MCLAGGEN FAMILY

TIBERIUS MCLAGGEN
52; PB; СТАРШИЙ АВРОР; ОТЕЦ
https://i.imgur.com/mUXtamN.jpeghttps://i.imgur.com/WJ8TqCk.jpeg
jude law
Тиберий сделан из железа. Он непоколебим и незыблим, как утесы, на которых расположен фамильный замок МакЛаггенов. В нём гордость и дух истинного шотландца соседствуют с чувством семьи и долгом перед семьёй и всей страной. Он не имеет права на слабость, особенно - перед самыми близкими. Возможно, только супруга знает, что прячется за туманами и холодными ветрами, которые окружают сердце патриарха древней северной фамилии.
Но как и полагается влиятельной семье - есть у него свой скелет шкафу. Точнее - бастард в башне; неминуемое свидетельство того, что у Тиберия - к его стыду, была любовница, которой он поклялся неприложным обетом, что не раскроет её имя. А затем принес клятву жене - тем же обетом - что никогда не изменит ей. (Подробности расскажу в ЛС, хочется сохранить интригу).
Он - хороший отец и это подтверждается успехами его чудесных детей, Элспет и Эррола, которыми он гордится. С младшим - сложнее. Тиберий старался уделять младшему сыну достаточно внимания, но эмоциональная глухость, присущая многим аврорам, сильно усложнила его контакт с Лиамом, а холодность и отстраненность жены усугубила отношения.  Но Лиамом он тоже гордится.
Тиберий строг и консервативен. Когда он застал своего своего сына в комнате вместе со смуглым пареньком, он, не обдумав, сгоряча, бросил самые страшные для Лиама слова: "Ты урод, Лиам. Порченная кровь".
Виной тому служил страх и в первую очередь - страх за Лиама. Когда аврор боится - он нападает. Но Тиберий забыл на миг, что его сын не темный волшебник.
Как и с супругой, он перешагнул гордость, бросил все дела. Был готов клястья снова - в третий раз, но сын не просил клятвы. Он сказал, что простил, но Тиберий чувствовал, что боль, нанесенная его словами, нанесла им обоим рану куда глубже, чем любое черномагическое заклятие.

LYANNA MCLAGGEN
51; PB; <ЗАМКО>ПРАВИТЕЛЬНИЦА; <ЗЛАЯ> МАЧЕХА
https://i.imgur.com/F85O0g4.jpeg
наталья о'шей
История Тиберия и Лианны была бы историей о любви, долге и крепкой шотландской семье, если бы не одно но: мальчишка-бастард, которого глава семейства принес в их дом. Лианна была оскорблена. Норовистая чистокровная шотландская леди, ради любви она могла бы стерпеть многое, но не предательство. Объяснения супруга, что он связан некой клятвой и не может рассказать больше о матери младенца, не были аргументом для Лианны. Аргументом было лишь то, что Тиберий поклялся ей в вечной любви и поздней ночью, когда дети, включая младенца, нового МакЛаггена, уснули, он принес непреложный обет, поклявшись в вечной верности. Лианна чувствовала укол совести, когда, непривычно дрожащим голосом, сдерживаясь в желаниях заколдовать изменника или расплакаться, в ответ на его мольбы о прощении и непривычную для аврора, которого она знала со школы, покорность, потребовала Тиберия принести клятву. Но все же клятва была принесена, а мальчик остался в доме. В её доме. Вечным свидетельством предательства мужа и слабости самой Лианны, перешагнувшей собственную гордость.
Лианна — прекрасная мать. Её кровные дети, Элспет и Эррол, тому подтверждение. В мрачном замке МакЛаггенов, хранительницей которого она стала после раннего замужества, она, без всяких домовиков, навела уют и тепло, когда любимый муж сутками пропадал на службе. Лианна умна, проницательна и невероятно царственна. Она музыкальна и начитана, она, несомненно, талантливая колдунья. Она справедлива, хоть порой, пожалуй, слишком горда. Можно ли эту сильную женщину упрекнуть в том, что она не была тепла с добра с пасынком, как со своими собственными детьми?
Пожалуй, можно. Лианна сама себя в этом упрекала — но слабость может быть присуща даже столь сильной шотландке. Она сможет ее преодолеть. Точки расставит ссора Тиберия и Лиама, война в Магической Британии и долгая разлука отца и сына. И, быть может, дочь — мудрая и сильная.

ELSPETH MCLAGGEN
31; PB; ХИТ-ВИЗЗАРД; СТАРШАЯ СЕСТРА
https://i.imgur.com/ttqoFaA.jpeghttps://i.imgur.com/hmi5ke1.jpeg
emma watson
Элспет — гордячка, каких поискать. Горячая шотландская кровь, помноженная на редкой остроты ум и крутой, как шотландские горы, нрав. Элспет — истинная дочь своего отца, Тиберия, и не пошла по его следам, в аврорат, а отправилась в хит-визарды, лишь потому, что желала добиться всего сама, без шепотков за спиной. В итоге, она стала одной из самых молодых волшебниц, которой удалось возглавить целый отряд в неполные двадцать пять, а к тридцати дослужиться до главы подразделения.
Элспет, как и <почти> все МакЛаггены — истинная гриффиндорка, хоть шляпа и соблазняла её голубой мантией и высокой башней. Она была одной из лучших выпускниц, гордостью факультета и школы. Несомненно, состояла в Клубе Слизней и, несомненно, была старостой. Возможно, играла в квиддич, но до среднего брата, Эррола, ей было далеко.
Хоть замок МакЛаггенов мрачен и холоден, Элспет была хранительницей очага этого дома много лет. Матушка Элспет — такая гордая и сильная — любила своих детей, Элспет и Эррола, всем сердцем, но когда в доме появился младший — Лиам — теплое домашнее пламя в холодном замке словно померкло. Можно было винить в этом брата, а можно было согреть его, принять в семью. Примирить вспыльчивого Эррола, успокоить гордость матушки, поддержать уставшего и безмолвного отца и обнять маленького брата, который прятался в темной мрачной башне, куда Тиберий спрятал своего бастарда подальше от глаз своей любимой жены.
Во много благодаря Элспет в замке на туманном утесе воцарился мир и брак Тиберия и Лианны МакЛагген смог пережить удар, а бастарда приняли в семью.
С Лиамом этим всегда было много мороки. Самое нелепое было, когда его распределили на Хаффлпафф и он решил, что теперь он не МакЛагген. Эррол, который дулся на младшего, конечно получил по ушам.
Много лет спустя лет Элспет станет случайным свидетелем ссоры отца и Лиама, когда тот на каникулах застукает брата с его смуглым другом за поцелуями. Она слышит, как за закрытыми дверьми кабинета Тиберий говорит своему сыну страшные непоправимые слова. Она слышит, как закрывшись в своей башенке, Лиам плачет в подушку. Она пытается переубедить отца, заставить извиниться — но тот и слушать не желает. Она пытается поговорить с Лиамом, но тот убегает от нее всякий раз и так и не удается его найти ни в густом лесу, ни на пустом побережье.
Хрупкая семейная идиллия разрушена.
После седьмого курса Лиам уезжает в драконий заповедник в Болгарию — и это к лучшему. В объятой войной стране полукровке с чистокровной фамилией находиться опасно. Элспет видит, как переживает отец, но гордая шотландская кровь не позволяет Тиберию сделать первый шаг на встречу сыну. Но Элспет удается его убедить и на следующее Рождество Тиберий летит в Болгарию и примиряется с Лиамом. Элспет чувствует, что Лиам не до конца простил отца. Кажется, Тиберий все еще не понимает всей тяжести сказанных им слов.
Но Темный Лорд пал. Лиам возвращатеся — и получает в заповеднике МакФасти работу. Семья снова вместе. Элспет пишет письмо смуглому мальчишке в Египет. Столько лет прошло, но, быть может, еще не поздно все исправить?
К сожалению, нет, но ты помогаешь им хотя бы поставить точку.

ERROL MCLAGGEN
29; PB; ОХОТНИК В "ТАТСХИЛЛ ТОРНАДОС", СТАРШИЙ БРАТ
https://i.imgur.com/ioRjIUY.jpeghttps://i.imgur.com/wwuL02Y.jpeg
jake gyllenhaal
Эррол — наследник, сын своего отца и гордость всей семьи. Если Элспет — старшая сестра — была теплым солнцем над шотландскими утесами, младший единокровный брат Лиам — туманом, окутывающим к утру печальные холмы — Эррол всегда был ласковым ветром, разгоняющим тучи и приводящим в движение все старое поместье на холодных утесах. В его комнате всегда звучало волшебное радио, стены были обклеены всевозможными постерами — от квиддичных команд, до маггловских музыкальных групп, а на заднем дворе обустроил мини-поле для квиддича. Всегда веселый и громкий, расскажешь матери о своих делах, обнимешь слишком уж серьезную старшую сестру и потреплешь по голове непутевого младшего братишку
▲ Закончил, разумеется, Гриффиндор, как и (почти) все Маклаггены. Ревностно относится к родному факультету и, вероятно, до сих пор с гордостью носит гриффиндорский шарф.
▲ Разумеется, в школе играл в Квиддич и был капитаном команды факультета с пятого курса до самого выпуска.
▲ Охотник основного состава "Торнадос". Стремится быть включен в состав сборной Великобритании.
▲ Немного тщеславен — собирает квиддичные фигурки и карточки со своим изображением. Считает, что это милое чудачество. Ну милое же! Милое!
▲ Во время войны против Темного Лорда, когда глава семейства, Тиберий МакЛагген, целыми днями работал в Министерстве, Эррол заботился о старшей сестре и матушке.
▲ Женат. Насколько счастливо — вопрос отдельный, но есть сын — Кормак Маклагген. Тот самый, который много лет вперед почти попадет в сборную Гриффиндора и пойдет на свидание с Гермионой Грейнджер. Очаровательный мальчуган.
▲ Как и отец, состоял в Клубе Слизней.

У Лиама и Эррола непростые отношения. С одной стороны Эррол — рубаха парень, теплый и открытый — старался заботиться о младшем братишке (кроме первых пары недель того в Хогвартсе, когда шляпа определила Лиама в Хаффлафф и ты жутко на него за это обиделся, пока не получил нагоняя от сестры) и в целом семья для Эррола — превыше всего. С другой стороны, детские воспоминания о том, как между папой и мамой пробежала кошка после появления в доме Лиама, а так же его странности и загадочная ссора с отцом заставляют тебя относиться к брату настороженно. Лиам отвечает тебе потерянным взглядом, вопросами невпопад и таким виноватым видом, что так и хочется взять и... то ли обнять и плакать, то ли навешать пиздюлей. Но когда случилась война, ты, как и отец, понял, что семья — главное. Ты переживал за Лиама и считал, что его отъезд в Болгарию — к лучшему. А когда война кончилась, ты, несомненно, обрадовался... но о чем говорить с братом? Тебя охватывает странное чувство вины. А еще тебе интересно почему Лиам поругался с отцом и почему Элспет молчит, хотя все знает. Ты догадываешься, что дело в том смугленьком парнишке из Египта, но мыслишь узко или просто не можешь допустит мысли о том, что твой брат...
А кто твой брат?

ПРИМЕР ПОСТА

Лиам.

Всё, что было между нами, было чудесной ошибкой.
Эта неделя в заточении, которую мы провели в  "Изумрудной Роще", по милости твоей сестры, это только доказала: ничего не изменить.
Я не смог найти сил достойно попрощаться с тобой тогда, не нахожу и сейчас. Прости.
Зря я поцеловал тебя тогда.
Найди девушку.
Будь счастлив.

Адам.

Это письмо, старательно забытое, сложенное вдвое, лежало между страниц тома сказок старой Англии под авторством Джона Толкина. Спроси Лиама, почему он не избавился от него сразу - как следовало бы избавиться от ножа, в очередной раз ударившего точно в сердце, он бы не смог ответить. Болезненно пережив окончательную точку, Лиам оставил письмо между страниц со сказками о кузнеце из Большого Вуттона и фермере Джайлзе из Хэма, которые читал тогда, чтобы, как обычно, отвлечься от жестокой реальности, а когда через неделю ему предложили работу на Драконьем острове, он бросил книгу со страшным письмом внутри в багаж, совсем забыв, что оно внутри и стоило бы его сжечь.

Сейчас, готовясь к вечернему визиту своего нового друга - совершенно точно друга, в этом Лиам даже не сомневался, после случившегося с Джульеттой - шотландец отложил книгу "Волшебных сказок" в стопку, которую готовил для Джея, на самый её верх, а письмо теперь, словно боггарт, таилось внутри. А Лиам и думать об этом забыл, он готовился к встрече.

Пустить кого-то в свою квартирку было большим испытанием. Лиам не позволял сюда заглядывать даже домовику, который был приставлен к общежитию на Драконьем острове. Это было его убежище чем-то напоминающее ту-самую комнатку, что осталась в далеком замке на вершине башни. Здесь пахло морем, травами, перьями и - совсем немного - книжной пылью. Здесь всегда было темно - Лиам открывал шторы только поздно вечером, когда за окном загорался холодным огнем Млечный Путь и Шорох - филин Лиама - просился на ночную охоту. Лиам жил на самом верхнем этаже, окна были точно на Северное Море, а внизу были скалы. На стенах не было ни фотографий, ни плакатов с любимыми музыкальными группами или командами по квиддичу, на полках лежали ракушки и странные камни, а так же стояли книги, магические (в основном, по магозоологии) вперемешку с маггловскими. Кровать была застелена клетчатым шотландским пледом, а с единственной колдографии, стоявшая в самом углу рабочего стола, смотрело семейство МакЛаггенов - суровый отец, лучистый улыбчивый брат, нежная, обнявшая Лиама за плечи, сестра, и сам Лиам - маленький, лопоухий, взъерошенный, в мантии первокурсника. А на фоне дымил из трубы "Хогвартс Экспресс". Отец грустно улыбался, смотря в камеру, брат то и дело трепал младшего за волосы, а сестра крепко обнимала и никогда не разминала объятий.

Стопка с книжками для Джея лежала точно на этом столе.

Сам же Лиам возился на маленькой кухоньке. Он решил испечь шотландское шоколадно-имбирное печенье, но, кажется, немного перестарался и сейчас рассеянно водил над духовкой палочкой, пытаясь разогнать запах гари и выбрать из угольков на подносе хоть что-то относительно уцелевшее, чтобы угостить Джея.

Что удивительно, Лиам почти не волновался. Он теперь знал, что Джей - часть его стаи.

‌‍

Подпись автора

by импортозамещение