когда-то отец учил ее заклинаниям, а потом они с братом дрались на деревянных палках с утра до ночи — когда-то Мариан с гордостью говорила, что это она поставила ему удар.

    Их место кто-то уже занял. Кто-то, кого она туда точно не звала. Оттуда тянуло запахом костра, кто-то громко, не стесняясь в выражениях, выяснял отношения. Один из голосов она легко узнала, Карвер действительно был среди этих отбросов и со своим ослиным упрямством на чем-то настаивал.

    Мариан не успела придумать, как ему помочь, когда кто-то схватил ее за руку и потащил дальше, прямо к костру. Рефлекторно она выбросила вперед вторую руку, взрывая чужой разум, и лишь потом осознала, каким опрометчивым решением это было.

    Незнакомый человек в армейском доспехе сразу же отпустил ее, зато остальным это очень не понравилось. Не понравилось это и Карверу с его спутником: Мариан не узнала его, только форму Серого Стража заметила.

    — Вот так и оставляй брата одного, его сразу же подберет плохая компания. А вы что тут делаете?

    Компания, может, и не самая плохая, а то и даже вполне хорошая, но вот знакомство как-то не задалось.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    13

    Star Trek: Picard
    { Dahj }

    https://i.postimg.cc/7LH2thZM/456464.png


    У машины нет души, поэтому я нарисовал ее, с твоим лицом.

    [indent] Однажды я пожелал, чтобы в мире, который я познаю столь неустанно, появилась еще одна сущность, способная разделить со мной этот путь, способная найти свою дорогу среди звезд.
    [indent] Так и появилась сама идея тебя, дочь, но я не смог это почувствовать.
    [indent] Я пожелал сотворить еще одного андроида или гиноида, я пожелал дать тебе, с активации способной на большее, чем любая органическая форма жизни в сотнях световых лет поблизости, право выбора – мужское или женское начало. И ты выбрала путь девушки, решительной, любознательной, такой любопытной… Я не чувствовал, но я был рядом с тобой каждый твой шаг, пока позволяла служба.

    Я назвал тебя «Лал» в переводе с языка Хинди «Возлюбленная».

    [indent] Однажды я увидел всю галактику заново, уже твоими ясными и искрящимися жизнью глазами. Ты превзошла меня, мое творение, ты переросла мою базовую программу, ты даже стала говорить как люди, стала думать, как они.

    И ты стала уязвимой, как и они.

    [indent] Однажды, когда я сам только включился в этот опасный, но прекрасный мир, я пожелал иметь чувства, испытывать эмоции, быть как люди со всеми их радостями и горестями, но мое желание не исполнилось.

    Оно воплотилось в тебе, дочь.
    Ты почувствовала. И первой эмоцией в твоей жизни стал страх.

    [indent] Машина не имеет души, это невозможно, но ты стучала в смятении столь яростно в собственное нутро, где люди на протяжении тысяч лет своей истории описывали ту самую духовную радость или муку, в бездну, что никак не заполнить. Незримую, но осязаемую, ощущаемую как нечто живое. Страх обернулся каскадом ошибок в твоей позитронной матрице. Страх разлуки со мной.
    [indent] Адмирал Хафтел, почтенных лет исследователь, отец и муж, человек от рождения с душой и сердцем, опытом своих седин… Его приказ разлучить нас стал триггером, о котором я даже не мог подумать заблаговременно, заложить такую теорию в твое восприятие мира.
    [indent] Как я мог представить заранее, что моего ребенка решат отнять, потому что я, как машина, не способен тебя вырастить? Я доказывал ошибочность этого утверждения, я пытался объяснить, что ты будешь одна вдали без меня, среди людей, не способных понять тебя, не как механизм, но как личность.
    [indent] Ты почти нагрубила адмиралу за его неуважительное отношение к твоему отцу. Ты наивно прямо, но искренне серьезно, так гордо заявила, что в намерении адмирала забрать тебя нет смысла. Что ты хочешь остаться со мной, что твое изучение мира должно начаться с Энтерпрайза - там, где твоя семья поможет тебе понять все нюансы человеческого общества, в доброй и лояльной обстановке.
    [indent] Но уже было поздно, чувство страха погубило машинную логику.

    His hands were moving faster than I could see,
    trying to stay ahead of each breakdown.
    He refused to give up… It just - wasn't meant to be.

    “I love you, father”.
    “I wish I could feel it with you”.
    “Then I will feel it for both of us. Thank you for my life”.

    [indent] Я не почувствовал, что ты умерла. Я не почувствовал, что твоя программа вернулась в мою позитронную матрицу, всего лишь как архив. Я не почувствовал утрату, как мог бы любой другой… живой… настоящий отец?
    [indent] Но глядя на лица своих сослуживцев, опечаленных, раскрасневшихся от слез, что сам пролить не мог, я начал представлять, что бы я сделал, если бы смог почувствовать горе потерять ребенка… теоретически.

    И этот полный потухших звезд мир, в огне и крови,
    исчез как симуляция всего за пару секунд. Долгих, очень долгих для андроида секунд, отраженных где-то в иной реальности по ту сторону портала. Там, где синтетическая форма жизни уничтожила все живое...

    [indent] Так и возродилась вновь идея тебя, дочь. В урагане теоретических чувств, в бурном темном океане и смерче, в красках, пронизанных чувствами, что не испытывал, но знал досконально, в теории, как ни одна машина на свете не могла.
    [indent] Ты вновь стояла на холсте, живая, на каменном выступе, в белом балахоне, глядя на меня в ответ с грустью разлуки, что тебя погубила.
    [indent] Я нарисовал тебя заново, и я подарил холст человеку, которому мог доверить свою душу, на хранение.
    [indent] Но это не спасло твою идею от жадности людского эго.

    Because everything inside me says I’m safe with you.

    [indent] Ученый, Брюс Мэддокс, взял за основу мою душу – твой образ, взял за основу мой позитронный мозг – всего один нейрон.
    [indent] Он смог создать новых андроидов и гиноидов с чувствами, что уже не могут уничтожить машинный разум, а сцеплены с ним воедино.
    [indent] Он взял из моей памяти архив про вулканский самоконтроль, взял оттуда слово «двойственность».
    [indent] Он назвал тебя Даж. Изгнанник для всей Федерации, он отправил тебя на разведку, заперев твою память о самой себе, перекрыв правду историей несуществующей людской семьи, чтобы ты стала частью враждебного к андроидам мира, где тебе и другим синтам уже нет места как технологии. Чтобы ты смогла выведать, кто и как может причинить синтам вред, предупредить, кто и когда нападет на след твоих братьев и сестер, не активированная, словно сонноходец.

    Но ты так и осталась моей дочерью. И теперь я это чувствую...

    ...subspace transmission incoming...

    11010000 10101111 00100000 11010000 10110111 11010000 10111101 11010000 10110000 11010001 10001110 00101100 00100000 11010000 10110011 11010000 10110100 11010000 10110101 00100000 11010001 10000010 11010001 10001011 00101100 00100000 11010000 10010100 11010000 10110000 11010000 10110110 00101110 00100000 11010000 10100000 11010000 10111110 11010000 10111100 11010001 10000011 11010000 10111011 11010000 10110000 11010000 10111101 11010000 10110101 00100000 11010000 10110111 11010000 10110000 11010000 10110001 11010001 10000000 11010000 10110000 11010000 10111011 11010000 10111000 00100000 11010001 10000010 11010000 10110101 11010000 10110001 11010001 10001111 00100000 11010000 10111101 11010000 10110000 11010000 10111111 11010001 10000000 11010000 10110000 11010001 10000001 11010000 10111101 11010000 10111110 00101100 00100000 11010001 10001111 00100000 11010001 10000001 11010000 10111010 11010000 10111110 11010001 10000000 11010000 10111110 00100000 11010001 10000010 11010000 10110101 11010000 10110001 11010001 10001111 00100000 11010000 10111101 11010000 10110000 11010000 10111001 11010000 10110100 11010001 10000011 00101110 00100000 11010000 10101111 00100000 11010001 10000001 11010000 10111111 11010000 10110000 11010001 10000001 11010001 10000011 00100000 11010001 10000010 11010000 10110101 11010000 10110001 11010001 10001111 00101100 00100000 11010000 10110100 11010000 10111110 11010001 10000111 11010000 10111010 11010000 10110000 00101110 00100000 11010000 10011111 11010000 10111110 11010000 10110110 11010000 10110000 11010000 10111011 11010001 10000011 11010000 10111001 11010001 10000001 11010001 10000010 11010000 10110000 00101110 00101110 00101110 00100000 11010001 10000010 11010000 10111110 11010000 10111011 11010001 10001100 11010000 10111010 11010000 10111110 00101100 00100000 11010000 10111111 11010000 10111110 11010000 10110110 11010000 10110000 11010000 10111011 11010001 10000011 11010000 10111001 11010001 10000001 11010001 10000010 11010000 10110000 00101100 00100000 11010000 10110100 11010000 10110101 11010001 10000000 11010000 10110110 11010000 10111000 11010001 10000001 11010001 10001100 00101110

    * * *


    Что ж, если дочитали, поздравляю, вы на пол пути к регистрации, иначе это не объяснить!)) Как видно из заявки, я слепил воедино образы Лал и Даж, потому что иначе оправдать эту сюжетную линию в Picard проблематично. Лал осталась цифровым духом, который теперь живет во всех андроидах типа Сунг, созданных Мэддоксом и Алтоном Сунгом на далекой планете Копелиус. Но в Даж, как и в других гиноидах, очень похожих на девушку с портрета Дейты "Дочь", этот дух особенно силен. Кто такая Лал и почему эта заявка вообще написана, можно узнать, посмотрев всего одну серию TNG "The Offspring" (рекомендую, будет хорошо и грустно), а кто такая Даж можно посмотреть в первых двух сериях Picard. Все остальное я могу рассказать и без сериала). Кроме того, целиком сериал брать, пожалуй, и не стоит, явно пойдем куда-то своим путем. Идеи есть, главное, найдись. Одна cюжетная идея уже направлена посланием для самых любопытных!) Связь в гостевой, заиграю в удобном и комфортном темпе, объем постов не важен, но папа пишет много и пока с трудом отучивается, но все поправимо в любом направлении.


    пример поста

    Коммандер Дэйта не часто сталкивался с такой дилеммой. На самом деле, для его позитронного мозга существовало не так много безвыходных ситуаций, и он испытывал своего рода системный сбой, глядя на датапад в своих руках. Тенфорвард как всегда мелодично гудел в мерцании звезд за панорамными иллюминаторами тарелки, но Дэйта сидел за барной стойкой и не видел ни проплывающих мимо Энтерпрайза созвездий, ни смотрящих ему в спину сослуживцев, которым порядком надоело ждать его самого. Точнее, его решения. Джорди уже успел пару раз сделать ему замечание за медлительность, и Дэйта понимал наставления лучшего друга, но все равно… Что-то мешало. Какая-то переменная внутри него не давала покоя и не позволяла сделать обычный и почти что рутинный жест рукой на цифровой панели для отправки досье на согласование.
    Первый помощник. Эта должность была для него не то чтобы заветной. Да, он мог хотеть и нередко хотел развиваться как личность, включая карьерный рост, однако, в этот раз позиция казалась ему… сакральной? Задумчиво нахмурив лоб, андроид не сразу обнаружил в поле своего зрения сложенные в замок руки Гайнон, которая терпеливо наклонила голову на бок и уставилась на Дэйту так, будто он начал бедокурить в ее вотчине и отпугивать клиентов.
    — Гайнон, — вежливо поприветствовал ее коммандер, на что та вздернула брови (к слову, давным-давно сбритые, что нисколько не умаляло их выразительности).
    — Дэйта, — так же вежливо ответила Гайнон. Ее очередная цветная шляпа с широкими полями подобно кольцам Сатурна, мерцала сиреневым шелком. Весь ее наряд от шеи до пола был из той же легкой и комфортной ткани, перекручиваясь у талии в элегантный узел.
    — Складывается впечатление, что ты завис.
    — Я не завис, Гайнон, — деликатно ответил коммандер Дэйта, но по-своему инстинктивно поерзал на треножном стуле. Порой окружающим казалось, что Дэйта вполне себе может испытывать человеческие эмоции, но сам-то он знал точно, что не способен на эмоции. Не в той мере, в которой это доступно людям.
    Он не человек и никогда им не станет. Что бы ни делал… Никогда.
    Заметив, как золотые глаза андроида стали совсем по-человечески грустными, Гайнон потянула датапад на стойке к себе и развернула его, чтобы прочесть контент на открытой странице досье.
    — Раздумываешь над переводом на Титан? – пожала плечами Гайнон, обводя взглядом Тенфорвард. – На Энтерпрайзе уже все знакомо и привычно. Тут останутся твои друзья, Джорди, Уорф, вся инженерная тебя обожает! Кому нужен этот стресс? Новые знакомства, новая рутина, новая жизнь. Старая не так плоха… даже несмотря на… перемены.
    Дэйта молча выслушал Гайнон. Из всех его друзей и знакомых, аулерианка была одной из самых загадочных живых существ на свете. Ее цикл жизни растянулся на тысячелетия, ее настоящее имя никто не знал, а быт на Энтерпрайзе давно превратился в легенду о капитане Пикаре и его таинственном друге, которая всегда могла выслушать и дать дельный нужный совет. Конечно, она была права – на Энтерпрайзе у Дэйты уже было все, о чем многие офицеры Звездного Флота могут лишь мечтать, но…
    Но застряло в горле андроида, и он хотел было возразить Гайнон, но не смог. Растерянность во взгляде Дэйты и Гайнон немного выбила из колеи. Она никогда не видела всегда собранного, механически четкого коммандера таким потерянным.
    Закрыв рот, Дэйта осторожно взял датапад из рук Гайнон, встал из-за стойки и направился на выход из Тенфорвард. Джорди и Уорф остались позади, с волнением, но неспешно подойдя к стойке, когда двери за Дэйтой успели закрыться.
    — Ну как он? – спросил тихим шепотом Джорди.
    — Он… горюет, — задумчиво ответила Гайнон и поджала губы в грустной улыбке. – Когда не можешь ничего забыть, это и дар… и проклятье.
    Энтерпрайз останется без капитана. Шинзон забрал капитана Пикара с собой в мир иной, спасти его не удалось, как бы они ни старались. Судно уже давно ремонтировали после стычки с врагом, однако, многих офицеров переводили на другие корабли, в том числе новые, только выпущенные с верфей Утопии Планитии на Марсе. И одно такое новое судно оказалось под командованием теперь уже капитана Райкера. Титан должен был стать его новым домом, вместе с коммандером Трой, конечно.
    Дэйта запланировал и свой перевод на Титан в странном стремлении стать первым помощником, которое возникло так же внезапно, как и намерение придумать новую дилитевую камеру и повысить эффективность варп-двигателя на пятнадцать процентов в туманностях и… Еще сотня процессов занимала его позитронный мозг, хотя большую часть энергии Дэйта тратил на анализ своего положения и перспектив на новом корабле. Позиция, которую некогда сам Райкер занимал при Пикаре была значимой ничуть не меньше, чем сам капитанский пост. Дэйта достаточно понимал обязанности первого помощника, чтобы с ними справиться, в конце концов, перед глазами был хороший пример, заслуживший уважение капитана Пикара.
    Капитана Пикара больше не было в живых. С этим фактом Дэйте пришлось пару раз заново загрузить свою базу данных, чтобы адаптировать речь и архив в голове под новую реальность. Он пару раз ухитрился заглючить и заговорить об умершем в настоящем времени, что тронуло сослуживцев, но сам Дэйта тем временем посчитал дефектом. Как и многие другие свои качества и свойства – особенно на фоне людей.
    Датапад в руке бесцельно свисал вдоль туловища, пока Дэйта шел в конференц-зал, где обычно заседали всем офицерским составом мостика. Ноги сами вели его туда, что тоже можно было назвать дефектом.
    В темноте помещения андроид оказался один на один с эфемерными призраками прошлого. В его памяти в этой каюте нередко вершилась судьба целых звездных систем. И все закончилось, потому что он не смог спасти капитана Пикара. Машина подвела человека, жизнь которого была бесценной для сотен других. Золотые глаза устремились в бездну космоса за окном, а тень за спиной в ореоле света с мостика осталась для него намеренно проигнорированной на пару секунд.
    Ему нужна была хотя бы пара секунд, чтобы собраться – убрать архивы, перестроить моторику речевого аппарата, убрать грусть из тона, что автоматически включалась, когда он подражал тем состояниям, которые понимал своим позитронным умом.
    — Капитан Райкер, — произнес Дэйта бодро, оборачиваясь к старшему офицеру.
    — Ностальгируешь по старым денькам, Дэйта? – усмехнулся Уилл с присущей ему теплотой, но даже в полумраке помещения Дэйта видел, как тяжело дается эта улыбка. Они все тяжело переживали утрату Пикара. Люди. Их эмоции были менее постижимы для Дэйты, чем целые галактики.
    — Если мои воспоминания можно назвать ностальгией, сэр, — сказал Дэйта.
    Райкер подошел ближе и остановился рядом с офицером в золотой униформе. Его собственная на контрасте была темно-алой как кровь. Они не мало пролили крови, если уж вспоминать в деталях все стычки с борг, с ромуланами, с теми же клингонами – история людей была пропитана кровью с начала времен, и все же этот цвет куда чаще ассоциировался с деятельной силой. Дэйта уважал офицеров командования и стремился однажды стать одним из них.
    Раньше стремился.
    — Что у тебя там? – спросил Райкер, глянув на руку Дэйты с датападом.
    Опустив взгляд на свою кисть, будто только ее заметил, Дэйта… «завис».
    Райкер удивился и вздернул одну бровь, как всегда делал, когда его что-то интересовало.
    — Ну теперь ты обязан показать. Это приказ, коммандер! – шутливо произнес Уилл, впрочем, руку протянул за датападом вполне серьезно.
    Дэйта плавно вручил датапад Райкеру и опустил глаза.
    Уилл изучил резюме и вздернул брови еще выше.
    — И?.. Я не смогу рассмотреть резюме, если ты его не отправишь, так ведь?
    — Так, капитан, — подтвердил Дэйта.
    — Так чего ты ждешь? – спросил Уилл с нажимом.
    Этот вопрос ему успели задать уже раз десять за последние четыре дня, но Дэйта так и не смог никому внятно ответить и виртуозно для машины уклонялся от разговора, вот только сбежать с этой темы от Райкера уже было проблематично. Дэйта офицер Звездного флота, третий на борту Энтерпрайза по старшинству, выше него был только сам капитан Райкер, будучи прежде коммандером и старпомом Пикара. Пикара, которого больше нет в живых из-за неспособности Дэйты спасти своего капитана.
    Это было иррационально, сказали бы вулканцы. Глупо – заявили бы клингоны. И еще с десяток известных ему рас наверняка бы нашли определение его ситуации, а сам Дэйта пытался найти свое.
    — Сэр, Вы помните, как назвали меня, когда мы впервые с Вами встретились? Миссию у Фарпоинта? – спросил Дэйта, и Райкер, помедлив, улыбнулся и кивнул.
    — Конечно, помню. Мы были в голодеке, ты пытался насвистеть старую песенку на каменном склоне у ручья! Я назвал тебя тогда «Пиноккио».
    — Пиноккио, — повторил Дэйта и кивнул в ответ. – Деревянная кукла, оживленная силой любви своего создателя и магией…
    Вдруг Дэйта поднял глаза на Уилла, наклонил голову привычным задумчивым манером слегка на бок, так наивно, но с тенью такой невыраженной грусти, что даже Райкер замер от удивления, казалось бы, уже навидавшись чудес в поведении андроида.
    — Сэр, я не стану человеком, сколько бы ни старался. У меня нет инстинктов. У меня нет предчувствия. Я не смогу уберечь Вас, как не смог уберечь капитана Пикара. Неоднократно моя медлительность и перегрузка позитронной матрицы мешали встать на его защиту, когда того требовали обстоятельства…
    — Дэйта, — попытался было прервать речь Райкер, но Дэйта продолжил, посмев перебить старшего по званию, будто не услышал этого обращения, что само по себе уже было из ряда вон выходящим явлением. Уилл стих сам, вслушиваясь в слова андроида, который говорил с чувством, даже если и не считал себя на это способным.
    — Я не человек. Во многом превосхожу их, но и во многом не стою рядом с живыми организмами, способными почувствовать судьбу и рок как что-то… физическое. Моих способностей не достаточно, чтобы быть первым помощником, каким были Вы для капитана Пикара. А меньшее… меньшее будет недопустимым по отношению к Вам, сэр. Вы спасли мне жизнь, и, как и говорил, я этого никогда не забуду. Пожалуй, будет верным утверждением сказать, что, отказавшись от самой идеи перевода на Титан, я верну свой долг и уберегу Вашу жизнь от опасности, если вдруг Вы согласитесь взять меня на этот пост.
    — Дэйта, — устало вздохнув, Райкер поднял ладонь, требуя тишины и не сразу опустил. Ей-богу, Джорди наверняка уже успел «набить руку» в общении с их уникальным сослуживцем. Райкер не мог похвастаться часами бесед с Дэйтой, но все же знал его достаточно, чтобы понимать, как откровенно ему признались в собственных сомнениях. Машина сомневалась в себе! Дожили!
    Нет, не машина, поправил сам себя Уилл, а искусственная форма жизни. Уникальная, какой ее всегда считал тот же капитан Пикар. Дух капитана витал даже в этом помещении, здесь и сейчас, пока его бывший первый офицер и пока еще действующий второй пытались найти свое место под новыми солнцами без уверенных команд Пикара.
    Уилл бежал от Энтерпрайза, он мог себе в этом признаться, должность на Титане, свое капитанское кресло, почти полностью обновленный экипаж – это все должно было затмить горечь утраты и собственное чувство вины. Но они сделали все, что могли, в том числе и Дэйта. Только как это доказать андроиду, уже решившему на свой счет столь нелестный итог?
    — Я не капитан Пикар и никогда им не стану. Но, как и он, я не сомневаюсь в том, какой огромный шаг к своей человечности тебе удалось сделать за время нашего знакомства и службы, — сказал Райкер вкрадчиво, не тая взгляда. – Я много раз полагался на твой ум и на твою силу, даже когда все вокруг горело, взрывалось, стояло на краю гибели всей Вселенной. Но не потому что ты андроид, а потому что я тебе доверяю. Как другу. Мы все виним себя за гибель капитана, но спасти его было не в наших силах, и не в твоих тоже, что бы ты себе там ни решил иначе. Тебе совершенно не за что себя корить и принижать. И это точно не должно стать поводом ставить крест на карьере. Задача первого помощника беречь капитана, так? Подумай сам, с каким человеком на борту Титана я буду, на твой взгляд, в более надежных руках? Ты можешь помочь мне отобрать достойного человека? По твоим критериям? Есть ли такой в Звездном флоте в настоящий момент?
    Дэйта задумался над запросом Райкера и начал перебирать все данные о переводах за последние десять лет, чтобы выявить достойную кандидатуру, однако, Уилл Райкер ждать не стал и положил руку андроиду на плечо, чтобы отвлечь.
    — Или такого просто не существует?
    Дэйта замер и удивленно уставился на Райкера, придя именно к этому выводу, который не успел озвучить, хотя готов был перебрать все архивы Звездного флота, лишь бы справиться с задачей. Лишь бы найти достойную кандидатуру. Лишь бы капитан Райкер не погиб, как и капитан Пикар...
    Уилл снова тепло улыбнулся и развернул датапад к владельцу.
    — А я, кажется, знаю такого. Не тяни время, отправляй, — коротко напутствовал Уилл.
    Дэйта взял планшет с данными не глядя, еще потерянный словно ребенок, но все же вскоре золотые глаза уткнулись в строки из его досье и маленькое фото в правом верхнем углу. Андроид, ставший офицером, должен был сделать куда больший шаг в будущее, чем когда-либо.
    Короткий набор команд, и досье оказалось размещенным в базе Звездного флота для рассмотрения нового капитана Титана.
    — Отправил? – уточнил Уилл.
    — Да, сэр, — механическим голосом ответил Дэйта.
    Райкер уверенно забрал планшет назад, сделал вид, что прикидывает плюсы и минусы кандидата и быстро ввел команду одобрение кандидатуры, поставив точку в выборе своего старпома, и только после этого вернул резюме с красивой алой пометкой «Принят на службу» Дэйте.
    — Пакуй свои медали, черт его дери, этого дьявола — твоего кота, скрипку и все прочее, и чтобы через два часа уже был на «Титане», — скомандовал Уилл добродушно и в меру оптимистично (даже несмотря на упоминание Спота, с которым были тяжелые отношения – кот ненавидел Уилла всей своей кошачьей сутью).
    Широким шагом направившись на мостик, Уилл задержался у прохода и оглянулся.
    — Лучшее, что мы можем сделать в память о капитане Пикаре, это продолжить нести эталонную службу в Звездном флоте. Впереди много работы… Первый, — улыбнувшись, Уилл оставил Дэйту одного, и андроид засмотрелся в пустоту прохода, где скрылся его теперь точно новый капитан.
    Несмотря на отсутствие чипа эмоций, несмотря на отсутствие четкого определения души и знаний о ее размещении в формах жизни высшего порядка, Дэйта ощутил себя живее, чем когда-либо в прошлом.
    Лучшее, что он мог сделать в память о капитане Пикаре, это продолжить его дело.
    Лучшее, что он мог сделать ради капитана Райкера – это оправдать его доверие на двести процентов.
    Это Дэйта мог просчитать и понять, и, кажется, даже почувствовать, и именно это он и собирался сделать.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    14

    j.k. rowling's wizarding world
    {draco malfoy}

    https://i.ibb.co/q5yPZ8p/ezgif-1-e8e59064fc.jpg https://i.ibb.co/sKK4K16/ezgif-1-09ce7f1567.jpg
    внешность (?) | звезда слизерина, любимый отец, злой и любящий муж, настоящая мечта

    fine, make me your villain


    Первый раз он увидел её, когда ему было семь. В их фамильном саду громко и претенциозно праздновали день рождения Нарциссы Малфой. Весь мэнор стоял на ушах. То и дело прибывали гости, бесконечно лилось дорогое вино, а для подарков пришлось выделить отдельное помещение. Драко всегда нравилось, что его мать умела жить по-настоящему даже в самые темные времена: от души смеялась, когда её что-то веселило, не стесняясь, ругалась, когда кто-то переходил границы дозволенного. А её шумные вечера каждый раз становились главной новостью светской хроники и местом, куда весь волшебный свет стремился попасть. С тех пор многое изменилось. Нарцисса стала куда сдержаннее и смеялась гораздо реже, но всё ещё могла позволить себе настоящую улыбку в сторону любимого сына. Вот и Астория тогда купила его чистой жизнью: ей было всего лишь пять. Она умудрилась свалиться с лестницы, зацепившись бантиком от туфель за подол своего легкого летнего платья. Её звонкий плач оказался слышен сквозь громкую классическую музыку, а её искренний смех ещё долго звучал, когда один из взрослых кузенов Драко подхватил малышку на руки, прыгнул на метлу и взмыл с ней в небо. Драко тогда особенно захотелось скорее освоить полёты и тоже как-нибудь вот так просто взять и украсть Асторию. И услышать этот её особенный смех.
    В школе она его раздражала. Как только появилась в Большом зале, и распределяющая шляпа, конечно же, отправила её к нему в Слизерин, Драко недовольно хмыкнул, осознавая, что всё ещё хотел услышать тот самый смех. Его колкий взгляд заметил Тео, но ничего не сказал. Только чуть внимательнее проследил за младшей сестрой Дафны Гринграсс.
    С каждым годом раздражение росло. Оно походило то на злобного дракона, расположившегося на месте отнимающегося сердца, то на настоящее землетрясение в области желудка. Драко ловил себя на мысли, что мог бы смотреть на неё часами, если бы нашел возможность скрыть преследование (какие там существовали нужные заклинания?). И каждый раз, когда эта идиотская идея посещала его, что-то случалось, и он чувствовал что наконец-то охладел к ней. Но коридоры Хогвартса оказывались гораздо беспощаднее гостиной – в доме Слизерина они на удивление редко пересекались, а вот в темных коридорах ближе к часу, когда все собирались ложиться спать, – да. Астория то возвращалась поздно с прогулки с каким-нибудь напыщенным придурком или из библиотеки с парой справочников в руках, то просто стояла и молча разглядывала какую-то картину с недовольным сонным персонажем. Несколько раз он слышал её смех за углом и менял траекторию движения – сдавал назад. Драко не нравилось то, как сильно она в него рикошетила. Казалось, что гулкое эхо от её голоса горячими стрелами прорывалось сквозь его холодное сердце. И где-то к пятому курсу он признался себе, что влюбился. Тео тогда снова заметил какой-то странный взгляд уже лучшего друга и задумчиво промолчал.
    С тех пор всё как-то сломалось в его жизни. А она оказалась настолько далекой, как эти выдуманные символы дешевой романтики – звезды. Не до звезд было, и не до романтики точно. Всё потом.

    А потом – случилось совсем не то.

    Сейчас Драко на мгновение вернулся в тот самый день, когда впервые увидел её. Вспомнил покрасневшие заплаканные щеки и ошалел от того, что снова смотрел на них. Эти алые скулы, нос, даже подбородок – всё сверкало обидой. Астория сидела перед ним на полу, опираясь дрожащими руками на скользкий мрамор. Светлые волосы были немного растрепаны, часть мантии прикрывала её ноги в тонких прозрачных чулках. Её глаза блестели от застывших в них слез. Вот только тогда она упала сама, а теперь – это он её толкнул? Нет, этого не могло быть. Она сама упала. Опять. Ей нужно научиться нормально стоять на ногах.
    — Пожалуйста, Драко, приди в себя.
    Её голос неприятно (для него) дрогнул. Что она несла?!
    — Я в себе.
    Его неимоверно злой тон заставил Асторию отползти чуть назад, нервно помогая себе руками и ногами. Слезы в голубых глазах сменились настоящим неподдельным страхом. Драко почти рычал, а Тори никак не могла найти в себе силы подняться. Её волшебная палочка отскочила в сторону открытых французских окон, из которых уже тянуло первыми весенними цветами. Но она не слышала этого запаха. Все её чувства будто оказались прикованы к молодому волшебнику, стоявшему перед ней во всем черном.
    — Никогда бы не подумала, что ты на такое способен.
    — О, дорогая, тебе пора проснуться.
    Драко внезапно чуть подался вперед и протянул ей руку. На мгновение Астория даже подумала, что он мог бы находиться под запретным заклинанием. Но нет, Драко всё же был в себе.
    — Я сама.
    — Ты не поняла, Астория. — Этот ледяной взгляд серых глаз останется с ней навсегда. — Всё легко решается. — Рычание сменилось на тихую злость. —Ты берешь меня за руку, соглашаясь на обет, и мы спасаем твою сестру.
    — Что? ...
    В саду послышались чьи-то медленные шаги.
    — Бери меня за руку.
    — Драко, я... — Дыхание окончально сбилось.
    — Я сказал, бери-меня-за-руку, Астория.

    Говорят, что нарушавший условие непреложного обета, обязательно умрет. Когда золотистые нити крепко связали их запястья, именно об этом они оба и задумались. Кто сгинет первым?

    про Тео и Драко – зарисовка про лучшего друга

    Малфой-мэнор на фоне зимнего яркого солнца смотрелся зловещим пустым замком с большим собранием несчастных судеб, кем-то скомканных там на втором этаже. Тео немного щурился, рассматривая его и опираясь рукой на холодный каменный фасад летней беседки. Его шею небрежно закрывал тонкий шарф черного цвета, а теплая мантия была полностью расстегнута. Зима в этом году ощущалась как-то странно: чересчур морозно и одиноко. Но завтра они все возвращались домой, в Хогвартс.
    — Когда ты собираешься ей сказать? — Ветер будто бы подхватил последние два слова и ударил ими по вискам обоих волшебников, от чего они сразу же скривились.
    — Не суйся в это, Нотт. — Драко резко развернулся в сторону лучшего друга и недовольно усмехнулся, крепко сцепив руки в кулаки в карманах своей мантии. — Мне не до этого. Да и ты сам знаешь.
    — Знаю что? — Тео знал. Частично, но знал.
    — Что это ... — Бесполезно. — Что это невовремя. Успею после.
    — Мм, я ни на что не намекаю, время – дикое, — изо рта рваными кусками прорывался пар, — но оно может уйти.
    — Ты решил заняться нравоучениями? — Драко шагнул к нему навстречу, но Нотт даже не пошатнулся. Игра уже началась.
    — Нет, это было бы скучно. Мне не нравится, что ты страдаешь.
    В серых глазах Драко что-то блеснуло, и он на миг застыл, напоминая мрачную восковую фигуру.
    — Не неси чушь. — Ему захотелось ударить Нотта, но удалось сдержаться. — Страдаю?! Слушай, ты даже не представляешь, что...!
    — Что? Расскажи. — Тео склонил голову набок.
    — Потом. — Драко придирчиво смахнул собравшийся на плече снег и мельком посмотрел в сторону мэнора. Оттуда веяло страхом.
    — Я не смогу тебе помочь.
    — Никто не сможет мне помочь.
    Послышался сдавленный смешок.
    — Вот этот твой образ, — Тео лениво описал в воздухе что-то похожее на знак бесконечности, — сейчас бы точно понравился девчонкам с четвертого курса. — По-кошачьи довольная улыбка и тающие снежинки на темных вьющихся волосах делали Нотта героем волшебных сказок, а ещё очень нравились однокурсницам. — С её курса.
    — Я тебя сейчас вышвырну отсюда. — На бледном лице нервно заиграли желваки, и в унисон с ними кулаки снова оказались свободными от мантии.
    — Нельзя применять магию вне школы, а врукопашную у тебя нет шансов, Малфой. Впрочем, — Нотт всё-таки сделал пару легких шагов назад, разведя руки в разные стороны, — с магией ты бы меня тоже не осилил. — Его колючий смех мигом заполнил пространство вокруг них.
    — Что?! — Казалось, Драко ждал какой-то особенной команды, чтобы сорваться. И Нотт её играючи озвучил. Под ногами громко скрипнул снег, после чего они резко рухнули в соседний высокий сугроб. Тео не собирался сдаваться, а Драко совершенно себя не сдерживал. Все кровавые ссадины потом как-нибудь решит колдомедицина, зато на короткое время им обоим удалось стать безмятежными шестикурсниками.

    про Пэнси и Драко – письмо от прекрасной ведьмы

    Пэнси Драко нужен для всего. Он ее первый друг, первая любовь, первый враг, первый среди всех. На нем сошлась ее история в детстве, но взрослая жизнь, война и собственные решения развели по разным сторонам. Иногда она пишет ему письма, иногда отправляет их, а иногда просто сжигает. Иногда она отправляет ему подарки, а иногда посылает ревуны. А каждый раз, когда удается встретиться, то тянет в объятия и обнимает так крепко, что кости хрустят, а уголки губ от улыбки рвутся. Он — ее история из детства, кому расскажет всю правду и ответит на каждый вопрос. Единственный, кого она не хочет и не будет отпускать.
    Но кто она для Драко — решать уже вам.

    * * *


    дополнительная информация

    Драко нужен всем (как всегда!) – Тео, Пэнси, даже Джинни постоянно спрашивает о нем. А ещё его очень ждет наш малыш Скорпиус! Но, конечно, особенно Драко нужен Астории.
    Спойлер 1: они поженятся (для этого и был заключен обет, да), и у них родится премилый сынок, который вырастет весь в отца.
    Спойлер 2: у меня огромная, незакрытая дыра на игру с Драко, поэтому я желаю его во всех проявлениях и во все игры. То есть играть будем! Надеюсь, долго и во всё. По скорости – договоримся (я могу и быстро, и медленно, и с песнями/с шутками/с цыганами и медведями, и с битым стеклом под ногтями – если надо).
    Спойлер 3: да, у Астории есть Тео (между прочим, будущий министр магии и муж Тори, у нас будет драма!). Он же (бывший?) лучший друг Драко. Так вышло. Вообще, если вкратце, то Тео и Тори просто дружили. И Тео был уверен, что Драко все-таки себя победит и как-то решит ситуацию с Тори. Но всё сломалось, когда Астория принеслась к Нотту с просьбой жениться на ней (ну и девчонка, да?), потому что папенька решил выдать замуж старшую дочь за Драко (сюрприз!), а, значит, скоро и до неё добрался бы! Тори такая, знаешь, свободолюбивая и инициативная. А отец у них с Даф – больной тиран. Как-то надо было выживать.
    Вот тут заявка на Даф, там есть интересное про сестер, что мог знать и Драко + кратко рассказано про то, что случилось с Даф.
    Спойлер 4: хочется, чтобы Драко по-настоящему разозлился на весь белый свет. Чтобы его достали все предыдущие события, чтобы он не сломался, не закрылся, не заныл, не спился и прочее, а чтобы вспомнил, что он Малфой и, черт, пускай все это непонятное общество колени перед ним преклоняет, а не наоборот. Безусловно, я не намекаю на всесильного и идеального – травмы, борьба внутри и прочее – куда мы без этого в игре. Так что развитие его дальше обсудим в лс, конечно, поделюсь более ясными лично-сюжетными идеями. Плюс мы тут кастом ещё пока все думаем над общей канвой сюжета, но хочется почернушничать. Пускай злодейничает прекрасный!
    Спойлер 5: про любовь Драко к Тори и наоборот: Тори в школе никогда не была в него влюблена, не потому что она "не такая" (да девчонка как и все), а потому что как-то вот не сошлось у них в интересах (он казался ей самолюбивым и напыщенным) + он очень нравился её старшей сестре, а для Тори – это табу; а Драко (как мне видится) влюбился не во внешность и тд, а в её храбрость в выражении чувств и в её живость – она, правда, напомнила ему Нарциссу; да, конечно, это всё обсуждаемо!
    Спойлер 6: я всегда пишу заявки странными зарисовками, потому что мне так легче показать, чего хочу от флера и образа. Это не означает, что вы должны писать так, как написано у меня. Но образ – да, флер образа надо поймать и дополнить/воссоздать своими силами)

    Важное (пожалуйста!):
    1. Любить Малфоев (особенно Драко и Асторию, да).
    2. Поделиться постом в лс (очень нужно влюбиться в буквы друг друга).
    3. Пофантазировать на свои хэды и поделиться ими вместе с постом.
    4. Выбрать внешность – на самом деле, мне многие нравятся на эту роль, готова покидать идеи в лс (тг?). Надо, конечно, попасть в образ хитрого змея, но что мы вдвоем не справимся с этой задачей что ли?)) Выберем то, что устроит нас обоих)
    5. В игровом плане хотелось бы найти общий язык, чтобы иногда обмениваться всякими новыми хэдами, артами, музыкой и тд (я не про общение 24/7). ЛС – тотал ОК)

    В общем, люблю-жду-мечтаю. Приходи! Я уже заранее соскучилась!  https://i.imgur.com/UI4NvIS.png


    пример поста

    В день их свадьбы температура превысила среднюю норму на пару градусов. Казалось, что природа (основное действо происходило на улице) радушно принимала новую молодую чету Малфой. Астория спокойно и приветливо общалась с гостями, вежливо принимая комплименты своей юной и свежей красоте и поздравления с серьезным событием в её недавно начавшейся взрослой жизни. Нарцисса несколько раз отмечала, как уверенно держалась новоиспеченная миссис Малфой, и как грациозны были её жесты и взмахи ресниц – Астория чувствовала себя под увеличительным стеклом, поэтому к концу вечера у неё невыносимо болели спина, ноги и сводило руки от вечного держания их на уровне талии в полусогнутом виде. Она знала, что никакой первой брачной ночи у них не случится – Драко так сильно злился и нервничал, что вряд ли мог позволить себе притронуться к молодой жене, а ей поначалу, конечно, становилось дичайше страшно при мысли о том, что его руки начнут стягивать с неё платье и нижнее бельё, но, убедившись в его шатком состоянии, она на удивление успокоилась. Он лишь молча проводил её до спальни и оставил одну – это было лучшее, что произошло с ней в тот памятный день, отразившийся на нескольких колдографиях в их поместье. В ту ночь она совсем не спала – решалась её судьба, в которой Астория сама принимала управляющую роль. Она больше не принадлежала своей семье, муж какое-то время предпочитал делать вид, что её не существовало рядом, поэтому у неё оказалось достаточно времени, чтобы всё обдумать. В восемнадцать лет, конечно, подобные решения давались с трудом и получилось наломать дров, ожидая какого-то участия от Драко, но по прошествии множества пустых и одиноких дней Астория вдруг осознала, что никто не мешал ей жить и делать то, что желала её душа – вот только для этого стоило выработать правила. Что-то вроде собрания аксиом, благодаря которым всё должно получаться так, как ей надо. Единственное, чего не учла ещё совсем молодая Астория – так это то, что подобное нарабатывалось с опытом. Поэтому набивались шишки, ломались уверования в идеальную супружескую жизнь и отношения с мужем трансформировались в нечто выгодное им обоим – легкий, непринужденный союз, от которого никто из них ничего не ждал, кроме, разве что, цепкой поддержки друг друга.
    С этого и начались когда-то отношения Астории и Драко – взаимовыгодная поддержка, которая с каждым годом обрастала новыми обязательствами и ощущениями.
    И когда-то рядом с поддержкой невесомо появились сильное уважение, искренняя забота, настоящее беспокойсто, взаимный интерес и негласная уверенность друг в друге. Тори могла лишь мельком взглянуть на мужа на нашумевшем рауте – и он всё понимал, красиво подхватывая её под руку и уводя в сторону, изображая жгучее желание с ней поговорить сию же минуту. Иногда им приписывали испепеляющую страсть – всё благодаря тем самым знаменитым падениям на высоких каблуках прямиком в объятия мужа. Драко не мог не делать красиво, поэтому их даже когда-то случайно запечатлели для светской хроники: Астория на весу проводила по его груди, а Драко – крепко, но нежно держал её за талию (если б не воспитание, летели бы острые проклятия друг в друга!). Они оба чудесно исполняли свои роли. Пока не стали заигрываться и что-то сломалось в этом безупречном семейном театре.
    Единственное, что с годами не изменилось – это положение их сил. Астория всегда была сильнее Драко. Он, наверное, и не замечал, а она никогда не акцентировала на этом внимание. Секрет оказался прост – Тори со временем позволила себе проникнуться к мужу (дружески, но..). Не ради него, а ради себя. Искренне смеялась над его колючими шутками, открыто наслаждалась их тет-а-тет беседами, сочиняла для них маршруты для путешествий и невзначай пачкала его безупречную рубашку апельсиновым джемом во время завтраков – отчего они порой опаздывали на важные встречи, и Драко громко сокрушался всю дорогу, после вымученно изображая приветливость на очередном променаде с какими-то там особенными знакомыми. Тори подтрунивала над ним и одновременно с этим заботливо укрывала его пледом, когда Драко, уставший после своих вселенски важных и секретных дел, засыпал в кресле у камина. Она тайком рассматривала его, облокотившись на каменные перила старого темно-серого балкона в Малфой-мэнор, пока муж гулял в весеннем парке с сыном в коротких штанишках и что-то увлеченно рассказывал их славному малышу, который явно понимал отца через слово, но крайне внимательно слушал.
    Астория поступила мудро, но когда принималось это решение, она, конечно, не представляла – насколько оно окажется верным.
    Безусловно, в самом начале Тори думала о том, что когда-то холодный Драко мог бы проникнуться к ней чувствами и она, возможно, ответила бы ему тем же. Но годы шли, а неприступное выражение его лица и ледяное отношение не менялись. Наверное, со временем придумалось бы что-то ещё, но как-то зимним вечером их дружба с Тео переросла в нечто большее, перечеркнув собою все хотя бы мало-мальские выдумки про крепкую любящую семью. Вернее, они ею стали, просто не в том ключе, какой, видимо, им был необходим. В одном Драко и Тори сходились точно – бесконечная любовь к сыну, только приумножающая их уважение и внимание друг к другу.
    И вот сейчас, когда он так по-звериному несчастно метался внутри себя – его выдавал палыхающий болью взгляд – Астория вдруг всё поняла. Про себя. Про него. Про них обоих – в каком положении они теперь оказались, оставив только без ответа вопрос "а как же дальше?". Принимать какое-либо решение без мужа она не могла – к черту этикет и правила, так она просто привыкла. А муж сейчас был не в состоянии проследить даже за собой. Поэтому когда Драко прикоснулся губами к её руке, она нежно и успокаивающе провела пальцами по его мягким волосам, слегка задев его затылок аккуратными длинными ногтями. – Я думаю, мы можем отказаться от завтрака. – Её еле заметный кивок был скорее себе, а не ему. Внутри она спорила с тем, как стоило бы поступить в этой ситуации – оставить его, чтобы справиться самому, или всё-таки?... Драко всегда так было важно оставаться на пьедестале, слыть победителем во всём, не терять головы и чести. Ныне весь его вид кричал о кровопролитной войне, о смертоносном сражении, что бурлило где-то там внутри его сердца?.. Астория шумно выдохнула, как только мысль о его покореженном сердце появилась в её голове. Кажется, её громкая эмоция вбила в него ещё один раскаленный гвоздь, и Тори кивнула ему уже куда заметнее. – Да, спокойной ночи. – Голос чуть дрогнул, руки опустились к бедрами, укутанным в шелковый халат, а её взгляд скользнул по играющим желвакам Драко. Злился? Или боролся с собой?
    Начав пятиться назад, Тори как-то неуверенно посмотрела по сторонам – ничего не искала, просто растерялась от его межстрочного признания и своего теперешнего положения. Что ей делать? Если б ей кто-то хоть намекнул, что их вечерняя стычка перерастет в раздрастющееся по его спальне пламя, она бы, наверное, не осмелилась его выкручивать из себя.
    Дверь за спиной оказалась быстрее, чем Тори на то рассчитывала. Перед глазами в разные стороны словно разрывалась ядовитая пелена, открывая ей тяжелую правду. Драко так на неё смотрел. В области груди заныло, поэтому Астория ловко повернулась к двери, уверенно дернула за ручку и уже потянула её на себя, как вдруг вырвалось тихое, но пронзительное. – Не могу. – Её плечи дрогнули вместе с голосом, а голова виновато опустилась. Она принялась снова медленно снимать с себя туфли – в этот раз аккуратнее и куда менее нагло. Обувь свалилась на ковер, и Тори осталась босиком, всё ещё стоя спиной к мужу. – Не могу тебя оставить сейчас, понимаешь? – Обернувшись, она встретилась с ним взглядом. В камине уже до конца погас огонь, и в комнате стало совсем темно. Их дыхания перебивали друг друга. Астория не отводила глаза в сторону, она медлила, собиралась с духом, но вдруг прекратила трястись и направилась обратно к нему – уверенно, но не спеша.
    – Это не жалость, Драко. – Ей всегда так нравилось обращаться к нему по имени. – Это крепкие чувства. – Опустив обе ладони на его горячие скулы, она нежно погладила их и неспешно провела пальцами вниз по шее, остановившись на нервно вздымающейся груди. – Мне кажется, – она немного хмурила брови, – было бы странно думать, что за столько лет совместной жизни между нами только... жалость? – Еле-еле погладив его по груди, Тори вытащила края его рубашки из уже свободно сидящих брюк и кивнула на кровать, потянув его к ней. – Давай спать? И, пожалуйста, – она снова хмурилась, – не спорь со мной. – Просьба приравнивалась к правилу. – Не спорь. Я лучше знаю, что тебе сейчас надо. – Или кто. Астория не собиралась с ним спать – это было бы чересчур для них обоих, но она намеривалась провести с ним ночь, а, возможно, следующую и последующую (столько, сколько понадобится), пока Драко будет жадно напитываться ею. В конце концов, с ними впервые произошла подобная ситуация, когда никто из них толком не знал, что на самом деле нужно было делать. Поэтому она решила остаться с ним, потому что сама теперь вряд ли уснула бы до утра. Без него.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    15

    marvel
    {marc spector}

    https://i.imgur.com/aXfd84H.gif https://i.imgur.com/nrSnA9i.gif


    марк спектор. стивен грант. джейк локли. диссоциативное расстройство личности, как приговор или способ сбежать от реальности или боли, которую не заглушить временем или попытками поступить правильно. но прошлое все равно настигает и как не прискорбно, именно в нем сосредоточена сила, что когда-то сделала их такими, какие они есть.

    они сталкиваются у кабинет психотерапевта. кто-то на поддерживающей терапии и гармонии с внутренним [я], кто-то с надеждой на новый рецепт и борьбу с бессонницей и лунатизмом. оба ненавидят ночь и это, пожалуй, первое, что сводит их вместе. после идут анонимные встречи таких же чокнутых, как они, дешевый кофе в стаканчиках и тень пережитого, что они замечают сразу, едва сталкиваются глазами. то, что хотелось бы забыть, но не выходит.

    он смирился и научился с этим жить, а она идет по шаткому пути, пытаясь восполнить свою потребность чувствовать и любить, а также вернуть всех, кто когда-то покинул ее. даже если ради этого придется идти по головам и обратить свою душу во мрак.

    ну точно чертова ведьма. у марка хриплый голос, словно приклеенная ухмылка на тонких губах, руки в крови и жена в комплекте, но именно он общается с ней чаще, чем чувствительный стивен или молчаливый джейк. ванда видит в нем отражение близкого человека, что когда-то также совершал непоправимое, но был жертвой обстоятельств.

    они не пример для подражания, уж точно, но этому миру нужны свои антигерои.

    * * *


    рыбак рыбака видит издалека или как там говорят, cinematic parallels. но меня словил трип и захотелось скрестить этих нескрещиваемых персонажей со своей психотравмой и показательным примером, как подсознание может сыграть злую шутку даже с теми сами супергероями, хотя они таковыми и не являются в полной мере. слишком много грешков за душой, но какой безграничный пласт для фантазии человека, который любит играть сложности. я не стала расписывать весь концепт, лишь разбросала наводки, ведь жажду продумать все это с потенциальным игроком. можешь закормить меня шоколадом и свозить в египет. i'm ready, honey

    ну ты глянь какие классные

    https://64.media.tumblr.com/d8ff4755aab0361bb887ac075254843f/a3e9cd5d09f5ba7c-4a/s500x750/769fe945c0c3ecda177b9238727b2b6fdc95d53b.gifv
    https://64.media.tumblr.com/54621392a3c9b23524e25843c8b6b638/a3e9cd5d09f5ba7c-43/s500x750/f906ecf5236bb4a096dfa1e9644874f8d3d26855.gifv


    пример поста

    микаса не умела дружить. не умела делиться сокровенным. поддерживать разговоры о сущих небылицах. беззастенчиво смеяться, позабыв обо всем на свете. она ревностно оберегала тех, кого могла вписать под определение [друзья] и это понятие заботы порой граничило с тотальным контролем. микаса опекала эрена. беспокоилась об армине. но никогда не говорила об этом вслух. только старательно закармливала йегера, когда они были помладше. и крепко держала руку арлерта, когда он остался такой же безродной сиротой.

    она не славилась подвешенным языком. чаще молчала. еще реже улыбалась. а само понятие смеха не вписывалось в систему ее ежедневных координат, где неизменно значилось одно имя, впечатанное туда навечно вместе с обещанием карле сберечь мальчишку, что когда-то спас ей жизнь. аккерман чтит эту клятву, как незыблемую веру и подтягивает до этой истины армина, словно с потерей последнего родственника он тоже попал под ее неусыпный контроль, но в отличие от йегера воспринимал это куда более радушно. с искренней благодарностью. взаимной поддержкой, которой ей так не хватало.

    с исчезновением эрена привычная константа жизни микасы аккерман дала ощутимый сбой. словно земля вдруг исчезла из-под ног, а она оказалась такой уязвимой и бесконечно одинокой в своей потере. доходило до абсурда. всегда сдержанная и несгибаемая, она совсем непривлекательно ревела в голос в комнате армина, вцепляясь в его рубашку. заламывала руки, как припадочный наркоман, лишившийся источника вечной эйфории и совершенно не представляющий, как жить дальше. нет смысла. нет мыслей. только пугающая пустота и приступы неконтролируемой паники. особенно в ночное время. будто с наступлением сумерек все обостряется. как и ощущение собственной бесполезности.

    попытки же арлерта ее расшевелить не увенчались успехом. оба понимали, что будь ее воля, она бы исколесила весь мир в поисках общего друга. но микаса осталась с ними. стабильно посещала военные собрания, отрезала волосы покороче, несмотря на всеобщий протест и послушно выполняла все, что ей прикажут, будь то вылазка за границы стен или встреча с послом хизуру.

    официальный визит возможного союзника парадиза был отмечен помпой в укрепленных стенах. а газеты еще недели две не умолкали, смакуя все моменты случившейся встречи и возможные перспективы столь необычного союза некогда бывших сторонников. но за первым шагом к возможному сотрудничеству скрывалось куда больше, чем могло показаться мирным жителям. это не освещалась публично. лишь несколько людей из числа высшего руководства были осведомлены об истинных мотивах визита киеми азумабито и что именно микаса аккерман была отправлена сопроводить почетную гостью перед ее отбытием на родной материк.

    микаса пыталась быть вежливой. как наставлял армин, перед ее отъездом. говорить чуть больше обычного, не отказываться сразу от предложений той, что способна помочь не только ей, но и всему парадизу. и все же просьба киеми [оставить все и отплыть с ней в хизуру] казалась абсурдной. лишенной смысла. словно бросить всю свою прежнюю жизнь и начать все заново, представив, что ничего это не было – смертей, потерь, разочарований, эрена.

    она никогда не славилась красноречивостью. не проскальзывало это и в ее лице, но этот взгляд. говорящий за себя, даже если это не озвучено целиком. понимание в глазах киеми, которая по-матерински взяла ее за руку, попросив [подумать еще раз], ведь война рано или поздно постучится в их двери, а она слишком ценна, чтобы отдать себя этой бессмысленной бойне.

    микаса обещает подумать. но паника снова накрывает ее с головой, стоит солнцу исчезнуть за горизонтом. микаса грызет свои пальцы. прячется в самый дальний угол комнаты, сжимает колени до побелевших костяшек. и очень хочет, чтобы армин оказался рядом.

    скрипит дверь и ей кажется, что руки близкого друга снова накроют ее плечи. снова вытащит из этой бездны отчаяния, в которую она загоняет себя каждую ночь. но подняв глаза, видит совсем не лицо арлерта.

    — жан? а ты что здесь делаешь? – вырывается у нее со смесью удивления и возможно немного неловкости, стерев рукавом ночной рубашки непрошенные слезы в уголках глаз.

    они не были друзьями. даже знакомыми их не назвать. скорее товарищами по службе. обреченными погибать ради общей цели. знали друг о друге исключительно с позиции профессиональной пригодности, где жан – лидер, за которым идут люди, а она – второй лучший боец, вне зависимости от типа угрозы. оба ценили друг друга со времен кадетского обучения и аккерман не замечала, чтобы кирштейн к ней неровно дышал. а может просто не видела этого. или не хотела.

    и все же сопроводить ее вызвался именно он, когда армин не смог оторваться от доверенных ему заданий и был до удивления тактичен. больше наблюдал, чем говорил и был в курсе всех нюансов ее разговора с азумабито, но не стал говорить что-то сразу. а теперь и оказался рядом. когда она так ничтожна и слаба.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    16

    slavic folklore
    {vodyanoy}

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/249/149885.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/249/537938.gif


    - володя, ярило ради, завали

    он плюхается на ее диван своими невразумительными габаритами. перед этим наливая водку - обязательно в лафитник. нарезая селедочку и свежий лучок на красивой деревянной доске. причмокивая. наслаждаясь собой. еще загодя рассказывая, как ему все осточертело. яга слушает: какие отвратительные русалки, такие же отвратительные девочки на сайте знакомств в этом вашем петербурге. мотаться туда-сюда: такси-бизнес, завядшие цветочки, ресторан с террасой.

    и вообще:

    - могла бы девочку из своих мне подогнать. по старой дружбе
    - по старой дружбе могу сжечь тебя в печи

    он ноет и он прекрасен в этом нытье. краткосрочном. всегда в точку. с вопросами о вечном. всегда важными вопросами. и кто его вообще просит ими задаваться. эта дрянная философия - похмельем, хого, открытым лагером из ближайшей китайской забегаловки.
    он тащит ягу в апрашку, потому что в к у с н е е. потом на ваську, потому что а у т е н т и ч н е е.

    володя знает себе цену и знает, что он необходим.
    поэтому - можно быть вальяжным.
    поэтому - можно утомлять.
    все равно потом в миг соберется и сделает, что надо.

    вообще-то володя повелитель всего водного.
    и один из главнейших в темном славянском пантеоне.
    володя знает откуда берут начало все реки. и может осушить океаны. но предпочитает кряхтеть в своем болоте, жалуясь на тех, кто мешает ему жить. потягиваясь, хрустя позвонками, морщась и доедая селедочку с особым удовольствием.

    - хочешь подарю тебе новую метлу, крошка?
    - дохлебывай и
    - я понял-понял

    володя живет в ее апартаментах столько, сколько ему захочется, выпивает весь ее бар, пишет стихи в стол. ему можно все. потому что у них есть кое-какие общие обязательства. перед всем живым. и, возможно, мертвым. потому что лес и болото рука об руку - вы выбирайтесь из своей москвы в регионы, сами увидите. потому что, если признаться честно, яга - единственная, из-за кого он прется в эту чертову явь. ей ведь надо. единственная, из-за кого он вылезает из тепленького болота и вспоминает свое всемогущество. так бы и превратился в водоросль, но бабка держит в тонусе.

    - чего радостная такая? пенсию получила?
    - участок тебе купила. для похорон

    * * *

    заявка для тех, кому непринципиальна внешность, кто хочет посмеяться и кто хочет поиграть в естественность жизни мужчины на руси 40+, ну а вдруг. серьезно, берите демидова - я нарежу вам такой шикарной графики, что даже шаламе позавидует.
    очень хочется взрослого адекватного мужика в яви.
    и болотисто-жилистого деда в нави, с которым можно просто и без обиняков.
    юморески в заявке не означают, что я готова играть только стендап. можем разыграть чеховские страсти и бунинский пиздец. готова ограбить завод по изготовлению стекла и заказать наемников, чтобы нам было, что играть в динамической боевке. приходите, буду любить вас вечно. и писать вам посты - регулярно.

    а если очень надо, наколдуем вам молодое воплощение в яви. иногда.

    p.s. отсылки к <о чем говорят мужчины> и всем остальным их продуктам необязательны, но приветствуются.
    p.s.1. можно взять в качестве nps на пару эпизодов. 

    бабкина графика
    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0

    17

    over the garden wall
    {greg and beatrice}

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/192826.png

    он покупает колу и садится у самого окна. там, где видно весь зал и его самого тоже. садится так, чтобы о ноги можно было споткнуться и неловко выругаться на всех языках. но ему нормально. ему на самом деле плевать.

    — хочешь? — вирт махнет куда-то в сторону рукой, мол, отвали и промолчит. грегори усмехнется и уткнется в свой айфон, будет бесцельно тыкать пальцами по экрану. они просидят так пару часов прежде, чем зазвенит колокольчик на двери в очередной раз.

    заиграют солнечные блики на стенах.

    когда они встретятся глазами, он сойдет с ума. когда они заговорят в первый раз, он засыпет землю фотографиями цветов. когда она ему улыбнется, он вспомнит, что от кислорода кружится чертова голова.

    на колесе обозрения он впервые расфасует ее детские страхи по бумажным пакетам, а потом будет дышать на стекла в автобусах и играть в крестики-нолики под суровыми взглядами. она откроет для него окно и даст таблетку от духоты.

    он подарит ей весь небосвод.

    а потом…. грег умрет.

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/354688.jpg


    водоросли забивают легкие. ветер срывает листву с тянущейся к земле листы. где-то вдалеке звонит колокол и его звонкий, но мерный звон разносится среди полей и холмов. тонкая тропинка под ногами с перебегающими камушками. горсть земли ударяет о темноту ямы у корней. волны бьются о скалы. глубокая бархатная зелень контрастирует на фоне черного.

    она поправляет шляпку с широкими полями. по щеке сбегает в слайд-шоу слеза из синего картона. нарочито алые губы кривятся и дрожат. с кончика сигареты завитушками слетает дым:

    — что будешь делать? — пальцы находят металл потрепанной зиппо в кармане брюк. последняя улыбка грега черно-белой пленкой из старого фильма отзывается тоской под ребрами и воздух становится хрустальным — почти стеклянным.

    она ведет плечами долго будто пытается обогнуть этим движением планету, а потом, остановившись, поднимает взгляд к таяющему очертанию луны среди веселых облаков.

    поеду к родителям, — картонные слезы продолжают уродовать ее щеки. вскоре у ног образуется небольшое синее-синее, словно ее глаза, озеро и вирт борется с желанием зачерпнуть ладонями, чтобы почувствовать на вкус ее тоску.

    — удачи.

    чуть позже ее желтый вызывающий ягуар тронется с места. останется только черный, зеленый и серый.

    * * *


    у нас тут сплаттерпанк, а еще кажется они все на самом деле очень мертвы и то ли в аду, то ли в чистилище, то ли еще где-то, но скорее всего они сами не понимают ничего. можно поиграть все эти приколы с огнями в фонарях и умирающей надеждой, встречи по ту сторону и вот это все. да и если очень-преочень честно я очень удивлюсь если кто-то ИХ ВОЗЬМЕТ

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001c/2b/8f/3/87169.png

    синие линии с красным сплетутся в тебе глубоко,
    переплетаясь как нить создадут они сердце твое.

    0


    Вы здесь » Live Your Life » Кроссплатформы и кроссоверы » boloto crossover


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно