• Live Your Life

    Объявление

    Новости
    Новости Блокировки на сервисе.
    Скрипты WYSI - визуальный редактор сообщений. Тестирование.
    Скрипты Обновление скрипта HTML с доступом по группам
    Сервис Проблема с загрузкой форумов и необходимость оптимизации.
    Сервис Проблема с оплатой кредитов и смена платежного сервиса.
    Сервис Появился поиск по наградам.
    Сервис Сбой в работе уведомлений.
    Сервис Несколько обновлений Forum-Top.ru + адрес техподдержки rusff.
    Сервис Небольшой сбой forumupload.ru.
    Сервис Проблемы с платными услугами и профилем.
    Форум Максимальное количество заявок в поиске персонала.
    Интересное
    НеТеролевые Подкаст НеТеРолевые. Новости. Еще одни.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » karma cross в поисках задолжавших


    karma cross в поисках задолжавших

    Сообщений 1 страница 20 из 52

    1

    https://i.postimg.cc/0yNb1Jx3/image.png

    СПИСОК КАРМИЧЕСКИХ ДОЛЖНИКОВ

    BALDUR'S GATE 3
    » gale dekarios
    » mizora

    GENSHIN IMPACT
    » gorou
    » sangonomiya kokomi
    » pierro

    J.K. ROWLING'S WIZARDING WORLD
    » james sirius potter
    » cho chang
    » aesop sharp

    HONKAI: STAR RAIL
    » guinaifen // guinevere
    » jingliu
    » AHA
    » kafka

    SUPERNATURAL
    » sam winchester
    » dean winchester

    TOPI
    » kozlov m.a.
    » arina

    CHAINSAW MAN
    » power
    » aki hayakawa

    Отредактировано kainashow (03-04-2024 14:54:19)

    0

    2

    mo ran ✦ 2ha ✦
    https://i.postimg.cc/KzStBC8D/1000037708-1.jpg


    Как кошка с собакой – это про нас. Бескрайнее море непонимания и пропасть, разрастающаяся из-за недосказанности. Ты ненавидишь меня так яро, что готов смешать с грязью унизив, сломав, растоптав мои остатки гордости и воли.
    Иногда мое ослабленное тело подводит и не в силах выдержать твои пытки, а порой даже и обыкновенного наступления морозов для него уже слишком много. В такие моменты ты делаешь все для того, чтобы поставить меня на ноги как можно скорее. Именно твои грубые, сильные руки мягко поддерживают, обнимают, окутывая приятным теплом и, что странно для меня, трогательной заботой. Ты проводишь со мной дни и ночи, отмахиваясь от советников и эгоистично забывая о своих прямых обязанностях до тех пор, пока не убедишься, что я в порядке.
    Не хочу верить в то, что это лишь для того, чтобы потом нанести удар еще больнее. Неужели задолжал тебе так много, что одной лишь моей смерти было бы недостаточно, и только издевательства, растягивающиеся на годы, способны притупить гнев этого достопочтенного?
    Бесконечный контраст нежности и граничащей со звериной свирепости раз за разом загоняет меня в тупик, путает и сводит с ума. Иногда я тебя ненавижу. Искренне и почти так же яростно, как и ты меня. Когда усмехаешься в лицо. Когда щуришь свои глаза цвета аметиста касаясь меня, хотя знаешь, что не переношу чужих прикосновений. Ничьих. Кроме твоих. Ведь несмотря ни на что, ты – единственный кому отдано мое сердце. Пусть никогда и не произносил этих признаний вслух, даже боялся лишний раз думать об этом, но эти чувства во мне уже слишком долго и ничто не смогло их подавить. Я не могу жить без тебя. Очевидно, и у тебя есть причина почему ты не можешь быть без меня.
    Только это уже далеко в прошлом. Теперь все иначе. Мы прошли через многое. И это был тернистый путь потерь, обмана, заговоров, сражений и раскрытия самых сокровенных тайн как наших, так и чужих. Мы оба успели лишиться жизни, и лишь чудом вернулись друг к другу. Прежние страхи теперь кажутся такими мелкими и незначительными. Тебе не важно, что подумают о нас другие, и я вслед за тобой все меньше и меньше забочусь о мнении окружающих.
    Ты разный. Бываешь резким, жестким, нетерпеливым во всем и высокомерным Наступающим на бессмертных Императором. Бываешь чутким, нежным и невероятно любящим образцовым наставником Мо, окутывая меня своими чувствами словно одеялом. Но главное - ты рядом.
    Каждый день ты даришь мне ни с чем несравнимое чувство, что я любим и нужен тебе. Ты бережешь меня, словно я все еще тот самый хрупкий фонарь, который ты так трепетно хранил, когда собирал мои души, чтобы вернуть мне жизнь. И я отвечаю тебе взаимностью.
    Теперь вся моя жизнь и душа отданы лишь тебе одному.


    дополнительная информация: Конечно же ищу тебя в пару. Приходи в личку и мы все обсудим. Естественно, коснемся темы хэдканонов и твоих/моих ожиданий от игры. Обещаю окружить вниманием и общением. Ну и конечно же ручаюсь, что буду исправно чесать тебе пузико и за ушком всячески тетешить.
    Пишу с душой. Можем задорно похрустеть стеклом, можем во что-то подобрее и мягче, можно в ау, можно все. Готов буду выслушать твои хотелки. Если еще и получится принести в личку мне пробный пост – моему счастью не будет предела)
    Работаю, потому иногда могу немного выпадать, но время на ответ всегда найду. С радаров не пропадаю. И от тебя прошу не уходить безмолвно в закат.
    Все обсуждаемо, только найдись, пожалуйста. Я очень жду тебя ♥


    пример вашего поста

    Прохладный ночной ветерок ворвался в чуть приоткрытое окно комнаты, всколыхнув занавески, чуть не потушив и без того едва тлеющие остатки свечи. В комнате было абсолютно тихо, если не считать шорохов воспроизводимых быстрыми, но легкими мазками кисти по бумаге. За столом, полностью сконцентрировавшись на своем занятии, сидел мужчина в белых одеждах. Один из его широких рукавов слегка задевал тушечницу и, если бы не особая ткань из которой были сшиты одеяния, наверняка давно покрылся черными пятнами, которые безвозвратно испортили бы вещь. Из волос, по обыкновению собранных в высокий хвост, выбилась пара длинных прядей, которые упрямо спадали на глаза. Впрочем, он словно не замечал ничего, чуть ссутулившись, продолжая писать. Пальцы иногда слегка подрагивали от невозможности сдержать переполняющие его эмоции, однако даже это практически не сказывалось на идеальном каллиграфическом почерке. Наконец, он отложил кисть в сторону, его фигура выпрямилась, но взгляд по-прежнему безотрывно был направлен на еще невысохшие строки:
    «Уже сбился со счету которое это письмо. Когда-то давно ты ведь точно так же писал мне, в ожидании, когда снова предстану пред тобой. Изначально планировал писать раз в день, чтобы позже ты мог прочитать эти записи и иметь представление о том, что же случилось пока ты спал. Однако уже спустя пару месяцев мне перестало хватать двух и даже трех писем в сутки, ведь так много нужно рассказать. И это касается не только конфронтации в кланах, в городах средь знати и селян, на самом деле я эгоистично желаю снова и снова рассказывать о моих чувствах к тебе. Пусть иногда мне приходится повторяться, но хочу, чтобы ты знал и никогда не сомневался, не забывал. Ведь сейчас вся моя жизнь наполнена лишь мыслями о тебе. Моя жизнь – это ты.
    Твой учитель… Твой Ваньнин… Я слишком упрям, стар и глуп, и совершенно точно не заслужил тебя. Как можно было не понимать необходимость говорить обо всем, что лежит на сердце? Почему так долго тянул с самыми важными словами? Пока пытался сохранить лицо и гордость, все дошло до того, что едва мне хватило решимости произнести признание в любви, ты оставил меня одного. Прости, что заставил долго ждать, у тебя не осталось даже времени, насладиться теплом этих слов. Прости, что не смог защитить и вовремя спасти. Если бы был шанс, я бы не раздумывая отдал свою жизнь в обмен на твою, не позволил бы им это сделать с тобой.
    Теперь, когда знаю все о нашей прошлой жизни, пережил столько в нашем настоящем, Тасянь-Цзюнь или наставник Мо…»
    Порыв ветра резко распахнул настежь окно, рама шумно ударила о стену. Свеча мгновенно потухла, а едва различимый дымок от фитиля мгновенно рассеялся. Сосредоточенный Чу Ваньнин вздрогнул и, растерявшись от резкой смены обстановки, не сразу осознал, что только что произошло. В тот же миг, поднятая в воздух легчайшая тюлевая ткань занавески медленно опустилась прямо на него, покрывая голову словно фата. Это, казалось бы, ничего не значащее происшествие, всколыхнуло воспоминания Бессмертного Бэйдоу. Дважды. В прошлой и этой жизни он надевал на себя этот один из важнейших аксессуаров свадебной церемонии. И пусть каждый раз это было не по его воле, сейчас не было никаких сожалений об этом. Сердце сжималось, отзываясь тупой болью на воспоминания. Он не имел смелости не то что произнести вслух, но и признаться самому себе ранее, что искренне желал связать себя со своим учеником на века. Мог ли Мо Жань догадываться о том, какие чувства на самом деле испытывал его учитель в те моменты? Впрочем, откуда ему знать? Ведь все что ему позволялось видеть – каменное, лишенное всяких эмоций лицо, отчужденность, безразличие во взгляде. А порой даже ненависть и жестокость в действиях. Ваньнин не умел, да и не хотел никому открываться. Боялся, что его доверие будет преданно, что его отвергнут, отвернутся. А теперь же уже слишком поздно. Левая ладонь непроизвольно сжимает письмо, сминая угол бумаги. Веки медленно смыкаются, опуская длинные ресницы, уголки глаз предательски краснеют. Мужчина на вдохе перестает дышать, кусая губы в кровь, стараясь сдержать наворачивающиеся слезы. Правой рукой тянется к мешочку, надежно спрятанному у самого сердца в складках одежды. Это движение потревожило занавеску, и она медленно сползла вниз, оставляя за собой едва заметное ощущение, словно кто-то нежно коснулся его лица, невесомо словно бабочка или... Призрак. Может ли быть?..
    Отгоняя от себя неуместные глупые мысли, мужчина помотал головой и положил письмо на стол. В полной темноте даже с открытыми глазами сложно было разглядеть что там со свечой. Попытки ее зажечь вновь не увенчались успехом. Чу Ваньнин поднялся, чтобы взять новую. Это заняло немного времени, хоть он и живет в этом заброшенном доме уже пару месяцев, какой-то строгой системы расположения предметов даже первой необходимости придумать не удавалось. Но, вскоре поиски увенчались успехом. Стоило новой свече разгореться, а Бессмертному Бэйдоу попытаться вернуться к чтению собственного письма, как с оглушающим грохотом отворилась дверь, впуская в дом сквозняк, вновь растревоживший окно, занавески, сдувая со стола письмо и пару листов еще нетронутой бумаги, а также погружая все во мрак. Ваньнин едва привыкший к свету, был снова ослеплен. Гневаясь то ли на погоду, то ли на себя, что по рассеянности не запер засов, а может и на саму дверь, что та не может выдержать даже простого дуновения ветра, он развернулся ко входу, однако так и замер на месте не в силах сделать еще хоть шаг. Прямо на пороге стоял высокий, широкоплечий мужчина. Лунный свет освещал его со спины, а потому разглядеть лицо не представлялось возможным, впрочем, в этом не было необходимости.
    Ты пришел. – Едва слова сорвались с губ, отбросив все мысли прочь, мужчина тут же кинулся навстречу пришедшему.

    «…Тасянь-Цзюнь или наставник Мо – не так важно. Ты – это ты. Я принимаю и люблю тебя в любой из жизней. Только лишь прошу, возвращайся скорее.»

    0

    3

    saviors
    ✦ pathologic ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/26/829466.png


    Клара видела сон. Туманным утром она отворяет калитку и куда-то бредет, вороша ногами мокрые груды опавших листьев. Знакомый голос окликает ее по имени. Она поднимает глаза и видит, что ее сестра-близнец указывает на старика, который бьется в конвульсиях и кричит от ужасной муки. Клара устремляется к старику, чтобы исцелить его прикосновением рук. Но и сестра ее тут же стремится прикоснуться к больному. Девочки смотрят друг на друга в растерянности.
    Это история о том, как воровка выбрала свое прошлое и превратилась из слепого орудия в свободного чудотворца.

    Самозванка – это кожа, это про контакт и гладить, кинестетика. Сверхидея Самозванки – про контакт как смыслообразующий мотив, развивающий и примиряющий этот мир. Самозванка – пар + вектор вбок.

    Как призывают менху, верных из рода служителей? По рукам узнают их, мясников, по глазам отличают их, хирургов, знахарей линий, вождей Уклада, говорящих с удургами, владеющими искусством гаруспиков. Кого называют гаруспиком? Гадатель по внутренностям, он знает, что тело подобно Вселенной. Его скальпель следует линиям тела, его стопы следуют линиям судьбы его рода. Им доверяют власть, когда они знают, какую линию выбрать. Их закапывают в ямы, в черную плоть земли, когда они путают свои пути.
    Это история о том, как человек ушел от противоречия, грозившего погубить обреченную жизнь, и мастерски исполнил свое истинное предназначение.

    Гаруспик — это кровь и органы. Сверхидея Гаруспика — про связь всего со всем и восстановление связи. Гаруспик слышит ритмы. Гаруспик — вода + вектор вперед.

    В истории человечества случались катастрофы, которые становились для людей наглядной демонстрацией ничтожности их достижений и торжества непобедимого Зла. К таковым, несомненно, можно отнести эпидемии заразных болезней, периодически стиравшие с лица земли целые города. Лучшие и умнейшие участники этих бедствий неоднократно убеждались, что бороться в таких обстоятельствах бессмысленно – можно лишь стиснуть зубы и мириться со своими утратами.
    Это история о том, как один человек совершил чудо и одержал победу над противником, одолеть которого казалось невозможным.

    Бакалавр — это про зрение и мозг. Сверхидея Бакалавра — про постижение и рациональную интерпретацию анализ. Бакалавр видит. Бакалавр — твердые тела + вектор вверх.


    очень хочется каст одной из самых атмосферных игр видеть на нашем формуме. приходите, спасители. залюбим, зацелуем, одарим подарками.

    о взаимоотношениях между мерсонажами


    пример вашего поста

    Ровные каллиграфические строчки бежали пред сосредоточенным взором. Бледная кожа замялась у переносицы от сведенных в напряжении, обсидиановой черноты, бровей. Тревога ломкими пальцами касалась перетянутых струн внимания, пробираясь из внешнего мира. Сюда: в спальню с бесконечно зашторенными окнами, в девичью голову, с растрепанными со сна волосами. И прячась, ни то под покрывалом мягкого одеяла, ни то под покровом тонкой кожи. Буквы дрожали от спешного прочтения, перескакивая глазницы, прямиком в темноту воображения, рисуя на пергаменте умозаключения. Составляя их из кубиков сна, мыслей и чувств. Память нитями тянула прошлое, выжигая фонарем настоящее.

    Каспар напряжен. Ленная мысль.

    Заключение примитивно.

    Шумно выдохнув, она подняла глаза, взглянув на сонное отражение в мятой ночной одежде. Зеркальная гладь маняще отражала скудные солнечные лучи, прорвавшиеся сквозь плотные алые гобелены штор, образуя яркую арку. Мария плавно скользнула в нее, сурово взирая на серые тени по сторонам. Отклики последних снов окрашивали потускневшее серебро синим и пурпурным, ровным градиентом рассекая гладь по диагонали. В голове все гудело, шумело и распалзалось тонким звоном. Моргни и мир качнется на земном маятнике.

    Ее давно ждали… Они – сердятся.

    Вдох.

    В непривычно тягучий сентябрьский день, попадали ошалелые размышления о собственной слепоте и глухоте. Мрачное зазеркалье хлестнуло ее по щеке упреками несостоятельности и глупости. Мария поспешила подставить им вторую щеку, в реальности. Еще до обеда, она отправила экономку по всем лавкам в городе, дабы та скупила все имеющиеся в наличии яблоки и груши, а затем отнесла их в корзине к подножию Многогранника. Распоряжением руководила исключительная обеспокоенность. Ей не стило забывать о детях этого Города. Туше.

    Угнетенная смазанными чувствами тревоги и ожидания, она примчалась к дому Лары Равель. Торопливо всучив небольшой кисет с монетами, Мария поспешила прочь, к священной воде и шелестящей степи. Местная атмосфера была тошнотворной и жадной до радости.

    Откупилась, откупилась по-первой, не откуплюсь во второй…

    Воздух пах пьянящей твирью, порочно уводя мысли от нужного знания. В пути, она переходила из одной пустующей комнаты, а другую. Все бесцельно. Город властно обнимал ее знакомыми объятиями, пока старый колокол гулко отсчитал пять раз. Нить повела ее в дом Евы Ян. Омут посулил ей спасительную правду, а затем отшил от порога, красноречивым взглядом Андрея Стаматина. Они поравнялись в дверях, всего на мгновение, однако, полнота картины была ясна, кота обнаружили в засаде. Смысл контакта с омутом натужно лопнул, оставаясь звоном в голове. Род показал больше, чем Мария готова была сейчас видеть.

    Ее снова увели от цели, пустые комнаты сменились закрытыми дверями.

    Дождаться бы брата, он принесет с собой ясность.

    Ночь успокоила ее смятение, едва хлопнула дубовая дверь убранства, а на пороге возник тонкий силуэт мальчика. Минуту Мария молчала, но затем потянулась к шуфлядке письменного стола, извлекая из него колоду потертых оракулов и полотно мертвецкого савана. Звонкий смех Нины раздался в ее ушах, мешая теплый осенний воздух с могильным хладом.
    — Пойдем к столу, — бесцветно озвученные мысли перебили надменный хохот, послужив призывом к действию. Нина наблюдала за тем, как ее дети, быстро повзрослевшие, принимающие власть, будут учиться договариваться.

    0

    4

    doran basu
    ✦ romance club: kali. flame of samsara ✦
    https://i.imgur.com/77ysdDs.png https://i.imgur.com/jj6QoK1.png https://i.imgur.com/qoPttiz.png


    Я не знала, что ты существуешь. Такой степенный и гордый, словно волк-одиночка. Нет, лев. Ты - истинный лев.
    За твоей спиной - воины умелые, которые, однако, едва ли догонят твою прыть и мастерство. Ты нагоняешь ужас на всех, кто осмелится оспорить твое решение, и лишь для своей семьи ты - надежная опора.
    Ты тот, за чьей спиной шепчутся - "Палач прибыл". И они правы. Тебе ведь ничего не стоило убить британских чиновников? Ты даже глазом не моргнул - ведь это враги твоего народа и тех, кто убил членов наших семей.
    Ты тот, кто не станет мешкать. Если хочешь получить что-то - просто идешь и добиваешься этого. Тебе зачастую плевать, чего это будет стоить.
    Да, ты смутьян, любишь развлечься с хорошим вином, да женщин стороной не обойдешь, ведь так? Но на что тебе то стадо антилоп, когда рядом птица, что сложно поймать и удержать? Та, что выросла вдали и никоем образом не беспокоила твою бойную натуру. Тот огонь, что способна усмирить лишь птица вольная, да раздразнить огонь слегка утихший с годами. Ты ведь любишь сложности?
    Сестра твоя не сможет изменить твой выбор, ты ведь тоже - наследник. Никто тебе не указ, с кем быть. Как насчет спасти смутьянку от навязанного брака. который, фактически, станет её концом смертным? 


    Когда он вышел в обновлении, я просто "все". Кончилась. Это не мужчина, это просто огонь. Это все Басу и Дубеи в одном флаконе. От вас нужно уловить этот тонкий вайб, не пропадать, писать хотя бы по разу в две недели (по размеру постов не придираюсь), и гореть фандомом, потому что он и правда интересен, если не учитывать некоторые косяки.


    пример вашего поста

    Деви ненавидела подвешенное состояние. Неопределенность, колющая куда-то в почки острым кинжалом, дразнит, вызывает дискомфорт и тошноту. От приезжих одни беды: то шахты её семьи отжимают, словно это чей-то бартер, то её насильно замуж выдают, как будто она товар какой. Да как они вообще смеют решать за неё? Что она, не Шарма, что ли? Не член семьи, которая в настоящем времени возглавляется ею же? Третья по значимости, если верить их генеалогическому древу.

    Все было бы иначе, если бы она была мужчиной. Кайрас бы вывез всю эту ношу на своих крепких плечах. В одиночку. Он один был ей за отца, и за мать, и за себя самого. До последнего вздоха был "кем-то". А теперь её просят выйти за того, кто, возможно, причастен к его смерти. Где справедливость? Где же суд богини-матери Кали? Почему она молчит, не дав ни одного знака тому же Раму Дубею? Что за асуров план претворяется в жизнь и её сметает с шахматной доски, как никчемную пешку?

    "Кайрас... Как мне сейчас тебя не хватает. Ты был единственным светом для меня. А сейчас эти крокодилы жрут меня по частям, просто потому, что я сиротой осталась. Без тебя."

    А ведь так скоро обглодают её кости, что нечего будет даже англичанам бросить.

    Кристиан сказал, что ему интересно с ней работать, но по глазам его глубоким голубым Деви видела, что отнюдь не только шахты его её интересуют. Та встреча в поле, очевидно, до сих пор его держала в напряжении. Клешнями давила на сознание, заставляя возвращаться к этому моменту снова и снова. А ведь он мог запросто сдать её своим же, как дерзкую и не желающую повиноваться "рабыню". Англичане же считали её народ отсталым и мало смыслящем в реалиях мира. Могли бы просто увезти её, как зверушку для своего цирка. Заставлять плясать в ситаром, да песни петь. Может, еще что заставили бы делать, грязное и мерзкое, ведь с них не убудет. Кто еще животные...

    Нет. Похоже. Кристиан был слеплен из другого теста. Или же притворялся положительным персонажем, пока кто из её друзей его не раскусит. Сарасвати, к примеру. Она была проницательнее пророчицы. Именно она почуяла неладное, когда заметила его обращение с ними в шахтах. Поняла, что он знает их родной диалект, правильно расценив мимику и выражение глаз. Она читала многих.

    И подругу их она тоже читала отлично. Сразу сказала, что с ней что-то не то. Будто грустит о чем-то постоянно, прикрываясь веселым ликом. А она ведь добилась своего, Радж назначил помолвку именно с ней. Не без помощи старшего брата, конечно, Деви хорошо помнила ту ночь. Тогда еще она масалу у него выпросила, нахалка. Но, надо же было как-то уйти от ответа, что она забыла ночью да не в своей постели. Ей и правда было плохо, но чем ракшас не шутит, она не должна была видеть ту сцену шантажа. Не видеть, как вытягивается лицо Раджа Дубея, когда ему ставят ультиматум - ты женишься на Амрите, иначе Видия узнает о том, что ты делал с её дочерью. Асур.

    Впрочем, Деви не осуждала такого подхода своего покровителя к делу. Он был прав. Помыкать чувствами Радхи и Амриты разом - отвратительно гнусно! Но вдруг Амрита не будет счастлива с ним? Он ведь явно не забудет того, что у него было с Радхой. Басу были слишком притягательными, чтобы вот так взять и бросить их. Даже Деви это понимала. Ох!

    Та, о ком она думала, вынырнула из-за колонны и, поначалу явно не замечая подруги, прошествовала прямиком по лестнице наверх. Главная зала, где собирался народ, была чуть дальше. Дюжина медленно собиралась, приезжали и английские гости. Все, как несколько дней назад приёме в её родовом гнезде. Амрита явно спешила туда, чтобы скорее встретиться со своим ненаглядным женихом. Ждал ли он её?

    "Так, спокойно. Ты не знаешь, что она сделала наверняка. А вот насчет Радхи ей рассказывать точно не стоит. Узнает о беременности - тебе и Басу голову оторвут, и её закопают живьем."

    И что же тогда она ей скажет? Миленько улыбнется, как и полагается? Обнимет, прижмет к себе, как родную, а потом прошипит о предательстве?
    Нет, это же не точно. Кристиан мог солгать. Или не знать наверняка. Но он пообещал помочь ей найти виновного, если она будет паинькой. И даже шахты её не тронет, лишь бы довольна осталась.

    Девушка набрала воздуха в грудь, слепила на лице самую милую мину, на которую только была способна в своем взвинченном состоянии, и, подобрав палу сари, быстрым шагом стала нагонять младшую подругу.

    - Амрита! - слишком уж весело начала Деви, легко касаясь запястья молодой Рай и отмечая её секундную заминку, где в глазах миндально-кофейного оттенка всплыло что-то вроде удивления и страха, - Прости, не хотела напугать. Жутко не хочу туда идти, - кивнув на двери главной залы, Деви заговорщически понизила голос, - А где твой благоверный?

    Колечком блещет где в другом месте? Главное, чтобы не с Радхой... В спальне.

    0

    5

    не актуально

    hella
    ✦ the master and margarita ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/81/850296.png


    От Геллы пахнет сладко — забродившими яблоками, оставленными на окне на солнцепеке, первой нотой тления сахарной груши, купленной Воландом на местном южном рынке вчерашним утром;
    душным пудровым запахом гримерке начинающей стареть главной актрисы.

    Воланд улавливает ее запах, когда наклоняется, чтобы поставить перед ней рюмку водки и накрыть ее, по местной традиции, горбушкой черного хлеба: пей, пей, этот черный угол для тебя и по тебе. И где-то плачет в лабиринтах е г о царства старенькая мать из другого века — про тебя.

    Свита Воланда без нее смотрится пустой, распадается на части, растерянно лезет раздраженному хозяину под ноги, совершает дурацкую ошибку за ошибкой. Свита Воланда без нее — сирота, суетливо жмется в углу очередной пустой человеческой квартиры, и не знает, чем себя занять.

    Воланд смешливо крестит ее обратным крестом, прикладывая два сложенных пальца к ее ледяной груди, лбу и обоим плечам. Мягко подталкивает в спину: добро пожаловать домой, Гелла, сегодня у нас праздник, и празднуем мы его на земле, среди людей.


    Я не хочу ограничивать выбор характера или внешности Геллы своими хэдканонами, но Полина Ауг мне нравится на ней до одури.
    Зову не в пару, потому что у меня сифилис, но на сюжет. У нас, как бы это так объяснить, есть кроссовер с Гельмутом Земо, и хочется добавить не только советской Москвы, но и Берлина периода веймарской республики, и Балкан.
    Додам и библейских отсылок, и кроссоверов, и мутной хтони, и модерн аушек, и псевдоисторички, ты мне только расскажи, чего хочешь.


    пример вашего поста

    когда засевали поля, люди из деревень приходили под двери моего дома, со свежим хлебом и кувшином молока. они кланялись мне в ноги и просили благословить их урожай.
    я выбирал двух девственниц, мы все надевали белые одежды, и шли под молодой солнечный свет — танцевать и веселиться. мы танцевали, и под нашими ногами начинали расти злаки. мы танцевали, и зацветали высохшие деревья. мы танцевали, и земля принималась рожать под наш веселый хохот.
    мы занимались сексом, и весь мир расцветал.
    тогда не было этого вашего чертового договора, никто не мог запретить мне делать все, что мне вздумается. и только ты приходил ночью поздними заморозками, вытягивая жизнь из посевов.
    говоришь, это я предложил соблюдать баланс? так странно. интересно, что же я такого понял, чего не понимаю сейчас.



    Гесер вытягивает руку к пожухшим на подоконнике цветам в керамических горшках: несколько бегоний и калатея, — щурится, поднимает ладонь кверху, сила соскальзывает с кончиков его пальцев, и цветы поднимают листья, тянутся к нему, к его запястью. Темный амулет на шее тяжелеет, и Гесер закатывает глаза, бормочет что-то вроде “великий ж ты сумрак, даже на такую мелочь”.

    — Когда-то, в храме Инанны, меня венчали светлым богом, ее венценосным мужем на земле. Правда, вся моя проблема состояла в том, что, поскольку богов нет, мне приходилось тихонько воплощать собой не только мужскую половину плодородия, но и женскую, чтобы не пришлось полоскать мозги жрецам каждый посевной сезон, — Гесер проходится по чужой квартире, заложив руки за спину. Он все никак не может привыкнуть ни к белоснежной рубашке с кучей мелких пуговичек, ни к узкому жилету, тянущему в плечах. Больше всего, конечно, ему не нравятся узкие ботинки. Он все постоянно смотрит на часы на своем запястье, завороженный быстро бегущей секундной стрелкой. — А теперь я не только не могу воспользоваться своей силой, так ты еще и показал мне, как быстро, на самом деле, течет время. Не нравятся мне ваши часы, там, в Ханаане, у меня все время мира, от восхода солнца и до заката. А что здесь? Только двадцать четыре часа. Кстати, по моим наблюдениям, ты собираешься уже сорок восемь минут, этот ваш ресторан точно не закроется?

    Гесер заглядывает в полутемную комнату Завулона, беспардонно, не стучась, приваливается плечом к стене у прохода — остро, внимательно разглядывает. Артуровы тягучие, ленивые движения завораживают его похлеще секундной стрелки. Завулон будто опрокидывает его в звенящий мед, топит в нем своей короткой улыбкой, и Гесер все никак не может насмотреться.
    Его темный мальчик, его ледяное хмурое божество — никогда не улыбается, только иногда благосклонно принимает, в качестве подношений, самые редкие специи и самые изящно выделанные драгоценные камни.

    — У тебя, оказывается, красивая улыбка. Ты так изменился, Завулон, иногда я думаю, что это совсем не ты, — в голове Гесера есть этот странный, современный язык, который он вытянул из памяти случайно подвернувшихся ему людей, когда он только оказался в этом мире. Но с Завулоном он говорит на шипящем, древнеарамейском, скрадывая гласные и выделяя согласные. — Я слышал, как тебя назвали “Артур”. Это твое новое имя в этом времени?


    — Артур, — Гесер весело, хитро улыбается, пряча какое-то свое истинное, древнее знание в смешливой сетке морщин в уголках глаз. Он стоит на пороге Артуровой квартиры, одетый не в привычный костюм, а во что-то очень пестрое и очень яркое. На его футболке под цветастой рубашкой горит огнем дурацкая надпись: “У меня нет недостатков, только спецэффекты”. У ног стоит дорожная сумка.
    Борис держит Артура за руку, мягко сжимает его ладонь в своих теплых пальцах, выглядит это все почти трогательно, если не учитывать силу его давления — чтобы Завулон не вырвался.

    — Не хотел тебе рассказывать, конечно, но что-то говорит мне, что нужно, — он тяжело вздыхает. Сегодня ночью ему приснился открывающийся портал и небесно-голубой край одежды. Сегодня ночью ему приснились собственные молодые, полные любопытства и обжигающей упрямости глаза. Сегодня ночью ему приснился молодой, коротко бритый мальчик, сладко протягивающий руку к беснующейся Тьме. Он потянулся к нему и тихо шепнул на лопоухое, смешно торчащее ухо: “Найди Завулона, он поменялся. Но остался таким же. И ты поменялся. Но остался таким же”.

    — Поскольку у меня самолет через пару часов, то скажу тезисно: я запер часть себя некоторое время назад в одном в качестве охраны. Но последние пару лет меня стало беспокоить ощущение, что она стала для чего-то маяком. Для чего-то, что может прийти в этот мир. Или кого-то, — Гесер наклоняется и прижимается губами к чужому запястью, сладко целуя. — Я привезу тебе магнитик и какую-нибудь шаль, там делают чудесные образцы, Артур, достойные твоего вкуса. Ну я побежал. Если случится какой-то пиздец — не пиши мне, не хочу ничего знать, у меня отпуск. Если будешь помирать — то тоже не пиши, это я сам почувствую.




    когда я появился в этом мире, на обочине того, что вы теперь называете “шоссе”, я очень четко почувствовал чужое прикосновение к своему плечу, и смеющийся, хитрый голос сказал мне: “найди Завулона”.
    я узнал в этом голосе — самого себя. но такого самого себя, который пережил слишком многое, чтобы остаться абсолютно таким же, каким я был, когда полной грудью дышал воздухом Ханаана. я знал, что мне надо найти тебя, но я не знал, как тебя искать. не знал, как ты выглядишь, и как звучит твое современное имя. под моими ногами собрался золотой песок пустыни Сур, я чувствовал, как этот мир его не принимает, пытается поглотить, пытается переварить в себе. он бы попытался переварить и меня, только обжегся о мои руки, только попытавшись прикоснуться.

    я остановил нескольких людей, одного за другим, заглянул им в глаза, ища в них — тебя или хотя бы знание о тебе, но нашел только слова смешного языка, размышления об автомобилях и кучу обычных человеческих проблем.
    я был один тут, но меня это не смущало. мне был интересен этот мир, мне было любопытно. и тогда я спросил, какой сегодня год.
    мне было тяжело понять человеческий ответ, и тогда я спросил у мира, сколько между нами с ним разницы,
    и вот тогда у меня перехватило дыхание.

    но не так сильно, как чуть позже, в суде этой вашей “инквизиции”, когда ты назвал свое имя. до сих пор думаю, почему ты сразу не сказал, кто ты, еще во время нашей первой встречи? хотел произвести впечатление? что же, тебе удалось.
    тебе всегда удавалось.

    Отредактировано kainashow (04-04-2024 08:10:21)

    0

    6

    найден

    jon snow
    ✦ a song of ice and fire ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/57/333333.gif https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/57/845024.gif


    Лорд Сноу, Бастард из Винтерфелла, Чёрный бастард со Стены, Белый Волк, Король Севера, Король-за-Стеной, скрытый Таргариен, истинный наследник Железного трона, брат, кузен, возлюбленный


    Милый Джон, заявка в пару, приходи играть канон, фанон, модерн-ау  и всякие прочие аушки, приходи убить нашу истинную королеву, сыграть Джона-Таргариена, Джона-Старка, с драконами, Иными, инцестами, любовью, ненавистью и спасением мира.

    вдохновение

    С моей стороны: третье лицо, большие буквы, классический литературный язык, пост примерно в десять дней, хотя бывает и пара постов в неделю — как пойдёт; время от времени буду рада поболтать с вами в мессенджере, но не стоит рассчитывать на постоянное присутствие, это не игнор, это взрослая жизнь. С вашей стороны — третье лицо, понятные читаемые посты, остальное на ваш вкус. Главное - любить персонажей и гореть играть ими)


    пример вашего поста

    Льдистое полотнище неба раскинулось над Винтерфеллом, безбрежное, дышащее чистотой и покоем, как один огромный волчий стяг. Как исстальна-серые штандарты, водворившиеся на свои места; как корона Джона; как серебристо-чёрный мех, обнимающий её плечи. Когда Санса выскочила на галерею, запыхавшаяся от бега по лестнице, раскрасневшаяся, с колотящимся сердцем, колкий ледяной воздух обжёг её щёки, стиснул кулаком горло. Служанки, развешивающие на галерее тушки уток, изумлённо уставились на леди Старк; множество тревожных глаз из разных уголков замкового двора скрестились на ней, утратившей обычную невозмутимость, и Санса усилием воли сдержала шаг, выправила дыхание. Власть Джона, ещё такая юная, беззащитная в его отсутствие, лежала на её руках как дитя, и она не имела права бросить на неё тень сомнения. Стремительным твёрдым шагом Санса прошла по галерее, принимая как должное поклоны и приветствия, спустилась во двор и, метя чёрным платьем сугробы с двух сторон тропинки, вышла к криптам, оставляя позади стук топоров, перекрикивания, гомон голосов. Она на мгновенье остановилась, стараясь унять колотящаяся сердце. Я сейчас увижу её. Сейчас. Сейчас.
    Крипты приняли Сансу как всегда — как темнота под веками, когда мать обнимает тебя, и всё в мире теряет значение. Все они были здесь, вся вереница Старков, чья кровь бежала теперь по её жилам. Теперь, когда волки вернулись в Винтерфелл, здесь никогда не гасли свечи, и пляшущие огоньки высвечивали высеченные из камня суровые лица.

    Санса узнала сестру мгновенно. Она так выросла, так изменилась, и освещение было таким неверным, и всё же первый же взгляд на Арью, полуоборот её лица заставил Сансу застыть на месте от потрясения. Как будто кто-то ногой пнул по осиному гнезду, и целый рой воспоминаний обрушился на неё, острых, живых, всё ещё живых!, заставляющих оживать и кровоточить её сердце. Она стояла и смотрела на сестру, пытаясь унять дыхание и слёзы. А потом позвала её:
    - Арья!
    И сразу же, когда имя, родное с тех пор, как Санса себя и не помнила, ещё дрожало в её гортани, бросилась к сестре, обняла её — порывисто, с силой, ощущая смесь родного и чуждого запаха, и непривычную твёрдость плеч Арьи, захлёстнутая чувством такой острой радости и боли, что становилось страшно.
    - Я знала, что ты вернёшься. Я знала! Джон не смел верить, что ты жива, а я — я знала! Он сойдёт с ума, когда увидит тебя.
    Санса чуть отстранилась, чтобы посмотреть на сестру. Её голубые глаза были полны какой-то отчаянной, свирепой нежности; Санса чувствовала, как в её груди с треском взламывается лёд, будто под ним забил кипящий ключ.
    - Я так ждала тебя. Я знала, что ты вернёшься домой. Теперь ты в безопасности, я никому не позволю навредить тебе.
    Чуть погодя Санса отпустила Арью, отступила на шаг, окинула сестру зорким взглядом.
    - Ты с дороги, тебе надо прийти в себя, прежде чем я представлю тебе всех их. Я приказала приготовить тебе нашу бывшую комнату
    наша бывшая комната, где столько ночей было проведено на соседних кроватях, каждая ночь их детской жизни, каждая утренняя улыбка, каждое «доброй ночи»
    сразу после того, как... как Джон отвоевал замок. Вся мебель сгорела... здесь почти всё сгорело, - у Сансы перехватило горло, и она замолчала, справляясь с собой. Ей казалось, что она очень хорошо справляется, но оказалось, что все эти чувства лишь спали подо льдом, дожидаясь своего часа. - Так что теперь у тебя будет новая кровать. И всё новое. А потом я представлю тебе всех. Нового мейстера и всех остальных. Ты Арья Старк, и они должны узнать тебя в лицо. Потому что сейчас... никого не осталось, кто знал нас в лицо.
    Санса замолчала, закусив губы.

    Отредактировано kainashow (19-03-2024 09:42:37)

    0

    7

    sakuragi hanamichi
    ✦ slam dunk ✦
    https://forumupload.ru/uploads/0017/5e/b1/2/183612.png


    У Рукавы вся жизнь строится вокруг гиперфиксаций, и надо ещё при этом чтобы ему всё нравилось. Нравится Рукаве что: побеждать, преодолевать. Важно, следовательно, что? Переиграть.

    Сакураги в след ему повадился кричать, что он его переиграет и закопает. Не догадывается - Рукава думает точно так же. Он его переиграет.

    И сожрёт.

    Рукава, по-хорошему, хочет Сакураги сожрать. Это что-то вроде его новой гиперфиксации. Абсолютная победа и сокрушительное поражение - Рукава стал этого желать как-то не в пример сильно и, кажется, болезненно. У Рукавы болят, обычно, колени (выбивают их регулярно; Рукава - сильный, с ним иначе никак), голова ещё (от громких звуков особенно. самый громкий кто? кто-то на С). Это из привычного. Сакураги бьёт, как правило, в челюсть и в рёбра - "он не ссыкло", потому что. Рукава после него пьёт обезболивающие, прикладывает к синякам пакет со льдом, знакомая медсестра накладывает швы после полоснувшей по коже сбитой костяшки.

    Это всё не к жалости. Рукава-то не жалуется. Осознаёт: да, Сакураги физически явно сильнее, бьёт он точнее, да, да, понятно. Всё-то Рукаве понятно, но он всё равно лезет; то ли тупой, то ли упрямый - в целом похую: что Рукаве, что Сакураги.

    Режим у них следующий: днём общая тренировка, вечером внутрикомандный матч, следом, когда площадка пустеет, уже пизделовка. Рукава собирает языком свою и его кровь и ловит мимолётное осознание, что это не совсем нормально. Кажется. Рукаву, благо, быть нормальным не интересует.

    Рукава хочет победить. Больше - сожрать. Рукава своего добивается, и Сакураги он добьётся тоже.


    токсик яои это здорово ставь класс если думаешь так же


    пример вашего поста

    Байлет как ни взглянет на него, так убеждается, что Клод - настоящий оленёнок. Сейчас глядит тоже: глаза у Клода блестящие, искрятся все (не жизнелюбием явно, увы), ресницы  густые да тёмные, наверное мягкие (волосы у Клода пушистые и мягкие точно; Байлет припоминает, что как-то раз проверяла), по шкуре ну тоже считай в пятнышко, ещё и милый донельзя (тоже важно очень) - оленёнок, как он есть. Клод немного подрос, чуть-чуть вытянулся, отрастил бороду (чего так мало? пожалел?) - так-то оно так, но Байлет он всё равно кажется жуть, каким милым.

    Ей от того приятно. Ну, что кажется. И что Клод вообще есть. Нынче - обижается он на неё, наверное. Байлет мелочи такие не оскорбляют, тем более, когда тот объяснил, за что. Когда дитё ненароком оставишь, тут уж конечно подумает, что его бросили; Байлет предполагает, что дело в этом. Но это ничего. Обижается Клод нечасто, Байлет умирает нечасто тоже (официально; сколько именно раз её убили Байлет не расскажет).

    Тут всё, как ни посмотри, просто.

    Байлет накрывает его ладонь своей, наглаживает её, похлопала два раза для верности. Смотрит она прямо в глаза, улыбается - ну прямо по-человечьи.

    — Я люблю, когда ты такой искренний. Радует, что ты стал делать это чаще.

    Ого, она, кажется, правильно подобрала слова?

    — Свой план ты доработал, изменил. Без меня ты справился прекрасно: просто посмотри на всех солдат, что ты собрал под своим знаменем. И многие из них для меня дети. По своей вине никому из вас я умереть не дам.

    Ладонь она опустила. Вторую забрала от него тоже. Ну, а дальше положила на плечо, чуть подтолкнув, и двинулась следом. Под ногами чавкает грязь, в лагере кипит рабочая деятельность (потерь значительных они не претерпели - Фаргус многим лестерским солдатам спас сегодня жизни), сосредоточься - и даже услышишь звонкий голос Леони, оказывающей неоценимую помощь что в бою, что в разведке, что в снабжении (капитан Джеральт бы сказал ей "молодец"; Байлет сказала это за него).

    Воистину, это всё её дети. Не её, так чьи? Не дети, так кто?

    — Нет смысла занимать голову моими ранениями. Особенно такими, - и добавляет чуть серьёзнее, строже, будто, — но про свои не забывай. Мы не можем тебя потерять.

    Правда это. Клод, как оленёнок, ещё и очень хрупкий: надави и треснет. Байлет мало что из детства помнит, но помнит, как умирали солдаты. Ну, не в бою: уже после, когда умирать, казалось бы, не от чего. На Байлет заживает всё, как на собаке (разгрызть кости она может тоже как собака, кстати); как-то раз Байлет рассекли грудную клетку, прошлись вдоль по рёбрам - на следующий день она уже была в седле; Байлет и думала, что, ну, у остальных так же. У папы про труп вопрошала, мол, как так, чего не встаёт, чего он умер, у неё ведь всё не так. Папа ей ответил терпеливо: "У тебя много, что не так". Правда это тоже.

    А теперь по делу.

    — В этом бою из имперских офицеров удалось избавиться лишь от Берни? - Байлет себя не исправляет; Бернадетта или Берни - всё равно они её убили. — Петре и Хьюберту удалось уйти.

    Это не очень хорошо. Бернадетта далеко не так ценна (и тем более - не так опасна), как Фердинанд. Но Байлет помнит, что была та намного пугливей (погибнуть в огне, принесённой своей предводительницей в жертву, - смерть весьма красивая); все эти годы, очевидно, на месте она не стояла. Похвально.

    — Что насчёт армии Фаргуса? Есть ли те, кто изъявил желание присоединиться к походу?

    Байлет хочет спросить за Дмитрия. Рот уже открывает, на языке смакуя его имя, но осекается. Дмитрий - это по делу, это важно - очень, но Байлет замолкает всё равно.

    Голову чуть опустила. Идёт она с Клодом нога в ногу, плечом - чуть упирается в его позади. Ненавязчиво задавать направление Байлет научилась быстро.

    0

    8

    damon salvatore
    ✦ the vampire diaries ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/126/132754.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/126/63176.gif


    I’m like a fever you can’t shake.
    Отойди, Деймон, сделай этот один шаг до того, как я ещё раз совершу остроугольную попытку тебя уничтожить. Чтобы быть сильным, не обязательно быть крупным и мускулистым, клыкастым и обаятельным, как ты. Моя сила — сила природы, веками хранимая предками. Сила моя — сила слова, сила взгляда, сила не физическая, но ментальная. О ней ты знаешь, хорошо знаком, но каждый долбанный раз ходишь по краю пропасти, вальсируешь на моих нервах, как на самых тонких, крепких канатах. Ты постоянно, ежесекундно множишь, копируешь, совершаешь идиотские поступки, заставляя окружающих тебя жгуче ненавидеть, ведь так привычнее, ведь ты не хороший и заслуживаешь справедливо той самой жгучей, всепоглощающей ярости; а ещё ты практикуешь не разбираться в себе, оттого-то и не путаешься в своих эмоциях и не спотыкаешься об свои же разрушающие постулаты, как это делаю я. А я спотыкалась. Ты прекрасно знаешь, что ведьмы — опасные. Ведьмы Беннетт — особенно. Шепчешь внутри себя — эта девочка сильная. Она сильнее меня. И рот свой растягиваешь в мягкой, сладкой ухмылке, от которой волосы на моём затылке встают дыбом. Оскаливаешься и стремительно на колени падаешь, сраженный одним лишь взглядом тёмно-золотистых глаз. Я в голове твоей как будто взрываю целые галактики — больно, очень больно, тебе ведь никогда не было настолько больно. Чертова ведьма. Шепчешь. Я правда могу тебя убить. Сколько раз тебе повторять в нашем с тобой заточении, неопытная ведьма, не значит, что слабая. Только вот жертвуя собственными жизнями ради друзей, умереть окончательно не получается. А очень хочется, потому что проживать с тобой 10 мая 1994 года не один месяц кряду, это хуже погибели.

    Смерть - забвение, переход в иной мир, где по ту сторону мы остаемся лишь наблюдателями, не способными более общаться с живыми душами. Это хуже смерти. Ты - мой личный ад. Мы уже потеряли счет времени и просто смирились с тем, что живем вместе — до остервенения соревнуемся, кто больше кого заденет, выковыряет словами побольнее до самого сердца. Снова завтрак в стиле твоём абсолютно н е с м е ш н о м. Блинчики в виде вампира, все еще такие противные, но поэтому такие р о д н ы е. Я даже откровенно в последствии не замечаю, как начинаю носить клетчатые рубашки твои. Это был очередной день, который и з м е н и л со временем всё. С утра ненавистные блинчики, в обед саркастические перестрелки между мной и тобой, вечером кроссворд возле камина и с бурбоном в руках. А потом ты укрываешь меня пледом, как-то слишком заботливо и осторожно, боясь нарушить хрупкую и такую редкую тишину между нами, когда никто никого не пытается убить всеми сподручными средствами, не оскорбляет словами, не давит на больные точки, не извращается над страдающей душой. Что вместе с этой волной тепла, меня накрывает хуже пледа, какими-то странными эмоциями, чувствами, словно от одиночества проживаемого дня, где каждый последующий такой же, как предыдущий, я осознаю свою внутреннюю слабость перед тобой. Кто бы мог подумать, что заклятые враги могут сломаться в своей глухой обороне друг перед другом. Деймон — это неправильно. — тихо, хрипло, куда-то тебе в плечо, прикрывая глаза, падая в эти ощущения с головой. Подумаем об этом завтра, ведьма. Впервые я соглашаюсь с тобой, потому что таких завтра в нашей не_досмерти ещё бесчисленное количество дней, где можно солгать кому угодно, только не друг другу.


    Здесь всё о колоритном, качественном bamone , что в самом сердце моём играет другими, яркими красками. Здесь не про банальные хочу тебя в пару, это же Деймон, все по нему текут отношения с приятным, розовым финалом. Здесь про старт шестого сезона дневников, который взят будет за основу в касте, и в котором Бонни и Деймон погибают для всех своих друзей, жертвуя собой во благо спасения, заточенные в тюремном мире, вынужденные сожители, которые учатся понимать друг друга через бесконечные конфликты, недоверия, колкости. Здесь то, что становится началом необычного тандема, под пикантным соусом, где можно было бы смело сказать, что от ненависти до любви всего лишь шаг. Только сколько шагов предстоит пройти нам, чтобы осознать очевидное? А я осознавать не готова, как и ты, погруженный в чувства к Елене, что стёрла о тебе все воспоминания, не смирившись с потерей, пошедший под откос, ведь спасти тебя спасла, а сама осталась. Я хочу стать твоей причиной, по которой ты с пути своего собьешься и впервые в жизни посмотришь на Елену другими глазами, когда сравнишь и поймёшь, что ошибался. Ошибался в своей уверенности, ведь не всё случается так, как ты хочешь. Здесь про особую, от части запрещенную химию, где каждый понимает грани дозволенного и нет, сгорая от противоречий. Здесь про искрящиеся эмоции, которые мы будем прикрывать враждой, но в минуты проблем и слабостей, друг другу плечо подставим, упремся спиной к спине в защите, проявляя заботу неосознанно, смущенно и скованно. Это про химические отношения где под ненавистью мы вскроемся от внезапного осознания чувств, Деймон, имейте ввиду. Не просто броманс, слегка со стёртыми гранями от отчаяния и слабости, от невозможности принимать решения здраво, от всяческих попыток вернуть мне магию, где ты мог слегка перегнуть палку и нарушить мои границы, насильно поцеловав. Здесь всё про контрасты и я хочу отыграть их все, добавить свои гештальты, смаковать с вами это. Поэтому ищу такого же повернутого на бамон тебя, кто красиво и цепляюще пишет, кто смотрел дневники хотя бы до 6го сезона включительно и понимает о чём я, кто хочет в стекло и летит туда с особым рвением, наслаждаясь запретным и глубоким. 


    пример вашего поста

    [indent] Дефенс задыхалась от своего негодования. Казалось, что воздуха в открытом пространстве рядом с этим роскошным рестораном становится с каждой секундой всё меньше. С каждым словом этого незнакомца, нахально возомнившего себя тем, кто в самом деле может вот так вот яростно решать, как ему обходить насущные проблемы стороной и кого прихватывать за руку, ей было нечем дышать. Так случалось очень редко, она практически забыла уже, что такое, когда злоба перехватывает горло своими липкими щупальцами и давит на самый кадык. Когда язык начинает не слушаться от вопиющей справедливости, а мыслей становится в голове столько, что сознание не поспевает за тем, какую фразу лучше выпалить, несмотря на статус и лоск стоящего мужчины рядом, чтобы закончить этот горе спектакль.

    [indent] — Заплатишь? Серьёзно!? — нет, ну право слово, что за люди такие пошли? Неужели, действительно, в каждом богатом человеке скрывается то самое гнильцо, которое каждый из них так усердно прячет за внешним шиком и блеском? Янтарные глаза девушки округлились и без того, не меняя своей выразительности и искрометности эмоций. Сказать, что Тапиа была сейчас в шоке, так это ничего не сказать. Даже пальцы до побеления сжали несчастный блокнот, которым она приготовилась отхлестать паршивца за то, что абсолютно не стесняется в своих выражениях и предложениях.

    [indent]— Тут тебе не театр, а я не нанималась в актрисы. Просто скажи этой девушке, что она тебе не по вкусу, зачем так извращаться?! — она восклицает, явно не понимая, как можно в принципе играть на публику и доказывать что-то кому-то таким вот образом. Ведь между людьми существует коммуникация, как вербальная, так и словами через рот, когда можно просто поговорить, обозначить свои границы, дать понять прекрасной половине человечества, что этот ужин останется ужином, без перехода в отношения с последующим созданием новой ячейки общества. Она была простой девчонкой. Забиякой, с огромной дырой внутри из целостного, ледяного одиночества. Ей не претило говорить открыто, даже если за такую правду приходилось получать в нос от недружелюбных соседей с параллельного квартала, или какой-нибудь девчонки-выскочки, которая считала себя круче остальных. У Дефне всё было просто: нравилось что-то или нет - скажи. Разозлилась или не устраивает - скажи. Зачем в целом так усложнять ситуацию, вынуждая блондинку с ногами от ушей нестись за объектом своей страсти на высоченных каблуках, отбивая барабанную дробь по деревянной мансарде.

    [indent] — Я в этом участвовать не... — очень уверенно бросила в лицо кареглазому незнакомцу Дефо прежде, чем эти горячие, сильные руки снова прижали к себе, накрывая губы напористым, непрошенным, упрямым поцелуем. Как раз в тот самый момент, когда его "пассия" доковыляла на своих огромных каблуках, замечая продолжение игры, что затеял мужчина по собственным интересам. «Какого дьявола он творит!» На бледных щеках практически тут же выскочил легкий, но очевидный румянец, а остатки воздуха, которые так стремительно сжигались под её праведным негодованием и вовсе испарились. Тапиа оказалась в ловушке. Ещё никогда ранее она не чувствовала себя такой беспомощной. Блокнот с шелестом белоснежных страниц вывалился из дрогнувших пальцев за спиной у бизнесмена в тот самый момент, когда очередной вдох не сменился выдохом. Всё закончилось в огромной паузе, её сильном стремлении вырваться из крепких объятий и тот самый протест, загоревшийся не только смущением от внезапной близости с мужчиной, но и попытках разжать собственные губы и вдохнуть. Ей срочно нужен был воздух, но его не было. Нос щекотал приятный аромат парфюма от незнакомца, кожу ладони обжигала чужая, широкая рука, мягко сжимающая пальцы, не терпящая возражений, ведь попытавшись выбраться, как только губы на мгновение под силой собственного упорства разжались, он снова и снова её придвигал ближе, накрывая своими губами. «Я сейчас задохнусь...» Блондинка за стеклом буквально превратилась в столб с открытым ртом, как только на глазах родной тёти развернулся апогей всей ситуации, где в главной роли по-прежнему оставался этот темноволосый, высокий брюнет, имеющий хватку самой настоящей акулы.

    [indent]— Как ты смеешь! — как только угроза в лице той блондинки для него миновала, Тапиа не заставляет себя долго ждать. С силой толкает мужчину в грудь двумя теперь уже свободными руками, явно давая понять, что так больше продолжаться не может. Их горячее кольцо из губ разрывается. Наконец-то живительный кислород, которого всё это время чертовски не хватало. И дело здесь было не в толерантной попытке помочь, без оплаты, естественно. Здесь было дело чести, которую кареглазый просто растоптал. Раздавил своими теплыми, мягкими губами, сильными руками и свежим ароматом парфюма, что всё ещё предательски щекотал нос. Девушка прижимает дрожащие пальцы к своему рту, который перекосило от спазма в коктейле ненависти, злости и смущения. Всё это отражало злой, немой конфуз, когда пульсирующие губы сжимаются в едва различимую полоску, стараясь спрятать за всем этим не только гнев, но ещё и собственные, слишком под кипевшие эмоции. Она чувствовала себя униженной, поэтому пощечина прилетела безоговорочно быстро и звонко, со всей силы, которой хватало трясущимся рукам и лихорадочным глазам, в которых сгорела янтарная смола, чуть потемнев.

    [indent]— Люди - не игрушки. Будь ты и твоя пассия прокляты! — наклонившись за упавшим ранее блокнотом и выпавшей ручкой, девушка чувствует, как колотится сердце в груди, будь её воля и не рабочая смена, то точно устроила бы ему настоящую взбучку. Но работа не ждёт, как и вряд ли её слова в порыве чистого гнева, что-то донесут до этого высокомерного и очень богатого человека, который ценит только свой комфорт и не беспокоится о чувствах других. О том, например, что это её первый поцелуй с мужчиной, который рыжеволосая точно себе совсем не так представляла, о том, что она на работе и за стеклянными, широкими окнами смотрят другие посетители и её начальник в том числе. Ему было всё равно, а что до неё... Пальцы крепко прихватывают блокнот и рыжая выпрямляется в спине, остро сохраняя в себе желание больше никогда с ним не встречаться. В противном случае, пощёчиной этот наглец точно не отделается. Но жизнь имеет своё непревзойденное чувство юмора, о чём Тапиа узнает чуть позже.

    0

    9

    zelda spellman
    ✦ chilling adventures of sabrina ✦
    https://i.imgur.com/K6MkkzN.png https://i.imgur.com/E27ZFWg.png

    powerwolf / demons are a girl's best friend


    [indent] Преданная последовательница Церкви Ночи.

    [indent] Категоричная блюстительница правил.

    [indent] Любящая тётя, готовая нарушать правила ради благополучия семьи.

    [indent] Удивительно, как подобное мягкосердечие смогло замаскироваться за фасадом из строгости, гордости, надменности и некоторой чопорности. Всякий, кто не знает Зельду так, как знают её родственники, вероятно, мог бы прийти в ужас от этой женщины и сбежать от неё при первой возможности, если только она не успеет вас прибить и закопать на заднем дворе. Правда, свою любовь Зельда иногда показывает довольно своеобразно, скажем, сворачивая сестре шею, потому что та просто её чем-то раздражает. Как говорится, бьёт — значит любит, лучше олицетворение и не придумаешь. Наверное, так принято у ведьм. Или у Спеллманов. Недаром же владельцы морга, юмор соответствующий.

    [indent] У Зельды сильно развит материнский инстинкт. Племянницу она любит как родную дочь и сделает всё, чтобы та ни в чём не нуждалась. Даже чужих детей она не бросит в беде, независимо от того, ведьмы они или простые смертные. При всей своей приверженности правилам, Зельда стремится поступать по совести, по чести. Во всяком случае, так, как сама это понимает. Довольно забавно, что саму себя она считает мерзостью, потому что семью любит больше, чем Сатану.

    [indent] Может, всё-таки не тому парню молится?..


    [indent] Не пугайтесь, эта заявка ни на что не претендует, я просто хочу закрыть давний межфандомный гештальт. Ему уже сто лет в обед, но он всё ещё брыкается и требует внимания. Если согласитесь принять участие в этом маленьком приключении, скучно не будет, гарантирую.

    [indent] Подробности в ЛС или телеге, где вам удобнее.


    пример вашего поста

    [indent] — Что-то ты не торопился.
    [indent] — А надо было?
    [indent] В ответ Руби скорчила физиономию и отошла от двери, пропуская Джоша в амбар. Пока он оценивал обстановку, Руби прислонилась плечом к стене, продолжив протирать от крови клинок складного ножа. За охотником она наблюдала искоса, ожидая комментариев по поводу её трудов. Наученная опытом — преимущественно негативных. По выражению его лица уже можно было догадаться, что зрелище лежащих повсюду трупов с перерезанными глотками не слишком его обрадовало. Руби знала, что он рассчитывал на другой исход.
    [indent] А Джош знал, что ей плевать, на что он там рассчитывал.
    [indent] — Они все были одержимы? — уточнил охотник.
    [indent] — Только двое. Главарь и его помощник.
    [indent] — Другими словами, — Джош повернулся к ведьме с плохо скрываемым раздражением в глазах, — остальных... раз, два, три... семерых ты просто пустила в расход?
    [indent] — Не считая того, что они хотели меня прикончить, можно и так сказать, — на секунду оторвавшись от своего занятия, Руби посмотрела на собеседника. — Они в любом случае были отморозками. Я подумала, что устранить их будет надёжнее.
    [indent] — И тебе не кажется, что это перебор?
    [indent] — Не перебор, а профессионализм, — парировала ведьма. — Эти долбаные сектанты всегда создают проблемы, с демонами или без них. Кто-то должен был сделать грязную работу. Ты бы не смог, пришлось мне. И я не желаю больше это обсуждать.
    [indent] Закончив очищать нож, Руби сложила его и убрала в карман, прожигаемая пристальным взглядом охотника. С ней этот трюк никогда не срабатывал, так что Джош быстро сдался. Руби не собиралась оправдываться, да и вины за собой не чувствовала. Тот факт, что большинство убитых были людьми, ничего не менял. Вряд ли нужно кому-то объяснять, что люди зачастую оказываются самыми страшными чудовищами.
    [indent] Джош вздохнул и ещё раз оглядел побоище. Доски пола потемнели от впитавшейся крови, чей запах смешивался с запахом соломы и машинного масла. Парочка находилась на ферме в сорока милях от ближайшего города. На дворе стояла глубокая ночь. Утро у владельца амбара будет весёлым.
    [indent] — И всё это ты сделала своей зубочисткой?
    [indent] — Ты удивишься, если узнаешь, сколько всего можно сделать при помощи «зубочистки». Всё, отвали.
    [indent] Руби вышла из амбара на свежий воздух и вдохнула полной грудью, наслаждаясь чувством выполненного долга. Пусть Джош не соглашался с её методами, глупо было отрицать их эффективность. Никаких соплей и сложных этических дилемм. Вопросы из категории «Что если?» она прекратила задавать себе лет десять назад. Иногда нужно стиснуть зубы и сделать то, что необходимо. Потом, если найдёт время, Руби будет вспоминать свои грехи и ненавидеть себя сколько влезет. Благо больше некому. Джоша, приходившегося временным союзником, она в расчёт не брала. К тому же, дураку ясно, что он был бы не прочь её прибить, однако условия их сделки оказались слишком заманчивы. Выгода от сотрудничества пока покрывала издержки.
    [indent] А когда условия изменятся, Руби первая от него избавится.
    [indent] Потому что надо подчищать хвосты. Это тоже профессионализм.
    [indent] — Есть ещё дело, — окликнул Джош ведьму, когда она уже садилась в машину.
    [indent] — Продолжай.
    [indent] — Молтонборо, Нью-Гэмпшир. Ты вроде как раз в ту сторону собиралась? Детали я отправил тебе на почту.
    [indent] — Ладно.
    [indent] Не сказав больше ни слова, Руби завела двигатель и укатила в ночь, оставив позади очередную кровавую главу своей жизни.
    [indent] ...
    [indent] Пиздец.
    [indent] Джош, конечно, этого знать не мог. Не было смысла его винить.
    [indent] Тем не менее, Руби винила, потому что именно он подкинул ей новое дельце. Максимально тупая претензия, но что взять с бывшего демона? Иногда Руби казалось, что частичка демонской сущности осталась в ней, время от времени преподнося сюрпризы — в основном, окружающим — в виде внезапных вспышек гнева и неоправданной жестокости. Рациональная часть сознания, вздыхая, не уставала повторять, что просто у ведьмы такой сложный характер.
    [indent] Но даже рациональная часть не знала, как реагировать при виде знакомой пышной шевелюры, торчавшей на два метра выше уровня земли прямо по курсу. Надежда на то, что Руби обозналась, умерла в тот момент, когда обладатель шевелюры повернулся к ней в профиль.
    [indent] Итак, карма существует, и у неё омерзительное чувство юмора.
    [indent] Руби приказала себе успокоиться. Сэм видел её только в чужих тушках. Она едва удержала нервный смешок: конечно, откуда ему было знать, как она выглядела при жизни? Встреча запросто тянула на событие века, но этого было недостаточно, чтобы выгнать Руби из бара, куда она зашла после трёх часов дороги с целью отдохнуть за кружкой пива. Заодно, если повезёт, послушает местные сплетни.
    [indent] Понимая, что торчать возле двери дольше положенного чревато привлечением ненужного внимания, Руби как можно спокойнее прошла к барной стойке и устроилась на дальней от Винчестера стороне, стараясь даже не коситься на него.
    [indent] — Эй, деточка, тебе восемнадцать-то есть? — хмыкнула барменша, подходя к новой посетительнице.
    [indent] Закатив глаза на снисходительное «Деточка», ведьма характерным жестом «А не пошли бы вы нахуй, леди?» достала из внутреннего кармана пальто водительские права и сунула женщине под нос.
    [indent] Руби, двадцать два годика. Преуменьшила на шестьсот с лишним лет, но сойдёт.
    [indent] — Хорошо, прости! — барменша вскинула ладони в защитном жесте, выглядя искренне пристыженной, что заставило Руби сменить раздражение на относительную милость. — К нам редко заглядывают столь молодые люди. Что будешь?
    [indent] Ведьма рискнула заказать местное фирменное пойло. Пока заказ выполнялся, она прислушалась к болтовне двух сидевших поблизости мужиков, горячо обсуждавших медведя, повадившегося похищать горожан и дальнобойщиков.
    [indent] Поглощая принесённое барменшей пиво, большей частью состоявшее из пены, Руби не представляла, как будет работать в присутствии Сэма. С другой стороны, если здешний виновник торжества окажется не демоном или ведьмой, а чем-то иным, пусть хоть и медведем, она свалит с чистой совестью. В том, что касается вопросов охоты, Руби давно решила занять строго определённую нишу, состоящую из чертей и недобросовестных пользователей магии. С остальными тварями пусть разбираются другие охотники.
    [indent] — А полиция что думает? — как бы невзначай присоединилась Руби к беседе своих соседей по стойке. — Медведь?
    [indent] Один из «соседей» что-то невнятно булькнул в кружку. Второй, бородатый, смерил приставшую к ним девчонку с красивыми пепельно-серебристыми волосами задумчивым взглядом, решая, стоит ли ему опускаться до разговоров с мелюзгой. Руби терпеливо ожидала ответа на свой вопрос.
    [indent] — Ничо не думает, — наконец родил бородач. — Копы и расследовать не стали, только полазили по зарослям с собаками, да и всё. Маньяков у нас здесь отродясь не бывало. А кто ещё мог? Медведь... или волки загрызли и утащили... Здешние леса дикие, гостям не рады.
    [indent] Руби собиралась уточнить, что в лесу забыли дальнобойщики, но бородатый повернулся к своему приятелю, резко утратив к ней интерес. Ведьма сжала кулаки. Не будь здесь Сэма, она бы уже дала понять, что не следует так открыто ею пренебрегать.
    [indent] Мечтать, как говорится, не вредно.

    0

    10

    prince sapphire
    ✦ sailor moon ✦
    https://i.postimg.cc/rwnJ6w5Z/image.png


    ветер налетит тихий, лебединый.
    и зажжемся мы вспышкою единой,
    как прощанья стон, долог и тяжел;


    ты мое боязливое воспоминание.
    без признательности. без нежности.
    пара строк раскрытой книги.
    я с трудом вспоминаю наше детство
    - тогда мы по-настоящему, в последний раз, любили друг друга.

    отрезвевший и одинокий, ужасно утомленный без твоих касаний к руке затянутой в плотную перчатку.
    уложи свою тёмную макушку мне на колени. молчи о прошлом, вырисовывая кончиками пальцев сбитую пыль взлетающую в воздушную киноварь заката.

    быть может, я был слишком жесток с тобой.
    быть может, я слишком мало был.
    твоя близость обостряет мое одиночество, потому я никак не могу подобрать нужных слов.
    розовый индийский атлас и камфора, твои волосы по прежнему непослушно лежат в ладони.

    все погасло.
    мир не дрожит.
    мир мёртв.


    алмаз без сапфира зрелище грустное.
    мне надо вотэтовотвсе и еще немного больше.
    я не хочу тут расписывать кучу кинков и прочее инцест инцест инцест
    но точно тебе скажу, что я жду от потенциального сапфира охуенных постов мурлыканья во флуде, в тг и готовности знакомиться с моими отбитыми мальчиками - это весело, тебе понравится. так что если ты не пиздливый, то заявка не для тебя.
    мы кошачески прекрасные и очень тебя ждем.
    особенно я, ну естественно. буду насиловать носить на руках и не только.


    пример вашего поста

    в лс

    0

    11

    не актуально

    james barnes
    ✦ marvel ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/8/714899.png


    на древней бумаге верующие когда-то выцарапали: бог создал сновидение, чтобы указать путь спящему, глаза которого во мраке, — я бы сказал, что война сотворила тебя таким, чтобы показать миру настоящее человеческое раскаяние. (мы встретились, чтобы однажды ты напомнил мне об утраченной человечности, поэтому я всегда буду говорить о тебе в третьем лице — как о прошлом, в котором остались, и моё холодное отчуждение, и моё горе, и твоя вымученная улыбка, и твоя бесконечная жажда жизни.)

    я прочёл сотни украденных страниц о тебе, твоей жизни и твоём потерянном имени, и теперь я прикован к языку твоего молчания разъедающим сожалением — а это будет покрепче крюка варуны, на котором древние тащили умершего к истокам подземных вод.

    (что ты чувствуешь, когда сидишь в одной со мной комнате?)
    когда ты, озлобленный необъяснимым страхом, смотришь на меня, я складываю руки за спиной и вежливо рассуждаю о смерти, как будто принимаю превосходящего по силам противника. я вкладываю в твои руки пистолет не потому, что хочу убедиться в твоём выборе, — где-то внутри я ещё надеюсь, и всё-таки я узнал о тебе достаточно, — мне хочется увидеть, как ты наконец принимаешь свою жизнь. и если когда-нибудь тебе некуда будет бежать и негде будет спрятаться, просто вспомни адрес, выписанный на твоей старой фотокарточке — тире и три точки.


    ищу джеймса не в пару, но на тесное взаимодействие и сюжет. нежно люблю этот дуэт, да и у кого в каноне от этих двоих не поднимается температура, покажите пальцем. оговорюсь, что учитываю канон сериала «сокол и зимний солдат», но без фанатизма, сюжет нам двоим могу построить в таймлайне пострафта, потому что засиживаться в тюрьме дольше, чем на несколько лет — не планирую. мне нравится ветка с хайль_гидра и иже с ними, но у меня всё-таки не дарк!версия, а очень уверенный середнячок с серой моралью и самыми обыкновенными человеческими проблемами. искренне считаю, что эти двое идеально сочетаются по уровню мышления, сочетанию характеров и вообще в отстройке общих планов на будущее, но если мои планы тебе не понравятся или покажется, что это уже ту мач — без проблем, я готов искать любые точки взаимодействия. благословляю любой твой дуэт, но если решишь опрокинуть чувство гордости и убежать за стивом — благословение будет не от всего сердца.

    стоит добавить, что у меня тут много личных хэдканонов на земо и переосмысенный канон (например, мой земо - серб, но с немецкими корнями), я играю кроссовер с мастером и маргаритой и устраиваю забористые тусовки на балканах на пару с дьяволом, при желании с удовольствием тебя во всё это впишу. заглядывай в лс с примером поста и какими-нибудь набросками планов, и я заговорю тебя до смерти.

    aesthetic


    пример вашего поста

    не забудь подогреть, написала хайке на исчерканном блокноте, где до этого оставляла свои распоряжения горничной, и теперь, после её отъезда в акке, йована каждый вечер выкладывала этот листок на прикрытый тарелкой остывший ужин; соус ещё тёплый, я сварила его после полудня — давайте помогу, почему у вас такой обеспокоенный вид?

    утром я видел в саду красивую женщину, осторожно отозвался земо, нарочно выдержав паузу, будто ему требовалось время, чтобы сделать свою речь мягче и не вызвать никаких подозрений, она чем-то очень похожа на вас, я видел её около западного крыла с вашими чемоданами — эта женщина, она заменит вас, но почему вы решили уехать раньше времени? у вас что-то случилось?

    чёрный грифель замер над крошечным блокнотом, йована подняла глаза и наморщила лоб, словно виновато улыбалась своим мыслям. вам померещилось! здесь никого не было, и карандаш снова полетел дугой по листу, мы много раз обсуждали это с вашей женой, я думаю, herr zemo, вам стоит больше отдыхать, последнюю неделю вы очень плохо спите.

    да сколько же можно вам повторять, я не немец, я родился и вырос в белграде — точно также, как и вы, бесстрастно сказал он и протянул ей пустую чашку, стараясь держать так, чтобы его рука не дрожала от усталости, — так вот, эта женщина, о которой я говорил, она шла по саду босиком и на ней было ваше летнее платье, я постарался с ней заговорить, узнать кто она и зачем пришла сюда, но она только раз взглянула на меня и тут же отвернулась, будто не захотела иметь со мной дело, когда я вышел в сад после полудня, её уже не было.

    йована отложила свой блокнот и налила кофе, может быть, это я слишком устала, продолжила вдруг она, выставив перед ним блюдечко и чашку (вот только её голос звучал иначе, будто в нём вдруг случилась какая-то необъяснимая перемена), может быть вы правы, может быть нужно доделать дела, собрать свои вещи и уехать вечерним поездом, очень тяжело жить в этом доме, в этом городе, поймите, порой от такого однообразия можно огрубеть — и оглупеть тоже, простите меня и не сердитесь, я сегодня же покину ваш дом.

    гельмут насторожился: голос йованы почудился ему за левым ухом, как будто её рот только немо открывался, а звук и всё, что подразумевалось под этим деловитым отчаянием — звучало отовсюду сразу, по всему дому, по всем его комнатам.




    уже в рафте моя камера каждую ночь издавала звук, похожий на этот голос. однажды, проснувшись от его скрежета, я растерянно вскочил с кровати, и меня вдруг пробрало такой силы дрожью, что пришлось упереться спиной в стену.

    я тут же узнал твой голос — тогда, это был твой голос, йована говорила им со мной — я дрожал, но не потому что боялся тебя, я дрожал, потому что был в ужасе от мысли, что смог забыть его. в те минуты, когда время застыло во мне чернеющей пробоиной в мозгу, я впервые почувствовал, как моя жизнь теплеет под твоей внимательной рукой — пальцем ты нарисовал смерть на моем лбу, и она вдруг застыла где-то впереди, как застывает во времени слабая кадмиевая корочка в морских сумерках моне. в эту минуту чувствуешь то, что немцы называют zweisamkeit, потому что время между нами вдруг обратилось augenblick.

    мне тогда показалось, что наша встреча далась тебе нелегко — было необходимо, чтобы сотни вещей совпали между собой: гора снега под ногами у входа в заброшенную боснийскую церквушку, вымоченная в миљацке зеленая куртка хозяина херцег, мелькнувшая на углу ирбины, выпачканное в подтаявшей грязи окно лобби, за которым ты разглядел мою военную форму — ну, как всякое пятно на ковре бросается в глаза, когда человек страдает от скуки в ожидании чего-то, — и, главное, совершенно одуряющий запах турецкого кофе с кардамоном, который кто-то пролил на подлокотник моего кресла — тогда, ранним утром, посреди затхлого речного воздуха и взмокшей шерсти от человеческого пота.

    в молодости некоторые люди пугали меня своим совершенством, как пугают шизофреников округлые формы. после встречи с тобой я растерял эти ориентиры, совершенство кажется мне пустым звуком, но я знаю точно: у него определённо твой голос.





    Местные в этой стране старались обходить стороной молодых офицеров, особенно тех, на чьих плечах вязались красные нашивки добровольческого корпуса, — было что-то такое между ними, как между рассорившимися соседями, не сумевшими поделить пуд соли или пакет молока. Правда, когда Земо впервые исключительно вежливо заговорил с портье, он как будто удивился — сказал, что не видел ничего подобного раньше, чтобы в таком юном возрасте и уже при серьёзном звании.

    Ово су само вежбе, ништа озбиљно, — молодой барон смеялся одной своей широкой улыбкой, и портье каждое утро стал приносить для него горстку свежего инжира.

    Требало би да се одрекнеш ове глупости, — всё повторял он, тыча в красную полоску на чужом плече и смеясь своим газированным смехом, от такого смеха у всех постояльцев  застревали пузырьки воздуха в горле. — Таким людям, как вы, барон, совсем не нужна такая грязь. Найдутся, среди этих, найдутся добровольцы.

    Когда у порога гостиницы кто-то громко окликнул его и преградил дорогу, Гельмут в первое мгновение чуть было не выронил сумку из рук — долго рассеянно метался взглядом по желтовато бледному лицу и всё никак не мог найти объяснения какому-то внутреннему отторжению, которое возникло почти мгновенно, стоило его взгляду встретиться с чужими глазами.

    Нестало ти је цигарета? Само тренутак, имам негде.., — очнувшись от своих мыслей, он растянулся в какой-то вежливой, приятной улыбке, бросил сумку себе под ноги и принялся копаться у себя в карманах; тёмно-синяя гимнастёрка сидела на его худощавых плечах мешковато, словно была на несколько размеров больше его самого, но подвязанная крупным, увесистым ремешком на поясе — смотрелась складно, выигрышно обрамляя трапецию его тела. — ...Извините на радозналости, да ли сте из Немачке? Ако вам је згодније, можемо да пређемо на немачки. Ах, вот она, нашлась. Здесь целая пачка — держите, вам хватит до моего возвращения. Oder müssen Sie vielleicht selbst in die Stadt fahren? Ich kann dich nehmen. Wo brauchst du?

    На мгновение, мне тогда показалось, что кости в моем теле потяжелели, будто кто-то подложил в них свинцовые шпоры. Что-то внутри меня хотело поскорее отделаться от тебя — придумать причину и сбежать, отдать тебе всё, что у меня есть, лишь бы больше не видеть тебя поблизости, но утренний свет, желтоватый, как спаржевый апатит, высветил для меня твоё лицо, и я понял, что я не смогу вот так просто от тебя сбежать. Что бы я тогда ни сказал и как бы себя ни повёл, ты всё равно бы последовал за мной, — если в тебе и было то самое совершенство, то зачем тебе понадобился такой как я?

    Отредактировано kainashow (04-04-2024 08:09:56)

    0

    12

    lae'zel
    ✦ baldur’s gate ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/34/796964.jpg https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/34/699279.jpg https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/34/976226.jpg


    Ква ква, ква-ква, квааа ква кваква ква. Ква! Ква-ква кваааа ква к-ква — ква.

    Кхм… Это попытка поговорить с тобой на одном языке, я ещё работаю над произношением, прошу это учесть.

    Лаэзель, если ты лучшая, то зачем об этом постоянно говорить? Комплексы?

    Ладно-ладно…
    Мы начали плохо — с подозрений, вражды и обоюдных угроз смертельной расправой. Продолжили подколами и пронзительными взглядами недовольства друг другом, потому что у нас оказалась по итогу общая цель и схожие стремления и надо было умерить свой пыл ради общего блага и выбор пал на пассивную агрессию, вместо активной.

    Я тебе не нравлюсь, у меня есть слабости — я боюсь волков, скучаю за родителями и не умею плавать. И я говорю об этом (после раскаленных клещей, но все же говорю) и тебя это бесит.

    Тебя учили силе, бесстрашию, отсутствию жалости как к своим врагам, так и братьям. Тебя готовили к служению своей королеве и тебя это одновременно сформировало, закалило и увы, сломало.

    Шутка в том, что моя история похожа на твою, но мне кажется, мы обе способны прийти к пониманию того, что каждая из нас имеет право на существование. Потому что это только в наших головах сидит концепт, что победить должен сильнейший, а слабак позорно сдохнуть. Мне кажется, несмотря на разногласия и неприятные, поначалу, сходства между нами (это же конкурс “кто больше травмированный”, да?) мы все же можем прийти к чему-то большему, чем просто терпеть присутствие друг друга пока Тав своим пальчиком выбирает кого взять с собой на очередную вылазку. В плане, пока сражаемся с общим врагом.

    Соу… Maybe I am k'chakhi but I am yours k'chakhi. Честно предлагаю энемиз ту лаверс, лучший троп для фема, шо тут думать, надо брать. Я буду твоим красным драконом, которого ты так хочешь оседлать… Давай вырастим то несчастное яйцо вместе в сильную жабку! Но если фем не твоя тема, ТО ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО ВСЕ ЕЩЕ ЧИТАЕШЬ? Но ладно, без фема тоже можно, если хочется просто поиграть во что-то веселое и интересное. Не факт что мы сразу же пойдем искать Ясли гитьянки… Но мне хотелось бы сыграть и покрутить многое. Мы ведь здесь чтоб веселиться и отвлекаться от всего плохого потому что maybe the real treasure was the friends we made along the way.


    Заявка в пару, но это опционально, потому что я знаю, не всем нужен фем, но мне нужна моя гитьянки. Но так и знай, я хочу чтоб ты была моим Гринчем, а мое сердечко — Рождеством. Мы сыграемся, если ты любишь играть с юморком, любишь иронизировать даже в драме и многие твои решения можно описать скорее как хаотик гуд. Ещё я за модернау всякие и вообще, открыта для предложений и могу принести и свои идеи в ответ.

    Мы с Астарионом видим Тав как гг и у нас в головах — это рыжая высокородная полу-эльфийка с клептоманией и набором очень квэщинабл решений и навыками воришки. Эдакая загадочная харизматичная душа, которая ведет нас всех в светлое будущее через череду взлетов и падений. У тебя это может быть кто угодно, потому что Тав — многогранный/ая шейпшифтер амбидекстр.


    весёлости
    пример вашего поста

    Гермиона надеялась на благоразумие Драко — всё же они оба должны были повзрослеть. Но, кажется, выражение «Мудрость приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один», сработало не только на Роне, но, к её сожалению, задело и Малфоя.
    Она сузила глаза на нервный смешок парня. К тому же немалых усилий потребовалось, чтобы не превратить остатки своей улыбки в оскал, когда все её надежды о том, что их случайная встреча будет короткой, разбились от простого движения головы Драко чуть в бок.
    Драко не нужен был повод уйти. По всему его виду стало заметно, что после секундной заминки он вернулся к своему прежнему высокомерному виду. Разница была только в том, что теперь в его глазах не читалась привычная высокородная скука. Ситуация его заинтересовала, если не сказать позабавила, и его слова про «героиню войны» только подтверждали это.
    Когда Драко вернул вторую коробочку на стойку и изобразил противную улыбку, Гермиона скрестила руки на груди и вздохнула. Её уголки губ лишь на мгновение поднялись вверх.
    Напоить бы его тем, что было в коробке из дарджилинга, заварив травы покрепче. Вышел бы, забыв зачем вообще явился в магловский Лондон.
    В противоположность Малфою, она совершенно не находила ситуацию забавной, и, как ни пыталась контролировать себя, Гермиона напряглась, а ещё ей было стыдно.
    Только вот, почему ей стыдно? Дурацкое чувство заставляет опустить взгляд. Её желваки вздуваются, а рука скользит над палочкой, которую она оставила возле чайника. Будто она ей чем-то поможет.
    — Эрл Грей лучше справляется с чакрами. — Гермиона переводит руку от палочки к электрическому чайнику и нажимает кнопку. Тот отзывается щелчком и тихим шуршанием. — Я настаиваю.
    Забрав с собой палочку и бросив недоверчивый хмурый взгляд на Драко, Гермиона отходит к чашкам, сервируя всё в точности как делает это для других. Чашка, блюдце, ложка, чайничек, один скон, по которому никогда не поймёшь, насколько он уже подсох, и ириска. Всё будет как обычно, и она не даст никаких поводов…
    К чему только? Она явно ощущала угрозу от Драко. От того, что он остался, от едкого комментария про героиню. Но нет, она готова, она будет оставаться с холодной головой, и если Драко не хочет взрослеть, то она, уж так и быть, побудет рассудительной взрослой. Как и всегда.
    А потом Драко решает, что если он не скажет ещё чего-нибудь, так день будет прожит зря. Упоминание Рона и то, что в её отношения лезет никто другой, а Малфой, Гермиона синхронно с чайником закипает. И когда тот забулькал и просто клацнув отключился, то Гермиона, не рассчитав силу, дернула упаковку с ирисками так, что те рассыпались вокруг.
    — Я здесь не работаю, — зыркнув на Драко, а затем на вход, она явно всё ещё зажато и сдерживаясь взмахнула палочкой, и пока ириски паковались в вазочку, она залила кипяток в чайник.
    — Недостаточно обысков было в особняке Малфоев? — вздернув бровь, Гермиона прочищает горло, выставляя с заметным звоном чашку и тарелку с десертом.
    Грубо. Очень грубо. Возможно, слишком, но за этой стойкой, с этими заварниками она ощущала себя взаперти и будто напоказ, словно животное в зоопарке, а Драко пришел поулюлюкать на то, как она полощет фрукты в пруду.
    — Какое тебе дело до Уизли? У них всё хорошо. — Она поджала недовольно губы и, прочистив горло, всё же добавила:
    — И твоя информация устарела. Мы с Роном… не вместе. — С излишним вызовом и горячностью Гермиона закончила свою защиту, в ответ на нападки Драко, взглянув на него прямо и выровняв спину.
    Кажется, она впервые это говорит кому-либо. Близкие знали, а остальным зачем знать? Все равно в желтушных газетах он давно ее бросил из-за проблем с алкоголем. Только почему первым должен быть Малфой? Именно в этом ощущалась какая-то несправедливость жизни.
    — Осторожно, горячо.
    Она опустила заварник на стойку и провела руками над расставленными угощениями, после чего указала на столик у окна.
    — Рекомендую секцию с приключенческими романами. Навевает желание куда-то уехать далеко в путешествие.
    Наконец она улыбнулась, почти искренне, радуясь тому, что еще пара мгновений, и Малфой уйдет хотя бы в другой угол со своими дурацкими вопросами.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/0013/26/8a/4/813808.png

    0

    13

    nyx ulric
    ✦ final fantasy ✦
    https://i.imgur.com/TzASiQa.jpeg https://i.imgur.com/BEXoesB.gif https://i.imgur.com/J7F7JOY.jpeg https://i.imgur.com/FxCCdGK.jpeg


    жизнь никса — это бесконечное сражение длинною в вечность. попытка выжить {отомстить?} во время очередной битвы, которой ни конца, ни края; попытка остаться в этом несправедливом и погрязшем в грехах от рождения мире чуточку дольше; попытка расплатиться за спасение, которое ему оказалось в тягость.

    никс был уроженцем галахда. до прихода империи, что разрушили — разворотили — его родной дом, у никса было относительно неплохое детство. была семья — мать и младшая сестра; друзья, но лишь одним он особо сильно дорожил, пройдя с ним через огонь и воду.
    как у многих других, у никса были свои увлечения, идеалы и ценности, страхи и сомнения, стремления и желания — всё, что присуще самому обычному человеку. на его плечи ложилась колоссальная ответственность — защита родных. никс понимал это как никто другой. это было его долгом, его обязанностью, к которым он относился со всей серьёзностью. никс твёрдо знал, что никто другой этого не сделает, но не воспротивился, а с гордостью принял возложенную на него задачу. но мог ли он знать, что одного желания, каким бы оно сильным ни было, окажется недостаточно?

    мог ли он знать, что окажется беспомощным в момент нависшей угрозы?

    никс видит кошмары прошлого в своих снах, слышит голос своей погибшей сестры, молящей о спасении, когда в беде оказывается кто-то уже другой. он не желает повторения ошибок, если есть возможность помочь — не смотря ни на что. как бы опасно ни было, какими бы абсурдными его действия ни казались — не теперь, когда в его жилах течёт магия. это дар короля — его спасителя. никс слишком хорошо помнит тот ад, когда армия империи вторглась на земли галахда, уничтожая всё и вся на своём пути, оставляя лишь пепел и разруху; слышал крики людей, умирающих в этой бессмысленной бойне словно пушечное мясо. он мог бы погибнуть, как и любой другой, но ему повезло чуть больше — его спасли. и за возможность задержаться в этом мире чуть дольше, он расплачивается сполна на службе у короля.

    он обязан — как мантра вновь вторит себе, хоть и не питает сильной любви к тем, кто повинен в разрушении галахда; кто с презрением смотрит и говорит о беженцах, родом не из инсомнии. никс старается не реагировать на болезненные высказывания — он выше этого; единственный, кто давно научился подавлять в себе эмоции и чувства в таких вещах. никсу не нужны лишние проблемы, когда своих и так по горло.

    никс — лучший из лучших в королевских глефах, отряде, созданном для защиты и борьбы с армией империи нифльхейм. искусный воин, смелый и сильный духом боец, с большим багажом опыта за спиной в боевых сражениях. многим кажется, что каждый из глеф на равных условиях, но это совершенно не так — у каждого свой предел возможностей, кажется, что у никса его попросту не существует. он совершает невозможно, — прыгает выше головы, — когда в очередной битве вырывает победу зубами, одерживая вверх над более сильным противником; никто не способен на подобное — только никс. даже если придётся поставить на кон свою жизнь — никс готов. он знает, что каждому отведён свой срок пребывания в мире живых.

    несмотря на харизматичность и упрямство, присущи никсу, ему есть что скрывать. правду говорят, что глаза человека — зеркало души. и лунафрейя видела ту боль, которая шлейфом тянулась за никсом из далёкого прошлого. ульрик не тот человек, который будет направо и налево кричать о ней, но будет до конца дней своих нести её где-то внутри себя; молча, даже если душевная рана кровоточит и ему приходится захлёбываться этой кровью. потому что нельзя, потому что это что-то личное, о чём не расскажешь первому встречному. да, никс? и совершенно не потому, что это сломает его образ, который лепился долгими годами и упорным трудом, нет. просто всем будет наплевать на твою боль, на твоё, так называемое, нытьё. никс не раз сталкивался с подобным, но, к его счастью, на пути возникло то, что можно было бы назвать спасением?


    крайне сильно заинтересована в данном персонаже, предполагается в достаточно сложные неоднозначные отношения. между никсом и лунафрейей — социальная пропасть, которую преодолеть не то чтобы непросто, а кажется невозможно. у них совершенно разные роли и обязанности, взгляды и убеждения, но всегда будет то немногое — возможно —  в чём их интересы сойдутся. единственное неизменное — это цель. и никс, и лунафрейя, желают спасти мир, желают даровать будущее для тех, кто важен и дорог сердцу. даже если придётся заплатить наивысшую цену. они оба готовы к этому. разница в возрасте — не главная проблема. любви все возрасты покорны?! мне импонирует динамика их отношений — от неизвестного сопровождающего до человека важного, значимого; химия в отношениях, которых не должно быть, потому что это неправильно, но она присутствует. даже если это пойдёт вразрез с каноном, я знаю как это красиво вплести, со всякими интригами и прочим. мне очень хочется найти на эту роль игрока, который будет понимать, любить и гореть на данную роль. несмотря на то, что время конкретно этой части давно умчалось в неизвестность, и не скоро вернёт популярность, не оставляю надежды, что на моей улице перевернётся грузовичок с желаемым. готова обсудить любые хэды, с порога утащить играть, любит и обнимать и всё в этом духе. связаться можно через личку, а там выдам и другое средство для связи.


    пример вашего поста

    « utilize surrendering when silence falls, to you it sings
    sterilize your mentality compromise your reality
    »

    Прибытие Оракула в Альтиссию было запланировано ещё до того, как пала Инсомния. Именно здесь должна была состояться церемония бракосочетания Лунафрейи и Ноктиса, как гарант мира между Нифльхеймом и Люцисом — таковым было одно из условий мирного договора. Это было слишком хорошо, чтобы казаться правдой. И вряд ли кто-то мог догадаться, что всё изначально было спланировано, как идеальная и красивая постановка с хорошим финалом. С хорошим финалом для самого Нифльхейма. Им удалось закинуть идеальную приманку на которую клюнул король Регис. Но так ли он был глуп и беспечен, чтобы не заметить потенциальную угрозу, которую готовила империя?

    Луна не полагала — точно знала, что ныне покойный король Регис не был настолько слеп, чтобы не заподозрить неладное в словах или действиях империи. Только не после того через что пришлось пройти, что пришлось увидеть. Пробудившиеся воспоминания о случившемся жгли душу. Картины прошлого, одна страшнее другой, вставали перед её глазами: похищение человеком, предавшего короля, стало откровением для Луны. Вряд ли она могла знать, что окажется втянута в политические разборки, став неким рычагом давления, способствующий розжигу новой войны. Первые подозрения зародились ещё в тот момент, когда Равус «поймал» сестру у чёрного выхода, запретив покидать пределы собственной комнаты. Было нелегко — своими глазами наблюдать, как он прислуживает Нифльхейму, обвиняя короля Люциса в том, что он не спас Тенебру и их покойную матушку. Его слова — обвинения в подобных грехах — резали как ножи. Даже если он был неправ, то никогда в этом не признается.

    С момента прибытия в Люцис, подозрения лишь усилились, а вместе с ними и нарастающее чувство тревоги. Она сумела найти единственную отдушину в разговоре с королём. За те долгие двенадцать лет это была их первая встреча. Долгожданная, но местами омраченная неприятными известиями. Но Луна научилась принимать их как должное. Она как никто другой понимала, что король вынужден принять условия, списывая всё на свой возраст. Это были его слова. И, по правде говоря, у него не оставалось иного выбора, как и сил продолжать вести войну и выйти из неё победителем. Это решение было взвешенным, хоть и далось с тяжестью. Но едва ли оно вызывало радость, как у короля, так и у Луны. Последняя знала какой дурной репутацией пользовалась империя, и садиться за стол переговоров было себе дороже.
    Разговор между ними продлился относительно недолго, но его оказалось вполне достаточно, чтобы Луна ощутила некоторое спокойствие, пускай даже на время. Регис надеялся, что последняя просьба — отправиться незамедлительно к его сыну — найдёт положительный отклик у Оракула. И вряд ли он ожидал получить отказ, но не из собственной прихоти, а безопасности самого принца. Лунафрейе всё ещё перекрывали кислород солдаты империи, наступающие на пятки бывшей принцессе. Даже если очень хочется вновь увидеть его. Она не может позволить себе подвергать принца опасности. Так она решила.

    Лунафрейя в Альтиссию прибыла с одной конкретной целью — пробудить матерь вод, Левиафан, убедить заключить завет с Ноктисом. Понимает, что будет не так просто, как это было с Титаном; что будет нелегко и, возможно, придется пожертвовать жизнью. Как и много раз «до» — она готова пойти на риск, если это поможет Ноктису достигнуть поставленной цели. Она обещала. И обещание своё непременно сдержит. Перед Богами, перед королём, перед Ноктисом.

    Как и предполагала Луна, стоило представлению начаться, как тут же объявились имперские войска. Она знала, что они всеми возможными и доступными силами помешают — убьют либо её, либо Левиафан, либо же обоих. Но даже такие угрозы не способны были остановить решимость и стремление помочь Нокту. Тогда — в прошлом — она не смогла помочь королю Регису; не обладая силой, способной изменить исход событий, и лишь молча наблюдая, как его убивает Главка. И хоть с того момента минуло достаточно много дней, боль от потерь никуда не делась. Она обратилась в силу и непоколебимую веру в светлое будущее. Она ощущала её так же, как твёрдую землю под ногами у алтаря.

    Теперь отступать было некуда, не за чем.

    Гнев богини, если так это можно назвать, практически сразу обрушился на Альтиссию, его жителей, незваных гостей и...Нокта. Ему необходимо было доказать, что он действительно Избранный Король. И Оракул не имела никакого права вмешиваться в их сражение, а лишь наблюдать со стороны, как Левиафан упивается своим превосходством. Луна вокруг себя наблюдала не столько яростное сражение, как разрушения и крики людей. Империя без разрешения вмешалась в сражение, намереваясь избавиться от богини, возможно от Ноктиса. Так сказать, убить двух зайцев одновременно. Но говорят, что если за двумя зайцами погнаться, то обоих упустишь. Собственно, это и случилось. Вмешательство империи никак не помешало одержать Ноктису победу, но цена оказалась слишком высока — не для него, но для Лунафрейи. Она тратила слишком много сил, что пагубно сказывались на жизни девушки. У неё не было возможности сопротивляться, а канцлер вышел на сцену весьма неожиданно, но достаточно эффектно. К Оракулу весьма быстро пришло понимание, что Ардин здесь не просто так. Не у Ноктиса, а рядом с ней. От мужчины исходила странная аура таинственности, смешанная с властностью и непоколебимой уверенностью в том, что весь мир принадлежит ему. В глаза Луны — на долю секунды — промелькнула ненависть, но ему, кажется, было плевать. Она не боялась Ардина, но все мысли были заняты тем, как помочь Нокту, который так далеко находился без сознания.

    И прежде чем она успела вернуться взглядом к незнакомцу, то ощутила колющий удар в область живота. Были ли его действия чем-то неожиданным? Отнюдь. Лунафрейя предполагала, что именно в этой точке её история подойдёт к концу; что она исполнила своё предназначение. Единственное о чём она жалела — невозможность провести всю свою жизнь рядом с Ноктисом. Оракул слышала каждое слово Ардина, обращённое к ней. И она же понимала истинный смысл, в том числе и его действий.

    — Я непременно передам кольцо Ноктису... — взгляд полный решимости. Луна касается его руки слишком бережно, аккуратно, будто он не причинил ей вреда. Она применяет дар исцеления, но только после неудачной попытки понимает, что на самом деле несёт в себе Ардин. Он не сопротивлялся, понимая, что её сил будет недостаточно для исцеления. Когда ему наскучило, он просто удалился — будто его и вовсе не было. Собрав остатки сил, Лунафрейя телепортировала Ноктиса к себе, не обращая внимание на ранение. Кажется, будто она не испытывала боль, но это вовсе не так. Луна терпела, но вместе с тем ощущала себя немного странно. И едва ли это можно вообще описать словами. Она поймала себя на вопросе, в какой момент это произошло — в момент нанесения удара или же в момент исцеления того человека. Этот водоворот из нескончаемых вопросов затягивал, и единственное, что позволяло не утонуть окончательно — присутствие Ноктиса. Последнее, что она успела сделать перед тем, как отключиться — исцелить юношу.

    Она сидела на краю кровати бездумно гуляя взглядом: то по комнате, то по юноше в бессознательном состоянии. Ожидание, когда он придёт в себя были настолько утомительными, но Лунафрейя не сдавалась. Она молилась Богам Эоса, желая лишь одного — пробуждения Ноктиса. Им удалось заключить завет с Левиафан, но не обошлось и без жертв, в том числе, и со стороны друзей юноши. Он ещё был не в курсе, но меньше всего хотелось начинать именно с них. Луна хоть и дала обещание не начинать разговор сразу с плохого, но рано или поздно они к нему придут. А врать девушка никогда не умела. Даже если она не скажет, то кто-то другой это непременно сделает.

    — Ноктис, возвращайся к нам поскорее. — она бережно кладёт свою хрупкую ладонь поверх его. А на сердце совершенно не спокойно...

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/0013/26/8a/4/813808.png

    0

    14

    найден

    Tōdō Aoi
    ✦ fandom ✦
    https://64.media.tumblr.com/f5c9abc2f4b23a5f76cc0313950ccb05/b4129548d9f0049b-94/s540x810/702557967829fff57dcec4b30f7eab5065313508.gif


    Тодо Айо - студент третьего курса школы Киото и лучший друг Юджи. С первого взгляда он может показаться ужасно агрессивным и помешанным на драке шаманом, но... На деле всё не совсем так. У Тодо есть лишь один минус - он ненавидит скучать и людей, которые не хотят прогрессировать. Айо требователен к себе и своему другу, что позволяет Юджи получить не только поддержку в нужный момент времени, но и правильные наставления. Они с Юджи похожи тем, что оба обладали огромной физической силой в юношестве, вот только если Итадори не пользовался ей для развлечения себя, находя другие способы получить удовольствие от жизни, то Тодо очень быстро наскучили люди и он искал удовольствие в битвах, пока не встретил свою будущую наставницу.

    "Какие женщины тебе нравятся? Подумай, твой ответ может сказать о тебе куда больше, чем покажется на первый взгляд!"

    Его идеал  - Такада Нобуко. Айдол, с которой Тодо хочет встречаться и женится на ней, а от того всячески ненавидит правило, которое запрещает айдолам встречаться с кем-либо. Он обожает высоких женщин с большой грудью, считая это совершенно не скучным. А вот кого находит, так это Мегуми. Но с ним и понятно, он вообще у нас слишком смурной и шутить не хочет... О! Я говорил уже, что Тодо имеет высокие стандарты к людям, а потому ухаживает за своей внешностью и следит, чтобы его волосы всегда опрятно выглядели?


    Если вы любите сильных персонажей, способных в юмор и смешные сцены, то Тодо ваш выбор! Несмотря на то, что акция сумбурная, я буду ждать появления своего друга на форуме, дабы утащить его в воспоминания о школе (которые реальные, а не просто мысли Тодо, да?) или же на простое общение. Айо восхитителен, ведь он показывает по настоящему сильный тип личности, который невозможно сломать, даже в тяжёлых условиях.
    Приходите! Мы даже разрешим вам ударить мегуми по балде :3


    пример вашего поста

    Чистый лист.

    Мы всегда представляем, что начинаем новую жизнь именно так. Переворачиваем страницу, оставляем прошлое далеко позади и стараемся сделать вид, что никакие буквы не просвечиваются через, достаточно плотную, бумагу. Чернила, от ручки или печатной машинки, никак не смущают нас, ведь они не помешают нацарапать новое слово, с которого начнётся рассказ о твоих дальнейших похождениях. Ты будешь старательно выводить рукой буквы, закрывая всё то, что оставил позади, словно закрашивая неудачные моменты твоей жизни, заставляя твой мозг просто перестать воспринимать это. Вот только эта попытка обнулить, всегда обернётся провалом. Наше сознание ужасно любопытно и люди, по своей простоте, часто недооценивают это чувство. Первое, чему тебя учат, когда ты попадаешь в специальные отряды – уничтожать любопытство. Тебе не нужно знать, что находится по ту сторону страницы у человека. Ты не имеешь права спрашивать его, почему он принимает те или иные решения. Смысл только в одном – устранении. Джеймс привык действовать, он отвык от рассуждений, воспоминаний, даже от чувств. За столь долгое время в специальной камере и обнулении, его жизнь так часто начиналась с чистого листа, что теперь Властелин колец кажется лёгкой сказочкой, достаточно простой для освоения, нежели чем все события из его головы. Сейчас они горели, выжигались через страницы и превращались в болезненные шрамы, кровоточащие и требующие внимания.

    Когда он попал в этот современный мир, уже будучи пойманным сотрудниками ЩИТа и Стивом, последний подарил ему блокнот с ручкой. Маленький такой, чтобы в карман рубашки или штанов влезал без особых проблем. Там Стив отметил несколько вещей, с которым ему придётся столкнуться сейчас и попытаться понять для того, чтобы взаимодействовать с миром. Это были самые первые страницы, которые нужно было воспринимать, как основные. А дальше, по идеи, Баки должен был заполнять уже какими-то своими интересами, важными вещами для изучения и восприятия мира. Кто помогал Роджерсу в заполнении его блокнота Солдат точно не знал, как и не спешил с подарком. Вместо того, чтобы приниматься к потреблению пропущенной информации, Барнс сделал иначе. Он перевернул книжечку вверх ногами и начал записывать с конца имена. После каждой ночи, добавляя по одной – две новой фамилии, формируя таким образом целый список, с которым и придётся в дальнейшем что-то делать. Баки помнил их, как наводил на них прицел или же убивал собственноручно, как запоминал их маршрут, деятельность и подстраивался под обстоятельства, дабы быстро устранить цель без лишних свидетелей. Последних было записывать тяжелее всего. Дело не в том, что свидетелями убийства становились разные люди и их имена не значились в делах, а потому и в памяти сохранялись только образами. Просто с этими Барнс чувствовал себя хуже всего.

    Щит настоял на психологическом лечении, обследовании и удалении возможных «кодов», оставшихся после Красной комнаты в голове, дабы такие инциденты не повторялись вновь. Помогли с восстановлением документов, даже помиловали за убийства, в чем Барнс был не то, чтобы согласен, но Стив сказал, что так сейчас будет проще. Благодаря этой же организации он снял небольшую квартиру, где тут же были выкуплены все остальные комнаты. Кажется, слева жил оперативник, помогавший Шерон Картер, а сверху два сержанта, которых Баки видел рядом с Наташей Романофф. Двумя этажами ниже комната, в которой никто никогда не появлялся, но тоже выкуплена неким голубоглазым блондином, с очаровательной улыбкой. Тут же заработали все камеры на парковках и около дома, а в его квартире то и дело у Альпин появлялся свежий корм. Барнсу было сразу понятно, что без внимания его не оставят, особенно учитывая количество желающих оторвать ему голову за всё содеянное. Потому и воспринимал это не как «вмешательство», а как логичную попытку если не предотвратить массовое побоище, то как минимум вовремя среагировать.

    Лечение же проходило по методу наблюдения и тестов. Стабильность мозговых волн, проверка рефлексов, реакции действия. Кровь брали только когда Барнс выглядел хуже всяких иных дней, но и это происходило не часто. Несмотря на то, что спал он на полу около открытого окна, Барнс всё ещё умудрялся выглядеть лучше многих людей на улице, и не только благодаря сыворотке или развитой форме. Он просто знал, что такое бритва и банальная зарядка.

    Этот же день был иным. Будучи шпионом, вы начинаете замечать изменения вокруг вас, даже если не особо хотите этого. Утром кто-то новый заехал в квартиру сверху. Баки даже помог занести им диван, поскольку остальные соседи (как бы это ни было странно) в рабочее время отсутствовали. Бегло осмотрев людей, зимний счёл их вполне обычными людьми. Пусть и парень работал в какой-то айти компании, но явно был далёк от службы. Борода была выбрита криво, да и осанка оставляла желать лучшего. Девушка же была из какой-то стерильной профессии. Её ногти были короткими, глаза внимательными. Джеймс сделал вывод, что она была медсестрой в одной из клиник, располагавшихся рядом с домом.  На терапии же, психотерапевт счёл состояние Барнса умеренным и сообщил, что на следующей неделе может не приходить. При том что у них не было даже особой беседы. А по пути домой ему неожиданно захотелось взять лишний стакан с кофе, поскольку оставленное открытым окно вдруг оказалось закрытым.

    Чистый лист помогает нам начинать многое с самого начала. Переезды, устройство на работу, даже знакомства. Мы пытаемся сделать вид, что старые проблемы остались позади и они нас больше не волнуют, но только у Баки был список. И когда он добрался до квартиры, то точно понял кто именно постоянно навещал Альпин. Её имя звучало уже, оно стояло на одной из первых позиций в воспоминаниях. Именно ей, как казалось Барнсу, он разрушил жизнь сильнее всех. Поскольку она была жива.

    Хороший шпион знает, когда его объект возвращается и уходит. Хороший шпион знает, когда ему следует заметать следы, но сегодня дверь Джеймс открывал не ключом. Мужчина аккуратно повернул ручку, наблюдая, как женщина с рыжими волосами держит в руках белого кота, а тот лишь нагло мурлычет.

    — Так вот значит почему ты каждый раз ходил таким довольным, — ухмыляется он, закрывая за собой дверь, не забывая задёрнуть щеколду, — кофе?

    Бионическая рука, в которой находился небольшой картонный поднос для кофе, аккуратно поставила его на небольшой стол. Сам же мужчина прекрасно понимал, к чему всё идёт, но старался как можно сильнее оттянуть этот вопрос.

    — Рад тебя видеть, Наташа, — на лице появилась лёгкая неподдельная улыбка, с которой он сделал несколько шагов вперёд, снимая куртку.

    Отредактировано kainashow (04-04-2024 08:09:34)

    0

    15

    nicholas d. wolfwood
    ✦ trigun✦
    https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/330/534318.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/330/362565.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/cb/74/330/302209.gif


    ему улыбаться легко. Даже если в ответ Вульфвуд кривится и c хмыканьем отводит глаза, что-то впоследствии бурча с раздражением и трепля с деланной небрежностью волосы, несогласно как будто противясь улыбке, как если бы был ее недостоин. Улыбаться искренне, с мягкой утешанной радостью, найдя в нем живое воплощение того, что Вэш неумело пытался высказать брату.

    он видит в нем человека, который был лучше, чем о нем думали; лучше, чем Вульфвуд сам же пытался казаться, отгоняя всех от себя подчеркнутой грубостью и цинизмом отсутствия всякой эмпатии. Эта противоречивая сложность, спрятанная от невнимательных глаз в скорлупе, - для Вэша весомей крохотной горстки людей вроде Мэрил, что как цветы у дороги – редкое исключение из правил, которое сами же люди могли погубить, всего-то случайно сомнув их подошвами в спешке.

    для него является значимым то, что Вульфвуд многим не нравился или, может, не нравился совсем никому, и Вэша ободряет его равнодушная резкость и циничная иногда прямота, а также то, что он совсем не старается нравится, а, напротив, пытается точно быть тем, о ком никто никогда не заплачет и с легкостью сможет расстаться, его отпустив.

    за темными очками его взгляд усталый, опустошенно-ощеренный, как у животного, что внутренне смирился со смертью, но продолжал скалить зубы, бросаться, стремясь отстоять свою небольшую свободу хоть в малом, пусть перед самым концом, уйдя в затухание смерти по собственным правилам.

    при первой встрече он оставляет его настороженным, но узнавание подвергает понимание огранке, давая затем разглядеть настоящие стороны Вульфвуда. Уязвимые, хрупкие, и, прежде всего, человечные, из-за которых Вэш чувствует глупое, может быть, торжество.   

    люди ужасны – говорил ему брат, оттого так невероятно приятна эта обманчивость, словно один этот пример вносил окончательность в непростое уравнение природы всего человеческого. Люди не все так плохи, какими могут казаться. Они способны меняться и преображаться под светом хороших поступков, вызволяющих то робкое, нежное, что забилось под черствую корку, когда мир относился к ним слишком жестоко.

    Вэшу хочется удержать этот проблеск, отбросить на гладь, поэтому дрогнуть способна рука, чтобы удержать его руку, прося не убивать сгоряча, понапрасну. Отказаться от роли Карателя, не теряя себя и то светлое, что возвращает Николаса обратно в приют, где было однажды несправедливо украдено детство…


    Вэш не скрывает своей симпатии к Вульфвуду и действительно видит в нем живое подтверждение того, что любой человек может раскрыться в отличном от изначального - хорошем ключе, если относиться к нему без нетерпимости неприязни и гнева. Вэш и Вульфвуд где-то, возможно, негласно чувствуют друг друга, находя что-то созвучное в своих внутренних детях, и, несмотря на во многом разные взгляды, - им не так чтобы сложно прийти к пониманию. 
    заявка не в пару, но против невзамных любовных чувств Николаса к Вэшу не буду. 
    играю по Trigun: Stampede и знания его канона будет вполне достаточно. Игрок я гибкий и контактный, заинтересованный во вселенной ребута (но готовый к диалогу с переносом каких-то моментов из манги), поэтому с радостью покручу разные варианты как в рамках канона, так и в альтернативных ответвлениях, в том числе и в других не связанных с Триганом вселенных. От соигрока прошу только заинтересованности в персонаже, способности идти на контакт и не пропадать без предупреждения.


    пример вашего поста

    слова не идут, мысли не строятся. 

    все существует в обрывках, в ошметках, летящих на крае сознания миграцией эхо, и он их не слышит, не видит, не вдумывается, гонимый течением в другом направлении, что словно в застывшем мгновении поражено глухотой и рассеяно мутью поплывшего зрения. Голоса все приглушены. В безмолвии стихли шумы, и касание к клавишам извлекает холодные звуки, неспособные, кажется, жить в пианино, которое, может, и вовсе молчит.

    он не старается вспомнить мелодию – палец ступает в бездумном наитии, как бессмысленно двоится действие у слабых умом, и есть лишь начало, но не бывает законченности, только неловкие в своем несовершенстве потуги, что похожи скорее на детские пробы. Его игра, при этом, имеет отдышку утраченной опытности. Равно как у художников не бывает неэстетичных каракулей, так и он не мог обресть несуразность в нажатии, создав какофонию, как если бы пальцы и правда впервые затронули клавиши.

    просто он не мог вспомнить: что следует за глубиной монофоничного звука и как продолжить одиночность вступления, что канет как слезы, срываясь со звонкостью капель со струн? По щекам? И звучание, и касание действуют на него гипнотично, притупляя внимание за гранью нажатия-звука, как будто он неспособен ухватить что-то больше, чем то, что непосредственно было пред ним, сужаясь до тонкой полоски луча его зрения. 

    в воспоминаниях музыка тоже совсем не играла, пусть, казалось, он может нагнать это эхо, что доносилось до памяти как позабытое слово, давая крошечные, непослушные словно подсказки, что удирали от прикосновений внимания с пугливостью стайки чьих-то детенышей, которых, возможно, он никогда и не видел живьем… Эта музыка доносится откуда-то издали, из недр далекой, недосягаемой комнаты, и Эрикс пытался найти ее в этом доме – завороженный, отстраненно-блаженный, почти что пугающий голубой пустотой своих глаз, что могла яростно вспыхнуть испугом, если кто-то вдруг неожиданно звал его или решался притронуться. Отблески прошлого уносили его далеко, но касания возвращали обратно в физичную тяжесть, как будит от сладости снов внушительный шаг палача, и это не был страх перед чем-то или кем-то в окружавшем его ореоле реальности, это был резкий и едкий ужас утраты. Страшнее, чем, может быть, он когда-то воспринял потерю руки, что теперь навсегда замолчала даже в болезни, оставив его половинчатым, незаконченным, несовершенным, как и само ощущение души, что, задохнувшись от плача, предпочла немоту.

    он ощущал себя отмершим. Не до конца оформившимся в своем измерении, точно бледный эскиз в упрощенных фигурах, который только слегка напоминал человека, и все, что было вокруг – соответствовало листовой белизне, низвергая детали до фигуры по центру. Он жил в себе и не всегда слова достигали сознания, входя в пределы осознанной слышимости, хотя все время что-то звучало – ведь иначе и быть не могло, - просто Эрикс редко пытался услышать, и бездумно, бывало, смотрел в пустоту, будто разум его отлетал, как душа прощается с умершим телом.

    это был определенно конец. Под стройное звучание нот, что чередовало спокойствие с волнением переливов тональности; под голос, что ломал его кости как беспощадный недуг, не давая забыться во снах, и заставляя в неясности чувств опадать на колени; под чужие старания воскресить его разум, осуществив милосердие, которого он не заслуживал; среди заплутавших на периферии внимания образов и занавешенных тканью зеркал, встреча с которыми сулила метания в вое и криках.

    хозяева дома приняли то, что он был безумен: молчаливо и безопасно, как жертва чего-то невыразимо ужасного, о чем, должно быть, могли сообщить его шрамы, представлявшие то, что он находился в жестоком плену.

    отгадки были так близко и в тот же момент далеко, и, даже стараясь, он вряд ли сумел бы нагнать их, поскольку те, вероятно, ускользнули бы так же, как сочится меж пальцев песок, оставляя лишь злую фантомную боль в позабытом, но невосполнимо потерянном прошлом.

    0

    16

    daemon targaryen
    ✦ a song of ice and fire // house of the dragon✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/116/119429.gif


    О таких, как Деймон можно сказать — истинный дракон. Жестокий, справедливый, порывистый. Но при этом — страстно любящий свою семью за исключением Реи Ройс — в тебе сочетаются, кажется, несочетаемые вещи, но за такое противоречие Рейнира любит Деймона.

    Нельзя быть мягкотелым и побеждать в войнах.
    Нельзя быть добрым и отзывчивым, возглавляя золотых плащей.

    В пламени праведного гнева горят все, кто попробует хоть словом, хоть делом обидеть корону. В пламени горят все, кто перейдут дорогу амбициозному Опальному принцу. И пылкий нрав этот не играет ему на руку — десница короля видит, что Деймон опасен, поэтому всеми правдами и неправдами старается оградить короля от тлетворного влияния брата. А вместе с тем, лишить Рейниру единственной радости.

    Да только принцесса все видит и слышит на заседаниях Совета. И нутром чувствует, как ложь окутывает ее отца, отдаляя все больше от брата, который больше подходит на роль верного советника и исполнителя королевской воли. Да только Рейнира — девушка и ее словам не поверят. Девушки в Вестеросе не созданы для политики и решения дел государственной важности.

    И как же сердце ее радуется, когда по истечении времени они с Деймоном сближаются, а после — дают клятвы на крови по традиции Древней Валирии.

    В промежутке — много боли и страданий, но думать о них не хочу сейчас.
    Приходи, еще пожуем стекло.


    дополнительная информация: в пару, не пропадай, а если решишь уйти — скажи словами через рот, обижаться не стану. Катать буду как сыр в масле.


    пример вашего поста

    [indent]— Спасибо, вы очень добры ко мне.
    Рейнире отчетливо слышится металл в голосе Бейлы. Знакомые нотки — невозможно! — навевают ностальгию: глядя на юную Таргариен, принцесса вспоминала себя в более юные годы. Непослушную, своевольную и своенравную. Каждое ее действие, каждое слово, брошенное в угоду, отдает легким послевкусием протеста — как же это знакомо. Этикет обязывает принцесс быть шелковыми: послушными, кроткими, целомудренными. Бунтарство и собственное мнение, идущее вразрез с общепринятым, всегда осуждалось и жестко пресекалось, подливая масла в огонь недовольства. Рейнире же хотелось бы избежать негативных последствий в разговоре с Бейлой — именно поэтому она делает вид, что не знает о невинном поцелуе, тепло улыбается и протягивает руки к юной принцессе.

    [indent]Алисента или септа, чувствуется, сказали бы, что поцелуй с сыном кастеляна — первый шаг в проверке границ дозволенного. Шаг, который принцессе не стоит совершать. Рейнира же, в свою очередь, не согласна. Поцелуй — самое невинное из того, что может быть. Он и не сказывается на непорочности. Он не_доказуем; потому и нет смысла сейчас распыляться, провоцируя недоверие.

    [indent]Если Бейла захочет поговорить об этом — Рейнира с удовольствием выслушает, но здесь и сейчас — с порога — увлекать в подобную беседу бессмысленно.

    [indent]Невооруженным взглядом заметно, что Бейла напряжена: чуть ссутуленные плечи, напряженные руки. Не хватает, разве что, поджатых губ и сдвинутых бровей. В ответ на беспокойство наследная принцесса вновь тепло улыбается. Рейнире хочется опустить ладони на плечи девочки и убедить в том, что на Драконьем камне ей ничего не угрожает, но пока что медлит — мешается, боясь вспугнуть и без того испуганного взъерошенного воробушка.

    [indent]Закончив с вином, Рейнира опускается на деревянный стул напротив Бейлы и, опустив ладони на колени, незаметно от девочки прокручивает кольца на пальцах. Сказать, что разговор не складывается — это ничего не сказать, но хозяйка замка готова идти до упора — сгореть в драконьем пламени, но расположить девочку к себе. Показать, что это место — и ее дом тоже. В конце концов, полагала Таргариен, рана от потери матери все еще сильна — в ее силах, насколько это возможно, боль притупить, помочь ране зажить и оставить после себя рубец, как напоминание о женщине, подарившей ей жизнь и любящей без оглядки.

    [indent]Слабый ветер порывисто путается в волосах дев, обдувает щеки. Невольно Рейнира поворачивается лицом к окну и подставляется прохладе, прикрывая глаза — она пытается собраться с мыслями, чтобы понять как подступиться к Бейле. Тонкими пальцами заводит выбившиеся волосы за ухо, медленно выдыхая через нос.

    [indent]— Я рада, что вы не попали в шторм, — не без тени улыбки произносит будущая королева, повернувшись к падчерице, — воды пролива крайне неспокойны. – команды многих судов, попав в шторм, оставались на дне Глотки. Ей бы не хотелось, чтобы ту же судьбу повторила одна из любимых дочерей ее супруга; еще одна встреча с Неведомым была бы очень некстати. — Если тебе есть что еще рассказать, я тебя с удовольствием выслушаю. — Рейнира мягко подталкивает Бейлу быть сговорчивее.

    [indent]«Уверена, тебе есть что рассказать. Сомневаюсь, что ты провела дорогу, уткнувшись в книгу», — едва заметная улыбка застывает на уголках губ.

    [indent]— Не отказывай себе в еде. Если ты хочешь еще чего-то — скажи. Сегодня, я слышала, в замок привезли свежую рыбу. Не хочешь попробовать? Или потерпим до обеда? — забота, знает Рейнира, проявляется в мелочах; даже таких, казалось бы, незначительных. Таргариен не знает наверняка, оценит ли такую милость падчерица, но здесь и сейчас — это не самое важное. Сразу, знает она, ничего не налаживается — им нужно время; и принцесса готова ждать столько, сколько потребуется.

    [indent]— Уверена, что совсем скоро мы встретимся с лордом Корлисом и принцессой Рейнис. Они знают, что Драконий камень всегда готов принять их в своих стенах. — несмотря на общую кровь и насыщенную историю родства, отношения между лордом Дрифтмарка и его супругой были не самыми теплыми: к счастью, обошлось без излишней вражды, но трагичная погибель Лейны, а затем и скорая смерть Лейнора сыграли свои роли. Фактически, оставшись без наследников первой линии, Веларион и Таргариен отстранились от Дома дракона. Чтобы сгладить углы, Рейнире хотелось бы дать надежду родителям, похоронивших своих детей, что сын жив, но тогда это бросило бы тень на их с Деймоном брак, маячивший на горизонте титул Люка… это бросило бы тень на все.

    [indent]«Однажды», — уверяла себя принцесса, — «вы узнаете правду».
    А пока ей приходится не поддаваться унынию и благодарить семерых за то, что Лейна смогла подарить Деймону двух прекрасных дочерей, ставших сейчас громоотводом.

    [indent]— Не огорчила, но отец скучал по тебе, — нарушая тишину, тихо произносит Рейнира, — и я тоже.

    [indent]Первое зерно посеяно. Остается надеяться, что оно даст свои ростки.

    0

    17

    marian hawke
    ✦ dragon age ✦
    https://forumupload.ru/uploads/0017/7b/0d/2/826958.png https://forumupload.ru/uploads/0017/7b/0d/2/310663.png


    Anders: Ask why I love you
    Hawke, sighing: Why do you love me?
    Anders, pulling out a 150 page manifesto: I'm glad you asked!

    Почему Хоук? Потому что они похожи. Потому что Мальком Хоук учил большему старшенькую, чем остальных детей и говорил ей больше, чем кому-либо в семье. О том какого расти в Круге: как вместе с другими учениками протягивали ладони в попытке поймать капли льющегося дождя, как рассматривали карты тщетно пытаясь представить на месте точек и надписей с завитушками чужие города и жизнь в них, каким табу были Истязания, из очередного урока превращаясь в занесенный над учеником меч, как выцветали и теряли себя те, кто еще вчера улыбался тебе или ворчал, как пустел и стекленел их взгляд не оставляя за собой человека. Как спустя годы, вырвавшись на свободу - было невозможно перестать любить возможность упасть летом в одуряюще пахнущую траву и полевые цветы, побежать за мабари по всем грязным лужам, съесть кислых первых ягод, сколь увлекательно колоть дрова на заднем дворе, а главное, действительно упоительно кружить любимую по их маленькому дому, дурачиться и шутить с собственными детьми. Которых никто не отнимет, никто и никогда пока Мальком жив.
    Старший Хоук был безгранично счастлив простой и незамысловатой свободе - и старался обеспечить ее своим детям, своей семье. Он умел радоваться самым простым и обыденным вещам, чему учил и своих детей. Равно как бороться за собственную свободу и право распоряжаться жизнью самим.
    Не удивительно, что по итогам такого воспитания порождения и Глубинные Тропы не пугали Мариан так сильно, как застенки Круга и потерянная свобода. И в этом они с Андерсом были безумно похожи.

    Hawke: I hear you're a healer. Want to study my anatomy?
    Anders: *Spits drink*

    // Хоук не про веру, вот вообще. Считайте, что на пару с Андерсом они лежат куда-то в сторону скептичного атеизма. И смотрят в сторону Тевинтера.
    // Хочется увидеть в жизни Хоук до встречи с Андерсом подвязки на тему "Церковь - отстой", с лицемерием, ложью и прочими атрибутами тех, кто однажды сталкивается с тем, что у Церкви и фанатиков все плохо с головой. Никаких терзаний по Андрасте и Создателю.
    // Тот случай, когда все обошлось без ножей в печень, Андерс поддержан (какая неожиданность) и в целом отношения идут в гармоничном направлении взаимопонимания.
    // Разговоры, много разговоров этих двоих о Тени, духах, магии, опасностях, проблемах, религии, людях, всем подряд. Разговоров где они стараются понять друг друга и рассмотреть вместе мир и свой опыт.
    // Справедливость не в роли суфлерского голоса или переключаемого режима, во всяком случае чем дальше тем меньше различима грань между ними. Но да, квик свитч от милой улыбки и шутеек за триста до рейдж-мода имеют место быть. Но - это все Андерс большей своей частью.
    // Можно развить тему того, что в Тени Справедливость становится ведущей "частью" того чем стал Андерс, почти затмевая самого мага. Можем в общение и в Тени пытаться. И в сглаживание-контроль-адаптейшн.
    // Два по цене одного - для Хоук в итоге Справедливость дорог в равной степени, как часть того человека, что она знает и любит. Не сразу, разумеется, но они находят определенный баланс и понимание.


    дополнительная информация: заявка в пару, какая неожиданность. Буду рад блондинке-Хоук, но никак не ограничиваю ваш выбор внешности, только пола. Хотелось бы увидеть именно Мариан - имя которой тоже опционально, ю ар вэлкам. Мое самое большое желание сердца это личность Хоук, остальное идет в комплекте.
    игровые особенности: минус лапслок, минус красивости игр шрифтов и скобок, я очень для этого старенький. Могу писать 2к, могу 12к. Зависит от динамики эпизода. Могу бахать большие вводные посты. Во многом мимо всяких движух и фонтанирования энергией, но я всегда на связи и готов подхватить все. С удовольствием хожу в ау по таймингам мира, переношу сеттинг в будущее, прошлое, заднее, переднее, вот это все. Вожу персонажей поиграть в разные другие реальности адаптируя к ним с огромным удовольствием. С удовольствием сконвертировал бы персонажей в Mass Effect или Star Wars. Или реал-ау с камерами, контрольно-пропускными пунктами, чипами на лириуме, сканерами и другим всяким-разным.


    пример вашего поста

    Легкая ломота становится все сильнее, вдобавок начинает бросать в жар — на корабле, да в одних штанах ему слишком жарко, душно и мало воздуха — психосоматика и реакция организма, напоминающего о необходимости как можно скорее добраться до заветного шприца. Тогда его отпустит, тогда сознание потухнет вновь, притупятся все ощущения до состояния старого идеального контроля. Трещащего все сильней с каждым месяцем после спасения треклятых детишек, словно дополнительное наказание за неуместное геройство.

    И, конечно, только поэтому пропускает удар, снова слишком сильный для такой пигалицы. Что наводит на определенные размышления. Вернее, навело бы, не отключись КейДжей сходу. И не приди в себя с саднящими ребрами и ноющим бедром — упал, видимо, неудачно. Вдобавок связанным на славу, так хорошо, что прочный шнур (кажется, моток кабеля), успел довести запястья до онемения, пошевелить пальцами почти не получалось. Быстрый беглый осмотр штанов показал, что из них успели все вытащить, а ремень снять полностью. Действительно, слишком долго возиться с пряжками, кобурой и закрепленному варианту облегченной разгрузки. Вдобавок все потайные карманы выпотрошены, а те, что зашиты и пропущены — недоступны уже ему из-за своего расположения, да и нет там ничего способного сейчас помочь.

    Кажется, из-за треклятых детей ему грозит могила. От ломки или от чужих рук сложно сказать, но зато с гарантиями. Если выберется из этих пут и передряги — больше ни одного порядочного поступка, никакой помощи, особенно маленьким джедайским говнюкам. Все проблемы в его жизни были от этих недоносков в балахонах. О, как же КейДжей ненавидел в этот момент собственную преступную слабость и убогие душевные порывы заставившие вообще ввязаться в историю с артефактами, недооценить МакВи и вообще нарушить что-то в своей схеме — вначале убивай, а потом спрашивай. Равно как все делать самому. Можно подумать вывезти хоть весь Храм сложнее, чем сейчас мучительно бороться с головной болью, ознобом, пришедшим на смену жару и все усиливающейся потребностью прекратить ощущать что-либо, притупить остроту восприятия до нуля, оставив только разум, что раньше никогда не подводил благодаря точным холодным расчетам. Правда, свободно мыслить наркотики мешали тоже. Иначе как он вообще оказался в этой ситуации?

    — Я бы так не сказал, сладенькая, — играть, видимо, уже нет нужды, особенно видя ряд выставленных образцов всей той дряни, что ему уже приходилось испытывать на себе, но привычка вторая натура. Андор с большим трудом садится удобнее и старается выглядеть уверенным и спокойным, даже если его трясет от озноба. Руки за спиной и в теории можно попытаться избавить от узлов, но только в теории. Был, конечно, шанс просто рвануть вперед, наглая стерва сидела напротив, максимально расслабленная и уверенная в собственных силах и безопасности. В лучшем раскладе он вполне успел бы ее опрокинуть, расквасить нос и приложить от души затылком. В самом деле Кассиан даже прикинул шансы выгрызть себе путь к свободе. На удивление не настолько безнадежные (даже в подсчетах старого напарника). Особенно если не затягивать, дожидаясь когда ломка окончательно превратить его из человека в стенающий кусок бантового дерьма, абсолютно бесполезный и бессильный вдобавок.

    — И если ты не грезишь о самоубийстве, то лучше развяжи меня. Милая мордашка не поможет управиться с кораблем все системы которого завязаны на единственного живого разумного — меня, — он откидывается на обшивку спиной, наплевав, что так становится холоднее. Удержаться от злой ухмылки даже не пытается, кроме того, весь его вызов только для того, чтобы попытаться вывернуться из пут, тихо, аккуратно. Совершенно тщетно. Вот же предусмотрительная сука!

    Вдобавок ужасно раздражает собственная одежда на МакВи, увидеть в этом что-то привлекательное или, Звезды сохрани, сексуальное — просто не получается, а особенно бесит наличие шляпы. В самом деле если это недоразумение решило его ограбить или чего-то добиться, то Нари весьма сильно просчиталась. Они могут тут еще долго болтаться, пока кислород не закончится, но вряд ли чудовище с инквизиторами за спиной способна взломать систему, которую ставили лучшие умельцы Конфедерации. Его крошка уступала в огневой мощи, но зато гарантированно принадлежала только одному человеку, вдобавок любой умник рискнувший залезть в навикомп — мог добиться только полета куда-то в газовый гигант. Умирать не хотелось, конечно, но защита от воров оставалась беспощадной, как и сам владелец корабля.

    — Давай проясним одну вещь, мне все равно какие претензии у тебя к охотникам за головами, контрабандистам, пиратам или прочим достойным людям, но лучше не дури если хочешь куда-то долететь, — дыхание становится прерывистым, говорить все сложнее. Язвить не получается, да и ясно мыслить тоже. Боль наконец возвращается, скручивает от души, так, словно все суставы разом пытаются выбить, кажется, от напряжения гудят даже кости, настолько то сильно. Кассиан судорожно пытается отдышаться, а после срывается на глухой, безумный смешок.

    — Советую поспешить, детка, — судороги пока слабые, так, слегка подергивает левую половину тела.
    Последствия двух контузий проявлялись всегда некстати, болью, напряжением, сведенными мышцами. Снова хочется вырвать искусственный глаз, из-за вновь обострившегося восприятия он ощущается особенно остро, словно вновь все нервные окончания зашлись от боли. Треклятый джедай не снес ему голову, но лишил глаза, весьма болезненно. В последний год каждый раз из-за слишком больших промежутков между дозами эта боль возвращалась, пока просто зудом, но Кассиан знал, что вскоре все сменится настоящим кошмаром.
    Сгибаясь с тихим стоном он вскидывает больной, воспаленный взгляд на девчонку в его шляпе. Слишком странная, потому что не убила. Возможно, действительно нуждается в пилоте или знает о мерах защиты. Слишком расслаблена для той, кто успел пошарить в вещах.

    Раньше живых пассажиров тут особо не наблюдалось, во всяком случае не связанных накрепко, без оружия и часто еще обессиленных и уже раненых, а потому Нари могла успеть осмотреть арсенал во всех подробностях, часть препаратов выставленных перед ней были оттуда.

    Прекрасно, связывать предположительно охотника за головами... крайне убогая идея. Охотники обычно ребята крайне злопамятные и мстительные. Он, впрочем, тоже. Только усталость и боль заставляю Кассиана замереть перед последним прыжком, вынуждают медлить, давая последние шансы для объяснений. Перед очередной сумасбродной попыткой вырвать свою свободу и жизнь. Если Нари МакВи просто мнительная, но предусмотрительная дура — выживет. Если нет, то даже в таком положении Андор постарается ее удивить. В лучшем раскладе — смертельно. В лучшем для него, конечно.

    Как никогда остро вспыхивает тоска по старому напарнику, дроиды самые надежные спутники, особенно если у них нет никаких блокираторов и при полной свободе воли существует только одна странная, невероятно сильная привязанность к мастеру. Который своими очумелыми ручками и обеспечил свободу и бесконечный путь к саморазвитию. Сейчас такой компаньон был бы весьма кстати.

    0

    18

    ivan krutikhin
    ✦ the good man ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/6/169313.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/6/425503.png https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/6/385846.png
    nikita efremov!!!


    [indent] днём - мент, а ночью - каратель.
    лучше всего прятаться на виду, согласен?
    ты - отличный парень, свой в доску.

    [indent] тебе все доверяют.
    ты следуешь наставлениям своего учителя.
    очищаешь мир от скверны.

    [indent] в нашем деле ведь это главное, да?
    с грязью бороться.
    а уж методы у каждого свои.

    [indent] а теперь представь себе.
    в вашу глухомань засылают московского мента.
    дело тут есть - ловим кропную fish. фскн, госнаркоконтроль. всё по красоте.

    [indent] у тебя свои секреты.
    у меня - свои.
    что будет, если мы их вскроем?


    люблю истории про маньяков!
    хотел бы поиграть нечто подобное.
    когда перед человеком открывается выбор: спасти свою жопу или множество других :з
    вообще, у нас тут склеивается российское ментовское сообщество на форуме.
    приходи <3


    пример вашего поста

    иногда пете кажется, что он нюхает чаще, чем дышит.
    иногда это почти оказывается правдой. страшно, очень страшно.
    иногда это оказывается фатально — такие себе знакомства можно приобрести, находясь во власти дозы.

    с разумовским они знакомятся на сомнительной вампирской вечеринке, приуроченной к хэллоуину — не самый центр москвы, но достаточно закрытое и пафосное заведение, чтобы уединиться и оторваться вдали от всякого отребья.

    петя приходит туда уже обдолбанным, но ещё при параде — лестат в лучшие свои годы [если бы так объёбывался]. а пока ещё был в сознании, к деталям своего образа подходил осмысленно — самый блистательный костюм для самого охуенного петьки. как же иначе?

    он неотразим и великолепен, незнакомые малолетки уже увиваются вокруг — тупые мажорики с папиными деньгами — петя всегда недолюбливал этот сброд.
    искусственные клыки впиваются в чужую шею — он уже не помнит, кто на нём виснет, парень или девчонка — какая в жопу разница?

    петя отпихивает его от себя, матерясь на чём свет — острый пластик неловко соскальзывает, протыкая ему губу — он сплёвывает кровь в салфетку и едва сдерживает рвотный позыв.
    бояться крови — в менты не ходить. петя и не боялся чужой крови, отвращение вызывал только вид собственной.

    шум и вопли вокруг начинают его раздражать — петя вспоминает о том, что вообще-то с владельцем сраного клубешника и по совместительству одним из своих барыг знаком слишком давно и тесно — придёшь, петька, и випку под тебя закроют. ты мой важный гость.

    володя был тем ещё пидорасом и педофилом.
    петьке было пятнадцать, когда он застал его за косяком — и предложил что покруче. петька тогда ещё не так охуел и далеко не сразу подсел — плюс вечно отирающийся рядом мужик, взглядом одним предлагающим ему соснуть за дозу, явно не прельщал.

    вот только випка, на удивление, оказывается занята. чтоб ему отказали в проходке?
    к пете подходит рамсить местный вышибала.
    неправильный подход — ситуацию спасает подлетевшая вовремя менеджер — пытается объяснить всё максимально деликатно — говорит, внутри лишь один гость, не просил никого не впускать — быть может, он не будет против компании?

    незнакомец оказывается не против.
    когда петьку всё же впускают внутрь, он расплывается в широкой хмельной улыбке. перед ним, неловко развалившись в кресле, располагается восходящая звезда из священного петербурга — сам серёжа разумовский, уже умело [хоть и трясущимися, как ему кажется, руками] разливающий вино по бокалам, приглашая к нему присоединиться.

    когда их оставляют вдвоём, и петя опрокидывает в себя бокал — залпом, так что с уголка губ вниз стекает алая струйка — вампир, блять — ни дать, ни взять — плотное напряжение рассекается словно клинком.
    — рад познакомиться, серёжа, — он выражает молодому дарованию благосклонность, пожимая руку — холодную и влажную. — я петя. мент в дневное время. ночами — сам видишь.

    он пьяно хихикает, запуская руку в карман, пока этот разумовский собирается с мыслями, на стол перед ним с громким хлопком опускается пакет с заветным волшебным порошочком.
    — подарок — со свиданицем, — он внимательно разглядывает чужое лицо, хотя взгляд уже слегка плывет, но старается держать лицо до последнего и звучать максимально гордо. — дорогущий. настоящий. ток сегодня с колумбии прибыл.

    0

    19

    alexander block
    ✦ pathologic ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/139/545010.png



    ♫ бродский - конец прекрасной эпохи
    ♫ флер – улыбка сфинксов
    ♫ кошка сашка - враг навсегда остаётся врагом
    ♫ flëur - русская рулетка
    ♫ немного нервно необратимый процесс
    ♫ би-2 - летчик

    … и половина из них чтит меня как героя, другие же чтут как отъявленного негодяя.
    знай, я хотел убежать, но мне некуда деться. ноты и тексты ты утром получишь по почте.
    я пришел с войны, распахнул шинель - а под ней билось сердце.
    и это сердце никто никогда не растопчет.

    …ты приходишь на девятый день, закатываешь рукава, и я вижу, что руки твои по локоть в крови. ты пытаешься отмыть их в реке, и горхон окрашивается в красный. все, к чему ты прикасаешься окрашивается в красный.

    …ты приходишь на девятый день, открываешь глаза, и я вижу, как в них тонут города и океаны. ты пытаешься спасти их, но ты солдат и твое дело – стрелять. после тебя только пустота, выжженная земля, и лишь небо, цвета твоих глаз. все, к чему ты прикасаешься – умирает, остается лишь небом.

    …ты приходишь на девятый день, приводя за собой огонь и металл, из которого состоишь ты сам.  я вижу в тебе огонь, не присущий другим генералам. я вижу в тебе жесткий металлический стержень, не присущий этому городу. ты не поддаёшься уговорам. тебя не закроешь на амбарный замок, выгрызешь зубами, сломаешь, разорвешь.

    …ты приходишь на девятый день и садишься напротив, между нами - длинный стол, между нами -пропасть, обрыв, бездна. но, мне видны твои страхи, сомнения, и усталость, что небосводом легла на широкие плечи. мы, словно две жертвы судьбы, стали взаимозависимыми в этой игре. твоя защита, мой страх. твоя сила, мое безмолвие. но даже в этой темноте я видела свет, который ты нес в своем сердце, свет, который дает мне надежду на лучшее будущее, даже когда все кажется безысходным.

    …ты приходишь на девятый день, и у тебя есть только четыре дня, чтобы исполнить приказ. убийственный, противный тебе приказ, но ты из тех генералов, что не отдает их, а лишь исполняешь. я старательно делаю вид, что не знаю о том, что они тебе приказали, ты старательно делаешь вид, что не знаешь, что я знаю.
     
    …моя смерть приходит на девятый день, у нее глаза цвета неба, руки по локоть в крови, огонь и металл внутри. она сидит напротив меня, и собирается исполнить свой приказ.

    ...то ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом, то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом. Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза. Паровоз с кораблем - все равно не сгоришь со стыда: как и челн на воде, не оставит на рельсах следа колесо паровоза.
    Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"? Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда, обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе: как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены, но не спит, ибо брезговать кумполом сны продырявленным вправе.


    здесь хватит стекла на большой завод, здесь хватит войны на три мира, здесь хватит боли, но хватит ли здесь любви?
    с меня вам графика, с меня вам песни, с меня вам любовь и смыслы.
    с вас – просто вы.


    пример вашего поста

    я   з л о й   ч е л о в е к,  з л о й   ч е л о в е к.
    я   т в о й   ч е л о в е к.

     

    «…я поднял глаза, и увидел, что надо мной стоит ангел карающий. его взгляд прожег меня насквозь, его улыбка обратила мои мечты в ничто. и она сказала: «я знаю кто ты. ты – петр. на этом камне возводишь ты то, чего не должно быть». и она склонилась надо мной, раскрыла карминовые губы, и ее поцелуй – я знаю! – навсегда высосал бы из меня мечту мою. это ведь ангел неверия! прельстительный демон сомнений.
    но, тут я услышал дуновение знакомой силы. вошла мария и вступила с демоном в схватку. они сплелись нагими телами, белыми руками взяли друг друга за горла и жалили гибкими языками… тут сознание покинуло меня.
    она явилась в сиянии грозной силы, как некогда нина… эти тесные своды не мешали мне видеть, что над ее телесной оболочкой сияет силуэт, главой уходящий в небо. она… да вот же она! смотри, она все еще здесь – пожирает мои чертежи, слизывает линию за линией...»

     

    вранье все то, что у аглаи сердце – камень. камни когда-то были живыми, в этом городе все об этом знают. в камнях билась живая сердцевина, в камнях теплилась живая душа, камни помнят, как было раньше. вранье все то, что у аглаи сердце – камень. у нее просто нет сердца. там, вместо живого организма – часовой механизм, он отточено, ровно, метрономом отбивает такт в только понятной ей системе времяисчисления. секунда, допустим, много. день, пожалуй, слишком мало. времени нет. сердца тоже.
     
    оно только мешает в работе, стучит громко, затуманивает голову своими чувствами, а ей нужна голова ясная, трезвая, рациональная. не как у человека перед ней. он птица, только перья да свободный полет, ему бы из клетки вырваться, а он лишь загоняет себя в нее. глупые, глупые люди. забавны, интересны, полезны, но глупы. ей нужны не они, а те, кто способен решать и понимать, кто не боится резать и сшивать, видеть и говорить. ей нужен тот человек, который соткан из сна и поднимается сейчас по лестнице, словно предвкушая скорую бурю, что накроет город.
     
    слова петра, словно огонь, обжигали воздух, но ему даже не надо было открывать рот. она, итак, все уже знала. он видел в ней нечто большее, чем просто смертную женщину. для него она была ангелом карающим, воплощением непостижимой силы, перед которой дрожали самые глубины его существа. ее присутствие окутывало его, словно тьма, грозящая поглотить его мечты и надежды. он видел в ее глазах отражение своих собственных страхов и сомнений, как отражение в воде, и чувствовал, что перед ней он разоблачен до самых глубин своей души.
    она знала это без слов. ей не нужны слова.

    ее фигура, излучающая силу и власть, казалась темной силой, обволакивающей комнату словно плащ мрака. в ее глазах мерцали искры неумолимой решимости, и в каждом ее движении звучала эхом бескомпромиссная воля. словно смерть, внезапно явившаяся в этот мир, она стояла там, неуклонная и беспощадная, не поддаваясь на чары страха или сомнений. ее присутствие напоминало о неотвратимости времени и неотвратимости судьбы, оставляя за собой лишь глубокий след темноты и загадки.

    она стояла там, словно богиня мести, пронизывающая воздух своим величием, готовая распространить свои крылья тьмы над теми, кто осмелился стать ее противниками. среди темных тайн и угроз смерти, которые окутывали этот мир, она была непоколебимым оплотом справедливости. так ее учили, так она решала сама. тут все ее противники.

    вот только все тяжелее и тяжелее дышать. хватит ли ее еще на один день?

    шаги на лестнице невозможно забыть или спутать спустя даже столько лет. аглая даже не оборачивается, но на губы ложится тень улыбки.
    все точно как часы. все точно как она хотела. бакалавр хорошая фигура, и его стоит поберечь. хирургическая точность, она даже не опоздала.

    - занятный молодой человек. он «твой»? – инквизитор больше не смотрит на петра, увлеченно рассматривая тонкие линии эскизов и набросков, висящих на обшарпанных стенах. - такой себе икар нашего времени. залетела ворона в царские хоромы: почёту много, а полёту нет. жаль только, твирин даже не оставил. как увидел меня – все залпом. но, уверенна, что найду, если начну искать. – аглая с тенью улыбки на долю секунды снова смотрит на петра, и медленно переводит взгляд на племянницу. – только если ты хочешь, мария.

    тут ей стоит обернуться полностью. со взглядом, как стервятники смотрят на добычу, но инквизитору не нравится такое сравнение. птицы некрофаги живут в ожидании чьей-то смерти, она же – безупречное приближение и оружие, что-то неизбежное.
    мария ничуть не изменилась для нее, лишь только больше похожа на свою мать. тот же взгляд, тоже бремя, лишь обстоятельства другие.
    за ее спиной раздался громкий звук, который она не спутает ни с чем. так падает тело.

    - у него обморок. жалость-то какая. я не нарочно.

    0

    20

    rust
    ✦ offline ✦
    https://forumupload.ru/uploads/001c/14/5b/6/563521.png
    nikita efremov!!!


    I WANNA BE HAPPY

    [indent] в жизни (как и везде) всегда есть два конца.
    у одной палки.
    вот и в жизни пети есть такая херня.

    [indent] днём - мент.
    ночью - наркоша.
    порой - всё наоборот.

    [indent] расту, гению-разработчику, талантливому айтишнику и разработчику самого крупного дилерского приложения, памятник бы поставить.
    скажут все нарики.
    расту, губителю душ, продавцу смерти, совершенно лишённому совести человеку, засесть бы на кол или - как минимум - пожизненно.

    [indent] у пети в руках все карты.
    и петя - честно - не знает пока, что с этим делать.
    предложишь ли ты сделку, от которой нельзя отказаться?

    [indent] возможно, это повод для долго и плодотворного сотрудничества.
    бросай всё - вали за рубеж.
    мы такие каналы замутим - тебя никогда не найдут.

    «за все, что ты сделал в сети, придется ответить оффлайн»


    раст - очень крутой чел.
    все эти противостояния наркокартелей и погоня за // от смерти - это же просто поле для игрищ.
    заказчик у тебя будет пожизненный.
    а ещё - если хочешь - мы тебе отыщем в глубинке братца потерянного, закачаешься!
    короче, мне нужен дилер, а тебе - надёжная крыша без протечек, так что кам. пополняем сообщество крутых русских мужиков!!!


    пример вашего поста

    иногда пете кажется, что он нюхает чаще, чем дышит.
    иногда это почти оказывается правдой. страшно, очень страшно.
    иногда это оказывается фатально — такие себе знакомства можно приобрести, находясь во власти дозы.

    с разумовским они знакомятся на сомнительной вампирской вечеринке, приуроченной к хэллоуину — не самый центр москвы, но достаточно закрытое и пафосное заведение, чтобы уединиться и оторваться вдали от всякого отребья.

    петя приходит туда уже обдолбанным, но ещё при параде — лестат в лучшие свои годы [если бы так объёбывался]. а пока ещё был в сознании, к деталям своего образа подходил осмысленно — самый блистательный костюм для самого охуенного петьки. как же иначе?

    он неотразим и великолепен, незнакомые малолетки уже увиваются вокруг — тупые мажорики с папиными деньгами — петя всегда недолюбливал этот сброд.
    искусственные клыки впиваются в чужую шею — он уже не помнит, кто на нём виснет, парень или девчонка — какая в жопу разница?

    петя отпихивает его от себя, матерясь на чём свет — острый пластик неловко соскальзывает, протыкая ему губу — он сплёвывает кровь в салфетку и едва сдерживает рвотный позыв.
    бояться крови — в менты не ходить. петя и не боялся чужой крови, отвращение вызывал только вид собственной.

    шум и вопли вокруг начинают его раздражать — петя вспоминает о том, что вообще-то с владельцем сраного клубешника и по совместительству одним из своих барыг знаком слишком давно и тесно — придёшь, петька, и випку под тебя закроют. ты мой важный гость.

    володя был тем ещё пидорасом и педофилом.
    петьке было пятнадцать, когда он застал его за косяком — и предложил что покруче. петька тогда ещё не так охуел и далеко не сразу подсел — плюс вечно отирающийся рядом мужик, взглядом одним предлагающим ему соснуть за дозу, явно не прельщал.

    вот только випка, на удивление, оказывается занята. чтоб ему отказали в проходке?
    к пете подходит рамсить местный вышибала.
    неправильный подход — ситуацию спасает подлетевшая вовремя менеджер — пытается объяснить всё максимально деликатно — говорит, внутри лишь один гость, не просил никого не впускать — быть может, он не будет против компании?

    незнакомец оказывается не против.
    когда петьку всё же впускают внутрь, он расплывается в широкой хмельной улыбке. перед ним, неловко развалившись в кресле, располагается восходящая звезда из священного петербурга — сам серёжа разумовский, уже умело [хоть и трясущимися, как ему кажется, руками] разливающий вино по бокалам, приглашая к нему присоединиться.

    когда их оставляют вдвоём, и петя опрокидывает в себя бокал — залпом, так что с уголка губ вниз стекает алая струйка — вампир, блять — ни дать, ни взять — плотное напряжение рассекается словно клинком.
    — рад познакомиться, серёжа, — он выражает молодому дарованию благосклонность, пожимая руку — холодную и влажную. — я петя. мент в дневное время. ночами — сам видишь.

    он пьяно хихикает, запуская руку в карман, пока этот разумовский собирается с мыслями, на стол перед ним с громким хлопком опускается пакет с заветным волшебным порошочком.
    — подарок — со свиданицем, — он внимательно разглядывает чужое лицо, хотя взгляд уже слегка плывет, но старается держать лицо до последнего и звучать максимально гордо. — дорогущий. настоящий. ток сегодня с колумбии прибыл.

    0


    Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » karma cross в поисках задолжавших


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно