• Live Your Life

    Объявление

    Новости
    Сервис Реакции, телеграм-бот и перенос кредитов с форума на форум.
    Форум Открыт доступ к разделу Личные темы участников.
    Конкурс Вам входящий вызов. Результаты голосования.
    Сервис Ротатор рекламы и телеграм-бот.
    Сервис Смена адресов mybb.im --> mybb.rocks
    Форум Новое оформление - детали.
    Форум Новый адрес - urchoice.su.
    Сервис Проблемы с доступом на форумы почти решены.
    Форум Разделы "Беседка" и "Личные темы участников" закрыты.
    Общее VPN, Proxy и то, что не только ролевику пригодится.
    Форум Напоминание о правилах форума и платформы.
    Сервис Обращение от администрации rusff и mybb: < читать >
    Ролевые Осторожно, мошенники!
    Интересное
    Rusff Labs Лаборатория QBoards Что это, чем полезна форумам на mybb и как ее можно заполучить.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


    Поиск партнера для игры

    Сообщений 1 страница 20 из 61

    1

    В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

    Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
    • У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
    • Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

    Конкретика:
    • Один пользователь - одна заявка в тематике;
    • Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
    • "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
    • Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
    • Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
    • Пример поста обязателен;
    • Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
    • В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
    • Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
    • Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
    • Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

    Запреты:
    • Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
    • Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
    • Игнорировать шаблон заявки;
    • Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

    Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
    Код:
    [b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
    [b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
    [b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
    [b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
    Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
    Код:
    [b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
    [b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]
    Подпись автора

    О себе: игрок запаса

    Философы всех школ согласны в том, что высшее благо состоит в спокойствии души и тела.
    М. де Монтень

    0

    2

    Форум: https://kakbicross.ru/
    Текст заявки:

    chrollo lucilfer
    [лидер геней рёдан]

    https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/239/746916.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/239/883846.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/239/497162.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/239/640747.png https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/239/890337.png
    [original]

    [indent] » hunter x hunter

    курапика натягивает поводок — куроро хмурится, скалится, вырывается, но ошейник давит на его шею точно так же, как давят и хрупкие пальцы, в которых заключена недюжая сила. и куроро это ( нравится ). нравится смотреть в глаза алые, которые он бы хотел вырвать, присвоить, никому не отдавать

    курапика сжимает чужую шею и шепчет ( каждому нужен хозяин ) и куроро смеётся — каркая, словно ворона над могилой. и курапика понимает — так или иначе, но ему не сбежать; курапика смотрит на куроро и глаза застилает гнев — они алые, словно чертова кровь, что из раз струится, словно они — не хоронили своих же друзей, словно их кровь перетекла в чужие жилы, и куроро — замирает. смотрит с восторгом, задыхается где-то на периферии сознания перед тем, как в глазах начнёт темнеть.

    курапика — отражает чужой свет, втягивает в себя слишком много, принимает слишком сложные решения, а куроро смотрит на него и сети плетёт; куроро — перевёрнутый крест на лбу, девиз ( «мы примем что угодно, но не пытайтесь забрать что-либо у нас») и пауки, что плетут сети такие, что курапика просто задыхается.

    их связывает вражда — кровная, кровавая, затапливающая и разрешающая, у них не будет  ( долго и счастливо), и они оба понимают это, они оба купаются в этом дерьме, где нет ни одной надежды на спасение, а попытку сбежать; люцифер улыбается уголками губ, поправлено повязку на лбу, а курапика — принимает покаяние его, пока они в церкви находятся. куроро шепчет:  ( протяни мне свои свои ступни, я омою их;) и курапика впивается в чужие волосы пальцами — ( не смей ). 

    курапика принимает покаяние, принимает чужую клятву где-то под покровом ночи и позволяет целовать собственные руки, пока клыки куроро разрывают его плоть ( до мяса;)


    Ваш персонаж: курапика; мальчик, что выжил; глава мафии
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    усянь никогда не думал, что собственное его сердце может быть настолько тяжелым и так явно ощущаться под ребрами; сгусток крови, сгусток мышц просто делает равные движения, раз в несколько мгновений сжимаясь и разжимаясь. усянь не смотрит больше в потолок, потому что перед ним все слилось воедино — красные круги, зажуренные глаза, чужой взгляд, который смотри сверху вниз. усянь никогда не думал, что собственное сердце может так четко ощущаться и стучать в своих собственных ушах.

    [indent] яньли никогда не была выдающимся заклинателем, никогда не готова была встать по правую, или хотя бы левую сторону от цзян чена. яньли была их самой дорогой сестрой, была самой любимой девочкой, которую они оберегали от всего, что только можно. к сожалению, не всегда можно уберечь самого себя от того, от чего убережешь других. когда усяню пришлось выбирать, когда пришлось смотреть в чужие глаза, он не смог просто сделать иначе — усянь просто вышел вперед, вскинул руку и сам предложил себя. его сердце было таким легким, что в тот момент он действительно задумался о том, что это самое лучшее и правильное, что он может сделать для тех, кто бесконечно дорог.

    [indent] усянь благодарен каждому из ордена его премного отца. но за все приходится платить. все возвращается на круги своя. всему свое место и время.

    [indent] каждый толчок — судорожный выдох, сокращение диафрагмы, стон. усянь не стесняется, усянь касается чужого тела, старается зацепиться за него, потому что ему кажется, что в противном случае он просто пропадет, исчезнет, никогда больше не воскреснет. усяню кажется, что если он на мгновение отпустит ванцзи, он просто сорвется в пучину безумия, а сердце не выдержит и разорвется. и от этого ощущения хочется и выть в голос, и покориться.

    [indent] — нет, — самый простой и честный ответ, за которым следует скулёж. ванцзи делает то, что с ним никогда не делали — заставляет гнуться, заставляет отдавать все до последней капли. кажется, капли. ему кажется, что если тот потребует золотое ядро, то он просто отдаст его. пусть это и будет значить полное падение, полное принятие того, что заклинателем он быть не может.

    [indent] совершенно некстати он думает о том, что его меч ведь отобрали еще до его приезда сюда. его отняли, заставляя поджимать губы в узкую полоску, потому что здесь каждый боится того, что императору может грозить опасность; усянь не боится смерти, но и искать ее не спешит, ему не к чему это. он еще надеется до последнего отдать долги тем, кому должен и кто важен ему настолько, что заставляет кусок мышц снова и снова сбиваться с ритма.

    [indent] неожиданна ласка заставляет снова коротко вскрикнуть, до хруста прогнуться, зажмуриться и затылком упереться в ложе под собой. усяню приятно. усяню хорошо. он никогда не знал ласки ни женской, ни мужской, но прекрасно знал одно — он теперь полностью принадлежит императору, его мысли должны быть заняты лишь им и он не должен ни о ком больше думать, но этого и не требуется. то, что с ним делает император сейчас — едва ли можно назвать не смущающим. так обращаются с женщинами, но они оба мужчины. вот только это волнует в последнюю очередь.

    [indent] — хорошо, — он не знает, следует ли ему как-то еще конкретизировать то, что он просто чувствует. усянь не думает, что это нужно хоть кому-то. а меж тем язык императора двигается так правильно, что посылает новый табун мурашек и заставляет самого вея вздрогнуть. где-то в груди глухо бьется сердце, которое все еще гоняет кровь. усянь все еще жив.

    [indent] о наложницах всегда ходило слишком много слухов. о наложницах всегда слагали сказки и пугали. кого-то этому учили, но всегда это было не то, что почетно, но хотя бы попыткой не навлечь на свою семью позор в случае чего. усянь в каждом действие видит выгоду, он знает, то выбор не было, но ему все еще тяжело. он все еще кусает собственные губы, жмурится, но в остальном отвечает открыто. он поддается к каждому движению, сам иногда пытается перехватить хоть долю инициативы и толкнуться. он совершенно несмело чуть царапает чужие плечи при слишком глубоком толчке, но тянет к себе, утыкается, зализывает и языком скользит, потому что чувствует вину.

    [indent] вей ин извиняется тихо, без громких слов. он просто отдает императору всю энергию, которую тот может получить, себе оставляет совсем немного, но сердце все еще закрывает. ему страшно, он не знает о том, можно или нельзя.

    [indent] когда их прерывают — его макияж, пусть и легкий совсем, сбит и помада размазана. кажется, император все еще находится в нем, а сам усянь, не смотря на изнурительные тренировки да, сейчас дышит как загнанная лошадь; он краснеет, смотрит только на императора и понимает, что сейчас он действительно вымотался и устал. но так же четко понимает и то, что правитель может приказать ему снова развести ноги, снова принять его и подставить шею-плечи-грудь-бедра-что-угодно для того, чтобы пометить. и усянь не сможет противиться.

    [indent] с запозданием в мгновения, пока им снова не напоминают о присутствии, усянь понимает одно — ему понравилось. он признается в своих желаниях честно, и потому не пытается даже отрицать то, что, не смотря на то что он возлег с мужчиной, это доставило ему удовольствие, потому что иначе бы он вряд ли кончил.

    [indent] когда ванцзи покидает его тело, когда встает и накидывает на себя одежды, усянь пытается сесть. получается с заметным трудом, потому что позвоночник прошибает болью и он едва ли не шипит под взглядом прислуги. он примерно понимает, что сейчас император уйдет и все остальное с ним будут доделывать уже другие люди — омывать, натирать, доводить до спальни и давать отдохнуть до следующего раза. усянь готовится к этому, опускает глаза в постель, не смотрит на императора так, как мог бы наедине, а сам чувствует, как дрожат ноги и бедра, когда он садится. усяню кажется, что он не сможет встать.

    [indent] — прошу прощения, император, — собственные обкусанные губы ноют, помада почти стерта с них, а сам он вздрагивает, но позволяет ощущать пульс, позволяет прощупать его. ровно так же, как и не скрывает удивления, когда ванцзи сам его кутает в накидку, как останавливает слуг, как сам хочет позаботиться; от этого собственное сердце неприятно ноет, но усянь отмахивается от этого. просто напоминание о доме, которое совсем не важно. теперь его дом в другом месте. теперь его место подле императора.

    [indent] оказываться на коленях кого-то было запрещено, а теперь он оказывается на коленях самого императора и позволяет себе ту вольность, за которую его в пору убивать — он расслабляется, откидывается слегка назад, упирается о чужую грудь и судорожно выдыхает. вода тревожит разогретые такими нагрузками мышцы, давление все еще не упало и усянь чувствует, как смываются следы их небольшого падения. а еще он прекрасно чувствует, что император все еще готов.

    [indent] касание к пояснице заставляет вздрогнуть, в который раз, поймать табун мурашек и выгнуться. усяню приятно, но тело действует гораздо раньше. тело само откликается, но, видимо, император действительно чувствует, что еще раз, даже при желании, вей ину будет тяжело. тем не менее, он позволяет себе едва ли не обмякать в чужих руках, принимая заботу, вырисовывая какие-то символы на чужой коже, не задумываться ни о чем.

    [indent] певчая пташка крыльями не машет; однажду вей ину показали птичку в клетке. она пела, но не могла летать. сейчас вей ин больше всего боялся стать именно такой пташкой, боялся утратить все то, что может быть у него, как у человека. и даже если бы он хотел попросить оставить ему меч, дать ему лук и стрелы, он бы не осмелился.

    [indent] — ванцзи. — он раскатывает его имя на языке, отмечает как оно звучит, подбирает тональность. а потом улыбается, когда встречается на мгновение с глазами, когда позволяет себя пальцами коснуться чужих плеч, скользнуть ниже, по животу и дальше. приходится изловчиться, чтобы невольно самому не вздрогнуть, когда пальцы находят плоть и проводят по ней. для усяня это странно, ново, но это исходит из личных его желаний. в конце-концов, император всегда может его остановить.

    — все в порядке, ванцзи. вам не нужно беспокоиться. мне... понравилось, — заминка все же случается, потому что он все еще тот чамый вей усянь, который впервые следит за словами. он не хочет сказать что-то, что может разрушить этот момент в купальне. просто сейчас он похож больше на разомлевшее ручное животное, чем на человека. ему бы еще научиться мурчать.

    — все в порядке, — звучит почти мантрой, пока сам усянь ловит себя на том, что его щеки горят стыдом

    +1

    3

    Форум: Crossteller.
    Текст заявки:

    Нашелся, не актуально.


    — Zhong Li (Morax) —
    [genshin impact]
    https://i.imgur.com/syr9Hhnm.jpg https://i.imgur.com/7J53Zdgm.jpg https://i.imgur.com/ugZuZLom.jpg
    [original]

    — ОБЩЕЕ —

    - Некоторые из звезд, что мы наблюдаем на небосводе, погасли уже много веков назад. Но их свет был настолько ярким, что мы до сих пор видим его.

    Тарталья запрокидывает голову и смотрит в небо. Он стоит спиной к пристани, оперевшись локтями на невысокие перила, и то и дело едва заметно жмурит глаза: в Ли Юэ мягкий климат, непривычно теплый для дитя Снежной, но поздними вечерами на набережной иногда вот так задувает щекотной прохладой под воротник.

    - И как понять, какие из звезд мертвы, а какие - нет?

    - А никак, - ему коротко улыбаются, кажется. Стоя рядом, но только лицом к воде, и скашивая в его сторону взгляд, рассматривают, как он сам вглядывается в ночное небо: с любопытствующей заинтересованностью. Но если сам Чайльд просто пытается предположить, угадать, свет каких из звезд не более, чем застывшее в миллионах миль воспоминание о них же, то что господин Чжун Ли осмысляет на его счет - загадка. Не менее сложная, чем та, о которой они говорят. - Это красивая, вечная тайна.

       

    Они знакомятся на втором месяце пребывания Тартальи в Ли Юэ. И через пару лет он будет сам над собой отнюдь не весело смеяться: вероятно, нелепее и эпичнее знакомства смертного человека и Архонта еще в истории не было. Но тогда он лишь слабо вздрагивает: когда стоя перед прилавком с уличной едой, каким-то образом пропускает момент приближения к себе столь явного, что все сказанное можно не только услышать, но и буквально почувствовать кожей.

    - Не советую вам брать куриное тофу в этом бульоне. Блюдо выдерживают на пасте из заоблачного перца - для не привыкшего к кухне Ли Юэ иностранца оно может показаться слишком острым.

    - Я люблю остренькое, - Чайльд пожимает плечами и конечно же берет именно-тот-тофу. - Но спасибо за предупреждение.

    - Позвольте полюбопытствовать, почему вы не обедаете в Глазурном павильоне, как большинство гостей страны?

    - Потому что я хотел пообедать на набережной: виды на море в порту потрясающие. Так-с. Рад был не_знакомству и… - Одиннадцатый Предвестник оборачивается только сейчас и…на мгновение забывает, что хотел сказать. Он сам себе толком так объяснить и не сможет: не о глаза же цвета кор ляписа вот так споткнулся взглядом. Но от еще не знакомого мужчины в строгом национальном сюртуке как в лицо дыхнуло какой-то невероятной силой.

    - Меня зовут Чжун Ли. И, если вы не станете сильно возражать, я хотел бы составить вам на обеде компанию.

    - Я… А я - Аякс. Но, - он мелко трясет головой, сбрасывая секундное наваждение, и миленько улыбается. - Лучше зовите меня Чайльдом. И, конечно, без проблем, в особенности если вы расскажете мне пару занятных историй - пойдем от великого к малому - о Гео Архонте, к примеру, хаха.

    Бульоном из тофу он давится, кстати, с первой ложки. Кашляет в кулак мучительно, краснеет - градус остроты и впрямь лютый, - дышит с присвистом. А ему просто протягивают бутылку молока, купленную все на том же прилавке парой десятков минут ранее. Чайльд предложил взять нечто более полновесное для обеда, предложил даже заплатить, не проблемка, мол, но новый знакомый категорически отказался. Собственно говоря, за молоко, которым просто спасают ему жизнь, хаха, он таки и заплатил.

    Со временем оказывается, что господин Чжун Ли знает истории не только про Гео Архонта - тот словно бы знает все и обо всем. Ему рассказывают об истории становления власти Цисин - Аякс в ответ уверяет, что баня, это очень весело.

       

    - То есть, некая группа людей запирается в сильно разогретом помещении, бьет друг друга сырыми вениками, а после - нагишом выходит на улицу, чтобы лечь в снег?
    - Все верно, хаха.
    - Это один из самых странных культурных обычаев, о которых я когда-либо слышал.
    - Сказал тот, на чьей родине придумали форменное издевательство в виде палочек для еды, агась.

       

    Тарталья не знает в какой момент, но это знакомство, переросшее в традиционные совместные три из семи завтраков, порядка парочки обедов, и не менее половины ужинов на неделе, в беседы и жаркие дискуссии, в прогулки как по улицам и набережным Ли Юэ, так и далеко за пределы города, к знаковым местам и просто красивым руинам - о да, на чужбине это знакомство становится попросту отдушиной.

    Он не спрашивает о чужом возрасте - на вид господин Чжун Ли старше его лет на десять-пятнадцать, хотя по ощущениям порой и вовсе на пару веков, - но продолжает обращаться на “вы” и с какого-то времени зовет “сяншень”, на местный манер. Его до глубины души потрясают эрудиция и широта кругозора. А еще в эту душу западают забавные странности: начиная от систематически пустого кошелька (хотя он наводил справки, по меркам Ли Юэ это весьма состоятельный человек) и заканчивая категорическим отказом даже немножко поговорить за силу, бои, Глаза Богов и прочее.

    Чайльд начинает так часто искренне и приязненно, без единой тени фальши улыбаться, сколько улыбался разве что младшим дома.

    Наверное, именно поэтому, когда каждый из них по итогу вскрывает карты, ему до такой одури, с такой зверской силой гадостливо и погано.

    И вроде бы как охотой за Сердцем Бога занимался он, а предали по ощущениям тоже именно его.

    Наверное, - думает Тарталья, стоя на корме собирающегося отплывать в Снежную корабля, - все дело в том, что лично для него господин Чжун Ли и Моракс никогда вязались в единый образ. В то время как он сам с этими своими завороженными глазками и дружелюбными улыбочками у другого всегда был как на ладони.

       

    - Ждешь, что Гео Архонт явится на пристань помахать тебе ручкой на прощание? - Синьора опирается бедром на борт палубы.

    Ей сложно удержаться. Она предпочитает думать - ей претит, ее раздражает это ребячество Одиннадцатого и игры в обиженного ребенка. Дефрагментация информации - залог успешного выполнения любого приказа, они оба свою роль для того, чтобы Сердце Бога отплывало сейчас на этом же корабле в Снежную, сыграли как по нотам.

    Предпочитает думать и - когда он переводит на нее взгляд - осознает, что нет, ее так люто выводят из себя вот эти глаза щеночка, которого якобы ни за что ударил и вышвырнул на улицу любимый хозяин.

    - Пошла nahuy, - мрачно огрызается Тарталья и отворачивается обратно к пристани.

    И, если честно, да, он вот именно, что этого и ждет.

    — ДОПОЛНИТЕЛЬНО —

    Судя по тому, как я расписался (а еще и расчувствовался в процессе) с заявкой можно же понять, насколько сильно я хочу господина Чжун Ли на поиграть, хаха? Я правда считаю его одним из ключевых персонажей в становлении Тартальи как личности с определенного момента, а еще до боли в сердечке люблю их взаимодействие. Играть здесь можно бесчисленное множество сюжетов: как разнообразив те два года в Ли Юэ (и чаи попить можем, и в Разломе заблудиться) или прописав каноничные события (там просто ТАКИЕ моменты, которые чертовски хочется показать с изнанки восприятия, ей богу), так и в будущее глянуть (у меня тут с определенного времени на попечении полуживая женщина, которой нельзя обратно в Снежную, надо ж ей где-то отлеживаться, а в Ли Юэ такой славный климат, хаха).

    Играть с Мораксом готов как в парочку-троечку, так и ловя надрыв и зверский кайф на совершенно иных сантиментах. В первом случае стоит учитывать, что у моего Тартальи претензии на гетеросексуальность (да-да, и такое бывает!) и шашни с Синьорой, но, как говорится, а когда б мы были за моногамию? Эгоцентрично считаю, что в данном случае это настолько полярные чувства и привязанности, что недолюбленным не останется никто, хаха.

    Как говорится, с заочным обожанием, ваш милый рыжий русский мальчик, сяншень. <З

    Нашлась, не актуально.


    — Antonina (Tonya) —
    [genshin impact]
    https://i.imgur.com/7Ts3gC8m.jpg https://i.imgur.com/zyDkgcQm.jpg https://i.imgur.com/13BVOlQm.jpg
    [договоримся]

    — ОБЩЕЕ —

    Аякс поднимает ее на руках - ей два годика, она еще такая маленькая, хотя и ему еще всего пять, он не намного старше - и думает: я никого и никогда не буду любить больше, чем эту девчушку.

    Собственно говоря, в те годы он сам себе не лжет. И никого и никогда не любит больше, чем ее, попросту не способный на более сильные сантименты при всей своей зашкаливающей эмпатии.

    Тоня растет… Точной копией его самого. И это ужасно раздражает. Теперь он сам, а не ему, говорит: нет, НЕТ, Тоня, нет! И она, конечно же, делает наперекор, вопреки, назло. Неуправляемая девчонка. Как и он сам. Семья и все поселение от них двоих попросту воют.

    Они правда чертовски похожи. Хотя и Аякс в детстве постоянно заводил сестричку за спину и уверял раз от раза: так просто получилось, это я, я так сделал, других виноватых искать не нужно. Она не привыкает перекладывать на него ответственность, но то же само словно бы так получается.

    Они шепчутся после:
    - От ремня болит все у меня, но сделала и решилась на все ты. Понимаешь ведь?
    - Понимаю. И мне так жаль…
    - Не надо жалеть. Я старший. И пока ремень в руки берет отец - все в порядке. Но в будущем ты должна начинать осознавать - и за себя, и за всех отвечать придется именно тебе.
    - А ты что..?
    - А я пойду в армию.
    - Точно?
    - Скорее всего.

    Ей тринадцать. Он ставит ее ноги в правильной лучной стойке (так стрела с большей вероятностью попадет в цель), а Тоня вдруг говорит: у меня месячные, поэтому я могу стрелять слабо и косо. Нога и живот, мол, побаливают. Аякс тихо давится ничем, просто вдохом: ладно, хорошо, дескать, не проблема. Хотя на деле для него это та еще проблема - как вести себя с девчонкой в такую пору?

     

    Когда он приносит ей в комнату блюдце с очищенной грушей, стоически отвоеванной у младших братишек, она смеется:
    - Я не умираю, Аякс. Просто вот так порой случается. И случаться будет оно часто.
    - Ладно. А мне что делать? - потеряно спрашивает он.
    Ничего не делать, как выясняется. Быть терпеливым (немного) и самим собой (много и как всегда).

    Мамы дома нет постоянно. Так что они сами разбираются и с месячными, и с первой влюбленностью, и с тем, что Тоня однажды говорит:

    - Видела тебя на церемонии, - он уже в звании Предвестника, ему уже двадцать лет, совсем взрослый мальчик. Единственный оставшийся в их доме взрослый мальчик. - У тебя… Думаю, эту женщину не стоит ждать в гости в наш дом?

    Уже Тарталья замирает, каменеет, зависает просто зверски. И кое-как, все еще взъерошившись, как шерсть встала дыбом у щеночка, осведомляется:

    - Какую женщину? Селестия, Тоня, что ты болтаешь…

    Сестра смотрит на него с ласковой полуулыбкой. Такая…искренняя и честная. Она понимает: он просто не хочет говорить о дамочке, которой руку подавал на спуске с лестницы атриума у половины страны на глазах. И не то что бы ее брат не воспитан праведно и правильно - Тоня просто знает, что тот бы и головы не повернул в сторону девицы, которую не считает себе равной и…с которой не спит. Ей немного ревниво. Ей не нравится. Но Аякс делает для них всех столько… Можно и простить это случайное увлечение.

    Девицу кличут Синьорой. И Тоня ту попросту ненавидит.

    Когда они разговаривают о приказе в Ли Юэ, она обнимает брата и спрашивает:

    - А когда ты вернешься?

    Он пожимает плечами:

    - Не знаю. Через пару годиков? В Ли Юэ…сложный приказ, - они одни и их никто не слышит. Он трогает, гладит ее ладони и хочет верить, что она сейчас не плачет. Не во вне, так-то он все слышит, но внутри себя самой. - Но я все сделаю. Справлюсь. Луки тебе, - сестра правда на него так похожа, он очень ею гордится. - Игрушки - Тевкру, а Антону…

    - Аякс. Когда ты вернешься?

    - Как смогу. Тоня, милая моя, верь мне, как смогу, я сразу буду дома.

    Домой он не приходит ни через год, ни через два, ни через три.

    Но каждый месяц пишет по письму. А Тоня, читая очередное из (Ли Юэ - красивая теперь страна в ее мыслях; и там есть кто-то, кого брат зовет "принцем" и о ком пишет донельзя восторженно, ей уже просто всякое в голову приходит, несуразное такое), думает про себя: а не пойти ли следом? А не стать ли брату тенью и подспорьем?

    И эти мысли гонят ее из родной страны.

    — ДОПОЛНИТЕЛЬНО —

    Так как в каноне о Тоне известно совсем ничего, то лично для меня главное - концепт взаимоотношений с Аяксом, который про теплое, преданное и семейное. Домашние девочки с такими братьями не вырастают, хаха. А посему еще хотелось бы, чтобы Тоня с детства с рогаткой наперевес и отчаянным желанием "хочу быть на него похожей!". По сюжету сообразим, зависит от того, чего будет хотеться: можешь и из страны сбежать по следам и следом, а можешь за время моего отсутствия в Ли Юэ вступить в ряды Фатуи. Ну или пельмешки там дома налепить к моему возвращению, хаха. В любом случае буду любить, обожать и всячески холить, лелеять. С женщиной своей познакомлю (вы друг другу не_понравитесь), ненароком утяну в локальную (или не очень) войну.

    Скарамучча.


    — Scaramouche —
    [genshin impact]
    https://i.imgur.com/BDCRKB5m.jpg https://i.imgur.com/NLRLqESm.jpg https://i.imgur.com/mCX0XDum.jpg
    [original]

    — ОБЩЕЕ —

    Тарталья любит детей, у него прекрасно получается ладить с теми, да и опыт воспитания аж троих младших в собственной семье накладывает определенный отпечаток.

    А еще он, смотря на эти забавные лиловые шортики до колена - сам-то стоя в боевой форме, из изъянов лаконичности в которой лишь постоянно забытая быть загнанной в петлю нижняя пуговица на куртке и алый шарф - никак не может отделаться от ощущения, что перед ним ребенок и есть. Ну а что? Все эти побрякушки, сложные хитросплетения ремешков, а еще шляпа… Со шлейфом и двумя подвесными медальонами… Боже. Когда они с Антоном и Тевкром играли в пиратов, они тоже надевали на себя все, что под руку в доме попадалось - начиная от лент, которыми себе косы заплетала мать, и заканчивая рыболовными наживками отца (за что попадало уже им, но это совсем другая история). Когда Тоня впервые начала витать в облаках, в свои одиннадцать проникнувшись каким-то соседским пацаном - она рядилась очень схожим и нелепым образом; слишком мала была еще, чтобы отличать мальчишек от сорок.

    Так что Тарталья поджимает губы, не пряча улыбки, но старательно сдерживая смешок, и тянет:

    - Малыш, мы еще не знаком…

    “Малыш” смотрит в ответ не волком - у зверей в глазах никогда не бывает столь откровенной, холодной и словно бы безыдейной ярости, но выплевывает ядовитой змеей из болот Сумеру:

    - Еще раз меня так назовешь, и я сначала вырву твои глаза и заставлю тебя их сожрать, а потом дожирать ты уже будешь собственные яйца. Пошел в Бездну. Мне вообще не интересно, кто ты.

    Аякс смотрит тому вслед с едва заметной задумчивостью: все в рядах Предвестников такие нервные, любопытно?

    Хотя… Шляпа все равно потешная донельзя.

     
    “Малыша” зовут Скарамучча и тому порядка скольки-то там сотен (или даже тысяч) лет. Еще со временем Тарталья узнает, что служить под того началом рядовые Фатуи не любят еще больше, чем служить под началом Синьоры: Восьмая хотя бы просто требовательна до содранных шкур в случае чужих провалов, Шестой же шкуры, по слухам, сдирает порой просто так, в угоду своей природной жестокости.

    Ничего удивительного в том, что Тарталья в какой-то момент записывает того в свои любимые оппоненты в игре “кто кого и до чего доведет первым”, правда же?

    С другой стороны, сталкиваясь с методами работы Шестого, Аякс то и дело ловит себя на приступах слабой тошноты. Ему - весьма эмпатичному и человечному по натуре своей - претит такая озлобленность буквально против всего живого на землях Селестии.

     
    Как-то раз Тарталья спрашивает (в редкий момент отсутствия собственной деланно дружелюбной улыбки):

    - Приятель, ты никогда не был в Бездне?

    И чувствует облегчение, когда в его сторону привычно огрызаются: нет, мол, не был.

    - Это хорошо. Потому что я был. И немножко неуютно было бы узнать, что ты такая тварь конченная именно из-за нее. Типа, знаешь, не хотелось бы однажды тебе уподобиться.

    Скарамучча смотрит в ответ впервые как-то оценивающе. И, судя по выражению лица, поверить не может, что Одиннадцатый, малолетняя рыжеволосая выскочка, может иметь с Бездной что-то общее. Однако вдруг все равно говорит:

    - Чтобы стать таким, как я, недостаточно побывать где бы то ни было. Но было бы достаточно просто никогда не рождаться.

    И не сказать, что Тарталья не возвращается время от времени к мыслям о том, что именно значили эти слова.

    — ДОПОЛНИТЕЛЬНО —

    Дайте мне мелкую (хотя кто из нас мелкий-то, хаха) злобную тварюшку на взаимно зубоскалить, замахиваться (друг на друга или на кого-то третьего, опционально), вряд ли на перетереть за жизнь (скорее за то, что каждый из нас уверен - другой о настоящей во многих смыслах жизни ни Бездны не знает), но мы ж все-таки коллеги и все такое. А еще мы с моей женщиной Синьорой спокойно дадим немало поводов на:

    - фу, blyat’, он же конченный / фу, blyat’, она же дикая;
    - может быть вы уже снимете себе номер, Бездна вас побери?!!;
    - сообразить на троих какое-нибудь кровавое дельце, где ты будешь лютовать, она - стоять красивая с кнутом наперевес и думать “я, конечно, sugar mommy, но мамочкой просто в детский сад не нанималась”, а я обращаться к мысленной риторике в духе “ну просто ностальгия по Бездне, такие ж лютые твари, что я здесь делаю, Селестия” (и тоже маленько и этично, эмпатично, благородно лютовать под настроение).

    P.S. Пожелание лично от Синьоры: друга бы ей заклятого. Когда смотреть друг на друга аж тошно, но при этом смотреть на то, как тебя/ее в угол загоняют - так не пойдет, ребятки, сейчас вас всех наденут головами на пики, и жизненное кредо этих взаимоотношений в диалоге в духе:

    - Ты умерла? Как жаль. Стоп, что? Не померла? Как жаль вдвойне.
    - Ты дезертировал? Как жаль. Стоп, что? Я опять тебя наблюдаю? Как жаль вдвойне.

    Ваш персонаж: Чайльд Тарталья, помимо известного титула Одиннадцатого Предвестника армии Ее Милости, вполне может носить и звание мальчика долюблюсь-до-мертвого (Гео Архонта), подлюблю-ранимого (список слишком обширен). Любит лошадей (в Снежной обязательно должны быть лошади, то вам не Мондштат!), семью и собственную силу. Не любит - собак породы Борзая (инфернальные же твари, но в Снежной тоже есть, кличут Синьорой, хаха), светские приемы и дражайших коллег. Вся остальная самореклама спрятана в прочих пунктах, как говорится.

    Ну и по стандарту: сам я мальчик в написании постов шустрый, обычно пишу раз в день-два-три и по 4к+, однако, спокойно подстраиваюсь под более размеренный темп. Внеигрового общения не требую - все по желанию. Но если таковое есть: и за хэдканоны, и за прочее, и даже побегать в Геншине (конечно, blin, побегать, сказал я, обитая на Америке) с легкостью.

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Как он вдруг решил признаться: неловко оказаться посреди полного зала тех, кто всегда будет с маниакальным стремлением отыскивать твои слабости и пытаться поставить тебя на ступень, что многим ниже занимаемой ими самими, в танце, о котором ты и слышал-то украдкой, не то что бы знать хотя бы пару движений? Хаха. Да что он - оказывается - вообще знает о неловкости.

    На самом деле нет никакого “вдруг”. И никакого двойного дна. Тарталья не умеет признавать свою немочь только на поле боя - того, на котором ты всегда с клинками наперевес и в шаге от поражения (гибели), противника или же своей собственной. И хотя сейчас мозаичный пол зала приемов мало чем отличается от оного - в его системе внутренних координат оно совершенно точно не стоит того внимания, того значения, которым по неведомой причине принято одаривать. Уймись у него внутренняя благоговейная дрожь от посвящения в новый титул всецело - ему бы ничего не стоило под первые незнакомые ноты развернуться лицом к (не)благодарной публике, развести руками и объявить: а можно, дескать, другого кавалера для леди? А то я опасаюсь в ногах запутаться и истоптать той наверняка изящные пальчики под носками туфель.

    В конце-концов, он, пусть и весьма иронично названный для них всех, проживших с пару тройку, а то и десяток его жизней, ребенком, не танцор (и не шут, хаха). Его взяли в ряды Предвестников как бойца (а еще дипломата, манипулятора, провокатора и так далее по списку). И кто-то правда что ли ждет, что он обязан оказаться хорош в танце? Ее Милость точно нет. Царица явно ожидает от него, что если танцу за пределами скрещенного оружия вдруг нужно будет обучиться во благо интересов Фатуи - то он обучится. И быстро. Вот и все.

    Она выдыхает - он вдыхает. Тоже чуть резче ожидаемого. И смешливо и якобы бесхитростно фыркает (как будто бы в легких успевает осесть остро-пряный запах чужих духов, что-то с нотками сухого и разогретого на солнце, а, может, уже и вовсе тлеющего изнутри дерева):

    - К примеру, женщины гораздо более самолюбивы? Самолюбие порождает чувство безнаказанности. А это опасненько, - не менее опасно, чем ощущаются “шажки” чужих пальцев с острыми (такими можно разодрать пару-тройку сонных артерий играючи, кажется) коготками по собственному плечу. - В Предвестники что, идут за прощением? Уверен, что если в глазах той, что может принимать решения, тебе вдруг не посчастливится оказаться дурой, а мне - глупцом, то никакой скидки на то, что ты носишь корсет и юбки, а я - нет, не будет. Да и знаешь… Не смогу прожевать - проглочу так. И либо подавлюсь, либо выплюну. Зависеть будет от того, что именно попало в эти зубки.

    Тарталья этими самыми зубками и клацает тихо над чужим ухом. Прежде чем они-таки уходят в танец.

    Бездна его побери (снова, хаха), но это во сто крат сложнее, чем прицельный выстрел в десяточку с расстояния в полсотни метров. Аякс как просто юноша искренне надеется, что не сжимает руки на ладони и талии леди слишком сильно - он кошмарно сконцентрирован и сосредоточен на всех ее полунамеках и движениях-уловках, на удивление, позволяющих и впрямь самому двигаться так, будто он точно знает, что делает.

    Жест-шаг-вдох-ритм. И никакого такта, если вдуматься.

    Синьора забрасывает ему ногу на бедра - и он ловит себя на том, что спускает руку с ее поясницы ниже. Сам себя оправдывая в тот момент: всего лишь для устойчивости. Ведь центр тяжести чужого тела смещается. Жаль, от досадливого прищура, когда пальцы таки мажут по коже в отвратительно откровенном разрезе на бедре, оно не спасает. Аякс не хотел бы позволять себе лишнего - он просто не считает, что имеет на это право ( как и время, как и желание).

    Хотя короткие рыжие волоски на загривке все равно поднимаются дыбом, под аккомпанемент хлесткого звука; чужие светлые волосы проходятся самыми кончиками по мраморному полу как плетью из замаха. Тарталья слышал, что одним из арсенала своих оружий Восьмая кнут и держит. И теперь никак не может отделаться от навязчивого желания глянуть одним глазком, как та с ним управляется.

    На пол между тем названная Прекрасной леди в том числе сползает каплей ртути - такая же смертоносная отрава. Ее в какой-то момент Одиннадцатый вздергивает не законченности, не апогея красивого танцевального движения ради - ему просто вот теперь-то откровенно неловко. Не потому что в касаниях к ногам, от колен и по направлению к бедрам, есть нечто неприличное (это же танго, о котором он ничего не знает, хаха). Аяксу несвободно от россыпи едких мурашек по предплечьям и даже стеснительно от слабого и теплого давления внизу живота.

    Какое, blyat’, фиаско.

    Танец заканчивается, остро режет по слуху финальными высокими нотами гипнотической (кто это вообще придумал? Сама Бездна, не иначе), а он думает: я не готов. Точно также, как и начинать, вот так резко обрывать оный - со странным чувством душной неудовлетворенности.

    Хотя, может, это в зале просто жарковато, людей (и нелюдей) то сколько, хаха.

    - Миледи умеет быть щедра на комплименты? - он посмеивается, старательно перемежая свое привычное и беззаботное веселье с едва заметно, но сбившимся дыханием, и смотрит прямо. Что, в общем-то, фатальная ошибка. Ведь в отличие от легкой и раздражающей тесноты в самом себе, не ощутить, не понять никоим образом, что зрачки у него успевают сожрать с треть небесно-голубой радужки, расширившись. - Вот уж не думал. Позволишь?

    Красивый жест хорошего тона: когда Тарталья ту ее ладонь, к которой вернулся придерживающим жестом собственной руки, тянет ближе. Это не поцелуй, нет, поцелуй бы стал кошмарной и обесценивающей слишком многое из этих маленьких и незначительных побед (а он правда считает, что только что справился с весьма сложной задачкой; как там говорит Тоня, с задачкой со звездочкой?) пошлостью. Это этикет. Сухое касание к тыльной стороне. Благодарность юноши ко вниманию леди.

    Только вот во время этого прикосновения Тарталья в кой-то веке перестает улыбаться. Он смотрит - взгляд ложится на чужое лицо как будто снизу вверх - с кристально ясным осознанием: женщина перед ним чертовски опасна.

    Хотя и еще до конца не понимает, почему именно.

    Отредактировано everest height (04-09-2022 11:47:15)

    0

    4

    нашелся

    Отредактировано Luiziata (02-10-2022 16:19:42)

    Подпись автора

    Я перестану бояться, что гнев небес скажет мне это - конец

    +4

    5

    Форум: Сalm Harbor
    Текст заявки:

    CULLEN RUTHERFORD [DRAGON AGE]
    КАЛЛЕН РЕЗЕРФОРД [ВЕК ДРАКОНА]
    https://i.imgur.com/kjTgBNU.png  https://i.imgur.com/ZKUVUdW.png  https://i.imgur.com/bUsQf4t.png

    Раз уж мне разрешили пошатать каноны в пределах разумного, то я рискну протянуть линию между Инквизитором и Калленом. Сразу предупреждаю, что отношения (а заявка в пару), будут строиться на том факте, что мы не перевариваем друг друга.
    Ну, как не перевариваем, Каллен и Тревельян придерживаются по большей части противоположных взглядов на жизнь, из-за чего у них порой возникает желание въебать друг другу во всех смыслах.
    Особенно это касается момента, когда Тревельян решил присоединить к Инквизиции Красных Храмовников во главе с Самсоном.
    Но при этом они взаимно уважают друг друга и понимают, что уживаться как-то надо. Да и бить друг другу лица на людях – тоже не комильфо, так как это подрывает авторитет обоих.

    То есть данный пейринг в данном конкретном контексте я вижу, не в том виде, в котором он представлен в игре. А как если бы в ДАИ присутствовала опция романа на конфронтации.
    Да, мы будем ебать друг друга, именно в такой формулировке. (разделение ролей – зло, даешь универсалов)
    Нет, мы не будем жевать стекло. А если и будем, то умеренно. Жрать стекло вообще в мои предпочтения не входит.
    Зато я люблю играть движуху и экшон, что так же планируется.
    Единственное большое пожелание, если брать на внеху какого реального актера, то пускай это будет НЕ Хэннем. В остальном буду любить в любом виде.

    Пишу в диапазоне: от каждый день до раз в неделю-две. Размером от 3тыщ знаков и до плюс бесконечность. Лицо, время, птица-тройка в постах не принципиальны.

    Ваш персонаж: Inquisitor Trevelyan - 40 лет, человек знатного происхождения, атипичный храмовник (со спецой воин духа), несущий доброе и вечное ближним своим. Вестник Андрасте, Черный Инквизитор, Радикальный Атеист, Бисексуальный Гетерогомоеб, Мужик с Большим Дрыном.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Вряд ли кто-то из них осознавал, что поначалу взоры их, как один, были направлены на одно и то же, почти синхронно скользя по пустынной поверхности. Надо же, он почти забыл такие понятия, как печаль и тоска. Нет, конечно, он жалел о том, что гибли волки, скучал по тому, что было раньше, но именно истинные печаль и тоска давно покинули его разум и тело. Ведь когда он только почувствовал их в стародавние времена, то не хотел чувствовать больше никогда. Но увы, порой они все-таки закрадывались в его существование, будоража все внутри него. Вот и сейчас, глядя на остовы, которые остались после Чумной Тьмы, он помимо гнева и прочего где-то очень глубоко чувствовал глубокую печаль. Но нельзя было сказать, на что конкретно она была направлена. На то, что это место больше никогда не будет прежним или же то, что такое прекрасное, необъяснимое существо будет уничтожено?
    - Восхищает, да? – он произнес это с долей удивления, - отвлекаясь от картины и, как будто скинув тысячелетний сон, - разбавленной поровну скептицизмом и самую чуточку насмешкой. Его действительно удивило то, с каким выражением лица этот человек смотрел на живую смерть. Да, он боялся, они оба, если так подумать. Но майар никогда бы не предположил, что какой-то человек скажет подобное. От себя он мог бы этого ожидать, но не от тех, кто привык отдаляться и избегать зла, а если то подходило достаточно близко – уничтожать его. Так что же в этом завоевателе было не так? И так ли оправданны его ожидания, опасения, оправдания? Которыми была занята его голова до этого. Он даже руки опустил, оборачиваясь к человеку.
    - Смотри, Хэлкар, не думаю, что те, кто радеет за Свет, поддержат твою точку зрения. – Майрон сделал жест рукой, качая головой, - к твоему счастью, я не один из них. С другой стороны, это настораживает меня больше, чем тот факт, что твои люди охотятся на моих волков.
    Он закусил щеку с внутренней стороны, размышляя о том, стоит ли вдаваться в подробности того, почему его это вообще волнует. Но ответа, в очередной раз за этот день, у него не было. Пока что не было, ибо иногда стоит мыслям и идеям дать отлежаться в твоей стороне сколько-нибудь времени, чтобы они могли сформироваться и приобрести четкую форму. Ничто поистине важное никогда не создавалось в один присест. Причины были одними из таких вещей. Но ведь и сказать что-то надо было. Ведь его собеседник не вызывал ощущение того, кто так просто оставит без внимания подобную мелочь.
    - Хотя на самом деле, твои поданные наверняка не скажут ничего против, ведь их воля твой закон. Или наоборот? Никогда точно не знал этих хитроумных фраз. – Юноша вздохнул, а потом пошел мимо короля к берегу реки. Им нечего было бояться пока что. Вряд ли бы Зверь, который жил где-то в недрах черной земли, напал бы на них при свете дня. Он остановился рядом с одним из камней и сел на него. Единственным верным сейчас решением, было отвести Хэлкара обратно к своим, оставив ему решение этой проблемы, но майар все еще не хотел этого. Вернее внезапно он понял, насколько не хочет, чтобы тот уходил. Но была ли у него действительно возможность задержать человека рядом с собой, пусть даже и на несколько часов? Рядом шумела река и он почти не вслушивался в том, что она говорит. Ему и не нужно было. Все вокруг молило только об одном, но он не мог даровать этого. Никто не мог, наверное. Поэтому для него все мольбы живого, что их окружало оставалось пустыми звуками воды, щебета птиц и где-то в стороне, шагами оленей. Казалось, что он уснул на ходу, с открытыми глазами и ничто не может разбудить его, так глубок был сон. Даже ветер, который настиг их у реки, обходил мимо волосы и одежды юноши.
    - Можешь ли ты, Хэлкар, отличить Зло от Тьмы? – нарушил он тишину спустя некоторое время. – Понимаешь, что одно не всегда равно второму? Тьма, это просто Тьма, как противодействие Света и люди ее бояться просто потому, что она не похожа на то, к чему они привыкли. А Зло? Зло это Тьма? Муж, который бьет свою жену, потому что она не приготовила ему ужин – злой или темный? А ты сам – какой? Темный, злой, хороший или плохой? Как отличить одного от другого? Ты, верно, сказал, что та выжженная пустыня и зло и тьма, потому как ничем иным она быть не может. Но окажись рядом с тобой кто-то… такой же, как и ты, ничем не отличающийся, ты бы смог определить это?
    Он понимал, что в каком-то смысле этот разговор бессмысленный. Настолько же, насколько и опасный, ведь если так подумать, то он спрашивал о себе. Где-то подсознательно он знал, что король чувствует в нем что-то иное. Но насколько это было иное – не ясно, ведь он никогда не считал себя злом. У него была цель, когда-то давно, и он к ней шел. К тому же, был ли их великий создатель таким уж добрым, лишая своих перворожденных шанса выбирать? Ведь свободу он дал только людям, а все другие должны были следовать только тем правилам, которыми он их ограничивал. Они не могли ничего сделать вопреки, только в унисон. И если бы не Мелькор то вопрос, что было бы с миром вообще. Он внес хоть какое-то разнообразие в мир Валар. Хотя спокойно дудеть на своих дудках им определенно нравилось больше.
    - Впрочем, не обращай внимания на мои вопросы, ибо это всего лишь бред того, кто слишком много времени провел в компании деревьев и животных. Можно сказать, что ты Первый, с кем я заговорил за много лет. И это накладывает свой отпечаток на происходящее.
    Первый… это слово слетело с губ очередной волной неопределенности. Оно показалось ему каким-то особенным и важным. Как будто бы снова мир сосредоточился в одном слове, которое на мгновение зависло в воздухе, а потом так же незаметно в нем растворилось. И все происходящее действительно легко оправдывалось тем фактом, что он долгое время был один, но нутро подсказывало, что все это не так просто. 
    Для того, кто продумывает все шаги наперед, сегодня майар делал много ошибок. Некоторые из которых были непростительны и смертельны в какой-то степени, но осознание это приходило так запоздало, что становилось еще одной оплошностью. Он просто не успевал среагировать на свои действия и слова, решения, которые всплывали в мозгу. Просто не понял, когда оказался слишком близко к человеку, протягивая к его лицу свою руку и убирая шарф, который все еще скрывал часть лица короля. И в этот момент он не отличался от смертных, которые в подобных ситуациях задавались только одним вопросом. Что не так с тем, кто стоит перед ним? И вот пальцы уже касаются черной брови и скользят по скуле к губам, когда…
    - Да кто ты такой? – вопрос падает камнем. Как будто на ногу, по крайней мере, с тем же эффектом, отчего юноша, который назвался Майрон, отскакивает на несколько шагов назад и, спотыкаясь об камень,  заваливается на спину. Но даже сидя в воде, которая ни на секунду не изменила своего холодного потока, он прокручивает в голове этот вопрос снова и снова. Нужно было уходить сразу, как только человек увидел опасность, и только это единственное верное решение, которое он не принял, когда имел возможность, ответом звенит в голове.

    Отредактировано L.Revan (05-08-2022 19:17:54)

    0

    6

    Форум: onlinecross
    Текст заявки:
    Ах, эти китайцы.
    Гиперфиксация на Магистре давно прошла, а желание играть внезапно проснулось (связано ли это с тем, что я записался на курсы китайского? who knows). Последний раз играл по этому делу года два назад, хочется снова окунуться в заклинательские интриги.

    * планирую взять Не Хуайсана; для совместной игры интересно было бы найти Не Минцзюэ, Цзян Чэна, Цзинь Гуанъяо или даже Мо Сюаньюя, а то и всех сразу;
    * джен, слэш, всё, что душеньке угодно, хотя в приоритете, наверное, всё же санчэны в пару (нецест уважаю, неискренних манипулятивных санъяо жабу и гадюку просто обожаю, но санчэны — мой свет в окошке);
    * идей на эпизоды великое множество в любом из возможных таймлайнов, всё зависит от персонажа и вида отношений;
    * отдельно отмечу, что долго, нежно и трепетно мечтаю о глобальной аушке, в которой победили Вэни (эх, сейчас бы Жохань/Хуайсан с дабконом и прочей красотой, а что вы мне сделаете, я в другом городе или тех же санчэнов в декорациях этой ау...);
    * посты довольно редкие (я в четырёх абсолютно разных фэндомах одновременно, чтоб было качество, нужно время на то, чтобы собираться с мыслями), любого размера (в среднем +- 700 слов пишу, под вас подстроюсь спокойно), третье лицо, преимущественно настоящее время; абсолютно всё касаемо сюжета, видения персонажей и прочего обсуждаемо; в частном порядке говорить про сюжет или даже реал могу и люблю, а ещё меня можно позвать в тг, и я вам буду скидывать стикеры с котиками;
    * попрошу с вас пример персонажного (или нет) поста;
    * связь — настоятельно рекомендую телеграм или местную личку;
    * по поводу форума — именно этот меня устраивает и дизайном, и коллективом, и правилами, и вообще у меня на данный момент все игры там, поэтому менять его не очень хочется, но могу рассмотреть другие варианты.

    отдельно для главы Цзян на санчэнов

    Изломанные, израненные, усталые — спустя все эти годы они вновь держатся друг за друга.
    Любовь ли это? Никто из них не скажет наверняка. Главе Цзян и главе Не известно лишь одно: им не вернуть беспечность того юношеского чувства, что даже в строгости Облачных Глубин наполняло их сердца радостью. Оно заставляло смеяться, нарушать правила, неумело сложенными стихами клясться и признаваться друг другу в чём-то вечном, листать сборники, краснея и хихикая, и, пока Вэй Ин вновь стоял на коленях в храме предков, обмениваться неловкими прикосновениями.
    Нет, они давно уже не те.

    Не Хуайсан чувствует, что не может быть таким, как когда-то — теперь каждый его жест просчитан и отточен, смех всегда имеет определённый оттенок, а случайных слов не может быть... Он понимает, что долг стоит выше всего: глава Не должен отринуть всё лишнее и сосредоточиться на мести — вот только он не может, не может просто оставить Цзян Чэна в одиночестве посреди змеиного гнезда.
    Глава Цзян всё ещё любит — уже не так наивно, но совершенно искренне. И Хуайсан знает, что Цзян Чэн мечтает хотя бы на краткий миг увидеть того, прежнего А-Сана без всяких масок, интриг и полной загадок речи.
    О, как же больно порой бывает главе Не, как совестно ему вдруг становится иными лунными ночами, ведь он обманывает всех — и главу Цзян в том числе. Как боится он того, что Цзян Ваньинь оттолкнёт его, если узнает, какие деяния Хуайсан уже совершил во имя мести — и какие ещё совершит! Боится. И вместе с тем иногда хочет рассказать обо всём, ничего не скрывая и надеясь лишь на то, что А-Чэн его поймёт.

    Любит ли он? Точнее, любит ли он так, как это описывают в великолепных стихах, которые он знает наизусть, и романах — светло и радостно?
    Это, пожалуй, единственное, чего Не Хуайсан не знает на самом деле, но он чувствует: если Цзян Чэн когда-нибудь его оставит, душа его окончательно обрушится в бездну, к которой подталкивает жажда мести.

    * хочется почувствовать этот хрупкий баланс между ложью, любовью и доверием; они запутались в самих себе, друг в друге, во всём окружающем, погрязли в делах кланов... но они не станут отрицать, что во всей Поднебесной у каждого из них остался лишь один человек, которому можно открыться — но решатся ли?
    * сюжеты от флэшбеков времён Гусу до общения знаками на совете кланов или сложных объяснений в постканоне; изящная рука выронит веер — всё только ради Цзян-сюна, ни для кого больше

    немного для Яо

    Уроки тактики никогда не давались молодому господину Не. Он скучал, смотрел в окно, вздрагивал от резких окриков брата и вовсе не собирался становиться великим полководцем — да кому вообще сдались все эти сабли и войны, когда есть куда более приятные вещи? Ныне Не Хуайсан помнит с тех лет лишь одну фразу, обронённую Не Минцзюэ — следует держать врага на виду.
    И он держит.
    Враг его — Ляньфан-цзунь, которому он так светло улыбается. Ох, как он благодарен Гуанъяо за то, что тот продлил жизнь его брату, играя “Песнь очищения”! Он так рад поддерживать эту своеобразную дружбу и болтать о живописи! Он счастлив задержаться в чужих покоях, лишний раз кивнуть и глупо рассмеяться, потому что всё это — лишь притворство.
    Верховный Заклинатель, похоже, и вправду верит, что глава ордена Не абсолютно бесполезен; Не Хуайсан улыбается, прячет лицо за подаренным веером и, зная, что его не видят, презрительно поджимает губы. Ему известно, кто виновен в смерти его брата.

    Не забывай же, глава ордена Цзинь — и веера бывают боевыми.

    Ваш персонаж:
    Не Хуайсан — глава клана Не, многоходовщик всея магистра, обладатель Оскара, птичка, которая делает вид, что не знает ничего, но на самом деле знает дату и обстоятельства твоей смерти; в прошлом — посредственный ученик, в настоящем — в одночасье повзрослевший молодой господин, в будущем — Верховный Заклинатель.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Традиции ведения чайных церемоний Не Хуайсан помнил ещё с тех пор, когда ребёнком неприкаянно болтался среди наложниц отца; если мать дагэ была любимой женой, настоящей госпожой Не, и держала саблю в руке столь же твёрдо, сколь и отец, мать Хуайсана была всего лишь наложницей, никогда не державшей в руках ничего острее нефритовой шпильки для волос — однако, как рассказывали, из всех она оказалась самой сведущей в искусствах, чем главе Не и понравилась.
    Сам Хуайсан никогда не видел матери, но другие женщины говорили, что молодой господин походил на неё и чертами лица, и интересом к изящным вещицам, прекрасным церемониям и всякого рода творчеству.

    Только многим позже второй господин Не многому выучился по собственному желанию — и росписи вееров и фарфора, и игре на дицзы, и умению обращаться с чаем и чашами так, чтобы чай становился чем-то более осмысленным и наполненным, чем обычные напитки. Но никому в Нечистой Юдоли не было до этого дела. Когда умер отец, дагэ отпустил его наложниц, всем обеспечив кров и достаток, и при ордене остались лишь совершенствующиеся воины и девы — они, без сомнения, ценили культуру, но ставили прежде иных искусств одно: обращение с саблей, и только. Хуайсан оставался непонятым. Никто не желал созерцать с ним природу, никто не хотел читать стихи дольше, чем того требовали наставники, никому не нравились птицы… И почти никто, кроме дагэ, — но слишком редко, — не соглашался выпить с ним чаю. Даже в Гусу ничего не изменилось: там излишне поклонялись правилам; а у воспитанников других орденов были свои интересы, и, пожалуй, они по-настоящему могли поддержать беседу только о запретных книжках.
    А Цзян-сюн слушал заинтересованно (хотя при Вэй-сюне всегда добавлял, насупившись — всё это ерунда, Хуайсан, не то что стрелять из лука в Юньмэне!), и молодой господин Не всегда рад был что-нибудь для него прочесть, пересказать или нарисовать. Вот только времени у них оказалось непозволительно мало.

    А после появился братец Яо, который, казалось, один только всё понимал. Он не просто слушал, но и рассказывал что-то своё, быстро завоёвывая своим интересом доверие Не Хуайсана, который тогда ещё на самом деле был наивным молодым господином. Однако со временем речи Третьего Брата стали всё больше наполняться лестью и ложью — Хуайсан понял это слишком поздно, когда дагэ уже не стало.
    Понял он также и другое — что ни с кем он не чувствовал себя так спокойно, никому не мог доверить своих искренних увлечений, кроме дагэ и Цзян Чэна. И если старшего брата он потерял теперь безвозвратно, то надежда на то, чтобы на миг окунуться в те юношеские волнения и настоящее спокойствие вместе с Цзян Ваньинем, ещё жила в душе главы Не.

    Пока глава Цзян держал в руке чашу, Хуайсан смотрел на него, пытаясь отгадать, о чём тот думает — и стоит ли теперь надеяться на что-то? Страшнее всего было бы, если бы Цзян Ваньинь поставил чашу на стол и не стал бы пить из неё вовсе; это означало бы конец совершенно всему.

    Но вот глава Не встречается взглядом с главой Цзян, а тот пьёт, подняв чашу обеими руками, и в душе снова зацветает гордая зимняя слива, и сердце уже бьётся чуть менее тревожно — быть может, быть может…
    Прошедшего уже не возвратить”. Так значит, всё же… Нет, Цзян Чэн продолжает — и по его взгляду, по интонации, по самим словам и какому-то странному ощущению внутри Не Хуайсан понимает: главе Цзян, кажется, хочется того же, чего и ему самому. “Насколько бы сильно”…

    Глава Не отпивает из своей чаши, ненадолго прикрывает глаза, собираясь с мыслями, а затем склоняет голову, глядя на Цзян Ваньиня как бы слегка из-под ресниц. Рука его словно невзначай опускается совсем близко от чужой руки, впрочем, не касаясь её.
    Возможно, прошедшего и не возвратить, — соглашается он. — Но и сгоревшие дворцы и павильоны можно выстроить заново — не главе ли Цзян знать это? Не при нём ли Пристань Лотоса зацвела вновь? И, значит, совет главы Цзян о том, как восстанавливать утраченное, был бы для меня многим ценнее того, что иные считают богатствами.

    Отредактировано edinoglaz (07-08-2022 17:06:55)

    Подпись автора

    ...одного нет в Степи — постоянного. Так что живи каждый день в ней как первый и последний, камня в руки не бери да не держи тень свою в стоячей воде.

    +2

    7

    Форум: GEMcorss
    Текст заявки: каст Песни Льда и Пламени ищет игроков! Играем три ветки (на Игру Престолов еще пишутся заявки, свободны почти все роли кроме Визериса, Рейнис и Дейнерис Таргариен, так что можно успеть всех расхватать!), канон местами меняем, чтобы было интереснее, очень ждем всех!

    Танец драконов: Черные победили (!), из участников Деймон, Рейнира, Рейна, Бейла и Хелейна Таргариены, Криган Старк, взявший последнюю в жены.
        Алисента Хайтауэр, у которой очень много амбиций.
        Лейнор Веларион, король, который мог бы быть.
        Кристон Коль, делатель королей и немного обиженный на всех.
        Мисария, ломающая дрова ради Деймона и власти.
        Крапива, Деймону же нужны все его женщины.

    Восстание Блэкфайра: все каноничные события, из участников есть принц Марон Мартелл и его супруга Дейнерис, ради которой построены Водные Сады.
        Дэймон Блэкфайр, сам зачинщик восстания, без которого нам никак.
        Бринден Риверс, тот самый Кроворон, который будет жить тысячу лет.
        Шира Морская Звезда, прекраснейшая женщина и возможная причина восстания.
        Мирия Мартелл, королева-дорнийка, у которой, все же, есть поддержка.
      + планируются заявки на самого доброго короля Дейрона II Таргариена и его жуткого братца Эйгора Риверса.

    Игра Престолов: каноничные события видоизменяются, но идем мы плюс-минус по событиям сериала дальше, из участников у нас есть  Дейнерис, Визерис и Рейнис Таргариены.
    Планируются заявки на Эшару Дейн и Джона Коннингтона (воспитавших Рейнис) и детей Дорана Мартелла (Арианну, Квентина и Тристана).
    Ваш персонаж: Криган Старк/Марон Мартелл/Визерис Таргариен.
    Пример вашего поста:
    За Визериса Таргариена (плюс посты Рейниры и Деймона), за Кригана (плюс посты Хелейны), за Марона, за Визериса (плюс посты Рейнис и Дейнерис).

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/9d/2/546294.jpg

    +1

    8

    Текст заявки: мне захотелось написать заявку, потому что я не уверен, что кто-то сейчас играет по фандому или, скорее, этой части фандома, и мне как-то... хотелось бы узнать, по крайней мере, могу ли я найти соигрока. Ведь хорошего постоянного соигрока всегда сложно найти, верно? Но мы попробуем.
    Я бы хотел поиграть по фандому Доктор Кто, в частности - метакризисного Доктора, потому что мне нравится эта история, про неё мало что известно, а придумать можно много чего своего - и в любую сторону.
    Кого я ищу? Вообще мне не хотелось бы ограничивать потенциального игрока. Розу Тайлер? Было бы здорово! Или других спутниц Доктора? Или спутниц/спутников других регенераций? Мне кажется, со всеми можно что-нибудь да придумать. Или мы можем придумать что-то межфандомное, если у вас возникнут подходящие идеи.
    Мне не близка идея мрачного спившегося метакризиса, который такой весь перестал быть Доктором и всё. Разумеется, это не второй Десятый Доктор, но и не какой-то там грустный человечек из Бродчерча. Безусловно я непрочь поиграть драму, непонимания, сложности, но впридачу к ним - приключения, опасности и веселье, активную докторскую жизнерадостность, когда он закручивает в водоворот событий всех, находящихся вокруг. Да и всё ведь итак становится слегка драматичней, когда у тебя всего одно сердце и ты можешь умереть? Но люди с этим как-то живут, и я думаю, метакризис тоже справится.
    Я не против альтернативных сюжетов в духе "а что если бы Доктор родился огурцом, тупая шутка, извините...", в том числе и альтернативных трагичных сюжетов, но основная линия мне видится, скорее, оптимистичной.
    Если говорить конкретно о технической части игры. Итак, я пишу примерно 5-6к знаков, могу больше, могу меньше - в зависимости от надобности (от сюжета, действия, динамики игры). В указанном размере пишу пост в одну-две недели (скорее всего - чаще! сейчас времени довольно много и энтузиазма тоже хватает), более короткими постами - конечно, еще чаще. Повторюсь, что зависит от того о чём игра. Я люблю прикидывать примерный сюжет, пути развития, и обсуждать свои идеи с соигроком. Люблю, когда соигрок умеет немного импровизировать (в приключенческом жанре без этого не обойтись!), но полностью всё строить на импровизации не люблю. Пишу от третьего лица, к птице-тройке отношусь с вопиющим равнодушием (надо - будет, не надо - и ну её к черту).
    Требований... в общем-то никаких, лишь желание поиграть что-то сумбурное, что я описал. Могу набросать свои идеи, вы можете придти со своими - тут всё очень обсуждаемо, я как правило соглашаюсь с соигроком, потому что за 15 лет ролевой жизни еще не было такого, чтобы я с кем-то прям уж не совпадал. И думаю, не будет.
    Писать без стеснения можно мне в лс (со стеснением - тоже можно, конечно!), у меня некоторые проблемы с телегой, но всё решим.
    пс. И конечно, вам необязательно досконально знать канон, я сам его досконально не знаю, только никому не говорите.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    «— Ты что, как бы… человек? — О, это отвратительно!» Он всё ещё был немного шокирован тем фактом, что стал… тем самым «как бы человеком». Все эти человеческие гормоны и эмоциональные встряски, довольно хлипкое, по меркам таймлордов, здоровье, всего одна жизнь… этого слишком мало! И ему предстоит только выяснить, насколько всё плохо… или, как вариант, великолепно! В конце концов, это первый в истории метакризис человека и таймлорда, а значит – его ждёт увлекательнейшее исследование, пусть и предмет этого исследования – он сам. Так даже лучше. Кто знает, какие открытия его ждут на этом пути? Ему понадобится хорошая лаборатория.
    Немного приободрившись от этих мыслей и одновременно размышляя, какая лаборатория в этом мире может быть достаточно хороша для него, Доктор чуть сильней сжал в своей руке руку Розы, которую она, после некоторых колебаний (он совсем её не винил, ещё неизвестно, как он бы повёл себя на её месте) ему подала. В конце концов, она тоже человек, и это не так уж плохо. Возможно, даже хорошо. И даже очень хорошо! Доктор задрал голову вверх, с видимой беззаботностью ловя ртом мелкие капли начинающегося дождя. Если они успеют добежать до заправки прежде, чем начнётся ливень – считай, повезло. Можно даже простуды избежать. Забавно, что раньше Доктору не приходилось об этом даже думать – таймлорды не болеют от какой-то там жалкой простуды. Но теперь он человек, и ему есть ради кого жить. Хотелось бы в это верить, во всяком случае.

    ***

    В какой-то момент Доктор поймал себя на том, что внимательно (как никогда раньше) прислушивается к болтовне Джекки. В качестве своего оправдания он мог представить то, что никто больше не говорил ни слова – даже он сам, вот это чудо – а мать Розы было не заткнуть никакой неловкостью, далеками, вибли-вобли фигней, метакризисом и прочими чудесами и ужасами вселенной.
    Он уже было открыл рот, чтобы вклиниться в этот монолог и как следует выяснить кто такая (такой?) эта Криста, но вовремя одумался и захлопнул его обратно. Его слегка шокировала эта непроизвольная реакция мозга на какие-то неведомые сплетни, но проанализировав ситуацию и собственные ощущения, Доктор пришёл к выводу, что, вероятно, это – одна из тех штук, которая досталась ему в наследство от Донны. Нечего жаловаться, он ещё должен сказать её спасибо. Вот только теперь он, вероятно, более грубый. И более интересующийся всякой ерундой. Интересно, а сто слов в минуту он напечатать сможет? Раньше мог. Даже больше.
    — Да ты должно быть шутишь, — еле слышно пробормотал Доктор себе под нос. Похоже, его ждёт нечто по-настоящему увлекательное. Но, видят далеки, такого он не мог себе навоображать даже в самых смелых фантазиях.
    — Великолепно, — обрадованно отозвался Доктор, когда Роза, впервые, с тех пор как они ушли с пляжа, подала голос. Оказывается, он действительно боялся её первых слов. Что она могла сказать? В его ушах всё ещё стояли брошенные там слова «но Доктор это все равно (не) ты», хотя он и пытался абстрагироваться от этого. Будучи человеком – теперь – он действительно понимал Розу лучше. То, что для, пусть и весьма гениального, Повелителя Времени до конца так и оставалось загадкой («а разве это надо говорить?»), для него самого сейчас было гораздо ближе и понятней. Людям нужны слова. Они очень эмоциональны. Они могут говорить одно, а делать и чувствовать — совсем другое, но это по-прежнему логично и взаимосвязано. Для них. Не для таймлордов. И он теперь таймлордом не был.
    — А ты?.. – в свою очередь спросил Доктор и бросил внимательный взгляд на девушку. По её лицу сложно было что-то определить и через некоторое время он бросил свои попытки, переведя взгляд обратно на дорогу. Вероятно, теперь он мог сделать только одно – довериться, ведь кроме этого у него ничего не было. Ну и кроме маленькой толики надежды где-то в глубине души – тоже.
    К счастью, заправка вынырнула откуда-то из-за угла как раз вовремя, чтобы они успели добежать до неё, не вымокнув до нитки. Ну что ж – это не самое страшное приключение, с которым ему доводилось сталкиваться за долгие девятьсот лет. Влетев под навес, Доктор затряс головой, вытряхивая из волос мелкие дождевые капли. В целом, пока ему всё нравилось – даже это непонятное безвременье, когда они должны ждать в течении шести часов Пита на его… дирижабле (ему предстоит привыкнуть ещё и к этой новой Земле).
    Зато в местном магазинчике продавались какие-то маленькие вкусные (на вид – так наверняка) печеньица в коробке, и молоденькая продавщица, по какой-то непонятной для Доктора причине, разрешила ему взять одно бесплатно в качестве дегустации. Довольный неожиданным подарком, мужчина ещё некоторое время покрутился у витрины, пока девушка делилась с ним мыслями по поводу некоторых аномалий, которые она заметила в последнее время (он по привычке был готов расспрашивать каждого встречного). Заверив новую знакомую, что обязательно разберётся с делом о ненормальном количестве чаек на берегу, Доктор вернулся к Джекки и Розе, успев уловить последние слова.
    — Так куда мы его поселим, как думаешь? На третьем этаже, мне кажется, ему будет удобно… — обстоятельно вещала Джекки, не оставляя сомнений, что речь – о нём самом. Испытав некоторое смущение при мысли о том, что ему придётся пожить у Тайлеров по крайней мере первое время, Доктор уже собирался сказать, что им не стоит волноваться на этот счёт, но Джекки и не подумала дать ему вставить слово, когда заметила, что он подошёл к ним. – И кстати, тебе будет нужно нормальное имя, документы…
    — А имя «Доктор» тебя уже не устраивает? – неожиданно для себя огрызнулся он, чувствуя себя слегка уязвлённым, но мать Розы, кажется, и не подумала обижаться, настаивая на своём. – Хорошо, Джон Смит подойдёт? А документы у меня есть, вот пожалуйста, — Доктор похлопал себя по карманам и вынул из внутреннего кармана своего синего пиджака свёрнутый кусочек бумаги без обложки, которую он своевременно уволок из ТАРДИС. Затем торжествующе развернул его перед Джекки и по бумаге побежала строка: «Джон Смит, доктор физики, химии, логики, планетологии, философии, социологии и прочей вибли-вобли херни».

    +7

    9

    Форум: Calm Harbor
    Текст заявки: Ёкает, когда видите этот глаз и надпись "duskwood"?
    Тогда мы просто обязаны объединиться и скорее играть!
    Дасквуд - довольная простая игра на телефоне, но вместе с тем затягивающая, что мама-дорохая. Всё начинается с того, что у компании друзей пропала подруга. И спустя пару дней после своего исчезновения, с её телефона приходит смс-ка с одним-единственным и никому неизвестным номером. И её парень решается связаться с владельцем номера. И тут начинается круговорот событий, в который оказался втянут совершенно незнакомый человек.
    Такая вот затравка. Весь сюжет я описывать не буду - вдруг вы еще недоиграли, а я не хочу спойлерить! А если доиграли, тогда и так знается в чём суть да дело. У меня есть кое-какие наметки и пожелания. Но мы всё можем обсудить.
    Кого я ищу:

    Ричи

    RICHIE ROGERS [DUSKWOOD]
    РИЧИ РОДЖЕРС [ДАСКВУД]
    https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/56/657266.jpg


    Информация о персонаже

    - механик-зануда;
    - а вообще, отличный добрый парень, потому и воздерживается на всяких голосованиях;
    - всегда спешит на помощь. После работы, разумеется;
    - чинит всё от поломанных тормозов до игрушечных машинок;
    - судя по-мастерски нарисованному велосипеду - художник от Бога;
    - раздвоение личности на минималках;
    - любимое хобби - придумывание имён офисным рыбкам;
    - недолюбливает барменов(одного из них уж точно!);
    - трудности в отношениях со старшим-Роджерсом идут в комплекте


    Короче, Ричи - это тот самый парень, который меня поразил. Приятно поразил. Тут, конечно, надо отдать должное Алексу, который его играл, но об этом чуть позже. Он такой классический хороший парень во всех смыслах. Но, как известно, добрыми намерениями, дорога сами знаете куда вымощена. Это сто процентов история про Ричи. У меня есть теория, что произошедшее десять лет назад наложило на него отпечаток. Но по-своему. Ибо не может быть такого, чтобы Ханна и Эми страдали от депрессии, а с него, как с гуся вода и он всё это время жил припеваючи и внезапно проснулась совесть. Я предлагаю копнуть глубже и раскрыть эту конфеткой со всей её прекрасной начинкой.
    Мне очень импонирует та связь, которая возникла между Ричи и МС. Да, понятно по какой причине Роджерс хотел задружиться, но... Когда стало ясно, что МС - реально случайный человек(мне нравится теория, что Ханна пыталась отправить номер чека, а Томас решил, что это номер телефона), то это стало отчетливо заметно. Ричи хотел, чтобы именно МС пришла в шахты, он покаялся ей и только после этого пошёл сдаваться Джесси. По мне, так это некая зацикленность хорошо прослеживается. Но что тому послужило причиной - обсудим вместе. Это просто невероятно прекрасная драма.


    Я никогда и никого не тороплю с постами, но ждать месяцами тоже грустно. Поэтому предлагаю нам обоюдно на берегу договориться о формате нашей игры) Так что здесь я рамок каких-то не прописываю. Пиши, как хочешь. Сложно мне будет, если пишешь от второго лица, но и с этим можно справиться. Я жду от тебя желания играть, какой-нибудь активности на форуме и общения. Давай будем генерировать идеи и играть их? Потому что у меня есть, что предложить. Особенно, если начать играть после всей развязки 10-ой серии. Я думаю, тебе понравится)
    По внешности: обожаю Алекса всеми фибрами души, так что менять внешку готова со скрипом. Но это обсуждаемо) Главное, чтоб нам обоим было комфортно играть! Алекс просто молодец) Очень круто отыграл, я прям впечатлилась. Столько харизмы!...
    Ты давай, приходи, я ведь жду пожевать стекла)

    этот момент в моём сердечке

    https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/56/908614.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/6f/0c/56/317420.jpg

    Ваш персонаж: Я играю МС, как можно было понять. Персонаж максимально свободный, так что я её прописала под своё виденье. Её зовут Джой Блэк, ей 22 года, она учится на ветеринара. Из семьи только отец - бывший коп.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Подспудно Ванда ощущала замешательство, которое испытывал Стрэндж. Природу этих ощущения, она не могла понять. Или, если быть точнее, не могла знать наверняка, зато могла догадываться. Всего за неполные сутки, Верховный маг Земли оказался погружен в расколотый мир Максимофф больше, чем кто бы то не был. Она утягивала его все дальше и глубже, в пучину своих страданий, поближе к себя, то ли рассчитывая на то, что он вытащит её на поверхность, то ли на то, что останется с ней.

    Экран застыл в одном мгновении, заставляя героев сериала замереть в одном-единственном не прожитом мгновении. Вот бы она могла поставить свою жизнь на паузу!... Отмотать назад и включить кнопку стоп, когда счастье было почти осязаемым наощупь. Но у Ванды нет пульт управления собственной жизнью. Он был или утерян, или не заложен дополнением изначально. И вряд ли кому-то вообще прилагался такой могущественный артефакт.

    Максимофф наблюдала, как Стрэндж поднялся со своего места и привнёс немного своей магии в их разговор. Уже ставшее знакомым, кольцо со снопом оранжевых искр появилось всего в полуторах метрах от неё.  Мстительница вскочила на ноги и отшатнулась назад. Всего на полшага. Дальше её ждала преграда из обтрепанного диванчика. При желании, это едва ли было тем предметом, что смогло бы удержать девушку с магическими способностями. Но сейчас, стукнувшись голенью о мягкую обивку, Ванда будто бы очнулась.

    Ей предстояло принять решение. Пожалуй, самое важное из тех, которые она могла бы принять сегодня. Она взглянула на мужчину. В его глазах читалось сомнение - он считал, что Максимофф не готова к правде, которая может ей открыться. С другой стороны - она увидела там отблеск холодной уверенности. Стрэндж был тем, кто искал истину во всём. Он не оставлял вопросы без ответов, а проблемы - без решения. И сейчас он был готов пройти с Вандой любой из путей, на который она бы решилась. Но девушка колебалась, не в силах принять решение.

    Она закрыла глаза, глубоко вдыхая воздух, наполненный различными ароматами лесных растений и горной свежести. Ей жизнь проносилась короткими обрывками перед глазами с того самого момента, как она могла себя полнить. Эта жизнь была столь же прекрасна, сколь и ужасна. Она была счастлива и была разбита. Любила и теряла. Мечтала и осознавала реальность. Все это перемешалось в одну гремучую смесь из эха голосов, родных и знакомых, которые будили в ней всё пережитое снова и снова.
    Наконец, все замерло на Вижне. Она задержалась в том дне, когда они думали, что будут делать, когда уйдут из Мстителей. Они оба этого хотели: девушка, потерявшая всю свою семью и мужчина, который никогда не должен был родиться. Они были так одиноки, пока не встретили друг друга. И это было самое лучшее и самое жестокое в их жизнях.

    Ванда ощутила болезненный укол в самое сердце. Нет, она не может прятаться, трусливо спрятавшись здесь. Она должна узнать, что стало с Вижном, чего бы ей это ни стоило. Она должна столкнуться со своей болью и со своим страхом, и будь, что будет. Она храбро шагнула вперед, к Стрэнджу.

    - Я не готова, Стивен. Но это то, что я должна сделать. Я могу пытаться скрываться и бежать, но это настигнет меня: рано или поздно. Что бы там не было - мне необходимо это пройти. Даже если я потом буду жалеть. Вижн хотел бы, чтобы я была храброй. И хотел бы, чтобы я могла жить дальше. Я не представляю, что смогу без него всё это. Но еще я знаю, что должна хотя бы попытаться. - Она взглянула на Стивена, прерывисто выдохнув и снова бросив взгляд в сторону магического кольца, пригласительно мигающего своими искрами. Нужно было идти. Чем дольше она откладывает этот шаг, тем больше сомнений её охватывает.

    Ванда взяла Стрэнджа за руку, затем бесстрашно шагнула в проём. Внутри грудной клетки её переполняли чувства. И страх, и решимость, и отчаянье, и надежда - они переполняли Максимофф, затрудняя дыхание. Бывший Мститель не знала, что её ждёт по ту сторону, но она была не одна. Хотя бы сейчас, в этот миг. Так пусть же всё тайное станет явным. Ради Вижна. И ради неё самой.

    +1

    10

    Форум: Crossbar
    Текст заявки:

    http://66.media.tumblr.com/a47429ff76aa81d82db1ccb32b4836f9/tumblr_nrtd8tTdeT1rei3gfo2_400.gif

    ИМЯ :: Justin Hammer [marvel]


    ОТНОШЕНИЯ :: обоюдная ненависть


    ПРОТОТИП :: sam rockwell (в фильмах), ЛИБО Jeremy Irons (на гиф изображён он) or u choice*


    от твоей любви всей твоей жизни

    Давайте сразу выложим все карты на стол и придём к общему консенсусу: Джастин Хаммер — не идиот. Это человек, умеющий не только в искусное манипулирование своими прихвостнями, но ещё обладающей способностью думать — думать хорошо и опасно для его недругов.  Этот человек смог заработать своё состояние, самостоятельно, без всяких пап и мам, и пусть его способы для этого не всегда чисты на руку, это не отменяет того факта, что плохие парни бывают умными.

    Является ли Хаммер гением? Скорее, умелым бизнесменом, который, впрочем, не лишён очарования привносить в этот мир что-то нибудь своё. Он создаёт оружие и поставляет его тем, кто за него платит — в обратном случае же довольно красноречиво объясняет, почему так делать не стоит. Это человек большого ума, он претендует на обоснованное соперничество с компанией Старк Индастриз и имеет определенные виды на всё то, что создано под эгидой Железного Человека. Да, он ворует технологии и любит их себе присваивать, но он злодей, а такие ребята не бывают хорошими.


    То, каким этого персонажа изобразили в MCU — мне не нравится. Местами там есть проблески адекватного злодея, но по факту из него слепили шута, который не вызывает ничего, кроме праведного раздражения. Его взаимодействие с Ванко не импонирует, общее поведение вызывает недоумение и смех, неоспоримая гениальность ставится под сомнение. В комиксах такого, как это уже стало привычным, не было. Честно говоря, он там больше был похож на нуарного Бёрнса из симпсонов, и его образ, на самом деле, куда более мрачен. И тем не менее изумителен.

    Что я вообще хочу? Отношения между Джастином и Тони мало подходят на токсично-романтичные взаимодействия, как у Бэтмена с Джокером, но нам такого и не нужно. Это взрослые люди, умеющие конфликтовать аккуратно и изящно, то и дело ломая жизнь друг другу. Они могут проявлять благосклонность, если им это станет вдруг выгодно, и они могут быть по-настоящему заинтересованы в сотрудничестве, где между ними будет скользить не просто открытая неприязнь, а настоящая холодная война. Они могут позволить себе уважать друг друга и они могут ненавидеть друга друга одновременно. Искра, буря, безумие, желание убить друга друга к чёрту!

    Это сложные взаимоотношения между людьми, которым тяжело терпеть друг друга, но они всё равно идут бок о бок, как люди, стартовавшие с одной и той же точки пересечения. Им есть куда расти и я бы хотел, чтобы это не кануло в лету, как это случилось в фильмах или комиксах.

    последний пост на момент написания заявки

    гостевая или в тг shnuroq, и там и там среагирую быстро


    ИНФОРМАЦИЯ ОТ ИГРОКА

    Образ Сэма в фильме "Железный человек 2" мне понравился не так, чтобы вообще, но это замечательный актёр, и поэтому я вполне его вижу в роли Джастина. Захочется поменять внешность — милости прошу, я в этом вопросе не принципиальный. Отдельно со мной этот пункт обсуждать не прошу, исключительно по желанию.

    UPD Меня знатно вштырило, так что упрямо вижу Гумберта-Гумберта в роли Джастина. Естественно, речь об актёре и естественно я не настаиваю, но могу персонально попищать, если решитесь взять его.

    Как игрок я скорее за общение, но не настаивающий на нём абсолютно. Уважаю граматику, не сильно люблю многобуквенные посты, потому что имею склонность быть ленивым при таких. Пишу в третьем лице, от двух килознаков и больше, люблю и умею в спидипост. Вообще, этот пункт чуть более красочно расписан в анкете, так что велком.

    Игру обещаю, но долгоиграющих планов у меня нет. Если вы хотите взять персонажа только для игры со мной — мне это польстит, но лучше не надо. Помимо меня, у нас есть Наташа Старк и с ней тоже можно замутить кипиш уровня романов Дюмы. Если у меня получится вас ещё и свести, то вообще по красоте мир устроится (Таша, не бей я шучу (или нет)) . В целом каст у нас огромный, разойтись есть где. Не требую знаний канона от и до, если что, всегда могу подсказать или обратиться к википедии.

    Всё, не указанное в заявке — на усмотрение игрока, так-то я вообще всеядный и первая лапочка в этом заведении.
    Ваш персонаж: велком ту зе клаб
    Пример вашего поста: пример есть выше :)

    Подпись автора

    c r o s s b a r

    0

    11

    Текст заявки: это звучит почти не реально, я знаю. Есть такой полицейский сериал "rookie blue", там есть такая пара Энди МакНелли и Сэм Суорек. воот и я недавно пересмотрела этот сериал и хочу ими поиграть. Там ведь такая химия, хочется и пост-сериала в новой 15й дивизии, хочется и событий самого сериала в тех моментах, где этих двоих было мало :3

    Немного отходя от "rookie blue", есть еще одна хотелка из chicago med: там есть нейрохирург - Сэм Абрамз, которого крайне мало и его прелестная молодая жена - Мишелль, их историю я бы тоже поиграл.

    ! NB В виду того, что первый сериал староват, а у героев второго экранного времени минут 5-10, рассматриваю вариант смены внешности, но это уже обсудим лично
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Бывают безвыходные ситуации. Домашка по трансфигурации на завтра именно одна из таких ситуаций. Грета не была отличницей, она даже когда старалась с трансфигурацией не ладила. Больше времени уходило на вечные препирания с однокурсницами.

    Ты такая не ухоженная.
    Твой свитер такой старый.

    Грета на такое всегда злилась, иногда влезала в драку и попадала в кабинет декана. Где слушала лекцию на тему "юным леди так себя вести не гоже", а потом сидела на отработках. Итог времени на учебу еще меньше.

    С Аполлой Грета сдружилась быстро. Скамандер было все равно на качество ее одежды и отсутствие родителей, собственно она не находила в этом почву для насмешек. В жизни Кечлав это уже много, да и общие интересы нашлись. Как и чудесный метод списывания. Грета увлекалась предсказаниями, таланта особо не имела, но заговаривать язык. Карты хоть и красивые были совсем не ее, ну точнее как. Аполла их где-то достала для дела.

    Вот и сейчас все шло по намазанному плану. Они Эмили в большом зале поджидали. Сейчас же более общительная Скамандер заговаривала ей зубы и искала глазами нужный пергамент с домашкой. Эмили велась, особенно, когда речь заходила о Кевине. Похоже это мальчик тот, что ей голову вскружил. Только не настолько вскружил, чтобы эссе вовремя не сдавать. Рейвенкло, такой Рейвенкло.

    - Давай, я карты разложу. В любовных делах лучше советника не найдешь!

    Грета рядом садиться, и дает Эмили колоду разбить.

    - Сейчас посмотрим, карты знаешь, они не завидуют, как люди и врать не будут.

    Кечлав карты красиво и медленно выкладывает, на Аполлу специально не смотрит, чтобы Эмили внимание не обратила, как она там нужное эссе добывает.

    - Так, смотри первая карта Жрец, это означает стабильность, классику. То есть нужно дать ему сделать первый шаг, но это не означает совсем ничего не делать. Это ведь мальчики, им нужно доходчиво намекать.

    У Эмили, как у заучки, конечно же сто один вопрос появляется, и Грета на них завуалировано отвечает, вот чтобы не прямо.

    - Давай посмотрим на другие карты, тут важна полная картина. Только помни это все же советы, а не правила. Смотри вот Сила, значит и чувства такими будут. Так пятерка...

    Грета задумывается, берет Эмили за руку, чтобы та не переживала. Все, конечно же, ради того, чтобы она на Аполлу внимания не обращала.

    - Это не плохо, нет, но пять означает конкурентоспособность, значит кто-то вмешаться должен. Но вот тут Справедливость рядом, а значит, если конкурентка появится, то чувства нужно проявить. Только не глупо, мальчишки ревность и драму плохо переносят.

    Грета продолжает гадать, но теперь разок на Скамандер глядит, чтобы узнать долго ли еще.

    0

    12

    up

    Форум: ONLINECROSS
    Текст заявки:

    « a song of ice and fire »

    gendry baratheon

    https://forumupload.ru/uploads/001b/1a/5a/300/177291.png
    [damiano david (why not) or your idea]

    «... but I know how to drive you insane ... »


    Прежде чем распрощаться с отчим домом, Арья накидывает капюшон толстовки на голову, забрасывает рюкзак на плечи и угоняет старую машину отца. Пускай Кейтилин лучше злится из-за этого, чем из-за ее побега.

    Джендри ей никогда не нравился. По крайней мере, Арья себя в этом убеждает, пролистывая его инстаграм. Странные селфи с сигаретой во рту, фотки машины, голый торс. И абсолютное отсутствие приватности, ведь Джендри оставлял геолокацию даже там, где о ней не всплывал немой вопрос. Но, пожалуй, это было удобно, особенно сейчас, когда Арье, точно побитой собачонке, нужно было куда-то податься. Она хотела переждать бурю, но забыла вот что: бурей была она сама. А от себя, как известно, не скрыться. Впрочем, вряд ли ее это заботило, когда она вскрывала чужой замок.

    — Как тебе фокус? — спрашивает Арья, пока перед ней открывается вид на широкую спину Джендри, копающегося в холодильнике, — между прочим, Ломми научил, еще тогда, — она невзначай улыбается, потому что он все равно что пока не видит. Арья не любит делиться эмоциями и держит себя в узде.

    Он предлагает ей выпить паршивого пива, — то, что оно паршивое, она видит даже издалка, сидя с закинутыми на журнальный столик ногами, — и Арья отказывается, мотая головой. Она украдкой косится на дверь, просчитывая количество шагов, если все же придется бежать, хотя Джендри вряд ли ее прогонит. По крайней мере, сегодня точно нет, за окном уже темно и холодно.

    — И да, не называй меня леди, о-кей? С тех пор, как мы виделись в последний раз, — в голове Арья приблизительно прикидывает месяц, — мало что изменилось. Во мне так уж точно, — она пожимает плечами. В жизни Арьи могло быть временным все — люди, места, идеи, но константой оставалось одно — ее принципы. Из-за них-то в основном она и попадала в неприятности. А что такого? Подумаешь, нахамила ректору. — Меня выгнали с учебы, — говорит она, предупреждая возможный вопрос о своем визите, — решила действовать на опережение и ушла из дома сама. — Арья, конечно, не вдается в детали: она не рассказывает Джендри о том, что дома совсем хреново, и о том, что она стащила машину, Арья тоже молчит. Они ведь и не были особо близки, хотя рядом с Джендри ей и чувствовалось как-то иначе, спокойнее что ли.

    Она ныряет рукой в лежащий рядом рюкзак и вылавливает оттуда пачку сигарет. Мальборо красные. Протягивает в вежливом жесте в его сторону, хотя у нее и осталось две штуки. Денег у Арьи было с собой немного, но на сигареты ей точно хватит.

    — Тут курить можно? — спрашивает она, уже зажимая сигарету в зубах, но еще не чиркнув зажигалкой, — мало ли, — ухмыляется она, делая вид, что не обратила внимания на беспорядок. Квартирка была убитая, но зато никому точно в голову не придет ее обчистить. Или сунуться ее искать. То, что надо. — Чем сейчас занимаешься? — Она затягивается в полсилы, а затем откидывает голову назад и крутит колечки. Такая ерунда, а нервы все-таки успокаивает.

    У Арьи они расшатаны. В ебеня.

    Ваш персонаж: арья старк - та самая булочка, которая может тебя уничтожить
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    смотрины, что устроил отец, с треском провалились — пэнси об этом хорошенько позаботилась. васильковый чай вдруг подействовал на гостей странным образом, и у них нашлись дела поважнее. у всех. разом. пэнси была довольна, ну а отец был зол, но, конечно, ничего ей об этом не сказал. нет доказательств — нет вины, а пэнси за руку не ловили. годы практики и огромное нежелание выходить замуж делают свое дело. тем не менее, это было лишь временное решение. вопрос был не закрыт, а мистер паркинсон своего не упустит.
    но в голове у пэнси гуляет ветер. и гуляет он там с тех самых пор, что они пересеклись с тео в министерстве. затем в книжном, а теперь он ведет ее выпить пива. паркинсон наводит полнейший марафет, какого не делала даже ради концерта ведуний два года назад: магия помогает ей засиять ярче, чем поблескивающий диско-шар на её потолке. когда-то ей подарила его трейси на день рождения, пообещав, что вся жизнь пэнси будет одной большой и веселой вечеринкой. только вот в последнее время у нее от жизни все чаще было похмелье. но не сегодня. сегодня пэнси увидит фейерверки и темные, как ночь, глаза нотта.
    и пэнси впервые замечает его демонов в этой темноте.
    они кусают ее за руку, когда она имеет неосторожность поделиться с теодором своими переживаниями насчет драко. в последнее время он сам не свой — делает вид, что пэнси словно не существует. после того, как она высказалась насчет всей этой идеи с его помолвкой, он ее игнорирует. и пэнси думает, что вряд ли он скоро перестанет. тео рубит ее эмоции на корню.
    — хватит уже думать о нем, — рявкает он, заставляя пэнси поднять на него взгляд. она обращает внимание на то, как скрипит его челюсть, и упускает из виду тот момент, когда его рука целует бетон совсем рядом с ее головой. грудь пэнси испуганно вздымается, и, затаив дыхание, она ждет дальнейшей реакции. их взгляды соприкасаются в немом удивлении, но в его глазах она все же читает усталость. усталость и едва ощутимое разочарование, что липнет к зубам, как карамель.
    пэнси молчит и, после последних слов, тео молчит тоже. он тяжело опускает руки на ее лицо и заставляет биться ее сердце так, словно дикая птица в клетке. она все еще смотрит в его глаза, и они медленно закрываются, в отличии от быстро разворачивающихся событий. когда он, обозвав ее дурой и оставив кроткий поцелуй на ее губах, отстранится, паркинсон наконец осознает что сейчас произошло. осознает и поведет себя по-дурацки.
    она бьет его по щеке мягко, с толикой нежности и влюбленности, что окутала ее с головы до пят. пытается отступить назад, но безнадежно упирается в стену. раздувает ноздри в негодовании, но ликует глубоко внутри. она ему нравится. она ему точно нравится.
    — думай, что говоришь, нотт! — выплюнет она, выскальзывая из его рук, словно рыба. пэнси улизнет внутрь бара, точно зная, что он пойдет за ней. и не только сегодня.
    — отец хочет выдать меня замуж, — уверенная, она делится с ним своими бедами, будто подбрасывает дров в костер. как скоро полыхнет? — на смотрины выряжает меня словно куклу, — ухмыляясь, пэнси окидывает взглядом себя сверху вниз: черный атласный корсет и темно-зеленые брюки. пиджак покоится на спинке стула, позволяя дышать ключицам. полное противоречие вкусу папеньки. — как будто бы им не все равно, во что я одета.
    пэнси проверяет его прочность — так она делает всегда, когда хотя бы слегка чувствует свою власть. с драко такой фокус никогда не выходил, потому что она к нему привязана больше, чем он к ней. с ноттом же она щупает пределы, пока он ей того позволяет.
    на губах все еще его привкус и, прежде чем перебить его хмелем, пэнси трогает нижнюю губу большим пальцем, задумчиво проводит по ней вдоль и поперек, пока дожидается его возвращения. нотт ставит два бокала на стол с такой силой, что жидкость едва остается внутри. пэнси про себя отмечает, что сегодня он живее всех живых, а не скучная ледяная статуя, какой она его видела ранее.
    волшебница опускает руку на холодное запотевшее стекло и двигает бокал к себе, пока еще не нарушая местную музыкальную трель и повисшую тишину между ними. она свежим взглядом осматривает теодора, впечатывая в память это состояние — хмурые брови, сжатые кулаки. наблюдает, как пульсирует венка на его шее. пэнси вдруг отмечает его мужественность и свое странное желание коснуться его руки. той самой, что все еще саднит от удара.
    — больно? — спрашивает она, еще не зная, что трогать нужно выше. намного выше.

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001b/1a/5a/29/609366.png

    0

    13

    Текст заявки: что-то пересмотрела я тут вайолет эвергадрен и прямо захотелось поиграть. не знаю как, не знаю зачем, но слишком уж сильно у меня горит именно вайолет, к которой я бы хотела видеть как гилберта, так и дитриха ( ну а чем черт не шутит ). хотя, в принципе, я буду готова поиграть, наверное, со многими. уж слишком красивая графика в этом аниме, уж слишком много подспорья для стекла; сама по себе я люблю разговаривать вне форума, не требую срочного обмена постом ( но это будет плюс ) и всегда буду ждать в телеге; форум, куда идти, у меня тоже есть.

    к сожалению, или счастью, но игрока я бы хотела видеть ответственного. не того, кто уходит по-английски, а кто умеет говорить ртом. ну, или просто имеет хоть какую-то смелость сказать, что не нравится; пишу я от 3к и до того, сколько нам будет удобно. подстраиваюсь легко, графику делаю, любить могу и умею, а бонусом всегда готова как на ау, так и на многие другие фандомы. так что просто приходи  http://i.imgur.com/RP28h.gif
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    когда раздается выстрел — позади ликуют трибуны. они говорят о том, что лисы ( блядские лисы ) выиграли матч у воронов. они говорят о том, что он, рико, не смог привести их к победе. они говорят о том, что он, рико, виноват. только он. остальные ведь не короли. они лишь пешки. они не должны быть на шахматной доске.

    когда раздается выстрел — рико чувствует, как внутри все оседает, а желудок прилипает к спине. ему хочется, чтобы этого не было, чтобы все это оказалось сном, но кровь струится по его плечу и это совсем не сон.

    рико знает — он должен быть первым, он должен быть самым лучшим, он должен держаться прямо, никогда никому не поддаваться. он ведь помнил, как ичиро говорил ему быть лучше, стремиться вверх. тетсуи разрешал ему все, пока он держит корону поля. ему можно было издеваться над кем угодно, если бы это помогло им держать первенство. но рико не смог.

    у тетсуи глаза холодные, а ичиро давно уже решил все с этим выскочкой джостеном. он оставил его в живых — для чего? не понятно. но рико знает, что тому теперь еще и деньги отдавать им до скончания жизни. и того, кажется, это устроило; рико же помнит все обиды, но пока ничего не касается кевина — ему дела до этого нет.

    здесь, в комнате, слишком тесно. их много. все смотрят на рико, которого бьют ногами и, кажется, клюшками. сколько об него сломали? он не знает. у воронов никогда не бывает все как у людей. вороны — не про дружбу, о которой говорят лисы где бы то ни было. вороны — про победу, про перегрызанные глотки. вороны — про тьму, которая пропитывает все существование тех, кто попал в замок. и джостен должен был видеть это. прочувствовать. в замке проще умереть, чем где бы то ни было.

    рико тоже мертв. внутри. давно. там уже не похоронишь его, только дашь на кормление демонам и червям — рико так больно, что не разогнуться, но он молчит. у него нет права даже произнести слово, пока ему зачитывают приговор. пока говорят так, словно он — лишь разменная монета.

    — ты недостоин, рико. ты подвел нас, рико. но убрать тебя совсем было бы крайне обидно — в тебя так много вложили. поэтому это происходит с тобой. а потом ты вернешься играть. снова.

    рико слышит и слушает, но не хочет. ему хочется зажмурить глаза, зажать уши и что угодно делать, лишь бы не быть здесь.

    в замок эвермор он больше не возвращается.

    по новостным лентам гремит статья про нападение, про сильные раны. рико, еле живого рико, привозят на скорой помощи в больницу. ему выделяют лучших врачей, но палату дают четвертую — смеются над ним.

    рико больно и больше ничего. ему хочется просто умереть — позорно и так постыдно, но он ничего не может с собой поделать. у него болит все тело, он слышит врачей, которые говорят что травмы едва ли совместимы с жизнью, а после все глохнет.

    сколько он проспал перед тем, как открыть глаза и уставиться в белый потолок? он не знает. татуировка на лице болит шрамом воспоминаний, а он даже пошевелиться не может — считает крапинки на чертовом потолке и старается дышать: раз-два, раз-два-три.

    на каждый четвертый вздох его опаляет болью и он не знает, что с этим делать.

    — ... долго с ним быть нельзя, — доносится до него глухо. он лежит с закрытыми глазами и мечтает, чтобы его никто не видел. слова тетсуи все еще в его голове набатом: "ты вернешься и снова приведешь нас к победе", вот только король проиграл.

    рико тоже человек из крови и плоти и ему тоже может быть больно. так же, как и сейчас; кевин приносит с собой тонну запахов и рико не понимает, откуда они. слышит его голос и поворачивает голову. он весь — сплошная трубка, да пустота во взгляде. сколько в нем лекарств? сколько в нем собранно по кусочкам? он не знает.

    — и тебе привет, кевин. — это выходит почти карканьем. так вороны каркают, когда вьются над трупом, но сейчас рико даже пытается улыбнуться. не получается, конечно же, но он снова переводит взгляд на потолок.

    — ты пришел посмеяться?, — как и все лисы, если бы могли. он знает это. даже его команда, если бы им сказали, смеялись бы. — можешь посмеяться и.... проваливать. — и голос ломается. рико зажмуривает глаза.

    неужели сердце и правда может так болеть?

    0

    14

    Форум:
    world history crossover
    Текст заявки:
    Мы тут играем по истории, а если быть точнее, то русскому царству, поэтому активно находимся в поисках единомышленников .з В касте уже есть Федор Басманов и царь Иван Грозный, но этого для нас катастрофически мало, поэтому приходите все сочувствующие и имеющие место быть в этом периоде — каждого вплетем в сюжетную линию и заиграем ♥ У нас имеются готовые заявки на: Алексея Басманова, Катерину Басманову, Петра Басманова, цариц разных мастей (на Анастасию Захарьину-Юрьеву, Марию Темрюковну, Марфу Собакину, Анну Колтовскую, Марию Долгорукую, Анну Васильчикову, Василису Мелентьеву, Марию Нагую), царевичей Ивана и Федора, а также не менее значимых Афанасия Вяземского, Василия Грязного, Малюту Скуратова, Богдана Бельского и Бориса Годунова. Но это не значит, что мы не ждем других исторических личностей (в том числе и из других государств, с которыми можно найти те или иные точки пересечения), а коль придете вообще авторским неканоном — так вообще заиграем полностью!
    Форум молодой, новый, который хоть и немногочислен, но с уверенностью смотрящий в завтрашний день. Он позволит отыграть все наши хотелки, поэтому не бойтесь приходить — все высоты нас ждут только впереди .з
    Ваш персонаж:
    Федор Басманов — опричник, фаворит и правая рука царя Иоанна IV Грозного, государев оруженосец-телохранитель и кравчий. Царев любовник, в народе — колдун, опутавший своими чарами демоническими всю Русь-матушку и разум солнцеликого повелителя великой державы
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Пиршество, как оно всегда в царских палатах и бывает, шумным выходит донельзя из-за обвычного хмельного мужицкого гама, состоящего из разговоров бесчисленных, не предвещающей, казалось бы, какой страшенной беды в скором времени. Даже скоморохов несерьезных и девок крестьянских призвали для танцев ладных и увеселению взора опричного. Да отчего-то примечивает особливо, как Иоанн Васильевич изредка, отвлекаясь от разговора с братом своим да слугами приближенными, с внимательностью приглядывается к ним, стоило им в плясках новые личины напялить на себя ловко — не то в журавликов ладных обращались, не то роли царевен сказочных примеряли в своей незатейливой забаве. Поговаривают среди спальников царевых шепотом бесстыдным, что, мол, одну из них, коли удачею этот день обернется, ночь страстная поджидать с государем по возможности будет. Так неужто эти слухи срамливые правдой сказывались? Неужто не было у них с Темрюковной такой любви огромной, неужто вусмерть она ему надоела так, что не отказывал себе Грозный довольствие плотское с девками другими иметь на стороне? Али сказалось все на то рождения сына с года три тому назад, его скорейшая гибель последующая и невозможность государю подарить нового наследника крови великой? Отчего же в этой царице спеси столько тогда было Федор искренне не разумел, когда в любой момент сослать ее могли в монастырь, взамен нее другую девицу в государыни подыскав.

    И все же отрицать бессмысленно то было: многие мужики не умели унимать натуры своей, требующей отчаянно исполнения животных, изголодавшихся по телесам девичьими наливным, инстинктов. Промышляли насилованием воины царские при налете на барские дома, портили девок молодых пред самой их мучительной смертию от меча и огня, пощады не знающих. Один только Басманов дышал при них ровно, более на наряды их да на украшения пристальный взор свой обращая, чем на них самих. А что касательно их казни вынужденной, так не жалко их Федору было нисколечки — такова доля несущих крест свой детей за грехи родительские в эти сложные для всех времена крамолы неиссыхающей по землице русской. Да и не дай Бог решатся отомстить за предков когда-либо самому Иоанну — нет, не можно было такого допустить.

    Не понимает отчасти Федор Алексеевич всей этой суматохи от Вяземского вокруг него ( хоть и льстило, да — отчего же этого не признать, ежели внимание среди обезличенных черных кафтанов, накинутых на дорогую парчу, нынче дорогого стоит? ) да с легкою тоскою глядит на все происходящее, в котором не участником был он, казалось бы, а всего лишь свидетелем непримечательным ничем. Вдали ото всех он сегодня находился за столом, не около брата с отцом, но местом около Афони на правах помощника его временного, недалече совсем от трону государева, где велись свои разговоры, к коим доступа молодец не имел по малознакомству и должности низкой. Да что-то не было больно долго для него уж обещанного намедни важного поручения. Посему с тихим вздохом пригубливает он чашу с красным вином, прикусывая его меж глотками неспешными спелою сливой в тягучем цветочном меду. Единую для себя за этот вечор, не считая нужным напиваться повсеместно, чем занимаются его более старшие ' братья ' по делу, что одним на всех считалось среди люда мужского придворного. Токмо и ее хватает, чтобы душою расслабится, а в играх холопок с шутами посреди залу приметить для себя нечто потешное. К тому, к чему сердце юное тянется, не считая вовсе зазорным порезвиться и предаться годам своим еще не столь огромным. Оттого выходит Басманов в скором времени в круг, оставаясь всеми незамеченным в тени снующих туда и сюда стольников да гостей пиршества вовсю гремящего, тянет в ребячестве опричник девок за косы беззлобно, привлекая к себе внимание, а те, перешепнувшись меж собой, в отместку затягивают ему глаза шелковой лентой голубой.

    Понимает с усмешкой на розовых губах Федор, что за игра ему сейчас предстоит: поймать в сети рук своих пташек этих безутешных. Принимается он на звуки хлопков тонких рук идти, ведомый памятью собственной, лишь бы только не запнуться о стол чей-нибудь и не свалиться со ступенек случайных. И не обмануть никому Басманова, ведь не даром он пошел в кровь от крови отца, что воеводой царским служивал — не заставляет сын его долго себя ждать, ловя крестьянок в объятия и тут же их выпуская на волю, считая каждую победу свою небольшую вполне заслуженной. И когда не остается непойманной ни одной из них, снимает с себя повязку Федька, встречаясь взором довольным с отцом, что снисходительно головой мотает да возвращается обратно к разговором с друзьями ратными — верно понял, что дело молодое, припомнил себя в эти годы, посему не сказал ничего колкого, поняв, что у сына его младшого тяжелее судьба по малолетству выдалась без матери подле. Разматывает края платка Басманов и ловко назад пускает его, возвращаясь к месту своему. Подымут сами для дальнейшего увеселению государевого взора, чай не развалятся.

    За столом оказывается Федор Алексеевич вовремя. Хотел он было за голову щучьи приняться, как подходит к нему Вяземский, наконец толком объясняя голосом тишайшим, в чем задача его сегодняшняя заключается. Хмурит едва брови соболиные Федька, не понимая сути до конца и заглушая в себе вопрос главный, а именно отчего Афанасий Иванович, набравшийся столько опыту на посту временно заменяющего кравчего, сам не разольет вина гостю важному и дорогому, но кивает головой лишь, поступая по совести — он обязательно сделает все то, что только будет в его силах. И доверие Иоанна Васильевича к себе вернет тем самым нехитрым способом, коли он того пожелал через волю подобную. Тем паче, что чашу подарить — дело не сложное. Ждет Басманов в волнении неподдельном, выжидает сигнала нужно, а как только дожидается — вбирает в легкие свои воздуха побольше, направляясь к Старицкому напрямик. — Княже достопочтенный, — к сердцу ладонь приложив, кланяется Федор ему с улыбкой на лике светлом своем, внимания не привлекая среди люда веселящегося иным поведением. — Великий государь жалует тебя чашею.

    Нерасторопен оказался брат Иоаннов, встает он, принимая винный кубок золоченный в дрожащие от ранее выпитого руки, токмо долго в нерешительности будто глядит в его содержимое, в его колдовскую темную красноту, а после — взор очей своих на царя поднимая все же, будто думая ( али догадываясь? ) о чем-то своем. Но не глуп Владимир Андреевич вовсе, понимая, что не стоит брата своего злить ожиданиями долгими, посему клянется ему и тут же осушает посуду до дна. Басманов, проследив внимательно за этим, взглядом к Иоанну Васильевичу возвращается, объявляя громко в манере должности своей ненастоящей. — Владимир Андреевич выпил чашу, челом бьет! — тогда все, бывшие за одним столом с князем, также встали и поклонились Старицкому, в знак поздравления с царскою милостью. Владимир, повеселив мигом от того, что не случилось с ним ничего и воистину чаша оказалась именно милостью государевой, а не чем похуже, одарил каждого в ответ поклоном особым, покуда Федор ворачивался в сей момент обратно на место свое, как и было велено ему Афоней ранее. После всех внутренних треволнений есть хотелось жуть как, отчего с удовольствием налетает он и на мясо, и на рыбу, ни в чем себе не отказывая.

    0

    15

    Текст заявки: Уф, всем мира и котанов! Все думала и думала на тему кроссов, и то хочу, то не хочу... Подогревала мысль уйти в фандом ЛоЛ, ну, и чтобы была возможность сыграть не только в игру, но и раскрыть персонажа вне игры <З

    А потому:

    - ищу человека любого пола для роли Рейкана, из League of Legends . Все мечтаю сыграть с этим обворожительным красавцем! Но не ладится у меня с ним ни в игре, ни на форумах...

    - надеюсь на взаимную любовь к AU Star Guardian, потому как я ужасно хотела бы сыграть в этом мире!

    - у меня уже есть форум, куда бы я хотела пойти, но можно будет рассмотреть другие варианты

    Про себя хочу сказать:

    - задрот со стажем бываю очень ленива, и зависаю в играх больше чем на форуме. ОДНАКО! Это не значит я пропала или забыла тебе, мой пирожочек <3
    - посты стараюсь отписывать по возможности, несколько раз в неделю
    - обо всех проблемах связанные с игрой, обговариваю с тобой
    - отзывчивая, внимательная к соигракам, люблю общение вне флуда (но это не является обязательным критерием), со мной всегда можно договориться!
    - подхватываю инициативу, легко придумываю различного рода сюжеты особенно стекло и нежнятинку
    - пинабельна :D

    К тебе буду относиться с любовью, и уважением. Обещаю считаться с твоим мнением и желаниями! К себе не привязываю, а посему смело строй свои сюжетные линии с другими игроками (в последнее время это очень важно О:). В принципе, это все, что я хотела сказать.
    Жду своего Рейкана в лс, а там можно перебрать в любой доступный для тебя мессенджер!

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Ах, дорогой Элийот, такой родной, такой гостеприимный. Жизнь здесь начинается с четырех утра. Громкие петухи соседей будят соседей рядом, те в свою очередь — своих соседей, и так по цепочке. У кого-то утро начинается с тяпки и огорода, у кого-то с кормежки скота, у кого-то с укачивания ребятёнка. А у Данделион он начинается с утреннего обхода со своими друзьями. Они встречаются в центре, и отправляются на окраины села и близлежащие леса. Так было и сегодня. Как обычно Коротышка опоздал, Сомбра всю дорогу пилила того взглядом, так как долгое ожидание ее попросту — утомляло.

    — И когда ты начнешь просыпаться вовремя? — гневно вопрошала статная девушка, со смуглой кожей и черной копной волос — Думаешь, зло будет ждать, пока ты натянешь свои ботинки?

    Гном недовольно закатил глаза и сложил обиженно руки на груди. Девушка так и не услышала ответа на свой вопрос, но не желала униматься. Данделион же шагала впереди, лишь изредка кидая задорный взгляд на этих двоих. Ее все еще окутывала дрема, а где-то вдалеке, она все еще слышала манящий "голос" теплой постели. Хоть деве и было в радость, но организм требовал свои полноценные восемь часов сна. Она редко ложилась рано, мысли буквально заполняла разного рода чепуха, после которой было уснуть не то что трудно, а невозможно.

    Когда распри между друзьями кончились, Коротышка поникшим голосом пробормотал:

    — Думаете, с Ивис будет все хорошо?

    Девушки заметно напряглись от вопроса. Сомбра съёжилась, обняв свои плечи, предпочитая смолчать. Данди не была уверена, что именно произошло с их подругой, и жива ли она вообще. Но решительным голосом ответила:

    — Ивис в порядке. Ее не так легко сломить, не просто так же она лидер. Верно?

    Гном и зверолюдка нерешительно кивнули, а после вторая добавила:

    — Мне не хватает ее...

    — Мне тоже... — раздосадованно заметила Данделион, сильнее сжав рукой посох. Все остальное время они бродили в тишине, лишь изредка бросая короткие фразы.

    Когда время обхода закончилось, на часах был уже девятый час. Жизнь на улице бурлила подобно быстротечной реке, только и успевай отскакивать. Казалось, здесь можно найти расу на любой вкус и цвет! А самое главное, что все жили в гармонии и понимании, преступность была такой редкостью, что и тюрьмы как таковой в селе не было. Обходились с ворами здесь, крайне жестоко, лишая правой руки. Зато все всегда знали, что этот человек — вор.
    Распрощавшись ненадолго с товарищами, Данди поспешила домой к отцу, отчитаться что его дочурка цела и невредима. После чего бегом метнулась в амбар, схватив огромную корзину, и накидав туда связки разных цветов, некоторые из которых, росли далеко-далеко в горах.

    — Буду нескоро! — крикнула девушка отцу, и не дожидаясь ответа, поковыляла в сторону рынка. Всю дорогу она злилась на свою хромую ногу, которая ужасно мешала передвигаться, а самое главное — быстро. А на рынке уже стоял шум и гам. Тонны повозок с разнообразными цветами и продуктами. На прилавках мясо, самого разного сорта и происхождения! Играла музыка со всех сторон. Драконица сквозь толпу пыталась отыскать свое место на рядах, когда кто-то ненароком толкнул в спину. Споткнувшись о свою же ногу, Данделион тот час рухнула, а корзина с засушенными травами отправилась в высь, и также приземлилась на асфальт, разлетевшись в разные стороны. Часть этих лепестков и веток упали на незнакомца, который мирно почивал в прохладе на скамье. Его лицо не было ей знакомо, но сейчас нужно было хотя бы встать.

    — Марабэлла, деточка, тебе впредь под ноги нужно смотреть — донесся хриплый голос с противоположного прилавка. Это была женщина пожилого возраста, с кучерявой копной седых волос. Она была маленькой, но не гномом и не дворфом, и выглядела как обычный человек.

    — Да, бабуля Хемерстейн, вы правы — девушка подтянула к себе посох, и приняла попытку встать. Первый раз провалился, нога дрогнула, и та рухнула вновь. Но во второй раз, дева уверенней облокотившись на деревяшку, встала, и поковыляла к мужчине.

    — Прошу прощения, милостивый сэр — Данделион как могла, так и отвесила реверанс. Но он выдался неуклюжим, ведь из-за падения она счесала руки, ноги и колени. Мелкая дрожь пробивала тело, все еще чувствуя слабость, драконица облокотилась на незнакомца и присела рядом.

    — Что ж, сама судьба шепчет "Вы здесь не просто так" поэтому, позвольте представиться, я — Марабэлла, но можно и Мара — подобно леди, она протягивает свою ручку, расплывшись в легкой улыбке.

    Подпись автора

    avatar by me

    0

    16

    Форум: gemcross
    Текст заявки:

    NICHOLAS "NICKY" ESTEBAN HEMMICK - ALL FOR THE GAME
    https://i.ibb.co/z8Mw5sm/1.gif    https://i.ibb.co/4s0ktSy/2.gif
    noah centineo // jorge lopez // на выбор

    Николас Эстебан Хэммик – единственный сын Марии и Лютора Хэммик и их главное разочарование. Или же это тебе не повезло с такими родителями – скажи это вслух, никто из нас не осудит, поверь. Думаю, родиться в семье гомофобов и ярых фанатов христианства, а потом оказаться геем, было не так уж и весело.

    Как бы то ни было, из всех родственников ты был для меня главной и единственной [до прихода Эндрю] поддержкой. Именно тебе я мог довериться и рассказать то, чего не смог бы сказать твоему фанатичному отцу, хотя меня, признаться, твоя манера общения также бесила, как и твоих родителей. Но ты всё ещё оставался единственным, на кого я мог положиться, и поэтому, когда ты уехал [сбежал] в Германию к своему бойфренду, я не мог порадоваться за тебя искренне. Я, точнее тот недолюбленный и израненный подросток, которого ты оставил с Тильдой, был слишком обижен на тебя, того, кто смог сбежать от своих демонов навстречу лучшей жизни. Но я тебе этого никогда не говорил, разумеется. Ни при каких обстоятельствах.

    Потом приехал Эндрю, и всё стало совсем уж странным... наркотики, совместная жизнь с Тильдой, с ним, та авария... Если бы я попросил тебя вернуться раньше, ты бы приехал? Мне не хватало тебя, и я скучал. Но тебе я этого тоже никогда не скажу.

    Я не люблю говорить о своих чувствах, Ники, но ты по-прежнему тот, на кого я могу положиться и кому могу довериться. Пусть даже в будущем ты снова меня оставишь и уедешь в Германию – теперь уже навсегда.


    ✧ Внешность выбирай любую, мы не особо умеем придираться. Мы – это я, Эндрю, Нил и Кевин, который – внезапно – ждёт тебя даже больше, чем Жана или своего отца.
    ✧ У нас тут небольшое отхождение от канона: Эндрю перестроил маршрут на Кевина, а я по-прежнему самый главный натурал, который иногда просыпается в постели с Джостеном, но это я так, к слову. И Рико у нас жив, кстати. Поэтому, если у тебя есть свои хэды, смело их говори, мы вообще к любым экспериментам открыты, ага.
    ✧ Ники – самое главное солнышко этого фандома, которого я очень сильно люблю. И мы с тобой определенно сыграемся, если ты будешь любить его также сильно, как я.

    Ваш персонаж: Аарон Миньярд: бывший наркоман, плохой сын, плохой брат, но неплохой защитник в экси и вообще не такое дерьмо, каким кажется многим.

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Какая бы ни была школа, в какой класс не перейди, правила везде одинаковы: либо подминаешь систему под себя, либо становишься её частью. Аарона, который никогда не преследовал свои личные амбиции, вполне устраивала роль очередной мелкой шестерёнки в одном большом механизме. Для своего комфортного проживания он быстро проникался к правилам любого общества и легко подстраивался. Для того, кто не хотел, чтобы его лишний раз тревожили, подобный образ жизни был вполне приемлем.

    Но сейчас Аарон крутанулся против своей оси – ответил Митчеллу Клайду отказом. Митчеллу Клайду, школьному звезде, спортсмену, призёру олимпиады по химии и единственному сыну действующего мэра города. На деле, ничего из его заслуг Миньярд чем-то фантастическим не считал. Единственным, чем он мог похвастаться, это хорошей внешностью, за которой бегали просто толпы девчонок, да горой мышц, что помогала ему в экси. И всё. За все свои школьные заслуги он обязан своим одноклассникам, которые периодически помогали ему то с домашним заданием, то с контрольными работами. Даже Аарон во время проведения олимпиады написал всю работу за него – не за бесплатно, конечно. Поэтому, Клайд для Аарона был не более, чем удобной связью, которая не мешала ему проживать свою школьную жизнь.

    Однако, публично ответив ему отказом, Аарон не мог не знать, к каким последствиям это приведёт. Митчелл являлся таким же торчком, как и все дети, на которых родителям было глубоко плевать, поэтому свои вечеринки он устраивал не столько ради веселья, а сколько ради наркоты, которую можно было бы получить. И Аарон, имея за плечами нездоровую мать с её рецептами, являлся основным поставщиком необходимого товара – именно поэтому, наверное, Митчелл и предпочитал держать его рядом с собой. Поэтому за отказом Миньярда крылось нечто больше, чем обычный отказ, и оба подростка это понимали.

    Часть уроков прошла, как в тумане. Самыми трудными были перемены, и Аарон их стойко терпел, расплывчато и нехотя отвечая на все вопросы. На самих занятиях он считал время до конца учебного дня и думал о дальнейших планах: вот потом они пойдут к Хэммикам, где Аарон должен пережить целый ужин, наполненный нудными разговорами, а потом домой. Тетя Мария готовила хорошо, и ради её стряпни стоило потерпеть, а дома перед сном он стащит у матери ещё одну таблетку, потому что после такого насыщенного дня заслужил немного расслабиться. Ведь так? К счастью, за весь учебный день нужды разговаривать с Эндрю не возникло.

    Осталось пережить историю, и можно было валить. Погода стояла отличная, даже слишком жаркая, и чтобы не томиться в классе в ожидании звонка и в окружении надоедливых одноклассников, было принято общее молчаливое решение переждать перемену в школьном дворе. Отдыхая под лучами солнца, Аарон лениво размышлял о том, а не прогулять ли вообще последний урок. Преподавателю конкретно этого предмета на своих подопечных было глубоко плевать, и порой он сам опаздывал на добрые пятнадцать, а то и двадцать минут. А значит, исчезновение по неуважительной причине двух своих учеников даже не заметит...

    - А? – отвлекся Миньярд от своих мыслей.

    Да, вместо того чтобы грызть гранит науки, думал Аарон о многом, но совсем не об учебе. И мысленно Эндрю от него тоже досталось. С ним невероятно сложно, общение нормально не получалось, и Аарон искренне желал ему вернуться туда, откуда пришёл. Без близнеца жизнь была пусть и не прекрасна, но вполне приемлема, а теперь вот он здесь, мешает. О чём Аарон только думал, отправляя тогда тот e-mail?

    - Я не говорил, что они мне не нравятся. – Фыркнул он. – Они просто дохрена верующие, и меня это раздражает. Из-за их фанатизма Ники пришлось... а, забей.

    Лишний раз вспоминать кузена – единственного человека, которого он мог назвать настоящей семьей, не хотелось. Аарон знал об ориентации Ники, как и знал, почему тот уехал и остался в Германии. Но зная всё это, подростка разъедала жгучая обида на кузена за то, что тот его оставил, сбежал искать новую хорошую жизнь в другой стране и бросил Аарона здесь. Одного. Миньярд до сих пор переписывался с ним и знал о его первом и настоящем бойфренде Эрике, а потому это неправильное, несомненно несправедливое чувство по отношению к родственнику лишь только обострялось. Если бы он попросил Ники вернуться ради него, или если бы попросил взять с собой, кузен бы выполнил его просьбу?..

    Аарон повернулся к Эндрю, чтобы одарить его жгучим взглядом.
    - А вот ты мне не нравишься. – Честно сказал он. – И тебе тут тоже не нравится, я же вижу. Зачем тогда терпишь? У тебя же есть альтернативы, можешь тоже уехать к какой-нибудь другой нормальной семье.
    Как это сделал Ники.
    - Что тебе не дает прямо сейчас позвонить в службу опеки и сказать, что твоя родная мать безустанно пьет, а брат таскает её таблетки, и в школе все поголовно одни придурки, у которых одна извилина на всех, и...

    - Вот так раз. Ты кого это придурком назвал, Миньярд?

    Во второй раз за день услышав знакомый голос, по позвоночнику скатился холодный пот. Аарон обернулся, чтобы увидеть широко улыбающегося Митчелла Клайда в компании его дружков-спортсменов. Их Аарон знал тоже, потому что также состоял в школьной команде по экси.

    - Я... – о, нет-нет, только не это. То, чего Миньярд так отчаянно старался избежать, но рухнуло в одночастье с появлением близнеца – проблемы.

    - Мы, значит, к тебе со всей душой, а ты вот так о нас думаешь, да? Слыхали, да? Раз формулки по химии щелкаешь, то считаешь нас тупее себя, да?

    Аарон устало прикрыл глаза и медленно поднялся с травы на ноги. Говорить что-то в оправдание уже не было смысла – с самого начала их приход затевался ради разжигания конфликта. Но ведь какие же молодцы, мрачно подумалось подростку, подловили удачный момент.

    На плечо легла тяжелая рука, когда Митчелл подошёл почти вплотную.
    - Так дела не делаются, Аарон. Давай ты свои планы отложишь и после школы объяснишь, кем ты там нас считаешь, идёт? Можешь и брата с собой взять. А то он какой-то молчаливый у тебя, совсем не хочет знакомиться. А. Миньярд-два? Составишь компанию?

    +2

    17

    Поднимаю

    Форум: gemcross
    Текст заявки:

    КАРВЕР ХОУК [CARVER HAWKE] – DRAGON AGE
    https://i.ibb.co/tBjn4t9/1.png  https://i.ibb.co/rG02GLH/2.png  https://i.ibb.co/GtCP9sq/3.png  https://i.ibb.co/b2xKR4R/4.png
    внешность original/на выбор

    [„Что бы он ни натворил — он твой брат“.]

    Ты появился на свет 9:11 Века Дракона не один, а с Бетани – твоим близнецом, и рос той ещё занозой в заднице. Думаю (знаю), ты завидовал мне, как любой другой младший брат. И я честно старался быть хорошим старшим, на которого всегда можно было бы положиться, но... сам признаю, что облажался.
    Отец маг, я маг, Бетани маг тоже. Ты часто наблюдал, как втроём мы уходили в лес для тренировок, но никогда не ходил следом. Тебе ничего не оставалось, кроме как развиваться в другую сторону. На самом деле, я всё ещё не представляю, как ты уговорил наших соседей-ветеранов и храмовников обучить тебя фехтованию, но получалось у тебя отменно. У тебя настоящий талант, Карв. Кажется, я этого тебе так никогда и не сказал, да?

    Ты знал, чему меня обучал отец. Однажды, всё же, даже довелось увидеть это воочию – настоящая магия крови. То, что запрещено самой церковью и тайна, которая была для тебя слишком тяжёлой, но ты продолжал её нести. До самого конца.
    Смерть отца подкосила всех нас, но ты помогал мне и стал настоящей поддержкой, которой мне так не хватало. Ты вырос достойным мужчиной, Карв. Но начало Пятого Мора... та наша (очередная) ссора, ты помнишь её? Зачем ты рвался на войну, зачем шёл в объятия смерти? Я не хотел тебя отпускать, но когда ты меня слушал? Благодари своего Создателя, что вернулся к нам живым.

    А вот смерть Бетани ты пережил тяжелее, но тебе нужно было двигаться дальше. Нам всем нужно было. Но не думай, будто её уход на меня совсем не повлиял, дурачина ты такая. Думаешь, после её смерти я мог потерять ещё и тебя? Карв, это моя работа: рисковать, работать и обеспечивать семью, чтобы всё было на мази. Твоя работа – жить в безопасности. Ты думал, я не взял тебя на Глубинные Тропы из вредности? Ты совсем идиот?

    Наверное, глупо с моей стороны было пытаться тебя удержать. Ты же Хоук, у тебя тоже есть крылья, а я пытался оградить тебя золотой клеткой от жестокого внешнего мира. Твой выбор пойти в храмовники я никогда не одобрял, но... это твой выбор. И я должен его уважать, пусть это и разругало нас окончательно.
    Ты мог в любой момент пойти к Мередит и доложить, что Защитник Киркволла не просто маг, а малефикар. Но ты не стал. До самой последней минуты, когда конфликт между магами и храмовниками достиг точки кипения, ты продолжал оставаться на моей стороне. И знаешь что, Карв? Если бы ты направил на меня свой меч, я бы не стал сопротивляться.

    Ведь мы семья, Карвер Хоук.
    И ради тебя мне не жаль умереть.


    ✦ Внешность обсуждаема, как и судьба персонажа. Я тут прописал, что Гаррет побоялся брать Карвера с собой на Тропы, но, если хочешь поменять этот момент и пойти в армию Серые Стражи – я совсем не против.
    ✦ Что надо знать по сюжету: Гаррет очень удачно удержался на двух стульях сразу, что даже успел примерить на себе корону Наместника. Продлилось это, увы, не долго, потому что на горизонте замаячил Корифей, и Гаррету пришлось прыгать в Тень, чтобы дать Инквизитору возможность спастись. Но он обещал вернуться.
    ✦ Жду грамотного и заинтересованного игрока, который не уйдёт по-английски после первого же поста. Со своей стороны обещаю актив и много разнообразных игр: детские разборки, разборки в Киркволле, разборки в Скайхолде, разборки после Скайхолда и выхода из Тени... только назначь время и дату, и я примчусь на стрелку.

    Ваш персонаж: Гаррет Хоук - хороший-плохой-злой брат (персонаж заказчика)
    Пример вашего поста:

    Пост

    Хоук поймал себя на донельзя сентиментальной привычке: по ночам он стал задерживаться у окна, всматриваясь в небо. Здесь, в горах, оно было совершенно иным, не таким, как в Киркволле, зато напоминало ему родной, далекий и давно позабытый дом. Ферелден.
    А небо было усеяно яркими, крошечными точками, да было их так много, что свободное место на тёмном полотне едва ли можно было отыскать.
    Как же он не понимал всё это время, насколько оно прекрасно?..

    Его внимания стали занимать много вещей таких незначительных, что едва ли их можно было заметить раньше. Но вот оно, чистое звёздное небо и просторные горные вершины. Наверное, подобной ерундой занимал себя каждый человек, знающий, что смерть поджидает его уже совсем близко? Размышляя, Хоук всегда усмехался своим мыслям и выводам, к которым приходил. Должно быть, он и правда стареет.

    И всё же, Скайхолд свободолюбивому магу был неприятен. Причина крылась не только в высоких и заслуживающих восхищения мощных стен, нет. После суда не оставалось и минуты, чтобы Хоука оставляли одного. Храмовники сопровождали его везде, и спасибо Создателю, что им хватало благоразумия не следовать за ним в ванную комнату или выделенные покои. Не то, чтобы иного поведения Гаррет не ожидал, наоборот: подобный приговор был для него самым благоприятным, и всё же, он бы предпочёл компанию куда более приятную. Хотя, стоит признать, тщательные попытки контролировать его действия вызывали у мага лишь усмешку. Будто бы эти храмовники действительно смогут его сдержать.

    И провоцировать их также было весело. Как и всегда.

    Никому Гаррет не позволял даже мысль допустить, что он подчинился установленным правилам. Когда появлялась необходимость от вынужденной компании отвязаться, Хоук умело заговаривал зубы, а после спаивал. Или за какие-либо другие мелкие услуги просил часа уединения. Многие храмовники, ушедшие за Калленом после Киркволла, бывшему Наместнику были знакомы, и Гаррет ни на секунду не позволял им забыть, что, предав его, мага-отступника, они всё равно предали свою службу церкви, городу и людям.

    Играть на чувстве вины было так легко...

    Новости здесь тоже распространялись так же быстро, как и в Киркволле, если их вовремя не проконтролировать. Поэтому весть о том, что целый долийский клан Лавеллан был уничтожен, долетела до Гаррета через Варрика – верный друг пусть и не мог общаться с ним как раньше, своими способностями доставать нужную информацию по-прежнему его радовал.

    И Гаррет был удивлён. Любопытство подстегивало его разузнать подробности, но после суда прошло меньше недели, и едва ли Варрик за это время успел заслужить прежнее доверие... и всё же. Как могла такая могущественная организация, как Инквизиция, не уберечь один единственный долийский клан? Нет, это определенно не то, о чём должен был думать Хоук. Единственная вещь, на которой он должен сконцентрироваться – это на новой появившейся возможности.

    Он нашёл Лавеллана в подвале замка.

    В огромном открытом помещении гулял холодный сквозняк. Гаррет скользнул безразличным взглядом по открытой дыре в стене и сдержал циничный смешок: имея необходимые финансы, они всё никак не могут подлатать замок, как надо. Зато активно занимаются рекламой. Паршивые у них приоритеты.

    А Инквизитор даже не сразу осознал, что больше здесь не один. Сгорбленный, он сидел на каком-то старом ящике и сам позволил себя открыто рассматривать, погрузившись куда-то глубоко, в пучину собственных мыслей. Гаррет же подходить не спешил. И это всеми признанный Вестник Андрасте? Великий избранный. От образа того, кого Хоук увидел неделю назад в главном зале Скайхолда, осталась тень, пустая оболочка. В конце концов, этот избранный – не больше, чем обычный мальчишка, на плечи которого взвалилось слишком много обязанностей и непосильных проблем.

    Наконец, Хоук решил себя обнаружить.
    - Ваша Светлость?

    Он вышел из укрытия теней, неспешно зашагал к эльфу. Лавеллан поднял голову, и Гаррет увидел его блестящие глаза. Плакал? или хотел начать плакать? Он остановился от него в трёх шагах и медленно выдохнул.
    Спрятаться ото всех и утопать в своём горе в полнейшем одиночестве, чтобы никто не увидел твоей слабости и ничтожности; чтобы никто не знал, что ты тоже можешь быть уязвим.

    Варрик оказался прав на его счёт.

    - Не самое благоразумное место для уединения. Замёрзнете же, - произнёс он прежде, чем эльф успел понять: Гаррет Хоук застал его врасплох.

    Но у него не было мыслей издеваться над ним и потешаться. Насмешка – самое последнее, что Лавеллану было нужно. В его-то состоянии. А потому Гаррет только снял со своих плеч тяжёлый плащ с широким меховым воротником и протянул его юноше; не накинул на его плечи вещь, навязывая свою заботу, а только её предложил, даруя выбор.

    - Я слышал новости, - произнёс он. – Соболезную вам. Знаете... я тоже потерял своих родных и понимаю, каково вам сейчас.

    +2

    18

    Форум: Ex Libris
    Текст заявки:

    DAENERYS TARGARYEN [A SONG OF ICE AND FIRE]

    раса: уберменш
    возраст: 20-22

    деятельность: наследница мертвой монархии
    место обитания: эссос

    https://64.media.tumblr.com/efa36cc01562bfee8ae055502a290395/tumblr_ps3yhbp5ZW1wrek6po2_540.gif
    emilia clarke


    КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

    I don't have love here. I only have fear.

    Эйрис Таргариен... Из сотен тысяч болезней, что насылают на нас боги, безумие хуже всего. Он был хорошим человеком. Обаятельным. Наблюдать, как он тает на глазах, поглощенный мечтами о крови и пламени... Роберт Баратеон был из другого теста: сильный, прирожденный воин. Но, увы, завоевать королевство и править королевством - две совершенно разные вещи. Как говорится, если ты идёшь по жизни с опущенным забралом, то можешь не увидеть врагов рядом с тобой.

    У Дейенерис есть две стороны: матерь драконов и разрушительница оков. Она не может быть одновременно и той, и другой.
    Быть матерью драконов очень просто. Куда бы она ни пришла, какие ужасы бы она ни видела, ей достаточно произнести "дракарис", чтобы преодолеть любое препятствие. Колдуны решили заточить её в башне навечно? Дракарис, и нет ни цепей, ни колдунов. Армия кастрированных мальчиков-рабов? Дракарис, и они свободны. Целые города, стоящие на спинах невольников? Дракарис, и нет больше никаких господ.
    А потом драконы растут и перестают видеть разницу между своим и чужим, и к ногам Дейенерис приносят кости невинного ребенка. Быть матерью драконов она больше не может - чудовищ она сажает на цепь и учится быть королевой мирного времени.
    И оказывается, что мир - это не счастливая утопия, где все равны и счастливы, потому что королева так сказала, а хрупкий карточный домик из компромиссов, уступок и полумер, от которых у неё болит голова. Чтобы сохранять в своем королевстве мир, она должна где-то поступиться своими идеалами, где-то протянуть руку вчерашним врагам, где-то прислушаться к своим советникам и поступить не так, как хочется, а так, как надо. Сохранять мир бесконечно трудно, но еще труднее при этом держать руку на кнопке "дракарис" и каждый день принимать сознательное решение её не нажимать.
    Поэтому Дейенерис перестаёт быть разрушительницей оков и выбирает быть матерью драконов.

    Дени не могла сказать, чего хочет она сама, но поцелуй Джораха пробудил в ней что-то, накрепко уснувшее после смерти кхала Дрого. Лежа на своей узкой койке, она представляла, что вместо служанки рядом с ней лежит мужчина, и мысль об этом волновала ее еще больше, чем следовало. Порой она закрывала глаза и предавалась мечтам, но её воображаемый любовник никогда не походил на Джораха: он был моложе и красивее, хотя его лицо всегда оставалось в тени.

    На вершине великой пирамиды Дейенерис думает о том, бывает ли одиноко богам. Рядом с ней нет друзей, только слуги. Ни Даарио Нахарис, ни Джорах Мормонт, ни Тирион Ланнистер, ни Миссандея ей не ровня - она может любить их, но для них она всегда в первую очередь королева, и их любовь и верность всегда идут рука об руку. Она часто думает о Рейгаре и о том, что у дракона три головы. Ей нужен рядом драконий наездник, настоящий Таргариен. Кого бы она ни впускала в свой ближний круг или в свою постель, это место всегда остается пустым.

    До тех пор, пока она не встречает Джона. Он много просит, позволяет себе критиковать её решения, неспособен по достоинству оценить, когда королева проявляет щедрость или откровенность, а самое главное - не спешит преклонять перед ней колено. В обмен на военный союз Дейенерис просит совсем немного: всего-то то, что и так принадлежит ей по праву. Верность Севера Железному Трону.

    Всё меняется после того, как она видит Короля Ночи своими глазами и теряет одного дракона. Джон клянется ей в преданности, держит её за руку, отказывается отрекаться от неё даже на публику и в ответ на её рисковые откровения о собственном бесплодии намекает, что нет ничего невозможного. И в его родные края они возвращаются вместе, чуть ли не держась за руки. Она, считай, на вершине мира: во главе самой большой армии, которую когда-либо видел свет, влюбленная, сильная, в шаге от трона.

    А потом выясняется, что никаких прав на трон у неё нет, что Джон - её кровный родственник, настоящий наследник, более того - он и есть первопричина того, что она была вынуждена расти в изгнании, в Эссосе, и если бы он не появился на свет, ей не пришлось бы идти в Вестерос такой долгой кровавой дорогой. На Севере её не любят, никто не поднимает бокалы в её честь и не рвется завоевывать для неё столицу; война с Королем Ночи отбирает у неё самых близких друзей, Санса Старк смотрит на неё волком, собственные советники плетут против неё интриги, а армия выкошена более чем на треть. И Джон от неё все дальше и дальше с каждым днем.

    Alright then. Let it be fear.


    ДОПОЛНИТЕЛЬНО

    у меня есть сюжет, который я давно хочу сыграть, суть у него простая: Джон думает одно, а делает совсем другое. я хочу игру, в которой между персонажами будет полнейший рассинхрон, где Дейенерис витает в облаках и по уши влюблена, а он рядом с ней путешествует кукухой и мучается, потому что так надо для его страны. ей в этих отношениях классно-фантасно, потому что она привыкла подминать людей под себя и не умеет в компромиссы, а он не может сказать ей слова поперек, потому что в тот момент, когда он даст слабину, она может психануть и спалить весь этот вонючий пыльный Винтерфелл, который ей мягко говоря остопиздел.
    но помимо стекла, абьюза и нелюбви есть непримиримые разногласия, целая идеологическая пропасть между ними, которая может и должна вылиться в войну, полномасштабную или подковерную, без разницы, тут есть вариантики (от плетения интриг у Дейенерис за спиной до угона у неё Рейегаля).
    я не любитель играть канон слово в слово, поэтому сюжет в описании персонажа примерный, можно отойти от него так далеко, как только получится, сохранив при этом суть.
    у нас модерн ау, в котором Эссос - хаотичный полудикий ближний восток, города Залива Работорговцев - это один большой failed state типа Афганистана, а Дейенерис Таргариен - что-то вроде дарк!Че Гевары (ну или хз, я не смотрел). хэдканонить и прописывать этот модерновый мир можно как душа ляжет, главное понимать, что она военный диктатор в юбке, а не божья роса и спасительница всех и вся. драконы есть, слушаются маму, всё по канону.

    про неё

    Ваш персонаж: Джон Сноу
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Он отвел взгляд, признав про себя, что вспылил опрометчиво. Следовало бы сдержаться, промолчать, потянуть лишнее мгновение и более тщательно подобрать слова, всё ж таки он не на перекуре с Давосом, а на официальных переговорах (о чем слишком легко забыть, учитывая обстановку - она этого и добивалась всей этой пахлавой с оливками, что ли?..), но когда перед тобой происходит такой цирк, молчать слишком трудно.
    Его привели сюда, как какую-то проститутку на вечер, окружили калашами пристальным вниманием, сдобрили обстановку всей этой омерзительной жирной жратвой и бросили перед ним заявление на предательство родины - а теперь смотрят ему в спину в ожидании, когда он хоть что-то из своего прейскуранта выполнит перед тем, как деньги клянчить. А он только и делает, что выебывается, будто и не проститутка вовсе, а дорогая эскортница.
    Брови Джона медленно ползут вверх, когда Дейенерис вдруг начинает говорить с ним на одном языке, но благодарность за то, что его не отдадут на корм любимым зверушкам за пробирающие антимонархистские речи, испаряется настолько же быстро, как приходит осознание того, куда она клонит. Она не успевает даже дойти до своего первого "но", как ему всё становится ясно.
    Раскаивающаяся в грехах отца дочь говорить будет совсем не так - она схватится за просьбу о помощи, как за спасательный круг, она как минимум сделает вид, что говорить о преступлениях Безумного Короля ей неловко и неудобно, а как максимум - думать забудет о своем наследстве и посвятит жизнь Молчаливым сестрам или обществу реабилитации репрессированных.
    Надеяться на то, что он сейчас мирно подпишет эту бумажку, после чего они выпьют за любовь и подпишут акт приема-передачи драконьего стекла, а потом все мирно разойдутся по домам и будут по-добрососедски бегать друг к другу за солью, не приходилось.

    Джон смотрел на бумаги перед собой, прекрасно зная, что это такое, и понимая наперед, что он не подпишет их, даже если Дейенерис своими собственными руками вольет в него все свои запасы чачи.

    Он спешно затушил сигарету, когда его вдруг затошнило, и приступ усилился после того, как он попытался его в себе подавить. Отчего-то вид Дейенерис Таргариен с её глубоким декольте, едва-едва задетым за трапезой макияжем, все эти её платиновые кудри, наманикюренные пальчики и кроваво-темная, играющая у неё в руках, как какое-то украшение чача в сверкающей хрустальной рюмочке, всё это представилось ему чем-то омерзительным, приторным - словно вид хищника, выставившего напоказ обманчиво-пестрое оперение, маскирующее его под диковинный цветок и призванное скрыть пропитанные ядом зубы. Ему сделалось не по себе; он всеми силами сдерживался, чтобы не заерзать на своем стуле, но единственное, чем выдал себя - дернул губой, наблюдая, как она отправляет крохотную канапеху в свой накрашенный рот. Ощущение такое, будто тебе подсунули порно, пока ты сосредоточенно занят сведением дебета с кредитом - вот такая же смесь отвращения и несвоевременного интереса.
    Он щедро отпил пива, осушив свою кружку до дна и намочив усы.

    Харренхолл, Дорнийские войны, глупые и подозрительные короли, танцы драконов, опаляющие мирных граждан, Эйгон Недостойный, Мейегор Жестокий, гражданская война между Таргариенами и Блэкфайрами, трагедия в Саммерхолле, похищение Лианны Старк и зверское убийство её отца и брата, устаревшие и людоедские законы, запугивание, ложь, безумие - эти века она называет лучшими в истории Вестероса?
    Какую историю она учила? О чем она говорит? Об Алисанне Таргариен, осыпающей Ночной Дозор вертолетными деньгами? О её муже, выстраивающем города в перерывах между узакониванием кровосмешения?.. О чём она? Шутки в сторону - правда, о чём?
    Для кого эти века были лучшими?

    Джон проглотил всё это и не стал возникать. Нет смысла.

    Часть него, однако, все еще надеялась уйти отсюда с соглашением в кармане. Он знал, к кому едет, знал, кто она такая, и всё равно пришёл, понадеявшись, что яблоко упало от яблони на другой конец света - они и часа здесь не пробыли, как он уже списывает её со счетов. Ему, в конечном счете, плевать, кто чья дочь и у кого какая фамилия в паспорте; он и сам не кронпринц и даже не аристократ, а так, вчерашний солдат с чиновничьей ксивой. Пускай, пускай Дейенерис взбалмошна и любит выебываться, это пустяки, он в состоянии вытерпеть её общество, случись им договориться.

    Он так усердно повторяет себе это, будто от усердия его мысли претворятся в жизнь. Дейенерис склоняется к нему, и он откидывается на спинку стула, сдвинув брови на переносице, стремительно расшифровывая на простой человеческий всё, что она ему говорит.

    Я — последняя из династии и законная правительница Семи Королевств.

    Хуй вам, а не демократия, гражданин избранный губернатор. Запрыгивай в лодку, пока не начался потоп.

    Оказавшись на месте президента, первым же указом я назначу Вас полноправным Главой Республики с полным "правовым полем".

    Продай мне свою родину, а в награду я сделаю тебя своим лакеем.

    И вместе мы вернем мир и спокойствие во всей стране.

    Ты поможешь мне вернуть гайки на место и закрутить их намертво.

    - Вы честный человек, мистер Сноу?
    На море поднялись волны, и шум прибоя усилился настолько, что дудука почти не слышно. Джон вертит зажигалкой, постукивая ею по столу, и не находит никаких альтернатив своему единственному выходу. Едва заметная усмешка - не злая, скорее беспомощная, - была последней эмоцией, которая тронула его лицо.
    - Хочу таковым себя считать. И потому честно говорю Вам "нет". Я отнял у вас слишком много времени, но теперь мне пора домой.
    Ему показалось, как Дейенерис едва заметно кивнула ему на прощание - одними глазами кивнула, так и нависнув над столом, и на этом он посчитал их горе-переговоры законченными. Он лишь зря потратил время и вернется домой с пустыми руками, и лучше ему поскорее придумать хорошую речь для северян, которым придётся встречать ледяных зомби с садовыми граблями и саперными лопатками в руках из-за чуткого руководства их губернатора.

    Но не успел он представить, как всю дорогу до дома будет засыпать на нижней палубе под покачивание волн, как вход ему перегородили черноглазые ребятки с автоматами, а за спиной раздался стук каблуков.
    - Как это понимать? - он обернулся вполоборота и бросил на Дейенерис возмущенный взгляд. - Я что, в заложниках?

    ***

    - Я не пойму, ты кайфуешь что ли от того, что краски сгущаешь с утра до вечера? Ты с ней говорил меньше часа! Думаешь, всё так быстро происходит?
    - Да избавь меня, - отмахнулся Джон и схватился за голову одной рукой, той, что была свободна от сигареты, которую он нервно жевал, отбивая по мощеному крыльцу бешеный ритм пяткой. - Мне срочно нужно домой...
    - Не гони лошадей. Вы поговорите, узнаете друг друга поближе, найдете общий язык. Поставь себя на её место...
    Джон расхохотался и резко затих - выглядело очень истерично, и на лице у него ни следа веселья. Поставь себя на её место, будь добр, и на место Тириона себя поставь, и на место Ланнистерши - на все места себя поставь, Джон, будь так добр! И губозакаточную машинку достань, солнце еще высоко.
    - Подумать только, - он резко, во всю грудь, выпустил дым и затушил сигарету подошвой ботинка. - Вот он, конец света, у нас на пороге, - он говорил будто не с Тирионом, а с каменной плитой под своими ногами. - Он наступает, а мы собачимся между собой, делим имущество, блядь, дедушкины кипятильники и бабкину соковыжималку. Какая ж это всё хуйня, Тирион. Полная хуйня...
    Он откинулся спиной к каменной стене, и волосы упали ему на лицо. Между ним и морем - никаких препятствий. Никаких вежливых людей. Он свободен, технически, только паром его исчез в непонятном направлении, как и средства связи. Какой он заложник? Он узник, самый настоящий.
    - Послушай, что я тебе скажу, - Тирион не торопился присесть рядом с ним, но пару шагов навстречу сделал. - Ты попытайся объяснить, а не требовать. Сегодня ты требовал. Дейенерис не понимает, когда у неё чего-то требуют. Понимаешь, о чем я?
    Понимает.
    Эту женщину придётся умолять поступить по-человечески.

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/unE7Vmr.jpg https://i.ibb.co/sPLvBFn/banners.gif

    0

    19

    Форум: https://kakbicross.ru/
    Текст заявки:

    ivan tsarevich
    [повернутый мудак, бывший муж, названый брат, возможно айтишник]

    https://forumupload.ru/uploads/001b/8a/62/254/348071.png
    [иван янковский]

    » slavic folklore

    Месть - это блюдо, которое подают холодным. Иван за несколько десятилетий так и не смог остудить свою достаточно, наверное, поэтому у него ничего не выходит. Какой-нибудь затрапезный психотерапевт посоветовал бы ему отпустить ситуацию, но Иван к специалистам не обращается. Сложно простить свое собственное убийство.

    Когда-то он думал, что его жизнь сложилась лучше некуда. Удачно женился на первой красавице близлежащих земель, готовишься взять под контроль свое большое наследное царство, вокруг куча подданных и самый верный друг под боком. Ну и что, что не человек и говорить не умеет - так вернее, не предаст никогда. Так глубоко Иван Царевич тогда ошибается в первый и последний раз в жизни.

    В какой-то момент ему становится скучно невыносимо, хочется по максимуму привилегии использовать, да и близкие оказываются как будто не теми, с кем рядом он хочет состариться и уйти на вечный покой. Гордыня из Царевича вырывается с силой, самые темные уголки сознания обнажая. Думает, что царь он и Бог, позволяет себе лишнее. Тогда и оказывается, что Елена его совсем не Прекрасная, а та еще коварная сука, что интриги плетет так же ловко, как косы свои белокурые. И Серый Волк, боевой товарищ и старый дружище, медленно но верно чарами ее проникается. Проникается настолько, что Царевич однажды на полу своей горницы плещется в собственной крови, которая мощными толчками льется из артерии, жизнь молодую забирая без остатка. Последнее, что видит он прежде, чем глаза навеки закрыть - хохочущую Царевну и окровавленную волчью пасть.

    История Царевича на этом не заканчивается лишь потому, что раньше он, того не зная, сам об этом позаботился. Джек-пот сорвал такой, что вряд ли кому-то снилось. Еще бы, с того света вернуться - шутка ли. Когда в горнице становится тихо и лишь тело с разодранной глоткой стынет, Жар-Птица, в клетке его томящаяся, да глаз золотым оперением радующая, петь начинает. Впервые сама, без приказов и ухищрений. И столько горечи в песне этой, что сердце разорвалось бы. Но выходит наоборот совсем, мертвое сердце начинает снова сокращаться вдруг, смертельной раны края стягиваются медленно. Весь царский двор пением разбужен, и Царь, не медля, гонцов среди ночи за водою живой посылает, а изменников казнить приказывает. Да только след их простыл уже, не сыскать теперь днем с огнем. Злоба черная на предателей селится в сердце Царевича. Как только оправляется, дает себе обещание - найти обоих и уничтожить, растоптать, душу вынуть.

    И обещание это несет на себе по сей день, оказавшись в совсем других реалиях. Это его выбор, он чувствует, что искать нужно здесь. Рваный уродливый шрам чуть выше ключиц каждый день напоминает Ивану о цели единственной. Он живет теперь совсем иной жизнью, кажется, даже более успешной, чем раньше. Все так же ни в чем не нуждается, вот только теперь с гордостью сказать может, что сам добился всего, не в подарок по праву рождения получил. Не подпускает к себе никого, правда, опытом горьким наученный. Никого, кроме Жар-Птицы, ставшей талисманом его и спутницей верною. Хотя и с ней не так гладко все. Не успокаивается Иван, еженощно во снах пред собою Елену и Волка видит, нутро подсказывает, что близко уже подобрался. А что сделает с ними, когда наконец поймает - о, об этом лучше не знать никому.


    Итак, все участники вышеописанной ситуации теперь в Яви. Иван с Жар-Птицей живут как брат и сестра и вместе занимаются поиском неугодных. Елена Прекрасная и Серый Волк тоже что-то там суету наводят и даже не догадываются, что Царевич выжил и жаждет мести. Иван хитер и уже вот-вот найдет жёнушку бывшую, дабы вершить правосудие, а дальше экшон, страсти, стекло и остальное по списку - ты до нас, главное, дойди. Нас, заинтересованных, тут аж целых три штуки, поэтому игру начнем вот прям с порога, можешь даже не разуваться. Идей тоже море, и чатик в телеге для обсуждений имеется. Заявка не в пару к Елене, но с потенциалом на пару со сложными отношениями к Птичке, хотя и тут готовы пообсуждать, прислушаться и подвинуться в какую-нибудь сторону при желании. Про то, что я жажду поиграть с тобой братско-ненавистнические отношения, и говорить не буду, и так все понятно. В графику оденем напоим-накормим, и вообще все для тебя, наш недостающий сюжетный паззл.

    Выдержки из наших анкет/постов для лучшего понимания взаимоотношений:

    Волк:

    Их дружба начинается с убийства. Волк смыкает челюсти на мясистой ляжке под оглушительное ржание обезумевшей от боли лошади, чтобы немного позднее добровольно вверить себя воле Ивана. Не специально, но все же. Теперь они – одно целое, Царевич и его преданная тень. Это будет длиться месяцами, годами, на тот момент кажется, что вообще бесконечно. А пока они всего лишь движутся к своей первой цели. Диковинная птица манит своим сиянием молодого царевича, затмевая все остальные желания. Волк знает, что без него Ивану не справиться, и звериное сердце теплеет на пару градусов от этих мыслей.

    ххх

    Царевич, опьяненный безграничной властью – над этими двумя – теряет контроль с пол-оборота, забывая, что рядом с ним все это время дикий зверь. И однажды все-таки оступается, решая, что и зверь этот ему никакая не угроза. Дальше в памяти Волка все состоит из разрозненных картинок, осколков. Вскинутый мужской кулак. Пронзительный женский крик. Его собственная, перемазанная красным, морда с безумным оскалом. Их дружба начинается с убийства, убийством она и заканчивается. Серый безудержно воет, когда понимает, что натворил.

    Елена:

    Украл Царевну у мамок, да нянек, посадил на Волка верхом, да жизнь сладкую, словно хмельной мёд обещал Иван. И могла быть преданной, любящей Елена, да в ответ ненависть к супругу всё больше съедает — нет покоя. И словно не Волк — зверь, а сам Царевич, под вечер, закрывая дверь в спальню царскую, снимает с себя личину, обнажает свой оскал, да таскает Царевну за запястья тонкие, да пряди длинные. И нет больше супруга прежнего, совсем пропал он в хмельном омуте, всё больше крестьянских девушек попортил, разворовал казну царскую, нет на него никакой управы более. А Волк только голову послушно опускает, да сидит с Иваном подле правой руки, хотя видит всё, понимает.

    Елена запускает пальцы в шерсть длинную, гладит нежно, напевает что-то, мурлыкая — волк послушно лежит у ног её, дремлет ли или просто тишину нарушить боится, слёзы соленые девичьи его самого пропитывают. А Царевна лишь шепотом, будто заученно, шепчет ему одно и то же — надо им Царевича извести, избавиться надо, что сразу жизнь всеми самоцветами зацветёт, что заживут они с Волком счастливо, что всегда она рядом с ним будет, нет её сердцу никого дороже. Хочет Елена Царицей стать единоличной, нет сил терпеть более. Волк и не видит, что на лице её усмешка кроется — совсем тьма сердце Царевны поглотила.

    Она смотрит на свои длинные пальцы, кровь уже местами засохла и кажется, будто въелась под самую кожу. Чужая кровь. Кровь Царевича. Елена стоит на коленях над трупом хладным, да рыдает навзрыд, голову запрокидывает, смеётся будто, хохочет. Никого она не пошлёт за живой водой нынче. Утыкается в морду сырую, окровавленную Волка она, зарывается в шерсть поглубже, вдыхает запах горьковато металлический, молвит слова благодарности она другу преданному. Расскажет всем при дворе о звере, вепре невиданном, что на Ивана напал, да разодрал в клочья, убил её суженного. Плачет Елена, но то ли от горя горького, то ли от счастья долгожданного, да на Волка поглядывает. Связаны они теперь тайной одной.

    Жар-Птица:

    Ее имя и Ваня, который всегда просто Ваня, и больше она его никаким помнить не желает. Он переходит с нею от страницы к странице, от главы к главе, но все, что было до, остается там. К тому же, если бы не он, где бы была она сейчас. Уж точно не здесь, не среди этих прекрасных людей. Где бы был он, если бы не она – это вообще отдельная тема. Он не любит ее обсуждать, Злата – любит.

    С тех пор, как у нее появились ноги, она уходила от него сотни раз, и столько же возвращалась обратно, жалея. Ей нравится думать, что без нее он пропадет, ведь наверняка пропадет. Она его ангел-хранитель, и пусть крылья ее теперь эфемерны, этого достаточно для того, чтобы сберечь его. Для себя или для чего-то большего – это неважно. Важно, чтобы он просто был, и она об этом знала. Сейчас она знает, хоть и не думает о нем за последние сутки ни разу, и это дает ей силы побыть собой, побыть для себя, ведь слишком долго она была для него.

    пример поста;

    А как просто оказалось да, Вань? Чтобы все твои грехи обратились пустым звуком, чтобы получить индульгенцию у тех, кто тебя [до сих пор] помнит, надо и было всего лишь ничего, только умереть. И невдомек детям, которым читают сказки про умного и смелого, каким мудаком был их герой. И родителям их невдомек. Да что уж там. Даже тот, кто был рядом столько времени, и тот позабыл, как было на самом деле. Волков все еще смотрит на свои трясущиеся от онемения пальцы, которые ему удалось разжать несколько минут назад только огромным усилием воли. Каждое слово Алены гулким эхом отдается в висках. Он вспоминает все. Каждый вечер, каждую ночь. Они проносятся одна за другой пред его внутренним взором в до тошноты ускоренном режиме. Он нажал бы на паузу, если б мог, потому что правда оказывается еще тяжелее, чем он смел представить. Непосильной. Он не может этого выдержать, не после того, что только что сделал. Ничем не лучше своего хозяина, так  выходит? Он вспоминает все. Все удары, пинки, пощечины, крики. За себя уже совсем не больно, он пережил это за столько времени, утопил в своей же вине, так оказалось проще почему-то. Да и глупо держать обиду на того, кого давным давно уже нет. Нигде нет, совсем. Но новые подробности заставляют всколыхнуться затопленную ярость с прежней силой, застарелой, забытой. Он вспоминает наконец, почему не мог тогда поступить иначе.

    Стас не находит в себе сил поднять глаза на Царевну, пока та не умолкает. В тишине квартиры остаются слышны только ее тихие всхлипы. Он будто оглушенный, потому что все его ориентиры порушились за какие-то минуты. И непонятно теперь, как жить дальше, зачем. Годы его поисков по щелчку пальцев теряют смысл. Он опустошен и полон чувствами одновременно. К такому жизнь Волкова однозначно не готовила. Она на него тоже не смотрит.

    Парень опускается на холодный пол рядом с нею, встает на колени и бережно притягивает Алену к себе, пытаясь как можно мягче схоронить ее хрупкость в своих объятьях. Пальцы его осторожно поглаживают светлые волосы, совсем как она делала когда-то с ним. Он чувствует, как потихоньку перестают содрогаться ее плечи. Теперь в его глазах стоят слезы, впервые за всю человеческую жизнь.

    - Прости меня. Господи, прости меня, – хрипло нарушает он немую тишину, голос дрожит. Волков чувствует себя отвратительно, но уже совсем по-другому, чем обычно. Ему невыносимо стыдно за себя, за то, что он сделал с ней. Ему невыносимо осознавать, что она так отчаянно и так долго бежала от прошлого лишь для того, чтобы оказаться потом в его мстительных лапах. Он убирает выбеленные пряди, открывая взору то, что натворил вот сейчас своими же руками. На бледной коже набухают синюшные следы пальцев, опоясывающие тонкую шею. Он только что чуть не завершил то, что когда-то начал Иван. Волков смаргивает накопившуюся влагу и быстро утирает лицо рукавом. Нежно, как только умеет, обхватывает ладонями ее лицо, поворачивая к себе, найдя смелость посмотреть в голубые глаза, покрасневшие от слез. Впервые он может утешать ее так, касаться ее так, как не смел и не мог в их общем прошлом. – Я не трону тебя больше никогда. И никто больше не тронет, слышишь? Черт, я бы и себе сейчас набил морду, если бы смог, – он слабо усмехается, а в глазах нет и тени веселья. – А любого другого на месте убью, хоть и клялся себе, что то был единственный и последний раз. Ты скажи только.

    Между их лицами всего несколько сантиметров и он шепчет ей быстро, прерывисто, почти в самые губы. На них все еще тот самый аромат вишневого блеска, он чувствует. Он поймет, если она прогонит его в следующую же секунду, но чувствует, что очень хочет остаться рядом. Хочет защищать ее от всего и всех, потому что вокруг слишком много недоброжелателей, но понимает, что девушка вряд ли жаждет его близости, близости такого же неуравновешенного придурка, каким был ее муж. Он гонялся за тенью все это время, за ответами и объяснениями, а правда была зарыта в глубине его собственного подсознания, так тщательно им же сокрытая. И вот, к чему это привело.

    Он поднимается, наливает себе еще виски, пьет залпом. Закуривает. Смотрит в окно на ночной город. Он не вправе больше требовать от нее ответов, но все же не может не спросить о том, что тревожило его не меньше смерти Ивана.

    - Скажи, – замолкает, подбирая слова. – Почему ты оставила меня тогда? Я ждал так долго, что решил видно позабыть о проступках Ивана. С тем и пришлось жить. Вырвался сюда чудом, на одном только желании отомстить. А зря, получается, – снова горький смешок. – Сдох бы себе волчьей смертью давно уже, там, где должен был. И дело с концом. А здесь не выходит как-то, болтаюсь, как неприкаянный. Хуево мне здесь, Лен, – Волков не может пока заставить себя называть ее новым именем, которое она выбрала себе сама. Он опускается на стул, делает последнюю затяжку и вдавливает окурок в так кстати стоящую рядом пепельницу. – Это последнее, что я хочу от тебя услышать. Потом не побеспокою. Я свое получил, уходить отсюда пора, – он имеет в виду совсем не ее квартиру, но не надеется даже, что она поймет правильно. – Устал.

    Стас Волков не нужен в этом мире никому и себе в первую очередь. Накатывает вдруг странное облегчение, будто освободился в мгновение от оков, что путами держали его в двуногом теле, в мире, который ему осточертел до зубовного скрежета. Да, он готов ее защищать, но навязывать свое общество и защиту не намерен. В конце концов, как-то справлялась же без него столько времени, и живет, судя по всему, совсем неплохо. Здесь он не нужен тоже. Единственное, что ему осталось, это прекратить влачить свое жалкое существование. И никогда еще Стас не чувствовал себя настолько свободным, как теперь, при одной только мысли об этом.

    Ваш персонаж: Elena the Beautiful
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Ай какая лицемерная нехорошая девочка, Лена. Великий талант зарыт в землю, не иначе, ведь как объяснить то, что сейчас сидит она на полу кафельном коленями голыми, тушь комками грязными растирает по глазам, а в душе дыра зияет, не затягивается, напротив, засасывает трясиной внутрь, липкими лапами тащит в самую пасть, совсем не оставляя шансов убежать. Волк, чьи глаза еще минуты назад источали ненависть теперь смотрят с былой нежностью, неизменной, лишь пылью вековой подернутой, гладит царевну по голове, волосы перебирает аккуратно, да пальцами тёплыми щёки вытирает. В глубине его глаз голубых, тронутых влагой, плещется жалость и нежность, такая, какую девушка не видела давно, не ощущала она уже долгое время преданность столь бессмертную, что тянет удавкой увесистой на себе Стас, не в силах снять с себя, выкинуть, да сжечь, вычеркнуть.

    Она ластится в его руках, плавится, глаза прикрывает и слушает, слушает, не желая прерывать Стаса. Говори, говори, говори. Ему бы бежать от неё, не оборачиваться, убегать столь далеко, сколько позволят его ноги, пока мышцы не забьются, не станут изнывать от боли, а в груди не появится ком. Он же снова "ложится" у её ног будто, на, бери, всего без остатка, забирай. Понимает ли он это сам, вкладывая в её ладонь хрупкую сердце своё горячее, сильное, волчье или глупым прикидывается? Лена не знает, не спрашивает, принимает лишь как подарок диковинный, усмехается трофею, незримо, что Волк и не заметит.

    Вопрос Стаса не застает врасплох, наоборот, царевна ждала его, знала, что именно за этим ответом он и пришёл. Лена вся сплетена из лжи, надуманного, сними с неё всё это, отбрось и не останется ничего - лишь нагая пустота и эта бы картинка Волку бы не понравилась. Она могла бы и сейчас соврать, придумать что-то, что затронуло бы Стаса изнутри, вывернуло бы ещё больше, благо крючок уже был запущен глубоко в его душу - осталось бы лишь потянуть. От вранья собственного царевне блевать хочется, подкатывает горький комок к самому горлу, вот, сейчас самое время рассказать всё, очиститься, обнулиться, а может и начать всё сначала. В глубине души ей хочется в это верить.

    Он курит и пьёт, пьёт и курит. Лена рассматривает его молча, цепляется за каждый сантиметр, приценивается будто. Хорош собой, определенно - она до сих пор не знала каким образом Волк стал обычным человеческим Стасом, но выбор "тела" был явно выигрышным и весьма подходил её давнему другу. Девушка подает ему руку и , наконец, поднимается с пола, отмечая про себя, что шея всё ещё ноет. Пустое, пройдет. Если только он не переломит её шею вовсе в следующие минуты, стоит ей открыть свой милый рот. Она знает, что он хочет слышать правду, но не ту правду, что она приподнесёт ему. И ему снова будет больно. Она снова сделает ему больно. - Я ушла, потому что ты мне стал больше не нужен. В Яви не нужен. Я не знала, что скрывается тут, в этом новом мире, но затеряться одной было проще. Подставить тебя, оставив там на суд, на растерзание, было проще.- голос её всё ещё хриплый, поэтому почти шепчет это, усаживаясь ему на колени. Чувствует, как он весь напрягается, натягивается тетевой, слушает её ответ безмолвно, выстрелит ли? - Я думала, что ты сгинул там. И если бы даже знала, что ты остался жив, избежал суда - не вернулась бы и тогда. И ты не должен доверять мне и защищать меня. Прощать меня. - её рука ложится ему на грудь, туда, где бьётся его сердце. - Я такая, как ты и говорил, какой считал все эти годы - лживая, бессердечная дрянь. И плохого во мне становится всё больше. Ты же другой. И совсем не изменился. - она улыбается, хотя в её глазах плещется добрая тоска, тоска по тем временам, когда они были в Нави, когда она была другой, когда они ловили бабочек в поле, а рожь щекотала девичьи икры и морду зверя, заставляя фыркать, когда смеха было больше, чем слёз, когда слушали песни Жар-птицы, выпуская ненадолго ту из клетки, пока Иван не видит, как сбегали ночью, пока Царевич был в походах, смотреть на звёзды, да слушать кваканье лягушек. Лена делает глубокий вздох, пальцы запуская в светлую шевелюру Волка, да глаза прикрывает. Кажется, будто она до сих пор слышит запах его влажной от росы шерсти, чувствует под другой ладонью грудь его могучую, что вздымается сейчас с особой силой. Чувствует ли это Стас, помнит ли? - И тебе рядом со мной находиться нельзя. - она наклоняется к нему, близко, прикасаясь своим лбом к его, растягивает минуты, а затем губ сухих, колючих касается. Невесомо совсем, кратко, неопошленно, знает, чувствует, что думал он об этом будучи зверем, мечтал, но не мог и просить у неё. - Прости меня.  Уходи, убегай, мальчик, забирай своё сердце, пока не поздно, да не оборачивайся.

    +2

    20

    Текст заявки:
    вкратце. китай-фандом. вроде фанбаза ого-го, а поиграть не с кем. грустно, досадно... но пренебречь, вальсируем! в приоритете Великие Трио Мосян: магистр, система, небожители. есть хэды, кинки и гештальты. есть желание экспериментировать, обсуждать и паскудно ржать над мемами. я с легкой ебанцой игрок неспешный, пост-два-три каждый день - это не про меня если только меня не вставит да так и оставит, зато я гибкий, сговорчивый и легко увлекающийся, меня не триггерит с чужих хэдов, я не осуждаю чужие предпочтения и интересы, и всегда готов втянуться в поток шизы в меру своих возможностей. могу шутить, могу с серьезной рожей обсуждать серьезные темы, сюжеты, теории. все могу, короче, если соигрок со мной на одной волне. ;З

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Паника лавиной сметает все даже относительно адекватные мысли, затапливает сознание, наполняет его плотным, удушливым чувством животного страха, не поддающегося ни объективной оценке ни уж тем более здравому смыслу (если, конечно, допустить мысль о том, что в Вэй Усяне хоть когда-то было что-то здравое).
    Кто-то может вдоволь посмеяться над столь нелепой фобией (впрочем, этим, в основном, и занимались окружающие, если вдруг им посчастливилось узнать), однако контролировать это без малого невозможно - тело всегда действует само; его трясет от ужаса, словно в припадке, все конечности леденеют, и перед глазами все плывет и плавится. И слышать получается только грозное собачье рычание… Волчье. Неважно.

    Здоровенный мохнатый монстр - вот и все, что необходимо, чтобы ужасный Демон, Старейшина Илин превратился в до смерти напуганного ребенка, изо всех сил жмущегося к единственной доступной защите, стать которой в этот раз не повезло Сун Цзычэню.

    Со стороны, должно быть, это выглядит довольно глупо и презабавно. Но ощущается - совсем не так. Хочется заплакать, разразиться отчаянными рыданиями, но горло сдавливает спазмом, так что получается лишь задушено всхлипнуть и еще сильнее сжать дрожащие пальцы на чужих темных одеждах. Вэй Ин не чувствует, как тело в его хватке деревенеет - ему просто не до этого. Не реагирует он и на многоговорящее движение плечом. Он бы и рад отцепиться, дать даочжану возможность полноценно сражаться с демонической тварью, но… Он. Не. Может. Просто не в силах разжать руки.

    Страшно! Страшно, страшно, страшно… Кто-нибудь, пожалуйста, помогите!
    Ситуацию спасает - и сильно усложняет - появление новой фигуры на поле боя. Этот звук, эту манеру игры… Эту ци Вэй Ин узнает из тысячи. Привычен и хорошо знаком шорох легких траурных одеяний.

    Усянь крупно вздрагивает, когда волк издает отвратительные звуки, настигнутый мощной звуковой волной гуцинь, и во все глаза смотрит на…

    Лань Чжань.

    Радость, вопреки ситуации, почти мгновенно поднимается в груди… И тут же ухает вниз под новым чувством паники, разбиваясь об острые края вины и стыда. Ох, как не вовремя! И как вовремя одновременно.
    Взгляд Ханьгуан-Цзюня, мельком брошенный на Усяня, полон удивления, ответной радости и… Боли. Вэй Ин знал, что так будет, стоит им снова встретиться. Знал, что поступает подло - уходить, не сказав ни слова, жестоко и неправильно, но по-другому он бы не смог. И прекрасно это понимал. Не посмел бы покинуть Гусу, если вдруг решил бы сначала поговорить со своим мужем, или, быть может, Лань Чжань просто не позволил бы ему уйти. Такое ведь уже было однажды, да? Все оказалось бы еще хуже. Еще неприятнее и, конечно же, еще больнее (возможно ли еще больнее, чем есть?).

    Калейдоскоп чувств и эмоций, однако, дает возможность отвлечься, и оцепенение чуть отступает под напором быстро сменяющих друг друга событий. И энергия вокруг вдруг разительно меняется.
    Вэй Ин чувствует, как клубится и пульсирует темная ци, каким удушливым облаком она буквально растекается в атмосфере - кажется, будто ее можно коснуться. Погладит. Приласкать - так она, привычная и почти родная, льнет к темному заклинателю. И что-то внутри тянется ей навстречу, словно из прошлой жизни. Будто и не было между ними всех этих долгих лет. Будто не вращается внутри новообретенное Золотое ядро - и на месте его зияющая, холодная пустота, растекающаяся по меридианам иньской энергией.
    С неимоверным усилием Вэй Ин сглатывает вязкую слюну. И встряхивает головой, ну один-в-один дворовый пес (иронично, не так ли?). Точно! Как же он сразу не додумался?.. Ах да. Был слишком занят попытками держаться в хоть сколько-нибудь твердой памяти. А ведь мог бы уже десять раз догадаться, что злобная тварь, полная темной энергии, находится под чьим-то контролем. И если раньше могли возникнуть сомнения, то уж точно не теперь, когда волк, обездвиженный мелодией гуцинь, с видимой легкостью ломает “путы”.

    Волна страха снова поднимается к самому горлу, скручивая в спазме все мышцы, заставляя непроизвольно дернуться, попутно захватив с собой по инерции бедного Сун Ланя, но Усянь почти сразу же останавливает себя - понимание природы происходящего (а также то, что эта “природа” близка ему как более никому из присутствующих) придает заклинателю сил и помогает хотя бы немного усмирить в себе панику. По крайней мере достаточно, чтобы перестать прятаться за чужой спиной (ну, почти) и…

    - Эй, Лань Чжань! Есть идейка, но мне нужно время, тебе придется отвлечь его! - на волка, как и на Ванцзи, Вэй Ин старается не смотреть.

    Он не дожидается ни реакции Второго Нефрита, ни даже кивка, потому что абсолютно и безоговорочно доверяет ему - они уже сражались вместе, далеко ни один раз, в обеих жизнях Вэй Усяня. И в этом мире все еще нет человека надежнее, чем его муж. Сейчас совсем не время отвлекаться на личное, это может подождать. Им нужно разобраться с тварью. И с ее хозяином.

    Вот последним и планирует заняться Вэй Ин. Здесь и сейчас.

    Ему не нужны ни талисманы ни духовное оружие, чтобы использовать темную ци - лишь желание и отпущенный контроль. Вэй Усянь пообещал себе, что попытается вернуться на светлый путь, будет совершенствоваться, как должно, как клялся еще в детстве, будет неустанно развивать свое-не-свое Золотое ядро… Ни за что не упустит этот внезапно свалившийся на голову шанс. И он действительно старается, правда. Но всякий раз сталкивается с чем-то, что заставляет вспоминать - кто он есть на самом деле. В новом ли теле, с Ядром или без него. Основатель Темного пути. Старейшина Илин.
    Навсегд ли посилилась в его сердце тьма? Или не в сердце даже - в душе, ведь как еще объяснить тот факт, что иньская энергия слушается его даже в теле Мо Сюаньюя?.. Есть ли у него вообще хоть какой-то шанс вернуться к прежней жизни? Ах, ну конечно же - нет.
    Проникнуть в сознание зверя через меридианы - несложно. Темная ци легко впускает его, колюче и опасно ластится, словно провожает. Но стоит попытаться занять место хозяина ситуации - все тут же меняется. Тело волка, разумеется, в тисках железного контроля, и тьма вокруг резко становится агрессивной, а после - резко отступает. Она словно в замешательстве. Словно живая, думающая, дышащая…
    Вэй Ин пускает момент, когда его собственные меридианы наполняются темной энергией, извне - она вталкивается в родной поток ци, настойчиво, словно голодный зверь. Спазмом снова сводит горло, но теперь не от поступающего страха - невозможно вдохнуть. Иньская энергия наполняет хрупкое человеческое тело до краев, заставляет захлебнуться собой… Впивается в и без того неспешно вращающееся Золотое ядро, укутывая в плотный сотканный из тьмы кокон, замедляя его ход.

    План вытолкнуть хозяина из сознания марионетки рассыпается в прах, потому что Вэй Ин самым дурацким образом переоценивает возможности своего нового сосуда из мяса и костей - слишком мало времени его душа ютится в теле молодого заклинателя, право слово, что сказать, - совершенно никчемного. Юный адепт Мо не способен выдержать даже малую долю того, с чем несомненно справилось бы родное тело Вэй Усяня.

    Какое же… Гадство.

    Это последняя мысль, которая отчаянно бьется в плавающем сознании темного заклинателя, когда тот, скривившись и до боли в челюсти сжав зубы, начинает заваливаться прямо на даочжана Суна, за которого держался до сих пор.

    Золотое ядро останавливает свой ход в тот момент, когда мир перед глазами Вэй Ина меркнет…

    +3


    Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно