• Live Your Life

    Объявление

    Новости
    Конкурс Вам входящий вызов. Результаты голосования.
    Сервис Ротатор рекламы и телеграм-бот.
    Сервис Смена адресов mybb.im --> mybb.rocks
    Форум Новое оформление - детали.
    Форум Новый адрес - urchoice.su.
    Сервис Проблемы с доступом на форумы почти решены.
    Форум Разделы "Беседка" и "Личные темы участников" закрыты.
    Общее VPN, Proxy и то, что не только ролевику пригодится.
    Форум Напоминание о правилах форума и платформы.
    Сервис Обращение от администрации rusff и mybb: < читать >
    Ролевые Осторожно, мошенники!
    Интересное
    Rusff Labs Лаборатория QBoards Что это, чем полезна форумам на mybb и как ее можно заполучить.

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


    Поиск партнера для игры

    Сообщений 1 страница 20 из 48

    1

    В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

    Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
    • У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
    • Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

    Конкретика:
    • Один пользователь - одна заявка в тематике;
    • Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
    • "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
    • Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
    • Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
    • Пример поста обязателен;
    • Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
    • В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
    • Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
    • Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
    • Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

    Запреты:
    • Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
    • Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
    • Игнорировать шаблон заявки;
    • Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

    Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
    Код:
    [b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
    [b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
    [b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
    [b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
    Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
    Код:
    [b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
    [b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]
    Подпись автора

    О себе: игрок запаса

    Философы всех школ согласны в том, что высшее благо состоит в спокойствии души и тела.
    М. де Монтень

    0

    2

    Форум: crossbar
    Текст заявки:

    https://64.media.tumblr.com/bb6dc14108e772d0a464426cec9b0c01/664bc7f4f90973ea-e4/s540x810/1fe61c9559e03db8e6a097454ee7cccc870673ed.gif

    ИМЯ :: Daniil Dankovsky [pathologic]
    ОТНОШЕНИЯ :: согласен на любые. можем договориться о них заранее или исходя из игры
    ПРОТОТИП :: оригинал или на выбор, с реальными внешностями у меня туго

    В Столице, может, Даниил и пользовался расположением к себе, но в Городе к нему отношение у местных делилось на двое из-за его увлечений, самодовольства и излишней уверенности в себе. Бакалавр не признавал местной традиционной медицины и не стеснялся заявлять об этом хотя бы тому же Гаруспику, а потом сразу же просил его о всяческих услугах, которые были недоступны столичному светилу из-за нехватки знаний местных традиций, способов лечения и нужного статуса. Артемий согласился, пускай неохотно, потому что у них обоих была одна цель — создать вакцину от чумы и остановить смерть. Но, Даниил искал способ победить смерть раз и навсегда, и это повлекло за собой череду нехороших событий и поступков, вплоть до игнорирования ценности жизни тех, кто был рядом, до восхищения Многогранником и его секретами, которые ему все же удалось узнать.
    Артемий и Даниил — две полные противоположности и при этом их многое объединяет. Возможно, не будь их время опасным и тревожным, они смогли бы найти общий язык и помочь друг другу в развитии в медицинской сфере.   
    Только Бурах не сможет переступать через чужие жизни, как мог бы легко это делать Данковский.

    Мои взгляды не обязательно должны совпадать с вашими. Я готов к другому мнению, представлению и так далее. Главное, чтобы нам было комфортно вместе играть. К тому же я сам в процессе познавания мира Мора, так что заранее прошу извинить за какие-нибудь недочеты.
    Посты с любой скоростью и размера, главное не пинайте меня слишком часто с просьбой как можно быстрее ответить. Для меня медленный темп — это нормально.
    Очень жду Даниила. И не только я. У нас есть прекрасный Гриф и невероятная Мария Каина. Без игры не останетесь.
    Ваш персонаж:  Гаруспик, ойнон, тот кто знает Линии, Яргачин. Сын Исидора Бураха. Приехал в Город по просьбе отца, но не успел, был подозреваемым в его убийстве. Принимает и продолжает дело отца, ищет лекарство от Песчанки и заодно решает судьбу Города.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Ночная охота за тайнами Города не удалась, когда в вымершем районе Бурах наткнулся на шайку местных мародеров, решивших, что раз никого тут нет, то грабить и убивать случайно сюда забредших можно и не важно, что вчера они могли быть хорошими соседями. Но есть хотели все, даже Бурах.

    Только Бурах старался честным путем добывать себе на хлеб - путем лечения больных людей или поиска детей в брошенных домах в чумных кварталах, и ему везло в этом деле ровно до первого ножа. В Городе-на-Горхоне редко раздавались звуки выстрелов, но зато всегда крики, вой и плач. Здесь люди гибли и без ножей с пистолетами, но Артемий внес свою лепту и, спасая себе жизнь - продырявил пару человек, разорвав монотонный вой улиц громкими выстрелами. Вину он испытывал глубокую, потому что цели убивать у него не было, а делать это от нужды было так же тяжело как камень в гору волочь. Но ничего не попишешь. Жить хотелось тоже всем, в том числе и Бураху да и мертвым он никакой пользы Городу не принес бы.

    Прижимая руку к кровавому пятну на боку, он выдохнул, видя, что порез неглубокий, но обильно кровоточащий. Нужно быстро добраться до логова, попросить Спичку помочь зашить рану и отоспаться пару часов, потому что до этого Артемий не спал практически сутки, если не больше, из-за чего он периодически терял ход времени или вот попадал в такие засады, потому что его мозг и тело были на пределе и вопили от усталости.

    Длинные улицы с кучей ответвлений как у кровеносных сосудов, с кучей тупиков как в лабиринте; Бурах брел медленно, каждый раз оглядываясь по сторонам и ожидая, что кто-нибудь, если заметит ослабленного человека в свете жалкого фонаря, не побрезгует напасть на него из темноты. Артемий даже защититься не успеет.

    Тяжелый запах твири и костров в городе усыпляли уставший разум, хотелось свалиться где-нибудь у ближайшего дома и забыться глубоким сном до самого конца света, но Артемий старался держаться до конца, тяжело борясь с сонливостью, чувствуя, какой липкой стала одежда от его крови.  Посмотрев на красную ладонь, он выдохнул, стирая другой рукой пот со лба, оставляя на нем кровавую отметину.

    Мир будет к тебе жесток, если ты будешь слаб.
    Иди, Бурах, ступай осторожно, не оступись из-за первой попавшейся кочки на пути, а то потом не встанешь.

    Вдох-выдох, шаг за шагом по пыльным, заволоченным густой дымкой от кострищ, улицам. Кажется, вот что-то мимо прошмыгнуло, насмехаясь над ним, тыча кривым черным пальцем, мол, смертник идет по улицам, еще чуть-чуть и у падальщиков будет свежий пир.

    Мотнув тяжелой головой, отгоняя от себя нахлынувшую твириновую пелену, Бурах прижался спиной к ржавым дверям своего скромного жилища за пределами города - он наконец-то добрался. Долго, тяжело, но дошел, осталось лишь позвать Спичку, чтобы тот помог зашить рану, а заодно попрактиковаться в оказании помощи, ведь рано или поздно ему придется занять место Артемия как Артемий пытается занять место отца, несмотря на всю бренность происходящего... На него свои смотрели как на чужака, а чужие - как на дикаря... Артемий висел где-то над пропастью и ему нужно было решить в какую сторону двигаться, а правильного решения просто не существовало...
    - А ты скажешь мне, что делать? - спросил Бурах быка, который на его вопрос только дернул ухом, отгоняя мошку.
    Не получив ответа, Артемий толкнул тяжелую дверь и ввалился в пыльное глухое помещение, куда практически не проникал дневной и лунный свет, а лишь одиноко горела керосиновая лампа. Оказавшись рядом с кушеткой, он устало повалился на нее, ловя на себе суровый взгляд Спички, который что-то сказал на тему того какой Артемий дурак, с чем тот не стал спорить, потому что мальчишка сейчас единственный кто мог бы помочь. Дальше - глоток твириновой настойки, жгучей до желудка, терпкой, а потом полное забытие.

    Проснулся Бурах от громкого голоса, знакомого, неприятного, от чего поморщился и с трудом заставил себя сесть. Потрогав бок, он нащупал повязку, а под ней - не очень ровные, но вполне хорошие швы. Спичка молодец, надо найти ему конфеты или орехи, чтобы порадовать и хоть как-то отблагодарить за труд.
    - Кого еще принесло... - он надеялся, что к нему сюда перестанут приходить странные женщины. Лучше дети - они порой пугливые и недоверчивые, но не пилят и сердца не едят, и себя в жертву не предлагают в отличие от...

    Голос знакомый. Кто это?
    Встав с кушетки, Бурах с трудом натянул на себя грязный от крови свитер и вышел к лестничному проему. Увидев, что за женщина к нему спускается по крутой лестнице, он напрягся, готовясь выставить ее отсюда вон, если она пришла сюда с недобрыми намерениями.
    - Спичка, ты почему дверь не запер?! - хмуря брови, он кинул тяжелый взгляд на мальчика. - Мишку ждал...

    Опустив плечи, он понял, что нигде не видел Мишку. Обычно девочка играет под той самой лампой и периодически говорит, что она и ее новая подружка не любят Артемия, но все равно косые любопытные взгляды на него кидает, будто ждет чего-то важного от большого дяди. Может, она ушла куда-то в Степь слушать травы и играть с воображаемым другом?
    Бурах привык к детям и вообще любил к ним ходить, говорить с ними, потому что они чисты и прозрачны в своих решениях. Так, по крайней мере, думалось ему. И помогать им нравилось, ведь это то самое будущее, которое нужно было сберечь любой ценой.

    Потерев раздраженно переносицу, он несколько раз моргнул и уставился на Марию, перегораживая рукой вход в саму обитель, где было оборудование, рецепты, органы и Спичка...
    - С каких пор я стал достойным Вашего внимания? Когда мне нужно было поговорить, меня выставили за дверь. - Дерзко, но честно. Ведь для нее он точно не больше, чем просто пыль под ногами.

    0

    3

    Форум: Sunshine
    Текст заявки:

    MO DAO ZU SHI
    sergey lazarev - так красиво

    Lan Wangji // Лань Ванцзи
    Wáng Yībó

    https://i.imgur.com/HunwZ4l.gif


    С виду - ты холодный, как лед, невозмутимый, бесстрастный. Помнишь как долго я пытался завоевать твое внимание, господин Второй Нефрит? А все началось с безобидной потасовки из-за того, что я не знал правила! Мы вместе учились, вместе попадали в передряги, вместе обнаружили темное железо и вместе были в заточении на побегушках у клана Вэнь. А помнишь как мы убили черепаху-убийцу? Мы прошли через многое, и каждый раз ты был рядом. И я хочу, чтобы так было всегда, ведь в моем сердце только ты один.


    Я в процессе просмотра дорамы, чтения новеллы, так что очень хочу видеть своего Ланя, у меня уже столько хотелок! Главное желание играть, а все остальное приложится)


    Ваш персонаж: Вэй Усянь, заноза в заднице, Старейшина Илина
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Лилит решила, что ему пора действовать. С явной неохотой отпуская Джонатана в верхний мир, она выглядела мрачной и хмурой, боялась что он попадет под влияние своего отца или сестры. Джоантан улыбался ей и его глаза сияли мрачным торжеством. Ему необходимо было увидеть Клариссу, он хотел знать, какая она, его сестра, на днях потерявшая мать, которую убил один из Лайтвудов руками демона. Это было его планом - он ненавидел Джослин всеми фибрами души, презирая ее за слабовольность характера, за то, что она его бросила. Впрочем, Лилит заменила ему мать, постоянно воркуя над ним, явно радуясь возможности побыть хоть кому-то матерью, а не только тупым рычащим тварям.

    Джонатан сам призвал демона, и велел ему убить охотников, но не трогать Клариссу. Тупая тварь сработала не так, как ему хотелось, но вполне себе прилично. Он надеялся, что этот инцидент отдалит ее от охотников, и сделает более уязвимой, чтобы он мог к ней подобраться. А для этого ему нужен был другой облик и легенда. По счастью, Джонатан прекрасно знал один бар, где находился один охотник, который прекрасно подходил под его цели - не примечательная внешность, довольно смазливый и он был один. Ему несказанно повезло, когда он встретил этого наивного олуха совершенно одного, и так легко поверившего в легенду, сочиненную наспех. Чему же их учили, и неужели все поколение охотников сейчас такое наивное?

    - Привет, отдыхаешь? Не ожидал, что кто-то еще окажется в этом заведении в такое время! Я Джулиан, Джулиан Блэкторн. - дружелюбно улыбаясь, он протянул новому знакомому руку, и тот без колебаний пожал ее, вернув улыбку. Идиот. В ходе недолгого разговора и беглого оглядывания бара, Джонатан сумел выяснить, что охотника звали Себастьяном Верлаком, он представлял Институт Парижа и собирался перевестись в Нью-Йорк, поскольку там была его кузина - Алина Пенхоллоу, которую он ни разу в жизни не видел и очень хотел познакомиться со своей дальней родственницей. Это играло Джонатану на руку - никем не виданный ранее нефилим, который собирался приехать в Нью-Йорк. Замечательно. - Знаешь, - шепотом и склонившись к уху блондина, заговорщески сообщил Джонатан, - в округе по слухам шныряет демон Элутиед. Мы могли бы обезопасить район и двинуться дальше вместе, что скажешь?

    Верлак, наивная душа, сразу согласился с его предложением и по нему было видно, что алкоголь притупляет его реакции. Пока новый знакомый был повернут к нему спиной, Моргенштерн презрительно скривил губы - это не воин, это мямля, и рохля, топящая концентрацию в выпивке. Впрочем, убить его не составит труда, так что следовало поблагодарить глупых пернатых за предоставленную удачу.

    Демон принял облик маленькой девочки, но его образ постоянно мерцал и руна истинного зрения помогала двум нефилимам разглядеть чудовище. Себастьян глупо топтался на месте, пока Джонатан, ступая неслышно, подобно кошке на охоте, подкрадывался к адскому созданию с фланга, и нападает молниеносно, не оставляя противнику никакого шанса. Тут-то Верлак, наконец, очнулся и помог ему добить демона, после чего дружелюбно улыбнулся и потянулся похлопать собрата по плечу. Джонатан мило улыбнулся в ответ, ловко пряча клинок и подходя ближе на полшага, обхватывая рукой за плечи, шепча на ухо: « FACILIS DESCENDUS AVERNI ». Пока Себастьян недоуменно поворачивал лицо к нему, Моргенштерн одним чистым и быстрым ударом пронзил сердце охотника и кровожадно улыбнулся, вмиг принимая его облик. Верлак умер быстро, даже не поняв, что случилось, а его тело вскоре покоилось на дне реки.

    Институт Нью-Йорка его не впечатлил. Обычное старое готическое здание (замок Лилит в Эдоме выглядел внушительней), полное народу, и шума. Отвратительно. Проходя мимо тренировочного зала, Джонатан замер - он увидел яростно тренирующуюся девушку с собранными в хвост рыжими волосами, парой рун на оголенных плечах и весьма красиво облегающим точеную фигуру топе. Сердце само по себе забилось чаще, когда он понял, что это и есть Клэри, когда она на миг повернулась правым боком к нему, он увидел ее профиль, похожий на Джослин, и убедился окончательно, что пропал и что он хотел ее. Перевернуть мир, сжечь его и усадить сестру на трон. А возможно и на свои колени, распустив рыжие локоны, которые будут выглядеть подобно ручейкам крови в зарницах пожаров... С усилием выдернув себя из мыслей, Джонатан вежливо прокашлялся, надевая немного растерянную маску, выдавая заранее приготовленную легенду бархатным тоном:

    - Простите, что прерываю... Я, эм, только что прибыл и искал главного. Я Себастьян Верлак, руководство Института знает о моем прошении о переводе. Не подскажите, как мне их найти или к кому обратиться? Я очень извиняюсь, что прервал вас!

    +1

    4

    Форум: gemcross
    Текст заявки:

    https://64.media.tumblr.com/f7cbf92730ca74ec1c72bc3da40b8b79/cbb4deafeb454db3-3f/s540x810/1f8be5577f74a8473266dd4fb94f8bb0f35721d7.gifv

    Ищу соигроков по Песни Льда и Пламени, периода Танца Драконов и предшествовавшим ему событиям.
    Приглашаю поиграть в то чудесное время, когда переизбыток драконов стал для Семи Королевств большой проблемой, а в Престолы играли самозабвенно.

    Пара слов о сюжете и уже имеющихся персонажах

    До смерти короля Визериса сюжет в целом совпадает с каноном, но в результате Танца «Чёрные» победили. В Королевской Гавани правит Рейнира, Деймон жив, но погибли Люцерис и Джоффри Веларионы, принц Джекейрис Веларион пропал, объявлен погибшим и оплакан всеми, включая мать и невесту. Так же погибли принцы Эйгон-Старший и  Дейрон Таргариены, вдовствующая королева Алисента находится в «почетном» плену при дворе падчерицы, Хелейна, чтобы спасти детей, переметнулась на сторону Чёрных и вышла замуж за Кригана Старка. Единственной оставшейся опасностью остаётся Эймонд Одноглазый и Вхагар.

    Из персонажей заняты:
    Криган Старк
    Хелейна Таргариен
    Рейна Таргариен
    Деймон Таргариен
    Рейнира Таргариен

    Особенно жду Кристона Коля, к которому есть несколько вопросов о рыцарской чести, Алисенту Хайтауэр которую торжественно клянусь ненавидеть жарче, чем драконье пламя, а также Лейнора Велариона, с которым можно будет вспомнить наш странный, но по-своему счастливый брак   прости, любимый, так получилось, его уважаемых родителей и прекрасную сестру, на которых заявок пока нет, но их очень ждут. Лейну Рейнира и Деймон ждут вдвоём и клянутся любить и беречь аж до самого проклятого года Красной Весны.
    Кроме того, мой  ужасный прекрасный принц хочет видеть  Миссарию и Крапиву, присутствие которых, определенно, добавит острых углов в и так насыщенную жизнь королевской семьи.

    Ваш персонаж: Рейнира Таргариен
    Пример вашего поста: Ссылка

    Отредактировано Цветик (29-05-2022 15:21:03)

    +2

    5

    поднимаю

    Текст заявки: сильно понимаю, насколько ничтожны мои шансы, однако, я не тороплюсь (несмотря на то, что хочется вотпрямщас). Великолепный век, желаю максимально альтернативный отыгрыш. Фем. Играю зрелую Хюррем со внешностью Вахиде Перчин (онли), от вас хочу преданную, разумную служанку, воспылавшую к госпоже чувствами и пытающуюся урвать хотя бы крупицу внимания/отклика. В том числе и крайней преданностью, готовностью на самые безумные поступки. В сознании уже вырисовываются определенные сцены, могу записать голосом в тг.
    Или.
    Хюррем/Фатьма.
    Тоже максимальный альт, но с сохранением структуры характеров.
    Я тут на днях прочитала фанфик из категории «на безрыбье и рак рыба», там прям все обрисовано.
    Вас читать фф не заставлю (или да), потому что быстрее получится ознакомить с деталями при помощи голосовых.

    Второе хочу: Хюррем/Сулейман. Немного (много) извращенское.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Белые розы, собранные в замысловатую композицию, концентрируют на себе мое внимание, пока ведущий на сцене приветствует очередных лауреатов, вручая им хрустальные награды.

    Я поправляю крупный белый бутон, являющийся частью большого букета, когда в открытое окно влетает сова. Она опускается прямо передо мной, деловито устроившись на круглом столе, и протягивает лапу, в немой готовности вручить мне конверт. Чувствуя необъяснимый укол в груди, я подавляю параноидальные игры, приняв послание. А когда разворачиваю его и вчитываюсь в знакомый почерк, тут же оставляю пергамент и птицу, направляясь в Мунго в садовом фартуке поверх хлопковых блузки и юбки.

    Каминная сеть выносит меня прямиком в холл с привет-ведьмой, которая, завидев меня, понимающе кивает в сторону лифта, по пути по моего следования ненароком разглядывая мой внешний вид. Мягкие туфли на низком каблуке позволяют передвигаться с необходимой мне скоростью. Где-то за поворотом я натыкаюсь на высокую фигуру, отскочив лишь в последний момент, чтобы не впечататься носом в широкую грудь. Чужая рука придерживает меня за талию, но я не различаю лица, так и не удосужившись поднять голову, чтобы вразумительно произнести слова извинений, а не буркнуть автоматическое «прощу прощения», забегая в лифт. Мужчина остается стоять на месте, наблюдая, как закрывается решетка, и когда я поднимаю взгляд, сталкиваюсь с проникновенным взором ледяных, слегка ироничных глаз. Лифт поднимается.

    В его палате хорошая вентиляция. Это чувствуется даже сейчас, когда перед прозрачным магическим экраном, отделяющим Тонкса от меня и лаймовых халатов, находятся пять человек. Он выглядит изможденным и умиротворенным одновременно. Глаза закрыты, сильное тело согрето массивным одеялом. Заметив меня позади собравшихся, заведующий отделением волшебных вирусов прекращает дискуссию с коллегами и разворачивается в мою сторону…

    Я отнимаю задумчивый взгляд от цветов, поймав на себе давящий зрительный контакт и отвечая на него мягкой улыбкой. Наши глаза встречаются в чуть более длительном контакте, чем того требуют простые рабочие отношения, и я первая опускаю взгляд, устремившись сначала слухом, а потом и всем вниманием на сцену.

    – Наши догадки не оправдались, Андромеда, мы вынуждены передать Эдварда зарубежных коллегам. На их практике было несколько подобных случаев. Большинство из которых окончились успешно, – произносит заведующий отделением волшебных вирусов, когда я бросаю взгляд на календарь. Четырнадцатое июля. Они привезли сюда Тонкса одиннадцатого.
    – Прованс, – отвечаю кратко, переводя взор на мужчину. Он кивает. Я отзеркаливаю его жест.

    – За выдающиеся заслуги перед колдомедицинским сообществом, – после длительной вступительной речи продолжает ведущий. – В разработке контрзаклятия и серии колдомедицинский манипуляций для предотвращения последствий наложения проклятия Коицератус награждаются…

    – Это обычное дело для нашей клиники, мадам Тонкс, – с теплотой поддержки улыбается мне женщина-целитель. – Вам не о чем беспокоиться…
    Следующие полчаса она рассказывает мне об этапности манипуляций и оперативного вмешательства, которые ожидают Тонкса на протяжении восстановительного периода. Мерлин, Африка… Каким дьяволом тебя туда занесло, Тонкс? Даже для волшебника этот континент небезопасен.

    Сильная ладонь касается моего колена, приводя меня в чувства. Склонившись к моему уху, Рейнальф Лестрейндж произносит кратко «наш выход». Со стороны это выглядит как обмен любезностями между коллегами, получившими главную награду года. Все еще находясь наполовину не здесь, я поднимаюсь, принимая галантную помощь Рейфа и его локоть, когда мы движемся между аплодирующих нам столов ко сцене.

    Семнадцатого июля Тонкс еще слаб, но уже с большим аппетитом уплетает шоколадный пуддинг. Я сижу в глубоком кресле прямо перед прозрачным магическим экраном, не позволяющим мне ненароком подцепить злосчастный вирус, успешным разносчиком которого является мой муж.
    – Я знала, чем тебя порадовать, – произношу с легкой усмешкой, храня во взгляде нежные эмоции огромной и спокойной любви. Мне так нравится наблюдать за его зверским аппетитом. И так хочется прильнуть к его сильной груди.

    Впереди шесть невысоких ступеней. Рейф, помогая мне удерживать равновесие, накрывает мои пальцы своей ладонью на его локте, дожидаясь в короткой паузе, когда я приподниму подол длинного черного платья. Строгого и элегантного, прикрытого сверху деловым пиджаком. 


    Двадцатого июля я до боли в скулах смеюсь от шуток мужа, с благодарностью к целителям этого госпиталя понимая их заслугу. Терапия дает свои результаты. Подстегнутая позитивным течением событий, я рассказываю мужу о своем длительном проекте, участником которого мне в помощь стал талантливый ученый Рейнальф Лестрейндж, прибывший недавно из Франции. Большую часть рассказа занимают истории об исследовании и неудачах, вскользь я упоминаю о том, как восхищена профессионализмом коллеги.

    Магические софиты бьют потоком яркого света, подсвечивая и растягивая по сцене наши с Рейнальфом тени. Аплодисменты не стихают. Мы минуем последнюю ступень, и я могу позволить себе отпустить платье, подняв теплый, дружественный взгляд к ведущему – моему хорошего приятелю из Гостивара.

    – Сегодня двадцать четвертое, – раздается позади меня, пока я стою с обратной стороны палаты у окна с рулонными шторами, с ироничной вовлеченностью наблюдая за тем, как смазливая, молоденькая медсестра в защитной оболочке магического купола, заигрывает с Тонксом, бравурно и по-джентельменски с привычной для него очаровательной усмешкой обращающегося к ней с какими-то явно интересными речами. Я не могу разобрать слов, поскольку их не слышу.
    Вот же жук.

    Заливистый девичий смех вибрирующим звоном удовольствия расползается по помещению, впитываясь в стены, мебель, окна. Ладонь, соприкасающаяся с оконной рамой, улавливает эту невидимую встряску, дав мне возможность попробовать происходящее на вкус.

    Она его хочет. А он – развлекается.

    Вздохнув и покачивая головой, вхожу в палату с нескрываемым настроением лукавой двусмысленности, получая от девушки-медсестры взволнованный взгляд и слова извинений.
    – Все в порядке, Маргарет, не отвлекайтесь, я подожду, – бросаю на Тонкса взгляд. Девушка склоняется к нижней полке тележки, и в этот момент я киваю мужу в сторону ее аппетитных бедер, с немым вопросом, как ему то, что он видит.
    Еще раз извинившись, девушка спешит удалиться.
    – Она хороша, – продолжаю выводить мужа из равновесия, уложив сумку на тумбу рядом с креслом. – И смотри, – присаживаюсь. – Времени зря не теряет, – легкая пауза с продолжительным взглядом глаза в глаза. – Как и ты.

    Никола Гевгелия мягко прикасается губами к тыльной стороне моей ладони и пожимает руку Рейфу, а его – Николы – помощники вручают нам хрустальные статуэтки, сверкающие бриллиантовыми отблесками. Ведущий отходит в сторону, предоставляя возможность произнести благодарственную речь.

    Двадцать восьмого июля я вижу мужа уже спящим. Рабочий день закончивается ближе к ночи, и возможности уйти пораньше у меня просто нет, поэтому сейчас, расположившись в том же кресле, ставшим уже родным, я ласково наблюдаю за его дыханием, большего всего на свете желая лечь рядом, оказавшись в крепких объятиях его мужественных, сильных рук.

    Рейф соответствующим жестом галантно предоставляет мне возможность начать первой. И я начинаю, благодарно ему улыбнувшись.

    Шестое августа. Четверг. Напряжения в работе становится все больше, я прихожу домой разбитая, успеваю принять душ и сменить одежду, чтобы явиться к мужу если не свежей морально, то хотя бы физически. По пути в его палату я навещаю заведующую отделением, вручая ей символический благодарственный подарок и справляясь о прогнозах для Тонкса. Они более чем утешающие.

    Моя речь не выходит длинной. Как и речь Рейнальфа. И как только мы заканчиваем, зал снова взрывается аплодисментами. Помощники ведущего провожаю нас за кулисы, указывая на дверь к толпе журналистов и предупредив, что после пятиминутки с прессой другой персонал даст нам распоряжения о дальнейших действиях. Я двигаюсь в указанную сторону, но Рейф удерживает меня за локоть, дожидаясь, когда стихнут шаги удаляющихся обратно на сцену помощников.

    – Мы так и не поговорили, – произносит он негромко, подступив ко мне на шаг ближе и опуская пальцы по моей руке к запястью.


    Одиннадцатого августа я прихожу к Тонксу на час позднее обещанного времени, приношу фрукты и хорошее настроение, подзарядиться которым мне требовалось в тот самый период, пока я опаздывала.

    Тремя часами ранее.
    Рука, удерживающая волшебную палочку, медленно прокручивается в запястье, выстраивая плавные нити тестового заклинания в замысловатые, светящиеся золотом узоры, складывающиеся в единую сферу в защитном магическом ящике с прозрачными стенами.

    – Нежнее, Меда, – слышу позади себя. Совсем близко. Спины касается ладонь. – Не отвлекайся, – продолжает мужской голос. Легко сказать. – Вот так. Да, – ладонь спускается ниже и замирает, не достигая талии. – Стой, – резко, обрывисто. – Не торопись, – вторая рука змеей пробирается к моему запястью и фиксирует его в одном положении, а мужская, гладко выбритая щека прикасается к моему виску. – Идеально, – очередной комментарий. – Еще немного, – ладонь у талии сжимается, как сжимаются и пальцы у запястья. Я теряю концентрацию и заклятие слетает. Черт тебя дери, Лестрейндж.

    Рядом с ухом раздается вздох. Стискиваю зубы.

    – Ты меня отвлекаешь, – произношу с удерживаемым раздражением, понимая, что эта эмоция относится, скорее, ко мне самой, чем к человеку, находящемуся так непозволительно близко. Двинувшись назад, совершенно случайно прикасаюсь своими бедрами к его бедрам и замираю в ошеломлении от произошедшего. Торопливо разворачиваюсь, однако, мужчина, зажимает меня у стола. Все происходит слишком быстро. Его настойчивый рот накрывает мои губы, руки сжимают талию, не позволяя дернуться. Возмущенная, я стараюсь отстраниться, но в какую-то секунду теряю почву из-под ног. А Рейф теряет бдительность.

    Не встретив сопротивления, он углубляет поцелуй, делает его мягче, длиннее. Кончик его языка прикасается к моим губам, но не движется дальше. Не проявляет настойчивости. Он исследует, пробует, проверяет. Вцепившись руками в край стола, я продолжаю стоять в одном положении, пока поцелуй не заканчивается. Предательскую секунду я не открываю глаз. Этой секунды мне хватает, чтобы вернуть подломившийся контроль.

    Молча, без единого слова я медленно отхожу в сторону, ощущая на себе обжигающее движение мужского взгляда. Останавливаюсь посреди лаборатории. Не оборачиваюсь.

    – Больше никогда. Никогда не смейте переходить границы, милорд, – мой голос глух и тверд. Поднимаю со стола свои папки и удаляюсь.

    Кровь в жилах вскипает, подскакивает адреналин.

    – Мы обсудили все, что требовалось, мистер Лестрейндж. Результаты этой беседы находятся в наших руках, – приподнимаю награду. Через секундную паузу продолжаю движение к двери.

    – Андромеда, – раздраженно рычит Рейф, одним незначительным движением, словно это не требует вообще никаких сил, пригвождая меня к стене. Его награда отправляется на стоящий рядом столик. Теперь обеими руками он удерживает меня за талию, пока я справляюсь со своими эмоциями и смотрю в темнеющий взгляд перед собой.

    – Я здесь из-за тебя, – начинает он вкрадчивым тоном, но я не позволяю продолжить.

    – Конечно. И ты получил свою награду.

    – Мне требуется не эта награда.

    – Мы все обсудили, мистер Лестрейндж, – обрываю безапелляционно. – Отойди от меня, – свободной рукой придавливаю его запястье у моей талии, стараясь таким образом скинуть его руку.

    – А что если нет? – его бровь изгибается, а в голосе звучат издевательские ноты.

    Девятнадцатого августа я полностью освобождаю вечер, чтобы встретить мужа. Накрытый стол, сервировка, терраса. Блеск магических свечей и мое нетерпение. Я вижу его вдалеке, шествующим по дорожке к дому. Твердый шаг выдает его здоровье, но я помню о некоторых ограничительных мерах, которые нам необходимо соблюсти в определенный период.

    Мне так хочется к нему прикоснуться. Так хочется вновь уткнуться носом в его шею, чтобы вдохнуть полной грудью одуряющий запах родного тела. Так хочется его поцеловать. Почувствовать вкус всегда желанных губ, забыться в этом поцелуе, стереть им все, что должно исчезнуть из памяти. Красное вино в бокале в полумраке этого вечера похоже на бархатную кровь. Бархат крови разливается и по моему телу, облаченному в открытое вечернее платье. Красное. Символичное. В знак сегодняшнего вечера.

    – Мне нельзя тебя целовать, Тонкс, – произношу, облизав губы, когда муж поднимается на террасу. Вид его сильной фигуры, то, сколько времени мы не были вместе… Одно накладывается на другое, и я чувствую животный голод. – Но мне наконец-то можно к тебе прикоснуться… – обе ладони ложатся ему на грудь, я подступаю на шаг ближе, опуская руки по крепкому торсу, оглаживая его и располагая ладони на спине. Под ребрами. Щека касается плеча, двигаюсь ближе – носом к шее. Боже…

    0

    6

    Форум: Sunshine
    Текст заявки: у меня немного свело олдскулы, а еще захотелось старой-доброй сказки о добре непременно побеждающем зло. В связи с этим я ищу желающих поиграть по Sailor Moon. В основном сейчас мы больше приключаемся в рамках Серебряного Тысячелетия (конкретнее конфликт Луны с Землей при содействии перетянутой на темную сторону Берилл), но совсем не против опробовать и другие богатые временные рамки канона. В наличии имеются Кунсайт(я) да Принцесса Венеры.

    Ищем для затравки Эндимиона вместе с остальными Небесными Королями. На деле, впрочем, мы будем рады каждому до заявок на сэнши пока банально не дошли руки, всех уведем в эпизоды и при наличии необходимости поможем определиться со своим местом в мире. Главное любите его не только во имя Луны!

    Принц Эндимион

    SAILOR MOON
    I remember the happiness before we were reborn, when the Earth was still one country, and the Moon had its kingdom.
    But in the end, the Earth and the Moon warred. And that happy time... crumbled to ashes.

    Chiba Mamoru (Prince Endymion) // Чиба Мамору (Принц Эндимион)
    original

    https://i.imgur.com/aFFqkQ5.jpg


    В Королевстве Земли не было никого благородней Принца Эндимиона. Именно он первым сумел увидеть будущее, в котором стоял рука об руку с наследницей Луны. Будущее без войн, смертей и взращенной предубеждениями ненависти. Увы, далеко не все разделили его мечту. Одержимая ревностью Королева Берилл открыла свое сердце истинной тьме, а после, пользуясь неумолимо нарастающей угрозой конфликта, склонила на сторону Металлии даже ближайших друзей Эндимиона. Один за другим они пали жертвами дарованной им магии. Серебряное Тысячелетие оказалось уничтоженным так и не превратившись в утопию, о которой грезили Принц и Принцесса.

    К счастью, Королева Селена поддержала общий порыв их сердец. Ценой своей жизни она даровала почти всем обитателям прошлого второй шанс в будущем. Металлия, Берилл и теперь верные ей Небесные Короли были запечатаны. Эндимион же обрел новое имя — Чиба Мамору.


    Мой Принц, я поклялся служить тебе до последнего вздоха и надеюсь, что однажды мне будет позволено искупить свою вину. Пока в сюжете мы концентрируемся в основном на временах Серебряного Тысячелетия непосредственно перед его падением. Это, впрочем, совершенно не значит, что на игру в настоящем наложено табу. Любые идеи и пожелания всецело приветствуются. Я хочу попросить лишь о нескольких вещах: любить мир и персонажа, не исчезать да по возможности отыграть предысторию дружбы Принца Эндимиона с его спутниками.

    Нефрит

    SAILOR MOON
    Tinker, tailor, soldier, spy.

    Nephrite // Нефрит
    original

    https://i.imgur.com/aRHWKrw.jpg


    Нефрит крайне быстро нашел общий язык с Принцем Эндимионом едва оказавшись представленным ко двору. Он обладал харизмой, легким нравом и умением превращать даже самые обыденные вещи в приключение. А ещё ни одна из дам не могла устоять перед его шармом. Увы, беззаботная юность закончилась чересчур рано. Сначала под весом разногласий с Королевством Луны. После же когда Королева Берилл вложила в его руки дар, который должен был спасти и Принца, и Землю.

    На деле же пресловутая магия оказалась ловушкой. Металлия пленила Нефрита исподволь. Она исказила каждую черту его характера до тех пор, пока даже верность не стала прямой противоположностью себя самой.


    В моих задумках отношения Нефрита и Кунсайта поначалу не заладились. Они были слишком разными, однако со временем научились ценить достоинства друг друга и компенсировать чужие слабые стороны. В конце концов Нефрит взял на себя сбор информации. Во времена Серебряного Тысячелетия он обладал немалой шпионской сетью как на Земле, так и за ее пределами.

    Играем мы сейчас в основном в прошлом, но готовы с удовольствием рассмотреть и будущее с настоящим. Разумеется все озвученное в заявке подлежит обсуждению. Пожелания же более чем стандартны: любить мир и персонажа да не исчезать.

    Зойсайт

    SAILOR MOON
    All for one, and one for all! We'll fight together, and when we fight we'll fight together, not alone!

    Zoisite // Зойсайт
    original

    https://i.imgur.com/FdjdJ1C.jpg


    Среди Небесных Королей Зойсайт был самым младшим, а потому почти ровесником Принца Эндимиона. Искренний и порывистый он всегда следовал зову своего сердца. Его чистота в свою очередь снискала ему любовь в стане простых солдат. Те, кто шел за Зойсайтом, знали, что он сделает все необходимое лишь бы доверенные ему люди вернулись домой целыми и невредимыми.

    Дарованная Королевой Берилл магия превратила его в крайне непредсказуемого противника. Порывистость стала импульсивностью. Искренность заменила гордыня. Подобно своим друзьям Зойсайт в конце концом оказался искаженным отражением себя прежнего.


    Учитывая легкий нрав Зойсайта, мне кажется, что они с Эндимионом и Нефритом быстро сформировали неразлучную троицу закадычных друзей. Ну а преданность солдат вполне могла сделать его замечательным полевым командиром.

    Играем мы сейчас в основном в прошлом, но готовы с удовольствием рассмотреть и будущее с настоящим. Разумеется все озвученное в заявке подлежит обсуждению. Пожелания более чем стандартны: любить мир и персонажа да не исчезать. Еще один важный момент состоит в том, что я не ищу пейринг. Заранее благодарю за понимание.

    Джедайт

    SAILOR MOON
    The greatest enemy of knowledge is not ignorance, it is the illusion of knowledge.

    Jadeite // Джедайт
    original

    https://i.imgur.com/XnPk6Ie.jpg


    Ноша Джедайта была нелегкой с самого начала. Прибыв ко двору, он куда больше интересовался книгами, чем шумными развлечениями Эндимиона, Нефрита и Зойсайта. Его пытливый ум не позволял ему оставить ни одну тайну без внимания, а потому он проводил большую часть времени либо в библиотеке, либо в личных покоях. Со временем, впрочем, он не без помощи Принца сумел отыскать свое место среди Небесных Королей. Делом, а не словом Эндимион добился не только его верности, но и неподдельного уважения.

    Металлия обратила жажду знаний против Джедайта. Она исказила ее в щедро подстегнутую чувством собственного превосходства над другими одержимость и тем самым заставила однажды крепкую дружбу дать трещину.


    Джедайт видится мне разумом всей замечательной пятерки. Он понимает магию лучше остальных, а потому может, к примеру, временно снять выставленный Принцессой Луны барьер вокруг парка. С Кунсайтом же в силу одинаково спокойного нрава они скорее всего поначалу окажутся противовесом дружной троице и союзниками.

    Играем мы сейчас в основном в прошлом, но готовы с удовольствием рассмотреть и будущее с настоящим. Разумеется все озвученное в заявке подлежит обсуждению. Пожелания более чем стандартны: любить мир и персонажа да не исчезать.

    Ваш персонаж: Кунсайт, условный предводитель Небесных Королей. Поначалу в хедканонах счастливый обладатель сложных отношений как с Принцем, так и с остальными будущими друзьями. В дальнейшем же верный союзник вплоть до принятия из рук Королевы Берилл магии.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Заклинание, наложенное Королевой Берилл на портал, оказалось куда эффективней ожидаемого. Тревожный звук колокола прозвучал дважды: за миг до появления проклятого барьера вокруг сада и сейчас, в полночь, когда отведенный послом с Луны срок истек. Обычно Кунсайт предпочитал не полагаться на эфемерную интуицию, однако на этот раз он все же доверился дурному предчувствию. Не зря. Из покоев Эндимиона Нефрит и Зойсайт вернулись с пустыми руками. Принц исчез. Приставленные к нему стражники оказались погруженными в противоестественно глубокий сон. В преддверии неминуемого ультиматума все происходящее чересчур сильно напоминало похищение, а потому ладонь Кунсайта сама собой крепче сжалась вокруг рукояти клинка. Коснувшаяся барьера сталь раскалилась почти мгновенно, но, вопреки натиску, так и не сдвинулась с места ни на дюйм.

    «Ничто на Земле не способно сравниться с магией Королевы Луны. Я знаю, что вы не доверяете той силе, которую я предлагаю вам, однако будьте уверены – мы преследуем одну и ту же цель. Защитить Эндимиона».

    В конце концов Королева Берилл оказалась права. Луна нанесла удар первой. Кунсайт совершил непоправимую ошибку позволив Эндимиону зайти в своей наивной привязанности дальше единственной случайной встречи с Принцессой Серенити.

    Возможно ли, что его выманили из покоев, заставив нарушить данную друзьям клятву, именно так? Пустыми обещаниями. Милым личиком. Ложью. Лунная Принцесса с самого начала показалась Кунсайту совершенно безобидной. Она восхищалась всем увиденным на Земле так, словно являлась сущим ребенком, а не дочерью сильнейшей правительницы Солнечной Системы. Эндимион верил в то, что мир между их королевствами был возможен без единой капли пролитой крови. Кунсайт же позволил чужой надежде ослепить его.

    «Серенити пообещала мне».

    – Джедайт?

    – Я почти у цели.

    В унисон произнесенным вполголоса словам барьер впервые за все время дрогнул. Готовясь в любой момент сорваться с места, Кунсайт переместил вес на правую ногу, а затем поднял клинок перед собой. К счастью, стражники последовали его примеру незамедлительно.

    Нефрит и Зойсайт проведут доверенные им отряды внутрь с запада как только…

    – Сейчас!

    Остаточное поле на миг исчезнувшего барьера оказалось удивительно схожим с надвигающейся грозой. Эту несвоевременную мысль, впрочем, Кунсайт отмел в сторону почти сразу же, взамен сконцентрировавшись на главном. Три фигуры. Две, стоящие плечом к плечу поодаль. Одна скрытая плащом с чем-то искрящимся золотом в раскрытой правой ладони.

    Магия. Похоже ловушка Королевы Луны ещё не успела захлопнуться окончательно.

    Он успел.

    Он не подвел Эндимиона.

    – Не двигайтесь!

    Материализованная на бегу для защиты Эндимиона глыба льда впервые заставила Кунсайта через назойливую боль в висках пожалеть о том, что он прибегал к дару Королевы Берилл крайне редко. Она загородила лишь сейчас заметившую опасность пару фигур едва ли наполовину, но похоже задела похитителя.

    – Вы нарушили границы Королевства Земли.

    Повинуясь требовательному движению свободной руки Кунсайта, стражники взяли незваного гостя сада в широкий круг и начали нарочито медленно двигаться вперёд, сужая его. Похищение Эндимиона едва ли доверили бы дилетанту. Незнакомец был без сомнения опасен.

    «Против этого врага вам, любезный Лорд Кунсайт, понадобится совершенно другое оружие. Иначе Эндимион уже обречен».

    Отредактировано Memeth (03-05-2022 17:48:33)

    +2

    7

    Форум: ex libris
    Текст заявки: Чернава, дочь морского царя, триггер ворнинг русреал 90-е годы
    Ее мужа убили двадцать второго ноября тысяча девятьсот девяносто четвертого года на перекрестке Пестеля и Моховой. У него была красивая новая машина, вольво. Служебная – дали в ЗакСе. Стреляли в лобовое с крыши дома Пеля. Она сидела рядом, ее задело по касательной – наверное, останется шрам. В целом ничего серьезного, просто перенервничала. Запомнила: дергала и дергала этот ремень безопасности, чтобы ощупать живот, а муж лежал рядом уже мертвый.
    Она хотела сына назвать Асланом, в честь отца, а муж хотел назвать Борисом. Не успели решить.

    Все черное, как траурные тряпки, и туманное.
    Муж поднялся из коммерсов быстро – Аслан помог. Поднял связи, сделал пару звонков. Взаимовыгодная сделка: отцу – кто-то свой в правительстве, ее будущему мужу – должность, деньги, крыша. Сделку закрепили свадьбой. За свадебным столом она смотрела на незнакомого своего мужа исподлобья, сжав губы, и думала: не полюблю я тебя никогда. Соврала, получается.

    Она в процессе постижения мира, врет постоянно – не со зла, просто все меняется. Много раз была за границей и видела, как живут там. Читала книги. Много книг. Поступила на журфак. Отец с утра потрошил почтовые ящики и всю либеральную прессу выкидывал, она покупала "Комсомолку" в киосках по дороге на учебу, потом – "Новую". Когда познакомились с мужем после свадьбы и разговаривали, он смеялся: с тобой как на допросе.
    Аслан ему сказал (она слышала): будь с ней аккуратнее, черт знает, что у нее в голове. Даже я не знаю.

    дальше

    В доме, куда ее привозят по распоряжению отца, не работает телевизор, нет радио, сюда не доходят газеты. Телефон старый, с диском, и провод оборван. Вокруг высокий кирпичный забор, как принято, во дворе, в кухне, по периметру – конвой. Ее сторожат – Аслан боится новых покушений, переживает за дочь и внука. Она знает, что Аслан думает совсем не об этом.
    Она впервые возненавидела его в тот момент, когда услышала, как рассыпается по салону стекло лобового. Потом – когда ее не пустили на похороны. Потом – когда, полупьяная от тошноты, подслушивала телефонные разговоры под его дверью. Все, что происходит в этом городе, делается по его указу. Все, что происходит в ее жизни – включая смерть ее мужа, – тоже.

    Возненавидела еще, когда спустилась из спальни в этом новом доме и наткнулась на очередное солдатское рыло на пороге. Возненавидела еще, когда пыталась сбежать ночью, готовила побег неделю, а его пресекли в двух метрах от ворот. Возненавидела еще и проклинала этих солдат просто потому что они рядом, а никого больше рядом нет. Это все ради ее блага и блага ее ребенка. Это не информационный вакуум, это санаторные условия, тебя берегут от пропаганды. Твой бунт – это твои подружки с журфака задурили тебе голову. Твое возмущение – это возмущение тех, кого ты читала в левых газетах. Ты незрелая, тебя так легко впечатлить.

    Она даже не знает, где конкретно находится. За забором – темные кроны, воздух сырой, по вечерам прохладный. Во дворе голые яблони. Продукты привозит охрана. Лекарства привозит охрана. Она просит цветов – охрана привозит цветов. Она просит книг – охрана привозит книги. Ее ни в чем не ограничивают, ограничивают только в плохом.
    Ночью она лежит в своей постели, обняв живот, смотрит невидящим взглядом в "Эдичку" Лимонова. Ей не неприятно только потому, что она не вчитывается в строчки. Она планирует новый побег.

    Он произойдет так: утром она выйдет во двор, пройдется, босая, по влажной траве, и дернет за рукав одного из своих охранников. Все остальные в этот момент будут на пересменке.
    – Мне одиноко, – скажет она. – Простите, что ужасно вела себя с вами. Может, сыграем в карты?
    Она привыкла врать, и врет она красиво. Рано или поздно они обязаны подружиться. У этих солдат на форме нашивки – они воевали. Они здесь – значит, воевали зря. У них много общего: она тоже чувствует себя обманутой.
    А потом, когда они подружатся, она улучит момент, сбежит от них в Петербург и там убьет своего отца.

    Ваш персонаж: мертвый воевода (+29 неписей) – васька буслаев. умер на войне и восстал из братской могилы потому что давал военную присягу. теперь ходит неприкаянный и обреченный воевать за страну которая его предала
    подробнее про славянский каст можно почитать по ссылке в оригинальной заявке
    пишу долго, много, печально и про войну (Афган и Чечню). спидпост не для меня. все что в заявке обговариваемо
    это может быть полностью русреальная замута без (почти без) мистических закидонов – ну по крайней мере для вас
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Он припаркован у новостройки где-то в конце Александровской Фермы, этот белый мерс. Они стоят все вчетвером чуть поодаль и смотрят на полированный холеный бампер, одинаково склонив головы вбок, как собачья стая, увлеченно наблюдающая за игрой в мяч. Амирчик мерно покачивает в руках канистру с бензином. Гасанчик держит у бедра вторую.
    У Маратика во рту спичка, он ее гоняет туда-сюда. Привычка, на случай драки. Он легко вскидывает подбородок, и Гасанчик, мгновенно схватив намек, скручивает со своей канистры крышку. Он подходит к мерсу и щедро льет бензин на лобовое, потом – на крышу, плещет по стеклам. Все так красиво, как будто эта машина только что выехала с мойки. Амирчик ставит вторую канистру на асфальт.
    – Ну че, – он ставит на край канистры ногу, как футболист перед ударом ставит ногу на мяч. – Пенальти, еба.
    – Метры считал?
    – Ученого не учи, ага, понял, да? – с одиннадцати, как положено. Он разбегается и бьет по канистре. Первоклассный гол прямо в ворота: лобовое рассыпается в крошку под улюлюканье пацанов и истерическую сигналку. Маратик достает из кармана коробок и сплевывает спичку себе в ладонь. Занимается от пятен у передних колес и быстро ползет выше; Амирчик, держась на почтительном расстоянии, дотягивается до тачки монтировкой и по-шакальи быстро сбивает оба боковых зеркала – сначала правое, потом левое. Чисто на случай если потом по одной только канистре в салоне парень не поймет, что водить надо аккуратнее. Они смотрят на огонь еще минут пять или десять.
    – Бля, а сфоткай меня, а, – Маратик пихает Гасанчику в руки свой телефон и садится возле тачки на корты, складывает руки на груди, изобразив невзъебенное просто ебало. Огонь охватывает крышу. Вспышка срабатывает дважды, Гасанчик показывает, мол, все ок. – От души, Гасанчик, по-братски. Все, поехали уже отсюда.

    У Маратика все хорошо на фоне горящей тачки за три с половиной мульта. Дальше: у Маратика все хорошо в переходе в Обухово, за его спиной битыми стеклами скалятся пустые окна разоренного ларька с шавермой. Дальше: тот же ларек, категория "ворк-ин-прогресс", это видео, на нем Амирчик пинает по ребрам продавца, лежащего на бетонном полу, рядом валяется фартук, он уже не белый, а какой-то желтовато-коричневый. Дальше: у Маратика все хорошо у кого-то на хате, сзади штабелями лежат пятеро, уложенные ебальниками в паркет. Дальше: у Маратика все хорошо в сортире дорогого ресторана, он жизнерадостно улыбается в камеру, коленом прижав чью-то шею к золоченному ободку. И дальше. И дальше. Такая вот фотопленка у него в телефоне. Кто-то фотографируется с рыбой после рыбалки, кто-то фотографируется с дичью после охоты. Ему тоже хочется фиксировать свои успехи. Каждый из его спутников втайне надеется, что Маратик никогда нигде не проебет свой айфон.
    Он сам, телефон, то есть, выбирает из этих фотографий те, на которых есть лица, и уносит их в отдельный раздел фотопленки: "люди". Хуй знает, по какому принципу. Типа, может, по совокупности антропоморфных черт, даже если закрыты глаза, открыт рот или все ебало в крови. Такое маленькое личное кладбище, которое всегда с тобой.

    Следующий день. Ленивый обед в Аъло. Денек жаркий пиздец несмотря на работающий кондиционер и шумные вентиляторы, разгоняющие сладкий кальянный дым в завешанном коврами углу. Он полулежит на шитых подушках и рассеянно прокручивает галерею в телефоне, периодически отвлекаясь на ниочемные разговоры корешей. Его личное кладбище стилистически разобщено. В него вторглись вандалы. Ему нравится это – вандализм, нравится, конечно, его это прет. Среди его смазанных развеселых селфи все чаще появляется что-то меланхолическое: спина издалека, утренний туманный Парнас, два одиноко горящих окна наверху новостройки (кухня, совмещенная со спальней). Едва различимый силуэт в окне больницы. Щиток на ее этаже. На всякий случай. Ее дверной замок. На всякий случай. И прочая романтика.
    Иногда, занося над чьей-нибудь головой монтировку Амирчика, он улыбается самой мечтательной улыбкой, потому что в этот момент он думает о цыпе из семьдесят восьмой квартиры.
    Раздел "люди" пополнился еще одним лицом, и опять – ошибочно. Ну какие из них люди, в самом-то деле.

    Вечером он часа три тупит под окнами больницы, когда темнеет – недолго светит фарами в окна приемного покоя, потом, пронзительно взвизгнув шинами на повороте, уезжает оттуда нахуй. Сегодня – в Вырицу, к местным кочевым. Чисто пообщаться, повидаться с теми, кого не видел, познакомиться с теми, с кем не знаком, размутить каких-нибудь интересных темок. Крайне полезные связи, если что – эти ребятки очень чутко секут любую паранормальную движуху, если быть с ними на короткой ноге, можно узнать много нового о местной экосистеме. И о прочем бытовом, в общем-то.
    Когда он выезжает из Вырицы, уже светает. Гасанчик дремлет на соседнем сидении, трогательно похрапывая на манер бассбустед. – А че значит, если девочка смайлик прислала? – интересуется у него Маратик севшим от бессонной ночи голосом, покручивая в руке телефон. Вторую руку держит на руле. Он бодр, как и всегда. Гасанчик всхрапывает и прячет лицо у оконной рамы. – Бля, реально, это что-то значит. Понял, да? Что-то это значит.
    Все это что-то да значит. Вандализм на его погостах. Все это что-то да значит. Плащ на крючке в прихожей висит, как картина – что-то да значит. В Купчино над подземным переходом у метро видел граффити – тупая какая-то птица с подписью "птица-заебица", он угорел пиздец, тут же сделал фотку. Что-то это да значит. Весь нервяк прошедшей ночи медленно растворяется в его невъебенной любви, от которой его бескровное белесое лицо наливается деликатным пацанским румянцем.
    Хорошо возвращаться к девочке, которая ждет.

    Дела, однако, не ждут. Гасанчик оставляет его на Сенной и двигает на север, он, насвистывая себе под нос незамысловатый мотивчик откуда-то из раннего Вити АК, двигает в сторону набережной. От него пахнет гарью, жженым машинным маслом, травой, землей, костром, конюшней, табаком и немного – неплохим одеколоном, в меру задорным, в меру серьезным, потому что он всегда готов к неожиданным встречам (мелодраматическим и не очень).
    Он пишет ей: сейчас человечек подскочит, подберет тебя
    Еще пишет: не бойся не обидит)
    Содержимое карманов ее плаща в ряд выложено на подоконнике: пачка из-под парлика, набитая перьями, пропуск, пара желудей, разноцветные леденцы в прозрачных хрустящих обертках, мягкий от времени, измятый и изорванный детский рисунок – какие-то пятна на фоне каких-то пятен, хуй пойми, что это такое. Он распихивает это все по своим карманам, долго трамбует, выкладывает складную бабочку, чтобы поместились желуди, потом выкладывает желуди, чтобы поместился еще один нож. Это какой-то непримиримый стилистический конфликт, но ему будет спокойнее вести разговоры на Апрашке, если у него в кармане будет оружие, а не желуди. Хотя это желуди из кармана его зазнобы. Что-то это да значит. Хуй знает. – Ху-у-уй знает, – глубокомысленно тянет он, кивнув своему отражению в зеркале в ванной. Нормально теперь от него пахнет, он свеж заебись. – Ху-у-уй знает, братик. Попадос.
    Потом он идет делать дела.

    Отредактировано на должном (05-05-2022 00:14:44)

    +3

    8

    Форум: shakalcross.ru
    Текст заявки:

    Jeremy Knox // Джереми Нокс

    https://i.ibb.co/p1CwgsM/image.jpg

    all for the game


    Ты – Солнце. Яркое, негаснущее, обжигающее. Рядом с тобой мне всегда будет некомфортно. Но только рядом с тобой я буду чувствовать себя в безопасности.

    Я никогда не говорил тебе о Воронах и о том, что со мной происходило в «Гнезде». Но я часто ловлю твои взгляды на моих бледных, кривых шрамах, и за своё молчание ощущаю вину. Ты принял меня в свою команду без лишних вопросов; ты терпел мой темперамент и привычки, принесённые с Гнезда; ты никогда на меня не давил и за совершенные мной ошибки даже не злился. Ты искренен со мной абсолютно во всем и с охотой расскажешь что угодно, если я только попрошу. И меньшим, чем я мог бы отблагодарить тебя за проявленную доброту – это правда, но нет, Джереми, я ничего тебе не расскажу.
    Никогда.

    На самом деле, мне ты не понравился с первого взгляда. Ты, твоя команда, ваши методы в тренировке – всё это для меня чуждо, неправильно. И твой нескончаемый альтруизм бесил не меньше. Я не доверял тебе, не верил тебе и не верил в вас; я – чёрная ворона в вашем ярко-белом мирке.

    Я не верю в искренность и бескорыстие. За добротой всегда стоит что-то ещё, после пряника неминуемо последует кнут – вот, что я принёс с собой из Гнезда. Ты поднимаешь руку, и я жду удара, но ты всего лишь хочешь отбить мне «пять». Ты говоришь какие-то нелепицы и выжидающе на меня смотришь, а мне требуется около трех или четырех секунд на то, чтобы понять, что ты так всего лишь шутишь и ждёшь от меня соответствующей реакции. Но я не умею смеяться, и я не понимаю шуток. А ты даже не расстраиваешься.

    Ты терпелив. Даже слишком терпелив. Возможно, я и не заслуживаю места в твоей команде, но я стараюсь и работаю над собой.
    Ты – Солнце, которое рано или поздно, но осветит мой черно-белый мир. Просто дай мне время, и я расправлю свои сломанные крылья.


    ✧ Буду банален и попрошу грамотность и желание играть.
    ✧ Не обязательно приходить в пару. Я буду рад и просто поиграть. Жан – побитая жизнью собака, и он не сможет справиться со своими травмами в одиночку. Протяни ему руку помощи.
    ✧ Персонаж засветился всего на одну главу, но уже стал одним из моих фаворитов. Благодаря тому, что сказано про него мало, можно дать фантазии развернуться в совершенно любую сторону.

    Ваш персонаж: Жан Моро
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Господи.
    Как же много крови.
    Жан впервые видел, чтобы её было так много; чтобы Рико был зол настолько сильно. Агония Дэя заглушила удобно лёгшая на уши пелена. Не в силах оторваться от изломанной, безжизненно повисшей руки Кевина, Жан не слышал ни его криков, ни всхлипов, ни просьб помочь. Картина, представшая его глазам, отозвалась в теле оцепенением, тормозя, казалось, абсолютно всё: и умение соображать, и способность банально дышать.

    Рико был жесток и часто проявлял свои садистские наклонности на самом Жане, чуть реже – на Кевине, и всё же, он никогда не переступал черту дозволенного. Как бы сильно не бесновался, как бы глубоко не пропадал в урагане своих хаотичных эмоций, Рико никогда не наносил Кевину... подобных увечий. Но то, что Жан видел сейчас, превосходило все его ожидания.
    Рука Кевина была сломана, разбита, переворочена в мясо.
    Рука Кевина Дэя. Его ведущая рука.

    Он больше никогда не сможет играть.

    Оцепенение отхлынуло ледяной волной обратно, когда сквозь пустой вакуум прорезалось имя. Его, Жана, имя – Кевин звал его или, точнее, надрывал свои и без того измученные голосовые связки. Реальность ударила больно и куда-то под дых, чуть не повалив Моро рядом с другом, однако Жан от своего состояния быстро избавился.
    Соберись, чёрт возьми.
    Ему нужна твоя помощь.

    ***

    Жан стоял напротив двери уже сколько, секунд десять? Минуту? Эмоциональные качели вымотали его куда сильнее, чем физические нагрузки во время игр. Жан мог оказать первую помощь, но нихрена не знал, что делать с торчащей из кровоточащей плоти белой костью. Проклятье. Хозяин вообще в курсе инцидента? Рико часто действует импульсивно, но у его дяди имелось достаточно хладнокровия для трезвой оценки ситуации, и едва ли он позволил бы...

    Нет, не время об этом думать сейчас. Кевин нуждался в профессиональной помощи за пределами Гнезда – то, чего Жан самостоятельно никак не мог ему дать. Но мог хозяин, если бы Кевин позволил ему сообщить. Ну что за упёртый баран! Жан чувствовал, как волна злости постепенно начала накрывать и его самого. Сломанная рука – велика трагедия, но куда важнее сейчас сохранить жизнь, а не функциональность конечности. Кевин определённо сошёл с ума. И Жан, похоже, тоже, раз решил прислушаться к его просьбе.

    Кевин пожелал провести время наедине. Вороны всегда ходят по парам – таково правило, и уже было странным то, что эти двое находились в разных местах. При других обстоятельствах подобное поведение было бы неправильным... но в том и дело. При других обстоятельствах. Жан прекрасно понимал желание друга; более того, на его месте он бы сам не смог и головы повернуть в сторону этого сумасшедшего монстра. Ха... Кевину нужна была медицинская помощь, а он поднял истерику из-за Рико. Но ничего. Рана серьёзная, но болевой шок удалось купировать. Посидит спокойно в комнате, соберётся с мыслями, а там и позволит себе, чёрт возьми, наконец помочь.

    Жан медленно выдохнул и, наконец, поднял руку, чтобы пару раз ударить по, казалось, ледяной глади двери. Встречаться с Рико в его текущем состоянии было себе дороже, и Жан ещё не настолько успел возненавидеть жизнь, чтобы самолично тревожить раздраконенного монстра. Но выбирая между состоянием единственного друга в этом проклятом месте и встречей с очередной истерикой господина, Жан, не раздумывая, выберет Кевина.

    Все же, из меня выйдет отличный самоубийца.

    За дверью – такой хлипкой, совершенно ненадежной преградой – раздался голос Рико. Жан прислушался к его тону: повышенный, раздражённый. О, за свою короткую жизнь Моро достаточно провёл время с этим человеком, чтобы изучить его целиком: мимику, интонацию, жесты. И сейчас маленький господин был явно на грани очередного срыва.

    Жан устало прикрыл глаза, приложился взмокшим лбом к прохладе двери. Зайти в комнату сейчас – значит провести ночь в госпитале. Но что синяки и переломы Жана рядом с Кевином? Дэй, снова он напомнил себе, нуждался в помощи куда больше. Если ему не поможет Жан, то не поможет никто; если остаток огня на себя не вызовет Жан, то неизвестно, что Рико может вытворить с Кевином ещё. Боль – это боль, к ней никогда не получалось привыкнуть, но если выбирать... ох.

    Если уж выбирать, то Жан бы предпочёл, чтобы из них двоих в порядке был именно Кевин.

    Должен будешь, упрямый засранец, - подумалось Моро за секунду до того, как он повернул дверную ручку и переступил порог комнаты.

    Жан окинул помещение уже со знакомым себе чувством безразличия. Все спальни были сделаны в одном стиле: та же мебель, одинаковое постельное бельё. Только ему всегда казалось, что комната Рико и Кевина была чуть просторнее и больше, чем у других. Было это действительно особенной привилегией для любимцев хозяина или плод избитого и изломанного воображения Жана, выяснить по-настоящему ему никогда не хотелось. Довольно рано он для себя уяснил, что не стоит лезть туда, куда не нужно.

    Только если это не касалось безопасности единственного друга.

    Таким же безразличным, бесстрастным взглядом Моро скользнул в проём ванной комнаты, где у раковины замер маленький господин. В отражении зеркала на него смотрело озлобленное, перекошенное лицо Рико, и при других обстоятельствах Жан нашёл бы его даже забавным – оставаясь наедине со своими мыслями, он часто позволял себе такую вольность, как насмешку над своими господами. Но, оставшись наедине с кем-то из них, следовало продолжать играть роль хорошего слуги.

    - Рико, - Жану даже не нужно было стараться, чтобы голос прозвучал уставшим и севшим. – Я только что был у Кевина.

    Ах, какая неслыханная дерзость – перечить королю. Вот теперь пришлось приложить усилие, чтобы ни один мускул на лице не выдал рвущегося наружу ехидства: с последнего раза, когда Жан игнорировал приказы Рико, утекло слишком много воды. Он успел и позабыть это чувство – прямо как щекотать нос тигра в ожидании неминуемой атаки.

    Помедлив секунду, со следующим ударом сердца Жан сделал один шаг навстречу. Это волнительно, возбуждающе. Может, Рико сейчас сорвётся снова и не будет церемониться, как с Дэем? Отправит его, наконец, к праотцам, чтобы Жан сказал им, как они все с потомками дружно облажались.

    - Он в ужасном состоянии, но я помог ему, чем мог. – Внимательный взгляд серых глаз неотрывно следил за лицом короля. – А ты? Ты... не ранен?

    0

    9

    Форум: crossreturns
    Текст заявки:

    Средь миллиона голосов хочу услышать твой сладчайший голос
    «У меня бывают... сны. И в них я слышу голоса. Они просят меня прийти и придать форму Пустоте, что окружает их...»

    https://i.ibb.co/sJh7KVs/f6d1ee8a3f8cd3c26082cbdcfc857d30.gif

    Feynriel [Фейнриэль]


    dragon age. полуэльф. маг-отступник, сомниари
    Orlando Bloom

    • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
    I'm worse at what I do best
    And for this gift I feel blessed

    Наполовину эльф, наполовину человек. Слишком остроухий для общества людей и недостаточно остроухий для эльфов – оба народа отказывались тебя принимать с самого детства. Совершенно одинокий, без отца и без друзей ты рос в заботливых объятиях своей матушки. Пока в тебе не пробудился магический дар.

    Твоя мать... она всегда тебя защищала от всех невзгод и искренне любила. Как трогательно. Она даже придумала план, как спасти тебя от храмовников и Круга Магов, но твой дар был слишком велик для одной тайны. И тогда я обратил на вас внимание.

    Не волнуйся: я устроил всё так, чтобы тебя приняли долийцы. Выбирая между двух зол, Круг Магов – последнее место, куда бы я сам хотел отправиться, а потому свободный эльфийский народ показался мне куда более приемлемым для тебя вариантом. Но вскоре даже долийский клан оказался для твоего дара тесен, и тогда мне вновь пришлось вмешаться.

    Не бойся: я прекрасно знаю, кто такие демоны, и на что они способны. И в том, что ты позволил одному из них подобраться к своему разуму слишком близко, абсолютно нет твоей вины. Подобное может случиться с каждым магом, а с таким особенным, как ты – тем более. Фейнриэль, мальчик мой, я не позволю тебе стать одержимым и спасу тебя. Во что бы то ни стало.

    Будь уверен: в Тевинтере, настоящей цитадели магии, тебе помогут. И о переезде ты тоже можешь не волноваться, я обо всём уже позаботился и подготовил для тебя место на корабле. О твоей чудесной матушке я позабочусь тоже, мне в самом деле не сложно. Может, даже удастся найти ей подходящую работу... но главное, что ты теперь в безопасности и в надежных руках. Тевинтерские Магистры уж точно знают, что с твоим даром сделать.

    Ты станешь великим магом, Фейнриэль.

    Могущественным сновидцем.

    Но знаешь, что ещё, Фейнриэль, мальчик мой?..

    Твоя мать была настоящей идиоткой, раз искренне верила, что ради неё человек сможет отказаться от всего. Люди – самые алчные и лицемерные дети Создателя. И ты правда наивно полагал, что я от них чем-то отличаюсь?..

    Я тебя умоляю, Фейнриэль.

    Мне плевать на тебя настолько же, насколько твоему отцу была безразлична твоя мать. Тебя купили мои сладкие речи, обещания поддержки, безграничная щедрость и помощь? Скажу тебе так, мальчик мой: я помогал только для того, чтобы после забрать долг с лихвой. Я увидел в тебе потенциал, возможность быть мне полезным, и именно поэтому ты всё ещё жив. Благодаря мне. А что до моих обещаний... о, уверен, ты прекрасно знаешь, что убеждать и располагать к себе я прекрасно умею. Если посчитаю нужным.

    Нужным, верно. Ты был для меня не более, чем удобным материалом, никчемной пешкой, которую я продвинул до конца доски и превратил в фигуру более могущественную, чем ты был под опекой своей такой же никчемной матери. То, что ты до сих пор не стал одержимым и то, что тебя до сих пор не усмирили – это всецело моя заслуга, Фейнриэль.

    Не смей этого забывать.

    • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
    Послесловие:

    ✧ Я на самом деле очень хороший, ты мне главное не верь;
    ✧ Наш будущий сюжет будет крутиться вокруг Тевинтера, поэтому ты нам (мне) определенно будешь нужен;
    ✧ Говоря о долге. Возможно, я про него не вспомню, как и тебя. Потому что за возможность покинуть Тень живым, я расплатился своими воспоминаниями. Абсолютно всеми, Фейнриэль, и я буду рассчитывать на твою помощь;
    ✧ Я правда хороший. Просто жизнь у меня сложная.
    ✧ Как игрок, я достаточно активный (могу кидать по посту за два дня) и терпеливый, но не очень люблю, когда мне пишут по посту в месяц, заранее извини :с

    Ваш персонаж:
    Гаррет Хоук, маг, малефикар, собака породы сутулая. Циничный, лицемерный, лживый. Ради власти и желаемого пойдет на любые ухищрения.
    ✦ Из хорошего: любит семью и всё плохое, что он делал, было ради семьи. Увы, большую часть семьи сохранить не удалось, поэтому он немного приуныл и в Киркволле заигрался в мафиозного босса.
    ✦ Вообще, Гаррет Хоук не такой уж и плохой. Просто у него было трудная жизнь.

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Он внимательно наблюдал за мальчишкой, ловил каждую его эмоцию. За секунду – какую-то короткую, неуловимую секунду – в глазах эльфа промелькнула донельзя знакомое Гаррету выражение: откровенное недоверие, злость, обезоруженное отчаяние. Но Гаррет, жадно вылавливающий любое изменение на этом утончённом юношеском лице, сделал вид, что не заметил его вспыхнувшей опасным пламенем защитной реакции, как не заметил его уязвлённые блестящие глаза. И только когда Лавеллан покорно принял плащ, он удовлетворённо, едва заметно дёрнул уголком губ вверх: нет, Варрик ошибся на его счёт.

    Хоук прекрасно помнил те растянувшиеся и слившиеся меж собой, как нагретые под палящими лучами солнца пластилины, дни после смерти матери. Он был зол [в первую очередь на себя] и никого к себе не подпускал, угрожающе скаля клыки из тёмных глубин своей клетки: отталкивал, говорил грубости и ранил словами – делал всё, чтобы от него отвернулись и оставили в покое. Но Алларос... мальчик покорно принял тёплый плащ мага и накинул его на свои тонкие плечи. Скорбь не лишила его навыка грамотно расставлять приоритеты; более того, несчастье не дало ему забыть, кем он является. Инквизитор обязан сохранять лицо даже во время сна или глубокого опьянения, иначе бывший наместник Хоук давно был бы послан куда подальше.
    Он не такой, Варрик.
    Он – не я.

    Возможно ли, причиной тому было воспитание в окружении многочисленных собратьев-долийцев, преданно опекающих его с самого рождения? У эльфийских кланов понятие о семье и защите близких стояло куда острее, чем у людей. Детство Гаррета же было другим. Совсем другим...
    Лавеллан остался вежлив, приняв соболезнования мага и даже подарив их в ответ. Действительно ли слова Хоука затронули его уязвленную душу, или то самое воспитание не позволило ему ответить иначе? В любом случае, Гаррет реакцией мальчишки снова был приятно удивлён и остался доволен. Он решил простить мальчишке надменно-высокомерный тон. В конце концов, даже лишившись свидетелей, эльф продолжал оставаться Инквизитором, а Хоук... никем, наверное. По крайней мере, в глазах Лавеллана.

    - Я пришёл сюда не за тем, чтобы поглумиться, - приподняв бровь, произнёс Гаррет.
    Угадал? Разумеется. В конце концов кому, если не ему знать об этом подвешенном, опустошающем состоянии?

    Гаррет отвернулся от него - показал ему спину, заключив за ней руки в замок, - и подошёл ближе к ограждению, разделяющей его от необъятной пропасти Морозных гор; позволил себе задержаться, вдохнуть сухой, но свежий, холодный воздух. Как же красиво...

    - И не за тем, чтобы жалеть вас, - бросил он, не оборачиваясь. Дерзость, которую настоящий подданный Инквизитора позволить себе не мог, но сейчас оторвать Хоука от созерцания белоснежных пейзажей могло только неожиданное появление Корифея.

    - Слов поддержки от меня вы тоже не услышите. Уверен, едва новость успела сюда долететь, всех этих банальных вещей вы уже наслышались от своих заботливых советников.

    Ветра совсем не было; застывшее в зените солнце накрывало своим светом каждый острый пик, отчего снег переливался яркими, крохотными вспышками. Смотреть на него практически было больно, но когда он ещё сможет насладиться подобным видом? Гаррет вдохнул холодный морозных воздух полной грудью и выпустил облако тёплого пара.

    - Сколько раз вы бывали в бою? В настоящем бою, Ваша Светлость, - неожиданная смена темы, - когда противник превосходит вас не только силой, но и армией. Когда всё вокруг объято пламенем сражения, а путь назад полностью отрезан, и единственный выход находится впереди, там, где поджидает враг. Кажется, всего один? В Убежище, насколько мне известно.

    Да, Варрик всё рассказал. То ещё было пекло, с его-то слов. Удивительно, что оттуда умудрились выйти живыми практически все, не считая рядовых солдат, которые в любой войне неизменно играют роль пушечного мяса.

    - Тогда вы должны уже знать, что значит секунда в бою.

    Стоять вот так, объятый лаской холода погоды, в конце концов даже ему было тяжело. Гаррет отвернулся, с трудом оторвав от раскинувшейся картины взгляд, и вернулся к Инквизитору. Шаг, второй, и он вновь застыл напротив него, заслонив от полуденного солнца. И снова на расстоянии трёх шагов.

    - Одна секунда, Ваша Светлость, - Хоук дёрнул бровью. – Короткая, скоротечная секунда – в бою это всё, что у вас есть.

    Чёрные, апатичные глаза смотрели не на тонкую, как лист, фигуру эльфа, нет. Гаррет позволил его образу ускользнуть, раствориться в водовороте ярких, живых воспоминаний прошлого.

    - Всё происходит за секунду: решение, которое примите вы, и решение, которое примет враг. – Произнёс он. – Когда я был на год младше вас, эта секунда отняла у меня мою младшую сестру. Я замешкался, потерял время, и её не стало. Вот такое оно, настоящее сражение в реальном бою: жестокое и беспощадное. Но ведь мы с вами знаем и про другие? Не те, что сталкивают два тела и заставляют металл петь, нет. Эти сражения ведутся из тени и словами, которые сливаются в приказы. И в таких сражениях выше времени становится решение.

    Хоуку не было приятно об этом говорить. Никогда и ни с кем он не поднимал подобные темы, даже с Карвером. Особенно с Карвером: обсудить с братом трагичные смерти их членов семьи он так и не смог. Не хватило духу и смелости? Вполне. Зато с Лавелланом, совершенно незнакомым и чужим ему человеком, затрагивать неприятные, болезненные воспоминания оказалось даже проще. Возможно как раз потому, что эльф ничего про прошлое Хоука не знал.

    - Одно решение. Один выбор. – Он сжал пальцы за спиной так сильно, что они тихо хрустнули. – Когда в моём городе объявился серийный убийца, я решил закрыть на его появление глаза, посчитав, что в сторону знати у него духу не хватит взглянуть. Но тогда пропала моя мать, и охваченный паникой, в её поисках я снова принял неверные решения и опоздал.

    Стоять, взирая на Лавеллана свысока, было тоже неудобно, а потому Гарет плавно опустился перед ним на одно колено. Вот так. Чтобы думал, что в своём положении выше Хоука, и чтобы сам Хоук мог видеть его глаза.

    - Я позволил себе окунуться в пучину страха: ни трезво думать, ни рационально действовать, абсолютно ничего. Затуманенный ум не способен ни на что, и поэтому я опоздал. – Гаррет заговорил тише, вкрадчивей, словно через свою речь хотел проникнуть эльфу под его бледную кожу. – А когда понял, что её больше нет, то окунулся в бездну куда более глубокую и страшную. Чтобы заглушить боль, целый год я делал то, за что давно должен был быть усмирен, и остановился лишь тогда, когда пришло опустошающее осознание: ничего уже не изменить. Я такой, какой есть, и мои ошибки – это только мои ошибки, пусть другие и пытались перетянуть ответственность на себя.

    Он выдохнул. Лиандра заслужила того, чтобы её упоминали в подобном месте?

    - Такой путь прошёл я, Инквизитор. Но вы – не я. И не Каллен, не Искательница Истины, не Сестра Соловей, не Амелл и даже не король Ферелдена. У вас нет такой роскоши, как время на скорбь. Здесь и сейчас на вас обращены взгляды всего континента, и никто не даст вам ни дня, ни недели и тем более года для того, чтобы вы могли собраться с мыслями. – И вот, следом за исповедью прилетела хлесткая пощечина, которая безжалостно слетела с уст мага. – Вы отдали приказ, и вы допустили ошибку. Смерть вашей семьи лежит исключительно на ваших руках, и ни на чьих больше. Все они мертвы, потому что вы, Инквизитор, были недостаточно умны, хитры и сильны.

    Слова лились быстро, но твердо, нанося удар за ударом; чёрные, бездонные глаза Хоука горели, смотря прямо в тусклые зеленые напротив.

    - Я пришёл сюда не для того, чтобы тешить вас жалостью или утешениями, мальчик мой. За этим можете обратиться к любому из своих нянек-советников или товарищей, уверен, нужных слов для вас у них найдётся сполна. - Проговорил он. – Я пришёл для того, чтобы вы скорее поняли: ошибки будут окружать вас всегда, как и смерть. Но если утрёте слезы, если станете умнее, хитрее и сильнее, в ваших силах сократить потери к минимуму.

    Выплюнув последние слова, Гаррет резко поднялся, снова возвышаясь, надменно смотря на Инквизитора сверху вниз. И протянул руку вперёд, почти как со своим плащом – Лавеллану решать, принимать её или нет.

    - И я могу вам в этом помочь, Инквизитор. Могу открыть вам путь к такой магии, которой не научат ни один приглашенный учитель из Кругов или даже мой дражайший кузен Амелл. – Сказах Хоук. – Вы, будущий Хранитель клана, потеряли его, но у вас остался целый континент тех, кто надеется на своего Вестника Андрасте. Так используйте меня, Инквизитор, как должны использовать всех, кто вас окружает.

    +2

    10

    Форум: crossreturns
    Текст заявки:

    Средь миллиона голосов хочу услышать твой сладчайший голос
    Home - a place where I can go
    To take this off my shoulders
    Someone take me home

    https://forumupload.ru/uploads/0019/fd/38/2956/t274443.gif  https://forumupload.ru/uploads/0019/fd/38/2956/t68258.jpg   https://forumupload.ru/uploads/0019/fd/38/2956/t702117.gif

    Carver Hawke [Карвер Хоук]


    dragon age. 30 лет в 9:41 века дракона. человек. храмовник?
    Внешность: original, joseph batey. обсуждаемо.

    • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
    [„Что бы он ни натворил — он твой брат“.]

    Ты появился на свет 9:11 Века Дракона не один, а с Бетани – твоим близнецом. И, признаться, я всегда немного завидовал (удивлён?), видя, какая между вами связь.

    Ты рос той ещё занозой в заднице. Думаю (знаю), ты тоже завидовал мне, как любой другой младший брат. И я честно старался быть хорошим старшим, на которого всегда можно было бы положиться, но... сам признаю, что облажался.

    Отец маг, я маг, Бетани маг тоже. Ты часто наблюдал, как втроём мы уходили в лес для тренировок, но никогда не ходил следом. Тебе ничего не оставалось, кроме как развиваться в другую сторону. На самом деле, я всё ещё не представляю, как ты уговорил наших соседей-ветеранов обучить тебя фехтованию, но получалось у тебя отменно. У тебя настоящий талант, Карв. Кажется, я этого тебе так никогда и не сказал, да?

    Ты знал, чему меня обучал отец. Однажды, всё же, даже довелось увидеть воочию – настоящая магия крови. То, что запрещено самой церковью и тайна, которая была для тебя слишком тяжёлой, но ты продолжал её нести. До самого конца.

    Смерть отца подкосила всех нас, но ты помогал мне и стал настоящей поддержкой, которой мне так не хватало тогда. Ты вырос достойным мужчиной, Карв. Но начало Пятого Мора... та наша (очередная) ссора, ты помнишь её? Зачем ты рвался на войну, зачем шёл в объятия смерти? Я не хотел тебя отпускать, но когда ты меня слушал. Благодари своего Создателя, что вернулся к нам живым.

    Смерть Бетани ты пережил тяжело, но тебе нужно было двигаться дальше. Нам всем нужно было. Но не думай, будто её уход меня совсем не задел, дурачина ты такая. Думаешь, после её смерти я мог потерять ещё и тебя? Карв, это моя работа: рисковать, работать и обеспечивать семью, чтобы всё было на мази. Твоя работа – жить в безопасности. Ты думал, я не взял тебя на Глубинные Тропы из вредности? Ты совсем идиот?

    Наверное, глупо с моей стороны было пытаться тебя удержать. Ты же Хоук, у тебя тоже есть крылья, а я пытался оградить тебя золотой клеткой от жестокого внешнего мира. Твой выбор пойти в храмовники я никогда не одобрял, но... это твой выбор. И я должен его уважать, пусть это и разругало нас окончательно.

    Ты мог в любой момент пойти к Мередит и доложить, что Защитник Киркволла не просто маг, а малефикар. Но ты не стал. До самой последней минуты, когда конфликт между магами и храмовниками достиг точки кипения, ты продолжал оставаться на моей стороне. И знаешь что, Карв? Если бы ты направил на меня свой меч, я бы не стал сопротивляться.

    Ведь мы братья. И всё, что я делал, было ради тебя.

    • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
    Прочее:

    - Внешность обсуждаема. Меня вообще любой ты устроишь, знай.
    - Ещё ты должен знать, что Хоук у меня остался в Тени, но вернулся спустя несколько лет с небольшой амнезией.
    - А ещё мой Хоук какое-то время занимал пост Наместника Киркволла.
    - Как игрок, я достаточно активный (могу кидать по посту за два дня) и терпеливый, но не очень люблю, когда мне пишут по посту в месяц, заранее извини :с

    Ваш персонаж:
    Гаррет Хоук, маг, малефикар, собака породы сутулая. Циничный, лицемерный, лживый. Ради власти и желаемого пойдет на любые ухищрения.
    ✦ Из хорошего: любит семью, и всё плохое, что он делал, было ради семьи. Увы, большую часть семьи сохранить не удалось, поэтому он немного приуныл и в Киркволле заигрался в мафиозного босса.
    ✦ Вообще, Гаррет Хоук не такой уж и плохой. Просто у него было трудная жизнь.

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Он внимательно наблюдал за мальчишкой, ловил каждую его эмоцию. За секунду – какую-то короткую, неуловимую секунду – в глазах эльфа промелькнула донельзя знакомое Гаррету выражение: откровенное недоверие, злость, обезоруженное отчаяние. Но Гаррет, жадно вылавливающий любое изменение на этом утончённом юношеском лице, сделал вид, что не заметил его вспыхнувшей опасным пламенем защитной реакции, как не заметил его уязвлённые блестящие глаза. И только когда Лавеллан покорно принял плащ, он удовлетворённо, едва заметно дёрнул уголком губ вверх: нет, Варрик ошибся на его счёт.

    Хоук прекрасно помнил те растянувшиеся и слившиеся меж собой, как нагретые под палящими лучами солнца пластилины, дни после смерти матери. Он был зол [в первую очередь на себя] и никого к себе не подпускал, угрожающе скаля клыки из тёмных глубин своей клетки: отталкивал, говорил грубости и ранил словами – делал всё, чтобы от него отвернулись и оставили в покое. Но Алларос... мальчик покорно принял тёплый плащ мага и накинул его на свои тонкие плечи. Скорбь не лишила его навыка грамотно расставлять приоритеты; более того, несчастье не дало ему забыть, кем он является. Инквизитор обязан сохранять лицо даже во время сна или глубокого опьянения, иначе бывший наместник Хоук давно был бы послан куда подальше.
    Он не такой, Варрик.
    Он – не я.

    Возможно ли, причиной тому было воспитание в окружении многочисленных собратьев-долийцев, преданно опекающих его с самого рождения? У эльфийских кланов понятие о семье и защите близких стояло куда острее, чем у людей. Детство Гаррета же было другим. Совсем другим...
    Лавеллан остался вежлив, приняв соболезнования мага и даже подарив их в ответ. Действительно ли слова Хоука затронули его уязвленную душу, или то самое воспитание не позволило ему ответить иначе? В любом случае, Гаррет реакцией мальчишки снова был приятно удивлён и остался доволен. Он решил простить мальчишке надменно-высокомерный тон. В конце концов, даже лишившись свидетелей, эльф продолжал оставаться Инквизитором, а Хоук... никем, наверное. По крайней мере, в глазах Лавеллана.

    - Я пришёл сюда не за тем, чтобы поглумиться, - приподняв бровь, произнёс Гаррет.
    Угадал? Разумеется. В конце концов кому, если не ему знать об этом подвешенном, опустошающем состоянии?

    Гаррет отвернулся от него - показал ему спину, заключив за ней руки в замок, - и подошёл ближе к ограждению, разделяющей его от необъятной пропасти Морозных гор; позволил себе задержаться, вдохнуть сухой, но свежий, холодный воздух. Как же красиво...

    - И не за тем, чтобы жалеть вас, - бросил он, не оборачиваясь. Дерзость, которую настоящий подданный Инквизитора позволить себе не мог, но сейчас оторвать Хоука от созерцания белоснежных пейзажей могло только неожиданное появление Корифея.

    - Слов поддержки от меня вы тоже не услышите. Уверен, едва новость успела сюда долететь, всех этих банальных вещей вы уже наслышались от своих заботливых советников.

    Ветра совсем не было; застывшее в зените солнце накрывало своим светом каждый острый пик, отчего снег переливался яркими, крохотными вспышками. Смотреть на него практически было больно, но когда он ещё сможет насладиться подобным видом? Гаррет вдохнул холодный морозных воздух полной грудью и выпустил облако тёплого пара.

    - Сколько раз вы бывали в бою? В настоящем бою, Ваша Светлость, - неожиданная смена темы, - когда противник превосходит вас не только силой, но и армией. Когда всё вокруг объято пламенем сражения, а путь назад полностью отрезан, и единственный выход находится впереди, там, где поджидает враг. Кажется, всего один? В Убежище, насколько мне известно.

    Да, Варрик всё рассказал. То ещё было пекло, с его-то слов. Удивительно, что оттуда умудрились выйти живыми практически все, не считая рядовых солдат, которые в любой войне неизменно играют роль пушечного мяса.

    - Тогда вы должны уже знать, что значит секунда в бою.

    Стоять вот так, объятый лаской холода погоды, в конце концов даже ему было тяжело. Гаррет отвернулся, с трудом оторвав от раскинувшейся картины взгляд, и вернулся к Инквизитору. Шаг, второй, и он вновь застыл напротив него, заслонив от полуденного солнца. И снова на расстоянии трёх шагов.

    - Одна секунда, Ваша Светлость, - Хоук дёрнул бровью. – Короткая, скоротечная секунда – в бою это всё, что у вас есть.

    Чёрные, апатичные глаза смотрели не на тонкую, как лист, фигуру эльфа, нет. Гаррет позволил его образу ускользнуть, раствориться в водовороте ярких, живых воспоминаний прошлого.

    - Всё происходит за секунду: решение, которое примите вы, и решение, которое примет враг. – Произнёс он. – Когда я был на год младше вас, эта секунда отняла у меня мою младшую сестру. Я замешкался, потерял время, и её не стало. Вот такое оно, настоящее сражение в реальном бою: жестокое и беспощадное. Но ведь мы с вами знаем и про другие? Не те, что сталкивают два тела и заставляют металл петь, нет. Эти сражения ведутся из тени и словами, которые сливаются в приказы. И в таких сражениях выше времени становится решение.

    Хоуку не было приятно об этом говорить. Никогда и ни с кем он не поднимал подобные темы, даже с Карвером. Особенно с Карвером: обсудить с братом трагичные смерти их членов семьи он так и не смог. Не хватило духу и смелости? Вполне. Зато с Лавелланом, совершенно незнакомым и чужим ему человеком, затрагивать неприятные, болезненные воспоминания оказалось даже проще. Возможно как раз потому, что эльф ничего про прошлое Хоука не знал.

    - Одно решение. Один выбор. – Он сжал пальцы за спиной так сильно, что они тихо хрустнули. – Когда в моём городе объявился серийный убийца, я решил закрыть на его появление глаза, посчитав, что в сторону знати у него духу не хватит взглянуть. Но тогда пропала моя мать, и охваченный паникой, в её поисках я снова принял неверные решения и опоздал.

    Стоять, взирая на Лавеллана свысока, было тоже неудобно, а потому Гарет плавно опустился перед ним на одно колено. Вот так. Чтобы думал, что в своём положении выше Хоука, и чтобы сам Хоук мог видеть его глаза.

    - Я позволил себе окунуться в пучину страха: ни трезво думать, ни рационально действовать, абсолютно ничего. Затуманенный ум не способен ни на что, и поэтому я опоздал. – Гаррет заговорил тише, вкрадчивей, словно через свою речь хотел проникнуть эльфу под его бледную кожу. – А когда понял, что её больше нет, то окунулся в бездну куда более глубокую и страшную. Чтобы заглушить боль, целый год я делал то, за что давно должен был быть усмирен, и остановился лишь тогда, когда пришло опустошающее осознание: ничего уже не изменить. Я такой, какой есть, и мои ошибки – это только мои ошибки, пусть другие и пытались перетянуть ответственность на себя.

    Он выдохнул. Лиандра заслужила того, чтобы её упоминали в подобном месте?

    - Такой путь прошёл я, Инквизитор. Но вы – не я. И не Каллен, не Искательница Истины, не Сестра Соловей, не Амелл и даже не король Ферелдена. У вас нет такой роскоши, как время на скорбь. Здесь и сейчас на вас обращены взгляды всего континента, и никто не даст вам ни дня, ни недели и тем более года для того, чтобы вы могли собраться с мыслями. – И вот, следом за исповедью прилетела хлесткая пощечина, которая безжалостно слетела с уст мага. – Вы отдали приказ, и вы допустили ошибку. Смерть вашей семьи лежит исключительно на ваших руках, и ни на чьих больше. Все они мертвы, потому что вы, Инквизитор, были недостаточно умны, хитры и сильны.

    Слова лились быстро, но твердо, нанося удар за ударом; чёрные, бездонные глаза Хоука горели, смотря прямо в тусклые зеленые напротив.

    - Я пришёл сюда не для того, чтобы тешить вас жалостью или утешениями, мальчик мой. За этим можете обратиться к любому из своих нянек-советников или товарищей, уверен, нужных слов для вас у них найдётся сполна. - Проговорил он. – Я пришёл для того, чтобы вы скорее поняли: ошибки будут окружать вас всегда, как и смерть. Но если утрёте слезы, если станете умнее, хитрее и сильнее, в ваших силах сократить потери к минимуму.

    Выплюнув последние слова, Гаррет резко поднялся, снова возвышаясь, надменно смотря на Инквизитора сверху вниз. И протянул руку вперёд, почти как со своим плащом – Лавеллану решать, принимать её или нет.

    - И я могу вам в этом помочь, Инквизитор. Могу открыть вам путь к такой магии, которой не научат ни один приглашенный учитель из Кругов или даже мой дражайший кузен Амелл. – Сказах Хоук. – Вы, будущий Хранитель клана, потеряли его, но у вас остался целый континент тех, кто надеется на своего Вестника Андрасте. Так используйте меня, Инквизитор, как должны использовать всех, кто вас окружает.

    0

    11

    Форум: gemcross
    Текст заявки:

    NEIL JOSTEN – ALL FOR THE GAME
    https://i.ibb.co/bKchGt6/1.jpg          https://i.ibb.co/2SmtZVX/2.jpg
    Benjamin Wadsworth

    Хочу, чтобы ты знал: мне на тебя плевать.

    Мне было плевать, когда мой брат впервые привез тебя в Пальметто, и было по-прежнему плевать, когда после вечера пятницы с нами в ночном клубе «Райские сумерки» ты, что, автостопом добирался до общаги? Сумасшедший. Но мне действительно плевать, кто ты такой, откуда взялся, почему так держишься за свою убогую спортивную сумку и почему не любишь общие душевые.

    Мне глубоко до лампочки, что ты такого сказал моему брату, после чего он решил вписать тебя в нашу [его] компанию. Мне всё равно, как ты смог привлечь к своей подозрительной персоне его внимание. И тем более мне похую, как ты держишь клюшку и какие успехи делаешь в экси. Для меня ты, Джостен, такое же пустое место, как и твой сосед по комнате, как и та – другая – компания из старшаков, к которым ты тоже умудрился зачесаться. Пока ты не мешаешь мне жить, мне на тебя глубоко плевать.

    Но ты мне мешаешь, Джостен. Во всех смыслах.

    Ты наехал на Рико Морияма, и команда потеряла целого нападающего. Знаешь, на самом деле мне все ещё плевать, куда там твой длинный язык привёл ублюдка-Гордона, но команда потеряла игрока, а это – беснующийся Кевин Дэй. А когда бесится этот одержимый по экси болван, не на месте уже мой брат, а если что-то не нравится Эндрю... ну, ты понял, его настроение затрагивает абсолютно нас всех.

    Ты начал трахать моего брата [или он тебя – не суть важна]. Ты прописался в его кровати и своим сонным видом на поле бесил Кевина Дэя, а я не люблю повторяться, к чему это обычно приводит. Да плевать на самом деле, к чему. Ты залез в постель моего брата, когда у меня с ним имеется договор. И не твоё собачье дело, Джостен, наши с Эндрю отношения. Ты – лишний. И твои действия каким-то не поддающимся логическим объяснениям образом толкнули в кровать моего брата этого озабоченного по экси Дэя. Да, черт возьми, Джостен, я понятия не имею, что у вас там творится, но я буду винить тебя.

    Ты начал лезть не в своё дело, заставил всех нас поехать к родителям моего кузена, а там... о, ты правда хочешь, чтобы я напомнил, к чему привел твой акт альтруизма? Впрочем, за то, что ублюдок Дрейк наконец отправился к праотцам, я, наверное, должен тебя поблагодарить. Но это не отменяет всей херни, которая случилась по исключительно твоей инициативе.

    Ты слишком часто лезешь не в своё дело. Мои отношения с Эндрю тебя совершенно не должны касаться, ты меня понял? Я не люблю угроз, Джостен, как и шантаж. Но ты раз за разом проверяешь моё терпение, и вот я хожу с братом на совместные сеансы к Бетси, мать её, Добстен. Она мне никогда не нравилась. И ты мне не нравишься тоже.

    Господи, Джостен, я с тобой даже не общался толком, но одно твоё присутствие в пяти метрах от меня уже нарушило границы моей привычной зоны комфорта. Ты – опухоль, которая стремительно разрастается и затрагивает абсолютно всех вокруг. И я не исключение. Я тебе что сказал в самом начале, Джостен? Мне плевать тебя до тех пор, пока ты не мешаешь мне жить. Поэтому будь готов к тому, что и я тоже влезу в твою жизнь.

    ✦✦✦

    ✧ Что надо знать: у Нила и Эндрю было что-то вроде отношений, но продлились они ровно до тех пор, пока Кевин не понял, что бесится вовсе не из-за того, что Нил заявляется на тренировки с ноющей поясницы, а из-за своей ревности. В общем, Нил у Эндрю был не первым, но и не последним.
    ✧ Эндрю и Кевин играют чёт своё, и имя «Нил» в их игре тоже есть, поэтому тебе следует у них уточнить, что они сделали с персонажем.
    ✧ Что надо знать про меня: я игрок достаточно активный и терпеливый, но ждать посты по месяцу не буду, заранее извини.
    ✧ Ищу персонажа не совсем в пару, ты не подумай, а если кто-то скажет, что всё же в пару, то это наглая ложь и провокация. Шутка. На самом деле, хочу просто с Нилом поиграть, побольше взаимодействовать, всё такое. К чему это приведет – к тому и приведет, я ни на что свои права не предъявляю.
    ✧ Если по заявке ты подумал, что я токсик, то это тоже ложь, провокация, образ, да и вообще. Я достаточно очаровательный и с нетерпением буду ждать тебя в гостевой :3

    Ваш персонаж:
    Аарон Миньярд. Нормальный из близнецов, но это только видимость. На самом деле такой же побитый жизнью молодой человек, как и все остальные Лисы.

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    «Отвали»
    Сообщение продолжало висеть в папке «прочитанное», и сил нажать на иконку корзинки у Аарона не нашлось ни когда он прождал хренову кучу времени в парке, ни когда встретился с ним впервые лицом к лицу в колонии для несовершеннолетних. И пусть Миньярд заранее подготовил себя ко встрече [он для него, вроде как, однояйцевый близнец, а из курса по биологии Аарон знает, что это означает], увидеть себя со стороны в яркой оранжевой робе всё равно оказался не готов. Тех же глаз, губ, изгиба бровей, носа, скул оказалось достаточно, чтобы навсегда перевернуть мир Аарона Миньярда.

    Аарон по-прежнему не верил и до конца не осознавал, что произошло. Все эти фантастические рассказы о братьях-близнецах неожиданно стали частью его самого, и всё же, Эндрю оставался для него чужим человеком. Они не росли вместе, не проживали эту проклятую жизнь вместе. Аарон ничего про него не знал, как и Эндрю. Друг для друга они были совершенно чужими людьми.

    И всё же.

    Всё же, когда дядя Лютор начал настаивать на том, чтобы Тильда вернула себе потерянного сына, Аарон в их ссору не вмешивался, замерев в дверном проёме в какой-то затаившейся, щемящийся надежде. В свои полные подростковые года он совершенно не понимал ни себя, ни чего хотел, и появление в жизни потерянного брата неожиданно стало ярким, ослепляющим маяком, который должен был немедленно всё расставить по своим местам. Будто Эндрю своим присутствием автоматически обязан был подсказать Аарону правильный путь; ну, или потянуть его за собой в Бездну. Оба варианта Миньярду симпатизировали одинаково.

    Аарон соврёт, если скажет, что не волнуется. Приезд Эндрю был назначен на вечер, и Тильда – ой, то есть, их мать – ещё со вчерашнего дня себе места не находила, а потому сегодня Аарон благоразумно решил задержаться в стенах школы подольше. Полученные прошлым вечером синяки предсказуемо не успели исчезнуть [а как было бы здорово, случись в его жизнь хоть какое-нибудь чудо], и нехотя Аарон обратился за помощью к девчонкам. Девчонки и ребята – вот, кем они для него являлись, без имен и [даже] лиц. Компания подростков постоянно менялась: кто-то исчезал на неопределенное время, и на его место приходило новое лицо. Но это было лучше, чем ничего. Аарон предпочитал оставаться в доме незнакомого человека в компании таких же незнакомых людей, выпивки и украденных у родителей таблеток [или других запрещенных, но чертовски приятных веществ], чем находиться под одной крышей с Тильдой. Подобная компания весьма умело помогала забыться и скоротать время.

    Но, возвращаясь к помощи. Снова сбежав с последнего урока физкультуры, Аарон остался в заброшенном туалете с, кажется, Бритни и Мэнди [по скромному мнению Аарона, имена для будущих профессиональных путан] и попросил их что-нибудь сделать с теми синяками, которые не могла скрыть одежда. Побои на лице учителям Миньярд всегда объяснял тем, что сцепился с кем-то после школы. Он – мальчишка, да ещё и подросток, и в эту историю взрослые поверили быстро. Главное, что по биологии и химии он оставался первым в классе, а личная жизнь ученика интересовала их мало.

    Аарон очень хотел избежать этой темы, но узнав, что у него есть потерянный брат-близнец, который: а) приезжает сегодня и б) вероятнее всего пойдет в ту же школу и класс, что и сам Миньярд, девчонки отчего-то сильно возбудились. Они издавали мерзкие, высокие звуки, как визгливые сдувающиеся гелиевые шарики, хлопали в ладоши и прыгали на одном месте, тряся своими косметичками.

    Наблюдая за их неподдающимся логическому объяснению восторгу, Аарон лишь желал, чтобы они поскорее замазали его скулу и руки. В прошлый раз перед посещением колонии для несовершеннолетних, он так же попросил их об этой услуге. Для подростка это оказалось довольно странным и необычным опытом: быть накрашенным, как девица на выданье, но желание предстать перед незнакомцем-близнецом с нормальным лицом в итоге победило все остальные чувства. Сейчас Аарон ощущал себя так же. Косметика липла к коже неприятным грузом, и мальчишка попусту не представлял, как прекрасный слабый пол вообще терпит такую дрянь на своем лице.

    Обман не продлится долго, и Миньярд это прекрасно осознавал, разглядывая свое обновленное отражение в зеркале. Завтра Эндрю его раскусит, узнает про наклонности Тильды и... и что? Испугается и попросится обратно? Аарон не знал и не мог сказать. В конце концов, потерянный близнец оставался для него неразгаданной загадкой, но сегодня – хотя бы сегодня, - он хотел, чтобы всё прошло если не нормально, то хотя бы приемлемо. Сегодня Тильде не обязательно распускать руки, Эндрю – активно демонстрировать своё нежелание знакомиться с потерянной семьей, а Аарону... быть настоящим собой. Поэтому он запрятал пузырек таблеток, выписанных на имя матери, поглубже в сумку и двинул домой.

    По идее, до приезда Эндрю оставалось меньше часа, но по припаркованной у дома незнакомой машине Аарон понял, что всё же опоздал. Однако вины за свой прокол Минярд не испытал – в конце концов, Эндрю однажды заставил его несколько часов проторчать в парке. Никто не помрет, если и Аарон задержится хотя бы... на сколько? как долго Эндрю уже здесь?

    Он бесшумно пробрался из прихожей комнаты в гостиную, где и замер в проёме. Первым делом он бросил оценивающий взгляд на Тильду – та не выглядела так, словно разом высосала половину бутылки вина, что самим собой является хорошим знаком; после безразлично скользнул по незнакомцам в форме и только в конце остановился на виновнике торжества. Это была уже их целая вторая встреча по счёту, но чувства были такие же, как в первый раз: смешанные, непонятные и странные. Аарон сделал глубокий вдох, не отрывая от своей идеальной копии глаз. Или это он был копией его?

    - Милый, - по старательно сдержанному тону Тильды он сразу понял, как она была напряжена и взволнованна, - опаздываешь.

    Аарон безразлично пожал плечами.
    - Дополнительные курсы по химии. Я тебе про них говорил. – Нихрена не говорил, на самом деле, но ложь слетела с языка так естественно, что ничего не ведающая о личной жизни сына женщина тут же поверила.

    - Он у меня такой умница, - приторно-ярко заулыбалась она людям в униформе. – По биологии и химии – только высшие баллы. Станет настоящим доктором медицинских наук!

    Чуть не засмеявшись вслух, Аарон сдержанно кашлянул в сторону и закатил глаза. Незнакомцы, однако, либо ничего не заметили, либо не захотели замечать. Один из них пожал Тильде руку, пожелал удач в начинаниях, а потом они начали прощаться, да так вежливо, что Аарон удивился, как они не начали друг другу кланяться в ноги. В конце концов, в небольшой гостиной их осталось трое: непутевая мать, её проблемный сын и ещё один, потерявшийся и чудом найденный ребёнок.

    - Так... – поняв, что строить комедию больше не перед кем, к Тильде вернулась неловкая растерянность. – Будем... есть? Ты... вы не голодны?

    Отредактировано Khaenriah (05-05-2022 20:32:59)

    +2

    12

    В очередной раз пересмотрев Последнее Испытание, хочу сыграть. Очень лаконичная заявка, ага)
    Прикрепляю посты и надеюсь, что классный соигрок для яркого отыгрыша найдётся быстро.

    1

    Рейстлин не был бы собой, если бы верил всем слухам, всем домыслам. Сейчас же он воочию убедился, что всё, о чём говорили между собой его наставники в бытность его малозаметным школяром, допоздна засиживающимся за книгами, - правда. Непоколебимость, надменность - вот что слышал он в пламенной тираде жрицы. Одно это стоило того, чтобы взять на заметку в проработке дальнейшего разговора. Но не это вызвало живейший интерес во взгляде мага. Что ему прописные истины, что ему косность адептов Света!.. Скучно, неинтересно - всё, что вещает ему Крисания. Одна лишь гордыня, явственно выступающая на первый план, заставляет ликовать в душе - какое прекрасное качество, какая зацепка! Если у него и были какие-то сомнения в успехе по пути сюда и в самом начале беседы, то разом испарились. На какое-то мгновение Маджере даже забыл о своих целях, искренне упиваясь чужой гордыней - не меньшей, чем его собственная. Ради такого можно простить ей, что она всего лишь смертная, всего лишь тлен в его глазах!..
    - Разумно, но не думаешь ли ты, что знак был совсем не о том, чтобы остановить меня непонятно от чего, а только лишь о встрече? Не допускаешь ли мысль, что твой Бог обеспокоен чрезмерным усердием отдельных своих жрецов и возлагает на тебя определённые надежды по устранению косности среди истинно верующих? И только в связи с этим тебе послан знак, приведший тебя ко мне? Может, тебе стоит посмотреть на всё немного иначе?..
    Нет, спорить не входило в планы чародея. Совсем другого хотел он, уводя разговор исподволь к более глобальному вопросу. Упоминание же собственной репутации заставило чуть нахмуриться и с досадой подумать о том, что упёртость Крисании в это знание может стать проблемой. Совершенно очевидно, что ему придётся как следует постараться, дабы преподнести себя не как слугу Зла, а только лишь использующего все средства ради благой цели...
    - Знаешь ли ты о том, как может мучить незавершённое?..
    Искренность могла быть быть опасна. Искренность почти наверняка была опасна. И только одно сподвигло Маджере на этот рискованный шаг - живейший интерес к тому, что он задумал. Нет, открывать все карты никто не собирался - ни один из тех, кто находился сейчас в библиотеке, где и у стен есть уши. Но только рискуя, можно было добиться результата - Рейстлин чувствовал это и был готов рисковать. В конце концов, только так он мог рассчитывать на хоть какой-то успех своего предприятия.

    2

    Их "общение" было прекрасным. Прекрасным в том смысле, какой был нужен ей - Драконице о пяти головах. А юный маг, ставший ей самым любимым развлечением, взрослел, набирался опыта и как-то незаметно из простой забавы, из временной игрушки стал чем-то почти незаменимым. Да, он действительно был очень вкусным с точки зрения магических сил, но мысли отдать его на растерзание тварям Бездны ни разу не посещали Такхизис. Нет! Он будет рядом, подле неё - признает её своей Тёмной Госпожой и преклонит колено, клянясь в верности. А потом... Потом она решит, что с ним делать, если надоест. Всё - потом. Пока же богиня как терпеливый паук плела незримую паутину, нити которой тянулись ко всему более-менее значимому в жизни её будущего соратника. Ненависть сестры к брату? Отменно! Можно и нужно взрастить - пригодится. Страхи среди магов Конклава? Ещё лучше! Задействовать всё, чтобы дополнить непосредственное воздействие на младшего Маджере - и любоваться тем, каким он становится, отбрасывая всякие человеческие слабости... И тем сладостнее было предвкушать их встречу.

    Она ждала исхода Испытания, будучи уверенной - выдержит. Даже не так. Выдержит и будет готов - эта уверенность была непоколебима и давала столько возможностей им обоим... Стоило ли это ожиданий? Безусловно. Хищный взгляд в сторону Башни и улыбка зазмеилась по губам - ещё немного, ещё чуть-чуть. Тишина вокруг резко сменилась самыми разными звуками - Роща Мёртвых будто ожила, привлекая внимание одиноко бредущего прочь от Башни путника. Ещё немного, ещё чуть-чуть...
    - Иди!.. - Ветер подхватывал шелест тихих голосов и доносил их до слуха юноши. Или то была искусная иллюзия?..

    Подпись автора

    Человек с чувством юмора и чувством мата - шикарен.

    Если бы врубался, то ушел бы в дзен-буддизм ©

    +2

    13

    Текст заявки: ахтунг! это заявка в никуда для поклонников #китайфандома. кто в теме - тот знает, насколько нынче тяжело собрать фандом хотя бы из +\- играбельных персонажей, потому что, если кто-то и приходит на форум, то чаще всего ради игры в один-единственный дуэт, и там уж точно не до мимопроходящих. обидненько, не? Т___Т иногда хочется чуть более разносторонне обыграть персонажа, нежели в одних единственных взаимо(отношениях). даже, если "разносторонне" - это настолько СТОРОННЕ, что аж в соседнем китайканоне. ибо с благословением небожителей... #нувыпоняли хдд
    в общем, о чем речь. нас двое и мы в ханьфу ;З мы из Необожижи (Хэ и Цинсюань), и очень заинтересованы в маньяках-приключенцах, которые хотели бы присоединиться к нашему походу, да, навстречу приключениям Поднебесной. мы имеем при себе набор хотелок и идей, как совместных, так и индивидуальных, и мы определенно вполне способны автономно взаимодействовать с без малого любыми персонажами своего канона. [!] и даже с персонажами смежных канонов (или история о том, как Вэй Ин в Призрачном городе тусил, пока его и оттуда не выгнали обратно не вернули х)).

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    #1:
    Тот, кто контролирует других, — силен. Тот, кто управляет собой, — еще сильнее. © Лао Цзы.
    Сэмуэль Л. Джексон как-то сказал: "Абсурдное поведение почти всегда вызвано подражанием тем, на кого мы не можем быть похожими". В тот день Ичиро видел и слышал достаточно нелепостей, выходящих за рамки не только его личного понимания мира, но и — судя по реакциям окружающих — здравого смысла в целом. Именно тогда Ичиро наконец понял: Тецуе Морияме никогда не превзойти своего брата, не выбраться из его тени, не стать им — первым. Он и раньше не был высокого мнения о собственном дяде, не придавал его фигуре особого значения — не видел всей картины, не испытывая в том необходимости. За фасадом уважаемого и успешного человека всегда прятался брошенный мальчишка, выросший в неуверенного в себе мужчину со склонностью к садизму, что постоянно нуждается в подтверждении собственной значимости. Как и Кенго, Тецуя склонен к манипуляции (это у них семейное), но дяде не доставало глубины, а его вспыльчивость лишь усугубляла ситуацию. Эмоции — главный враг семьи Морияма. Политика главного дома — верная, Тецуя на собственном удручающем примере в очередной раз подтвердил это. Что до Рико, то Ичиро впервые испытал настоящее разочарование.
    Долгие годы Ичиро завидовал младшему брату — его свободе выбора, его жизни вне давящих стен и всей той ответственности, что с ранних лет легла на его узкие плечи. Зависть притупилась со временем, деформировалась в нечто иное, — менее сильное чувство — но не исчезла бесследно. Вопреки всему, Ичиро наблюдал за Рико (недостаточно внимательно, как того хотелось бы), испытывая почти иррациональное любопытство. Он никогда не желал поменяться местами с братом, твердо зная свое место в этом мире, но временами представлял, как сложилась бы его жизнь, родись он на несколько лет позже. И даже тогда Ичиро понимал, что был бы... иным. Следя за матчами, Ичиро узнал о Рико больше, чем почерпнул из распечатанных бездушных отчетов за несколько лет до этого. Эта игра не была исключением.
    Этот матч был провалом.
    Проигрыш команды не расстроил Ичиро — он усвоил, что иногда можно и даже нужно отступить, чтобы победить в войне, и научился проигрывать сам, хоть и считался перфекционистом в деловом кругу. Несдержанность и невежественность — вот что по-настоящему шокировало его. Отмечая у Рико так называемый "синдром отличника", Ичиро ожидал обнаружить последствия проигрыша в ходе тайного внутреннего расследования, инициированного им в стенах университета в прошлом году после личного знакомства с Жаном Моро, но что он никак не мог предположить, так это публичный взрыв. К такому позору Ичиро был не готов. Ему потребовалось не меньше минуты, чтобы взять в себя в руки и улыбнуться инвесторам и партнерам, погружаясь обратно в рабочую рутину — на кону стоял крупный объект, упустить который было равносильно потере миллиардов долларов. Основную проблему представляли — как не иронично — экологические активисты, любимчики прессы. Часть инвесторов были намерены изменить свои позиции, испугавшись громких заголовков (прогнувшись перед женами — не менее трети являлись активистками того или иного общества), и именно от сегодняшнего собрания во многом зависел успех дальнейших переговоров — мэр соглашался поставить необходимые подписи за определенную мзду, размер которой варьировался от "слишком много" до "это невозможно". Трибуны гудели, в VIP-ложе со всех сторон звучали цифры, но Ичиро слышал лишь раненного зверя.
    Падение Рико и несостоятельность Тецуи как тренера отразились на Ичиро чувством уязвленности. В ту ночь Ичиро слишком много думал, пытаясь разобраться в пережитых эмоциях и при этом извернуться сохранить объективность при вынесении решения касательно побочной ветви семьи. Рабочие неудачи распаляли без того кипящее раздражение, и Ичиро пришлось изрядно постараться, чтобы сохранить ледяное спокойствие при работе с файлами, которые вскрыли несколько нелицеприятных фактов.
    Ичиро Морияма не любил ложь.
    Поднимаясь через несколько часов после финального свистка в "Башню", Ичиро уже подписал приговор.
    Привести оный в исполнение лично — его долг как главы семьи, ответственного за ее благополучие. Ичиро мог бы все сделать по-тихому и без свидетелей, но оставалось несколько деталей, которые он бы хотел прояснить, к тому же следовало показать Стюарту Хэтворду и этому щенку Мясника как обстоят дела, и с чем они имеют дело. Ичиро убедил себя, что должен поговорить со всеми ключевыми фигурами дела, и никакой дипломатический дар Хэтворда не мог помешать ему пригласить на семейное собрание Натаниэля Веснински.
    Когда Ичиро зашел в комнату, родственники уже ждали его. Он не торопился — ему некуда спешить, до утра достаточно времени. Широкими шагами он прошел к окну, первым делом оценив обстановку снаружи (на всякий случай). Впервые услышав голос Рико так близко, Ичиро с удивлением отметил, как похож тот на голос отца в юности. Он обернулся не сразу. Прошелся оценивающим взглядом по брату, отыскивая общие черты. На дядю Ичиро предпочитал не смотреть вовсе, да и тот — как ни странно — в кое-то веки сдержанно молчал, будто бы старался не привлекать к себе лишнего внимания.
    Слишком поздно.
    — Рико...
    Произносить это имя перед его носителем кажется странным. Оно слетает с языка легко, не оставляя послевкусия. Слишком американское. Слишком сухое.
    — Есть ли что-то, что ты хотел бы мне сказать?
    // в чем ты хочешь признаться
    Ичиро не утруждает себя английским. [ Разве они не семья? ] Держит руки, затянутые в кожаные перчатки, на виду, всем своим видом демонстрируя расслабленную позу. Галстук туго затянут под самое горло — со временем учишься дышать не полной грудью.
    — Подними голову.
    // будь мужчиной хотя бы раз.
    — Ичиро, как ты знаешь, это их первое поражение за .. — Тецуя был хитрым лисом, это у него не отнять, но он никак не мог понять одну простую истину: его племянники слишком разные, а полной властью над Ичиро не обладал даже Кенго.
    — Разве я говорю с тобой, дядя? — резко прервал его Ичиро, продолжая безотрывно смотреть на Рико.

    #2:
    В общем... Очень интересно получилось. Неожиданно, нелогично, стремно и не без жертв (Саймону даже не жаль, нет), но интересно. Почти как: от неминуемой смерти до… неминуемой смерти - туда и обратно. Так говорит Кумо, потому что Дуглас Хоббс ему не нравится. Понятное дело, Конли он не нравится тоже, но, выбирая между мучительной смертью здесь-и-сейчас и гипотетической смертью в гипотетическом будущем (хотя, наличие оного, будем честными, в ситуации Конли это тоже весьма спорный момент), Сай решительно выбирает вариант с “умереть попозже”. И вы не_можете его за это винить!

    О том, когда именно его жизнь НАСКОЛЬКО свернула не туда, Сай начинает задумываться после того, как обнаруживает себя в чужой квартире, которая, скорее всего, и Дугласу также не принадлежит (что может быть тупее, чем прятаться там, где тебя будут искать в первую очередь?), заметно посвежевшим и куда более бодрым, чем… Сколько часов назад? Неважно. Много. Определенно, очень много (для справки: Саймон впадает в шок, когда узнает, что провалился в ноль сразу после побега и провалялся так почти четыре дня; а именно столько потребовалось Кумо, чтобы вернуть бедные человеческие клетки в исходное состояние после столь агрессивного вторжения потусторонней энергии в генетический код и энергетические потоки очень хрупкого и очень смертного тела). Уф-ф, Конли еще ни разу не разбирали и не собирали обратно, как пазл - это однозначно не тот опыт, который он хотел бы пережить. Или повторить... Нет уж! Спасибо.
    И все же, что-то паскудно-удовлетворенное ворочается внутри от мысли, что Хоббсу в конце концов пришлось тащить его на своем горбу черти куда. Мгновенная карма!
    Для Сая, судя по всему, - тоже. Информационный вакуум, досуговый сухой паек и строгая безфастфудная диета догнали Конли, уложив на лопатки буквально с нихуя полпинка.
    Это нечестный обмен охуительными бонусами, потом что Дуглас очевидным образом находится в более выгодном положении. И он в некотором роде пытается доминировать. Через звенящую первые дни тонкой шелковой ниточкой связь магического Союза Саймон действительно будто бы ощущает давление. Оно не резкое и не воинственно-агрессивное (неосознанное?), но чем-то похоже на пресс (так прессуют вручную сшитые книги, Конли видел как-то на Ютьюбе). Но Сай - не книга, не журнал и не буклет проспекта (он ебучий сосуд для неведомой хуйни из детских ночных кошмаров), он решительно сопротивляется, по большей части даже не отдавая себе отчета. Странно, что Кумо, чье доверие к Хоббсу равно примерно минус бесконечности, не пытается возвести эфемерные “личные границы”. Конли подозревает, что в этой нелепой борьбе они с Дугласом один на один.

    В какой сраный артхаус превратилась его жизнь?

    Связь, еще такая недолгая, но к концу второй недели напоминающая скорее леску, чем нить. Откуда такая скорость? Ведь они с Хоббсом определенно не_ладят. Их отношения сложные, как кубик Рубика, даже не смотря на магию (МАГИЮ, КАРЛ!!! Саймон настолько… САЙМОН, что умудрился связать свою жизнь во-всех-смыслах с гребанным Гарри Поттером, и нет, он не может просто взять и унять свой internal screaming по этому поводу).

    Выйдет ли из этого что-то хорошее?

    Нет. Не так. Выйдет ли из этого хоть что-то?

    - Отлично, а так я умру ОТ СКУКИ! - Конли, понятное дело, не сдаются, а один конкретный - тем более - Так что, какая разница, если конец все равно одинаковый? - ну и… Нет, он вовсе так не думает. По правде говоря, Саймон действительно хочет жить. Даже если он не имеет ни малейшего понятия, что теперь с этой жизнью делать.

    Дуглас, наверное, тоже жить хочет, раз так себя ведет.

    - Ащщ!.. Ублюдок! - шипит рассерженной кошкой, потому что молоко с апельсиновым соком в его кружке теперь частично и на нем тоже - сладковатые капли срываются с промокшей челки, капают на нос и щекотно скатываются по верхней губе. Конли быстро облизывается, размышляя, стоит ли пнуть заносчивую сволочь в ответ.

    Не стоит. Месть - блюдо, которое Саймон, увы, так и не распробовал.

    Тем более, что оппонент сдает без боя удобный мягкий диван. Буквально лишая Саймона последней надежды на веселье. Блядство.
    Что ж, за эти две… Ну, хорошо, для Конли - полторы недели! а эти полторы недели Хоббс очень четко обозначает личные границы, по ощущениям теряющиеся где-то в стратосфере. Для общительного, открытого и тактильного Саймона это становится еще одним неприятным открытием, но он, вроде как, понимает. Все время их, эм-м, знакомства Дуглас практически не говорит о себе, не распространяется о своем прошлом . Всегда сам себе на уме... САМОуверенный, САМОвлюбленный и такой, блять, САМОдостаточный, что удивительно вообще, как его еще не всосало в самого себя. Воронкой. Он не смотрит на Саймона, не спрашивает его о… Ни о чем не спрашивает (скорее всего, он и так все знает) и вообще делает максимально независимый вид (и если бы однажды Сай не дал по съебаторам из лаборатории Франкенштейна вместе с этим странным парнем, то вполне мог бы спутать его с каким-нибудь элементом меблировки). Позер.
    Окей, если так подумать, все, что делает Хоббс - это пьет отвратительный растворимый кофе, запрещает Саймону включать даже сраный Нетфликс и периодически вставляет в беспрерывный недовольный бубнеж Конли свои едкие комментарии.
    Быть таким мудилой вообще законно?! Возможно, у всех таких парней это что-то вроде базового инстинкта или их обучают в специальных магически школах по какой-то хитровыебаной программе, вроде как "феерический гондон — искусство унижать" или "сволота обыкновенная: базовый курс"? Саймон не совсем представляет себе, сколько именно времени нужно, чтобы стать настоящей сволочью (не всем повезло с этим родиться, в конце концов), но совершенно точно уверен, что раз уж существуют супер-пупер-тренинги для мерчандайзеров, то и для всяких там моральных уродов такие тоже должны быть. А почему нет? Уникальное предложение: от морального урода до аморального всего за 9 дней!

    Окей. Как бы то ни было, стоит сказать спасибо, что они все еще живы.

    Диван, кстати, действительно чертовски удобный. Конли вытягивается во весь рост; ему немного не хватает места, и приходится закинуть ноги на подлокотник, но это все равно просто умопомрачительно хорошо после лабораторной клетки, в которой он провел.. Сколько? Пару месяцев? Возможно чуть меньше. Или больше. Пиздец.
    Саймон на удивление почти засыпает, убаюканный чужим размеренным сердцебиением, так отчетливо слышимым и кажется даже ощутимым, но в момент на грани сна Дуглас все же вспоминает, что у него есть голосовые связки и пытается ими воспользоваться. Выходит опять какая-то хрень. Но Конли все равно готов слушать.

    - Ты нехуево так меня недооцениваешь, это обидно, знаешь ли. Твои друзьяшки из лаборатории очень доходчиво объяснили мне, насколько “это все серьезно” - разумеется, Дуглас знает. Не может не знать, его товарищи похитили Саймона из собственного дома, попутно выбив ему челюсть и переломав далеко не пару ребер, но это, в общем-то, не самое страшное. Трудно представить, что Хоббс не в курсе происходящего в лабораториях. - Они объясняли и объясняли... Много раз. Не возьмусь назвать точное число. И они были очень убедительны. Мне не понравилось. Так что, чувак, я определенно в курсе.

    Перевернувшись на живот, Саймон сверлит взглядом чужой затылок.

    - Только я в вот чего не понимаю. Какие у нас шансы? Ну типа, насколько мы ушли в минус и все такое. Я вроде как не хочу подыхать, но я типа реалист. Вы тут все один другого круче, на понтах и с файрболлами наперевес. Магия, технологии… Они найдут нас рано или поздно, так ведь? Если так сильно хотят.

    Серьезно, в чем смысл? Окей, Сймон очень-много-ныл в прошлом на счет своего одиночества, и, вероятно, настолько заебал Вселенную, что она решила исправить это досадное недоразумение. Избавившись от раздражающего фактора весьма извращенным способом. Нет человека - нет проблем? Как бы ни так! Сука жизнь еще подавится, а уж Конли свое возьмет!

    - Штуку зовут Кумо, и ты ему тоже не нравишься, засранец - блондин расплывается в улыбке, потому что возмущенные и злые комментарии Кумо определенно достойны какой-нибудь литературной премии. Или сборника отборной брани в высоком стиле. Талант виден издалека. - И что ты хочешь от меня услышать? Мы ведь уже убили ну, не кучу, но допустим кучку людей ли не людей, хер вас поймешь и… Мне не жаль. - пожимает плечами почти небрежно, хоть и знает, что Хоббс не видит. Но почувствует.
    Саймону действительно не жаль. В этом мире множество людей, совершавших дурные поступки, заслуживают прощения. Второго шанса, может быть. Конли и сам не безгрешен, и уж с его послужным списком псы точно не попадают в Рай, и он не приступами садизма, жестокости или чего-то в этом роде, но… Так же Конли в курсе, что некоторые люди становятся лучше только посмертно. Такие вот дела.

    Пафос момента нарушает оглушительное урчание в животе, и Саймон со стоном утыкается лицом в диванную подушку. Классно, они умрут (он умрет?), и Конли даже не сможет поесть любимой картошечки фри и досмотреть любимый сериал на Нетфликс.

    Отредактировано убереги меня (10-05-2022 20:48:18)

    +2

    14

    Текст заявки: стань мои сердцем, слева, в груди. приди ко мне в один из дней, переверни эту чёртову страницу и ворвись в мою жизнь, напомни ее красками, шутками, смехом. это то, чего мне не достаёт — родного человека, чьего присутствия в жизни я бы очень сильно хотел. я ищу человека, с которым в огонь, воду и медные трубы, за руки и вдвоём, потому что так надо.

    стань моей музой, чтобы пальцы сводило от делания писать (а я стану твоей), давай придумаем не одного персонажа, покорим не одну ролевую и просто будем друг у друга чуть ближе, чем друзьями. давай будем соулами, поддержкой и опорой, не забывая о том, что все мы — люди.

    стань моим возвращением, громким, фееричным — позволь мне с тобой пойти за тобой куда угодно. позволь мне придумать с тобой историю, воплотить ее и писать посты в запале, пока бегу по городу на учебу или работу. если тебе интересно, я могу в любой жанр, в любое направление. в гет у меня плохо выходит, да и играю я строго за девушек, но, может, это не станет причиной? я спокойно играю слеш и фем, если это будет важно; стань тем, кому я буду писать посты, кому я буду кидать сто и один арт/фото/хэдканон.

    стань тем, с кем я упаду в совершенно разные фандомы, я ведь знаю их довольно много: хочешь, мы поиграть в геншин? хочешь, упадем в мифологию, аниме\мангу, китайцев; хочешь — пройдемся по играм, вспомним книги? я готов на все, правда-правда.

    только знаешь, давай ты не будешь уходить от меня по-английски? давай мы будем с тобой разговаривать — телеграмм, дискорд, вк — да что угодно; я не прошу любить-обожать, но хочу, чтобы ко мне относили по-человечески. и ровно так же я буду относиться к тебе.

    стань для меня ближе, чем все люди. а я стану таким для тебя.

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    [indent]руки у цинсюаня тонкие-тонкие, такие только обхватить да сломать нечаянно ( за такое бьют отчаянно, но никому нет никакой разницы ); волосы у цинсюаня  — шелком по плечам и спине; улыбка у цинсюаня такая, что только зажигать звезды ей и тьму прогонять. цинсюань соткан из тонких линий, почти девчачьих. таких, которым любая девушка на их деревне позавидует. цинсюань — тот, кто останавливает на себе взгляд, когда в поле бежит, собирать урожай или просто плести венки. цинсюань — тонок и звонок, к нему девушки ходят свататься, да смотрит он совершенно в другое направление. каждый его взгляд — легкая улыбка, зазывание на какие-нибудь шалости, желание чего-то еще. он всегда — в центре внимания, всегда со всеми наравне, никогда не ставит никого выше себя и зарабатывает этим себе определенную репутация.

    цинсюань смеется звонок, и его брат одергивает — не стоит, не нужно, не привлекай к себе внимание, вот только цинсюань не знает, что такое "привлекать внимание". он всегда был таким — ребенком во плоти, всегда всем поможет и всегда последнюю рубашку отдаст, вот только раз за разом ему ножи в спину втыкали люди, а он лишь качал головой — ну ничего страшного, все в порядке, а потом снова шел куда-то, старался что-то для них делать. он ведь всегда был таким — простодушным, любящим свободу, любящим, когда всем хорошо ( даже если ему нет ). а брат его — противоположность. брат его — холод во плоти, никогда нет от него ласкового слова. никогда от него нет ничего доброго, но брата своего младшего он защищал так рьяно, что едва ли кто-то хотел к нему подходить со злым умыслом. и цинсюань лишь смеялся — ну же, гэ, перестань. так и женихов всех распугаешь

    а ши уду лишь хмурился, говорил — да какие тебе мужья, ребенок? тебе бы девок посмотреть, выбрать жену, но цинсюань не слушал его. цинсюань знал, кому сплетет венок, кого загадает и ради кого будет прыгать через костер; у цинсюаня в волосах ветер играет, треплет их, шепчет что-то на ухо и он, мальчишка, лишь улыбается счастливо, почти что спокойно. ему нравится так — свободно дышать, гулять по полю до самого заката, никому не принадлежать; цинсюань улыбается так ярко, что на него невозможно не посмотреть. и на него смотрят — и мужчины, и женщины. а он лишь неловко кивает им на очередной комплимент, думает о том, что он — недостоин, и пожимает плечами, неловко так, когда принимает очередной полевой цветок ( он обязательно окажется засушенным ).

    когда они теряют матушку, цинсюаню минуте всего четырнадцатый год и отец от них запирается — дети остаются совершенно одни и с тех пор повелось вот так, что о нем заботится только брат. цинсюань его, если честно, любит. и иногда даже побаивается, когда тот говорит что-то о том, что ему нужно никому не говорить, кто он — надевает на него платье, в косы его вплетает ленты и улыбается. цинсюань готов сделать все, лишь бы его брат улыбался, на самом деле. и он примеряет на себя новый образ — девочки, которая никому никогда не рассказывает о своей истории, а брат никогда не говорит о том, что их спокойная жизнь — жизнь взаймы. та самая, за которую однажды придется расплатиться, и лучше поздно, чем сейчас; цинсюань, если честно, даже любит эту жизнь — ту, которая поворачивает так сильно, которая несет чреду изменений. он любит ее, купается в ней, руки к ней простирает — ну же, позволь мне все от тебя взять

    вот только жизнь оборачивается чредой разбитых сердец — теми, которые болят и по ночам вызывают лишь новый вой в подушку совершенно не мягкую. цинсюань не умеет это переживать, цепляется за своего брата, в колени утыкается и плачет так, словно потерял что-то очень важное. тот, конечно же, говорит ему — все пройдет, глупый. и это тоже, вот только цинсюань не верит. для него любовь — нечто важное, незыблемое. нечто такое, без чего и жизнь не мила; когда умирает их отец, цинсюань смотрит на гроб и прикусывает губу. они собирали последние деньги на его похороны и, как он и просил, сожгли его. цинсюань все еще помнит этот запах пожара — как горело тело, как горели деревья, из которых был сколочен гроб. он помнит все так хорошо, что хочется забыть, вытравить из себя этот запах, да не получается.

    цинсюань почти оживает, расправляет плечи после очередного падения, когда люди говорят ему — ты совсем не меняешься, только краше становишься, а цинсюань думает, — да зачем мне это без суженного? но молчит так, как его учили. он улыбается, кокетничает, прядь на палец накручивает и ничего не обещает. не обещает никогда — ни когда ему приносят подарки, ни когда его зовут гулять. цинсюань знает — мало кто имеет добрые намерения, и потому лишь пожимает плечами. ему ничего не нужно ни от кого — это он понимает слишком быстро. и его брат — единственный, за кого следует, наконец, цепляться. и он это делает, а тот позволяет.

    их жизнь похожа на размеренную — старший работает, а младший содержит дом в чистоте, вот только все ближе русальная неделя. те самые дни, когда их жизнь станет не такой, как обычно. те самые дни, когда русалки выйдут и станут жить бок о бок и никогда не узнаешь, кто рядом с тобой — человек, али нет. и цинсюань улыбается, готовится к ней, себе новое платье шьет. он знает — нельзя купаться, нельзя в лес ходить и надо дарить подарки, вспоминая умерших. цинсюань, если честно, действительно хотел бы быть хорошим сыном, но он едва ли помнит хорошо свою мать, а отца за последние годы его затворничества и вовсе позабыл. цинсюань хотел бы быть хорошим сыном, но он совсем нет.

    солнце по небу катится, восходит в свой зенит, когда цинсюань в поле собирает себе венок. он знает — он пустит его по реке, на самом причале, где они обычно стирают. он знает, что это нельзя, но ведь так хочется! и цинсюань улыбаетсЯ, плетет его крайне аккуратно, песенку напевает, а после босыми ногами к реченьке идет. то уже совсем вечер, а он в руках держит свечку небольшую, венок красивый и идет туда, куда ему запрещают. люди на него смотрят, как на полоумного, говорят — одумайся, не делай этого, а цинсюань лишь посмеивается, отмахивается от них и идет себе в удовольствие.

    венок по реке цинсюань сплавляет, желание он загадывает — пожалуйста, сделай так, чтобы я был счастлив, и на свечку смотрит в темноте колышется пламя свечечки, а цинсюань в воды черные ноги свои босые опускает, поправляет перевязь красную на платье белом и венок такой же, практически, на своей голове поправляет. вот только воды все еще не колышутся, мертвыми остаются, и цинсюань лишь вглядывается туда, все еще отчаянно загадывая желание.

    +3

    15

    Форум: chill out crossover
    Текст заявки:

    https://i.imgur.com/yR3DZDH.gif https://i.imgur.com/LLLRdwE.gif

    А мы тут такие  к р а с и в ы е  ( при этом еще и в тельняшках ) решили построить красивый и добротный каст по истории России. Желаем усиленно завлечь таких же эстетов с чувством прекрасного на пожевать стекло. Будем рады видеть каждого, кто был причастен к политическому курсу ' make Russia great again ', но в особенности будем восторженно хлопать счастливо в ладоши тем, кто решится присоединиться к сколотившимся небольшим кастам времен Ивана Грозного и последних Романовых.
    Ваш персонаж: Федор Басманов — опричник, фаворит и правая рука царя Иоанна IV Грозного, государев оруженосец-телохранитель и кравчий. Царев любовник, в народе — колдун, опутавший своими чарами демоническими всю Русь-матушку и разум солнцеликого повелителя великой державы.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Сдернув рванным движением холщовую пыльную тряпку ( более походившую на наскоро накинутую небрежным жестом мешок ) с тела своего ослабшего, пришедший в себя Федор Басманов, живо зажмурившись и глухо простонав от разлившейся по душе отчего-то воистину стравленной усталости, принимает сидячее положение и долго пытается всмотреться вокруг себя. Однако зрит лишь в малопроглядную темень, запах которой, что юноша мог едва, но все же распознать в крепком полуобмороке, был сравним с чем-то сырым и землянистым. Ощущая пробирающийся по рукам холод леденистый, он скользит ладонями встревоженно по полу в сторону, стараясь в лишний раз уйти от этих пренеприятных ощущений по изнеженной коже и не рухнуть случаем резко обратно наземь, да вдруг натыкается на что-то, что звенит стеклянным звоном достаточно естественным.

    Федя, нахмурив брови соболиные в настороженности сердце опутавшей, переводит взгляд глаз родных ниже, примечая расставленные аккуратно бутылки с явно дурманящим сознание питием, а затем, присмотревшись уже более внимательнее в своем состоянии на столько, на сколько это было возможно сейчас вообще, к стенам с полками переполненными и углам с перевязанными мешками, вдруг понимает, что находится он не абы где, а в погребе, где по обычаю негласному хладное пристанище находили не только запасы съестные, но и прогневавшие царя рабы непокорные, коих порой сманивали сюда за кувшином вина новым да тотчас и казнили вдали от прочих хмельных глаз любопытных. Только Басманов все никак разуметь не мог, как в принципе смог здесь он оказаться — голова была напрочь пуста, лишенная будто колдовством маревым воспоминаний всяческих о последних часах жития.

    В залитые светом коридоры слободы ничего не осознающий Федор Басманов выбирается неспешно на неслушающихся его ногах, придерживаясь руками за стены крепкие и щуря голубые очи от столь ослепительных в резвости переходов своих дворцовых красок вечерних. Голова кружилась так, будто огрели нехило так с намедни обухом по голове, но он все же решительно ступает вперед, направляясь не знамо куда, но как можно дальше от места заключения таинственного, да выходит это превесьма, правда, дурно: преданного опричника царя своего ведет из стороны в сторону, словно ветер ненастный мерные волны морские штормит зазря к песчаным берегам, а сам он ощущает естественнее преследующий его сладковатый аромат. Запомнился он ему еще по малолетству с недалечих от Елизарова болот, на которые сбегал десятилетний Басманов от нянек въедливых, в надежде доказать всем, что не трусливое дитя он более ни разу да зря его батька посему не берет с собой на войну супротив государевых врагов, и что любых чудищ лесных, о коих слагали средь местного люда легенды, побороть сможет взмахом игрушечного деревянного меча ( годного лишь на выучку военной грамоте, не более того, но ребенка это не шибком волновало тогда ).

    И пряный запах этот приятный принадлежал красавке обыкновенной — растению крайне простому, уходу особого в природе дикой не требующего себе, но крайне опасному в этой самой неприметности своей. Только какого черта позабыла она здесь, при дворе Иоанна Васильевича, понять разумом затуманенным Басманов так и не мог. Не был сил ровным счетом ни на что, даже думами задаваться зазря, что не принесут ему ни пользы, ни вреда. Так и валится окончательно Феденька с ног, оперевшись в беспомощности около одного из поворотов в коридоре о стену и скатываясь по ней плечом на колени прямиком. И ничего не будит его окончательно: даже тяжелая чья-то поступь где-то в глубинах слободы ( отчего-то могло показаться, что обладателем ее был никто иной, как сам Малюта Скуратов, но опричник мог и ошибаться в своих преждевременных заключениях ) с сопротивляющимися вскриками взволнованного мужского гласа, что принадлежал кому-то смутно, но все же знакомому, остаются незамеченными.

    — Федор Лексеич? — рассеяно оборачивается Басманов на тихонький голос, что окликивает его издали, и примечает опричник Андрюшку — юного служку кухарного, что иногда приносил горячие расстегаи ему волей душевной доброты. — Что же это? Тебе не хорошо? — подбирается мальчишка ближе к нему скорым шагом и опускает одну руку Федору на предплечье, другой ловко и без страха, что опрокинется, придерживая серебряный поднос с полнеными глиняными стаканами чего-то горячего. — Бледный ты, Федор Лексеич. Захворал, кажись. Давай лекаря покличу тебе? — на что Басманов лишь опускает руку свою до боли холодную на его пальцы горячие, хлопает по ним легонько так, оценив заботу юноши, и сжимает их, чуть потянув на себя, с секунду прикрыв глаза, заставляя тем самым слуге склониться ближе к его лицу. — Не надобно мне ничего, Андрейка, — дыхание опричника дрожит, но он собирается с остатками сознания, приоткрывает голубые глаза свои вновь и поворачивает голову в сторону подноса.

    — Что это там у тебя? — нещадно хотелось пить. — Так это... Сбитень травяной, Федор Лексеич, — жмет плечами ключник прежде, чем Басманов резво перехватит один из горячих стаканов да практически залпом выпьет напиток целебный, не боясь ошпарить рта. — Осторожнее, не обожгись! — но Федор не слышал более предостережении — откидывает уже опустевшую глиняную посуду от себя, опирается спиной о стену и затылком, ощущая, как постепенно он наконец приходит в себя. — Времени сейчас сколь? Не разберу никак, — спрашивает спустя минуту Басманов, наблюдая за разливающимися персиковыми переливами небес, в которые бились в своих бесконечных полетах стаи черных птиц — все же приоткрытые ставни на Руси-матушке были краше всяких заморских картин. — Так вечер же уже давно, — смеется Андрюшка, не понимая такой растерянности государева опричника. — Гуляют все на пиру, как и положено.

    — На пиру, — выдыхает расслабленно юноша, будто вторя по слогам верному ответу, но тут же меняется в лице, неожиданно наконец-таки вспоминая кое-что весомо важное. То, что выпало у него крупицами минут драгоценных из памяти пред тем, как оказаться пленником стен каменных огромных погребов. Стало быть, не обманули познания Басманова и заладилось убить травами яды притупляющие сонной одури ( действительно, красавки ) в себе — не удалось крысе зубоскалой, что гордо наречен был Калистом Васильевичем, вывести свидетеля случайного из запланированного дела незаконного. — На пиру, — вновь уже себе буквально под нос приговаривает Федя, рыща по себе руками и выудив из-под кафтана письмо, прямо вину подлеца доказывающее. Забыл проверить опричника пред тем, как спрятать его в комнатах под тканями пыльными — кравчий этим самым, значится, и подписал себе смертельный приговор. — Да, только вот, кажется, близится он к завершению уже, — подмечает служка вовремя, хлопая в непонимании глазами своими огромными.

    — Ч-что? Как это к завершению? — и становится Федор ни жив, ни мертв. Подскакивает на месте, словно и не он едва помер от чужой хитрости ранее, не его забрали тени беспокойные в царство пустое. — Пил ли вино государь? Отвечай немедля! — все нутро в Басманове содрогалось от волнения чрезмерного за жизнь царскую и нарастающего гнева постепенно не то на самого себя, не то на Собакина, который все же умудрился обвести его вокруг носа. — Мне откуда знать? Поди и пил. Уж чего-чего, а Калист, чай, не оставит его без этого, — выругнувшись тихо — все же не даром пошел от крови воеводы, — да списав все на проклятье, Федор, приобретя силу былую, понесся по коридорам прямо в залу богатую и шумную, где происходили обычно застолья широкие, не думая, кажется, ни о ком и ни о чем более, как об Иоанне Васильевиче Рюрике — о том, кого преданно оберегать от смуты всякой клялся; о том, кого видеть на троне желал и впредь, и никто более, по скромному мнению его плебейскому, не был его достоин.

    Подпись автора

    https://forumstatic.ru/files/001b/9e/34/42466.png
    море предательски с дьявольским опытом
    на обстоятельства орёт в ответ шёпотом

    +1

    16

    Форум: crossfeeling
    Текст заявки:

    L Lawliet
    Эл Лоулайт

    « This isn't divine judgment. It's the work of some childish killer who's playing at divine retribution. That's all. »

    https://i.ibb.co/qsMMDT3/221254894008201.gif https://i.ibb.co/v1s6qYP/b0b67aee28cda86c0855d467a3cfc4e1-death-note-40336801-500-280.gif

    L — Койл, Денев, Рюузаки, Рюуга Хидеки или как он еще себя называет — гуманист с обостренным чувством справедливости, признающий сопутствующий ущерб. Самый талантливый детектив мира, один из трех и един в трех лицах, имеет сотни псевдонимов и пару тысяч раскрытых дел. Разбирается в человеческой природе, однако привычка все рационализировать — в этом мы похожи — позволяет вливаться в социум лишь на ограниченный промежуток времени. L добровольно заперся в комнате, наблюдая несовершенство мира через экран монитора и заключив реальность в рамки безусловного добра и абсолютного зла. Трагедия в том, что в этом мы тоже похожи.

    Родился в Англии, вырос в Лондоне, воспитывался, по неподтвержденным данным, в приюте... это не даст ровным счетом никакой информации об L. О нем нет данных, кроме тех, что озвучивает сам — Рюузаки позаботился об этом. Когда L отрицает или подтверждает что-то — можно верить безогорочно, потому что он никогда не ошибается.

    L — настоящий друг, напарник и, безусловно, будущий мертвец.


    По сути: я люблю рельсы, люблю канон Тетради; когда много побочных линий, но один результат. Однако, играть строго по канону невозможно, поэтому предлагаю убрать то, что не нравится и вернуть то, что нравилось кроме Пенбера. Что можно и приветствуется: более гибкая временная линия, Мисора не самоустранилась по пути к отделению полиции, ББ не откинулся в тюрьме, куча народа не откинулась в самый подходящий момент — словом, согласен усложнить себе жизнь в угоду относительному реализму и б-г знает, куда нас это выведет. К чему-то другому — однозначно. Это уже плюс.

    Сразу нет: совсем АУ, вроде мира богов смерти. Пытался, старался, сломался в процессе обсуждения.

    Открыт любым предложения, кроме тех, что ломают характер персонажей, свои заметки тоже скину. Предупреждаю сразу — четкого сюжета нет и не будет, потому что взаимодействие и последующие вотэпоровороты куда интереснее. Что касается правил тетради — пожалуйста, оставьте это мне (: Пообсуждать можем, но опираться на них без должного обоснования, сорян, не получится. Проверено.
    Ваш персонаж: лучший школьник Японии, лучший студент Японии (опционально — L, Рюузаки, Рюуга Хидеки или как он еще себя называет, — где-то рядом) и прочие регалии; на данный момент — талантливый молодой полицейский и бох новова мира. Ягами Лайт, короче.
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Ягами миновали интриги, замученные пропотевшие белые воротнички, зарывшиеся в документацию; слегка задели пересуды. «Неудивительно, он сын шефа», «зато был лучшим на курсе», «наверное, это все же заслуженно». Недолгий период, когда пришлось работать руками и ногами, потому что одними лишь выводами, какими бы краткими и вескими они не являлись, авторитет не завоевать. В университете с этим было проще, но Лайт справился.

    Было время, когда L мерещился ему повсюду. В университете, на работе, в штабе, который пришлось покинуть. В коллеге, который слишком долго задержал взгляд. В – прости господи – Мисе, когда она, наконец, замолкала. Жизнь стала тусклее и проще, лучше и предсказуемее. По постоянному напряжению Ягами не скучал, а первый месяц если и сжимал кулак, то ради ощущения, накрепко врезавшегося в память — слишком громкий пульс и его постепенное затихание, — напоминая себе, что предыдущий год ему не приснился.

    Дело Киры держало в тонусе. Новый статус и второе имя – помогали держать руку на пульсе. Если слегка изменить обстоятельства и изредка задерживать внимание на злодеях определенного социального статуса, например, связанных с одной или двумя конкурирующими корпорациями, расследование направлялось в иное русло. Преступники, о которых было известно только полиции – и L – продолжали умирать. Сначала казалось, что жизнь, как бы избито и пошло не звучало, разделилась на две части – до и после смерти Рюузаки. После – этапы. Теперь тот период – не более чем одна из ступеней на пути к восхождению, о которой Лайт, спустя столько лет, и думать забыл.

    Жизнь продолжалась.

    ***

    Ошибки юности привели к положительному результату – преступность в Японии снизилась до минимума и неудивительно, что многие блестящие, как принято считать, умы взглянули в сторону Восточной Азии. Имея доступ к аналитическим данным по противодействию преступности со всего мира, при всем желании сложно представить менее выгодный взаимообмен. Программа по обмену открывала перспективы только для одной стороны. В списке задач — любая посильная помощь правосудию, даже если оно пытается сопротивляться, но стойкая аллергия на все своеобразное, каким бы сообразительным оно не было, никуда не делась.

    Разумеется, Стивен Хоуп попал к нему.

    — Не против, если присоединюсь? – негромко опустился поднос и Лайт опустился следом. Неделя выдалась сложной. Уделять внимание прибывшему удавалось только в первые два дня, далее мистер Хоуп оказался предоставлен самому себе. И немного подчиненным, что едва успевали выполнять свою работу. – Должен сказать, что немногие получают столько положительных отзывов за первую неделю.

    Тех, кто работал сам и не мешал работать другим, действительно ценили. Далеко не первый стажер, оказавшийся в отделе Ягами, и первый во всем остальном, включая скорость обработки информационного потока, который на него обрушился чуть позднее и, что скрывать, юный возраст. Даже сам Лайт, обгонявший все существующие образовательные программы, пришел к выводу, что всему свое время, если не хочешь прослыть выскочкой. Наверняка, Стивену приходилось несладко.

    — Следующие два дня рекомендую потратить на знакомство с городом, раз уж вы у нас задержитесь, — в этом сомнений не было. Архив столь огромен, а выпускник активно проявляет… интерес. — Когда у нас совпадет свободное время, могу устроить небольшую экскурсию, — всего несколько часов для одного заранее успешного проекта и очередного красивого отчета. — Заодно расскажете, какое дело вас заинтересовало. Если такое есть.

    +3

    17

    Форум: Бесконечное путешествие
    Текст заявки: Время хорошего! Мы - небольшая группа из пяти старичков-игроков всё ещё ищем единомышленников. Уже год мы медленно но стабильно играем на форуме, рады принять к себе новичков.
    Есть несколько сеттингов, но основной - это мистические 1920е. Под него нам администрация форума даже выделила свой подфорум, где есть возможность разместить матчасть, внешности (прочие обсуждения, если потребуется).

    О нас:
    • Пишем по старинке - третье лицо прошедшее время, без птицы-тройки. Иногда с опечатками. Иногда большие посты, иногда совсем короткие. Подсчётом символов не запариваемся. Скорость тоже разная, но чаще не  спешная - пост в неделю-две наша реальность.
    • Лет нам много, трое уже перевалили за тридцать. Комфортнее будет с людьми 23+.
    • Любим потрещать о наших персонажах, надо же вдохновляться)
    • Не дружим с аниме и не годимся в вопросах слеш отыгрышей.
    • Хотим играть приключения, авантюры, семейные перипетии, детективы, мистику, немного криминала, мафиозные разборки, бромансы и закадычных друзей, может даже адекватных конкурентов или романтику (если действительно сойдёмся с игроком, а не с порога).
    • (!!) Не готовы играть жесть, драму, ангст, страдания и безысходность.
    • Наши персонажи:
    - художник, мафиози, наследник дона - Леон
    - адвокат, шкрыдло, причастный к делам семьи - Диего
    - малышка, дочь Диего - Лесли
    - куратор в музее при Чикагском институте искусств - Вивьен
    - очень важный молодой джентльмен - Эндрю Майкл
    - аферистка, арт-дилер - Ивэн
    - аферист, подельщик, гений - Оскар
    - военный ветеран, человек живущий под чужой личиной - Рен
    - часовщик-ювелир, медиум - Робер
    - жена-бездельница богатого мужа - Долли

    Кого мы ищем:
    • Взрослых, не слишком замороченных игроков, которые "за" просто поиграть в указанном сеттинге и жанрах :)
    • Есть варианты заявок на мальчишек в семью, вдруг кого зацепит

    Леонардо Драго, 14 лет

    https://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/24979/91769.gifhttps://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/24979/298103.gif

    Wyatt Oleff

    Это сложный подросток с такой же сложной судьбой. Замкнутый холерик, которому пришлось слишком рано повзрослеть и который имел слишком мало материнской любви в своей жизни. Его родная мама ушла делать карьеру кинозвезды когда Арду был всего год, и встречаются они хорошо если раз в месяц. Первая мачеха появилась, когда ему было четыре и была не готова стать матерью ни для него, ни для появившегося спустя год Чезаре (брата). Со второй мачехой он познакомился в свои восемь. Спустя несколько лет скандалов, они с Леоном развелись. До восьми лет воспитывала его мать отца - Тея, коей на момент появления Арда был всего 41 год (по этой причине женщина потребовала не называть её бабушкой). И если кто у него и ассоциируется с “мамой” - то это она. Но уже шесть лет он живёт с отцом, и их отношения искряться с каждым годом взросления парня. Как типичный подросток в поисках себя, Ард хочет свободы и признания, в то время как Леон слишком авторитарный и жёсткий для принятия изменений. На фоне всего этого Ард связался с плохой компанией, о чём пока никто не знает. На него слишком рано упала ответственность за младшего брата, так что Ард в этом смысле взрослый не по годам (психологически мальчик примерно на уровне 17ти летнего). Он неплохо учится, многие преподаватели отмечали ум и наблюдательность Арда. Но сейчас с учёбой пошли явные проблемы на фоне переходного периода. Любит и опекает своего шебутного сводного брата Чезаре, любит своего “прикольного дядю” Диего, который научил его водить машину и играть в бильярд. В целом, он любит всех своих многочисленных родственников, и даже восторгается криминальной стороной семьи, пусть и не вслух.
    Недавно у отца появилась новая постоянная пассия, отношения с которой постепенно переходят в серьёзную фазу. Леонард старается дистанцироваться от “очередной мамы”, но кто знает, может мягкая и тактичная Вивьен наконец сможет добавить в их дом мягкости и наладить мостик между отцом и сыном.

    Мальчика очень хотим видеть и на него есть планы. Из-за того, что многих членов этой семьи мы играем, взять ещё и его будет абсурдным (не играть же самим с собой все конфликты). Зато у кандидата с порога будут - отец, дядя, предполагаемая третья мачеха, предполагаемый сводный брат и возможность играть с дедушкой и Теей.
    Помимо семейных перипетий предполагаются отыгрыши его связи с мелким криминалом, а также можно всегда поиграть мистику.

    Пожелания:
    - Никакого слэша, пожалуйста.
    - Не превращать Арда ни в психа-невротика, ни в виктимного забитого мальчика.
    - Внешность не меняется!

    Чезаре Драго, 8-9 лет

    https://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/24979/906639.gifhttps://forumupload.ru/uploads/000b/09/4f/24979/782497.gif

    Aidan Gallagher

    Младший сын Леона. Как и в случае с Ардом - имел непростое детство и нехватку матери в жизни. Как и Арда - какое-то время его воспитывала Тея. Но темпераменты у парней совершенно разные. Чезаре - неугомонный, гиперактивный сангвиник. Он одновременно и улыбчивое солнышко, и хаос на ножках. Очень социальный ребёнок, который невольно ищет именно женского (материнского) внимания. Лидер-идеолог, т.е. - автор всех безумных планов и шалостей. Сладить с ним удаётся разве что отцу (ремнём по попе страшно), Арду (старший брат - авторитет), Тее (она всегда находит чем его занять и вообще ван лав) и Диего (но надолго дядю не хватает). Все остальные пытаются удержать в руках ураган и терпят сокрушительное фиаско. Очень артистичен, у него в запасе тысяча и одна улыбка. Бывает эгоистичен - “привилегия” младших баловней, или наследие отца. Но чаще Чезаре - магнит собирающий вокруг себя ровесников. Он неохотно делиться лидерским постом с кем-то из сверстников, но зато “за своих горой”. В общем, драки в школе с парнями из соседнего класса - тоже часто. Яро отстаивает своё мнение, это тот самый ребёнок, что спорит с учителями о трактовке текста. Чезаре ещё мал, чтобы понимать некоторые тонкости жизни семьи, но косвенно они его тоже касаются. Идя по своему принципу, Леон отправил обоих сыновей в обычную общеобразовательную школу, где итальянские корни мальчиков иногда выходят им боком. Потому Чезаре уже сейчас начинает не любить ирландцев, евреев и прочих “других” которые не хотят его принимать.

    Да, кажется что детей играть скучно, если только не творить ими одни сплошные шалости, но на самом деле это не так. Мы сами играем двух детей возраста младше и идей до кучи! Если Чезаре придёт, помимо обширной семьи будут и эта парочка (кузина и предполагаемый сводный брат) для игры.

    Пожелания:
    - Чезаре обязан быть именно активным, контактным, генератором идей, тем, кто первый идёт на контакт и инициирует события, кто постоянно старается стать центром группы. Это его ключевая тема, потому в жертвенного ягнёнка его превращать не надо.
    - Внешность не меняется!

    Ваш персонаж: Здесь есть три мои анкеты по этой тематике
    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Его смутные догадки вызвали такую волну восторга, что Диего едва не упустил на этой волне мысль, так мимолётно загнездившуюся в пьяном сознании. Но ведомый тёплыми руками Долли на локте, он заставил себя вспомнить студенческие годы и всю эту мишуру о абортах. Кто вообще придумал делать аборты незаконными, ей богу?!
    — Итак... — начал он, почти как рассказчик на сцене. — Это случилось в тысяча восемьсот девяносто... девяносто каком-то. Несмотря на устоявшееся общественное мнение, женщины убивают, о, и куда более изощрённо, чем мужчины. Я не буду вам врать, будто мужчины убивают как-то честнее или благороднее. Бред и провокация! Но чувствуя свою слабость, женщины убивают всегда... — Ди покрутил рукой, — с выдумкой. Не полагаются на физическую силу и точные удары. Яды, хитрые схемы, подставные лица, о! Знали бы вы дело Лавинии Фишер, она вышла на виселицу в свадебном платье, надеясь что кто-то жениться на ней прямо там, и пойдёт в петлю вместо новоиспечённой супруги!... — Ди поймал себя на мысли, что алкогольная волна опять уносит его куда-то не туда. Также, трезвой крупицей сознания он порадовался, что не особо различает сейчас собственную речь. Наверняка она сильно уступает его привычному ораторскому мастерству, — Женщины тоже убивают. Особенно убийством у нас считается аборт. Но куда деваться, если ты этого ребёнка не хотел, не просил и прокормить не сможешь? Вот и девочки тоже не знали куда деть непрошенный плод. Вызнавали по нелегальным каналам тех кто может помочь. Где-то... вроде где-то в этом районе и загнездилась одна такая... анти-повитуха. Она, поговаривают, выполняла свою работу настолько чисто и аккуратно, что клиентки возвращались домой на своих двоих и не умирали после от кровопотери или заражения, — Ди поморщился, — что происходит правда ужасно часто. Простите мисс, я опять вас пугаю? Давайте тогда ближе к развязке. Никто не трогал эту женщину, пока она просто делала аборты, даже несмотря на то, что она была из, — Ди мимолётно запнулся, выбирая корректную его составу слушателей фразу, — темнокожих. Клиенты тоже разные бывают. Иногда богатый человек не готов взять в жёны свою любовницу, даже если она мила, красива и имеет от него ребёнка... Иногда женщина не всегда может сопоставить мужу даты их ночей и её положения... Жизнь — непредсказуемая штука, кто только не оказывается в интересном положении. А средств разрешения этих ситуаций преступно мало. Я опять ухожу не в ту сторону? Простите, простите! Дело повитухи, итак, оно должно принять драматический оборот. В один несчастливый день вокруг этой женщины пошли странные слухи. Будто бы она позволяет избавится не только от нерождённых детей... но и от уже рождённых тоже, — Ди сделала паузу, посмотрел на свой пустой бокал, где почти растаял лёд, потом обернулся на бар (сейчас эти сорок метров выглядели очень большой дистанцией) и продолжил, — Проблема была с доказательством этой милой теории. Ведь если к ней кто-то приносил ребёнка на убийство, то он становился бы заказчиком этого ужаса. А слухи, это знаете, такая зараза, такая болячка, которая распространяется со скоростью чиха, если звучит достаточно интересно для слушателя. И был ли это слух, или даже пугающая правда — следствие не установило. И вот, в какой-то из дней, толпа людей решила взять "проблему" в свои руки. Самосуд, все дела... За таким обычно следует выявление виноватых, осуждение зачинщиков, и так далее, далее, далее...
    — Но этого не последовало, потому что она была чернокожей? — тихо вклинился в разговор джаззмен. Наверное, он не ожидал, что сказал это в слух, потому что на три повернувшихся к нему лица он стушевался. Сцепил трясущиеся кисти рук и отвёл глаза.
    — О, нет, мой друг! — Ди с ухмылкой отсалютовал бокалом. — Этого не случилось, потому что в её доме нашли какую-то кучу странных вещей, подозрительно похожих на предметы культа. Ну там, чёрные свечи, ножи, какие-то странные связанные из куриных костей тотемы. Останков детей не нашли, это правда. И всё же, люди явно обнаружили куда больше, чем хотели. На несколько дней Чикаго охватила "вуду-паника", все были уверены, что тут целый культ, и она была его сердцем, как Мари Лаво в Новом Орлеане. Шумиха разгорелась такая, что дело об убийстве повитухи даже не стали открывать.

    0

    18

    Форум: http://gemcross.rusff.me/
    Текст заявки:

    SHARON CARTER - MARVEL
    https://i.ibb.co/V2KRFYB/6.gifhttps://i.ibb.co/BwWV3BT/7.gif
    Emily VanCamp (ваш вариант?)

    «Умей договариваться. Но если это невозможно, стой на своём. Даже если все доказывают тебе, что чёрное — это белое, даже если весь мир хочет тебя подвинуть, твой долг — врасти в землю, как дерево, посмотреть им в глаза и сказать: «Нет! Подвиньтесь вы».

    На вопрос: «Кем ты станешь, когда вырастешь?», ты всегда отвечала разное. Учителем, ветеринаром, садовником, кондитером, библиотекарем, ученым, художником, актрисой, археологом, экскурсоводом, путешественником… Твоё мнение могло меняться по семь раз на дню и пятнадцать в месяц, и никто тебе в твоих чаяниях не препятствовал. «Будешь кем захочешь», — вот что ты слышала от нас, взрослых людей, которые не слишком—то воспринимали тебя всерьёз. Ты была ребёнком, моментально переключалась и через каких—нибудь пять минут думала уже совершенно о другом. Сколько тебе было, Шерон, когда ты впервые заявила, что хочешь быть как я? И кому сказала об этом? Я не могу этого помнить, потому что не знаю этого. Зато я помню свою реакцию, когда ты заявила это мне, и что я ответила. Я сказала: "Только через мой труп", и в тот момент я действительно именно так и думала. Подобной реакции ты ожидала разве что от своей матери, но никак не от меня, и это было, должно быть, так обидно, что у тебя на глаза навернулись слёзы. Это было: «Нет» и, зная меня, можно было сказать, что тема закрыта. Ты была моей девочкой, моей птичкой, моим хрупким нежным цветочком и такая жизнь, как моя, я считала, тебе не подходит. Не потому что ты хуже меня, лучше меня или еще как-нибудь. Просто ты - не я. Прости меня, Шерон, но я до сих пор так думаю, несмотря на все твое упорство. Твоё упрямство, которым ты своего добилась. В конце концов я просто не смогла отказать тебе. Я знала, что ты добьёшься, чего хочешь, просто это будет дольше и болезненнее, если без меня. Я помогла тебе, пристроила куда надо, потому что могла, и мне это ничего не стоило. Может быть, я специально это сделала, чтобы ты побыстрее поняла, что это не твоё и жила какой-то нормальной жизнью. Без этого всего. Да, именно так все и было. Ты всегда вила из меня веревки, будучи достаточно благоразумной, серьезной и предусмотрительной. Хорошей, ласковой и прилежной девочкой. В семь лет ты просила убедить твою маму разрешить завести тебе щенка, потому что она тебе не разрешала, а меня точно послушает, и я сделала это, хотя мы с твоей матерью никогда особенно не ладили. Когда ты решила стать агентом, тебе уже не нужно было спрашивать ее разрешения, тебе даже мое разрешение было не нужно, но ты его и не хотела. Ты оглядывалась на меня всю жизнь, видела во мне пример и образец, и искала одобрения и понимания. Ты хотела, чтобы тобой гордились, а ещё ты никогда не говорила о нашем с тобой родстве, потому что боялась, что недостойна меня. Какая глупость. И как много глупостей ещё живут в твоей хорошенькой голове? Я знаю, что ты по мне скучаешь, по тому, что нельзя уже вернуть и пережить. Тебя выдают твои привычки, как ты ходишь теми же тропами, следуешь ритуалам и выбираешь одно и то же, заходишь туда же. Ты помнишь где наше место, Шерон? Может быть однажды ты встретишь там меня. Или уже встретила. Просто не узнала.

    Шерон — внучатая племянница Пегги, и я даже могу рассказать, как так вышло, если это вообще имеет хоть какое-то значение. Детали биографии остаются на ваше усмотрение, характер тоже, внешность тоже не критична, можем обсудить варианты. Я комиксы не читала, о Шерон знаю только по фильмам и потому моя заявка — это скорее как видит Шерон Пегги, а не то, какая она на самом деле. Основное время действия — 2015, и это приблизительно то время, когда Шерон уже больше не надо прикидываться медсестрой инфекционного отделения и следить через коридор за Капитаном. Она определенно была влюблена в него, романтизировав и идеализировав его образ, не без помощи Пегги, конечно, потому что выросла на её рассказах, в том числе, о нем, эмоциональных порой до неловкости. Да и невозможно было в него не влюбиться, потому как Капитан Америка — это не столько символ, сколько идея и даже почти бренд, к тому же не она первая, не она и последняя. Ваша линия может быть не ограничена исключительно безответной любовью, если сами, конечно, не захотите. Просто оно было и прошло, можно остановиться на том, что Шерон из этого чувства выросла, как вырастают после лета дети из спортивных костюмов, и ничего не мешает ей жить свою долгую и счастливую жизнь, с кем вам захочется. Если любите, умеете и хотите жевать стекло, здесь вы его найдёте с вероятностью в двести процентов. В отношениях между Стивом, Пегги и Шерон на первый незамысловатый взгляд хорошо просматривается треугольник, вершиной которого является Капитан, на деле же все гораздо сложнее. Или проще. Смотря с какой стороны посмотреть. Этот треугольник в этой истории хотя и есть, но он, надо признать, довольно условен и существует, в первую очередь, благодаря череде случайностей, удачных и не очень стечений обстоятельств. Влюблённая ли в Стива или в саму мысль о влюблённости в него (это уж как вы сами захотите), Шерон, будем честны, едва ли когда могла всерьёз надеяться, что получит в этих отношениях, которых так хотела, положительную обратную связь, такую же, которую готова давать сама. В глубине души она должна была это чувствовать. Потому что дело даже не в том, что её тётя воскресла и фактически вмешалась в естественный ход событий, а в том, что она вообще существовала, что прожила свою жизнь так как прожила. Не воскресни Пегги буквально, она осталась бы призраком, тем третьим человеком, кто все равно неизменно присутствовал бы в жизни Капитана, потому что его чувства к ней не угасли. В отношениях с ним любая женщина обречена столкнуться с чем — то вроде разочарования, потому что даже будучи им любимой, она все равно не будет той. И будет страдать. Он и сам от этого страдает, но и сделать с этим ничего нельзя. Глобально Пегги не видит в Шерон коварную разлучницу, которая хочет лишить её, без преувеличений, любви всей её жизни, она видит в ней свою маленькую птичку, бедного котика, который попал в переплёт по её, Пегги, вине, и никак не может выпутаться. В том числе, потому что ему не позволяют выпутаться. Стив не позволяет. Его терпимость, галантность и мягкость позволяют Шерон жить в мире иллюзий, чего Пегги никогда не хотела бы для неё. И из чего она всеми правдами и неправдами будет её тащить. Даже если Шерон это не нравится. Даже если Шерон не хочет. Даже если Шерон потребует оставить её в покое, Пегги не отстанет. Она слишком любит её и дорожит ею, чтобы позволить ей жить жизнью человека, который любит того, кто лишь позволяет ей себя любить. Пегги явно думает, что Шерон достойна большего. И я тоже. Может быть и вы считаете точно так же, и тогда мы напишем с вами ей историю у которой точно будет хеппи энд! Внешность вы можете поменять, есть даже кое — какие идеи, это вообще не принципиальный вопрос. Скажу ещё только, что хотя игрок я и не быстрый, но думаю с игрой в фандоме проблем не будет. С ответами не подгоняю, пишу от третьего лица и 10+ тысяч символов, но вы можете писать и оформлять как привычнее вам, вплоть до цитат и гифок. С вопросами можно в гостевую, личку или @escalada, потому что есть ещё очень много всего, что нужно рассказать, но просто заявки не хватит. Ну приходите же :3

    Ваш персонаж: Margaret Carter

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Тык

    Подпись автора

    графика варьете

    +2

    19

    done

    Текст заявки:

    http://s7.uploads.ru/zsdvL.jpg

    Дамблдор, который умный. Можно было бы выразиться точнее, но назвать одного из могущественнейших волшебников столетия, а то и просто в истории, каким-нибудь гниломудым ублюдочным манипулятором — это опуститься до уровня распоследнего джарви. Да и не хватит у порядочного мага — комментарии как лично Альбуса, так и любого здравомыслящего и ни разу не завербованного члена Конгресса в рассчет не берем — эпитетов для точного описания. Впрочем, Альбус и сам на свой счет иллюзий не питает, он-то точно знает, что он за человек. Великий, мудрый, сдержанный — это из официальной биографии и однажды некролога. В неофициальную лучше не копать — опасно. А о цилинях лучше бы забыть как о страшном сне или паре месяцев в Годриковой лощине когда-то на рубеже веков, там странное, там ненужное. Альбус так себе светлый маг, обладатель сомнительного чувства юмора и еще более сомнительного морального компаса. Жертвует пешкой, жертвует турой и королевой. Жертвы не столь и важны — важен результат. А уж великую цель для оправдания и мотивации он найдет и разъяснит. А после достанет хоть на другом конце света и снова разъяснит. И еще раз или, скажем, два, понятней не станет, логичней тоже, но так и суть не в этом: пока очередной хороший мальчик трудится на благо спасения мира от пока еще первой и главной ошибки все того же профессора, Альбус может успеть уточнить, точно ль не враг, точно-точно ль не враг и в каком именно месте. Вот прямо за очередной чашечкой чая, а может, пополам с огневиски. С ошибками же всегда так.
    Если бы и не было еще в магическом мире статуса отношений "все сложно", то его явно стоило бы придумать. И проиллюстрировать двумя главными проблемами этого же мира: Альбусом и Геллертом. И, Моргана пойми, как сложнее, когда они рядом, или порознь. А еще, как опаснее (для подопытных мальчиков в частности и общественности в целом) или, скажем, увлекательнее. Говорят, на прошлой неделе мисс Розье не спас даже тот самый кальян, пришлось по сомнительной маггловской предсказанной по нему же традиции срочно бежать за попкорном, чтобы смотреть за новой серией ошибок уже не юности. Может, это любовь, может, безумие, может, слепая вера в то, что вдвоем все еще что-то возможно. Глобально, локально и как-нибудь еще, о чем распространяться, вроде как, не особенно и прилично.

    ____

    Жить эту жизнь становится все сложнее, поэтому хочется простого человеческого гриндельдора. Не воспринимаю Мадса вот совсем, он слишком серьезный, и совершенно плоский, ни шарма, ни химии, ни-че-го. Драма — это хорошо, оттенок мелодрамы — больше, еще больше, и еще, а все попытки сыграть в магического Гитлера я оставляю студии. Ей же я предлагаю оставить Альбуса, едва ли не дающего объявление в "Пророке", что именно значит то самое "больше, чем братья". Больше тайны, больше болезненных привязанностей под тихим хрустом стекла и капельку неуместной клоунады. И еще чего-нибудь. Утащил бы в дарксайд!ау, в ту самую Годрикову лощину и в момент после разрушения клятвы (с учетом Тайн или без), ваши варианты тоже приветствуются.

    Форумов на примете нет (есть закрытка, если вдруг), поищем вместе/приду на ваш/гугл доки тоже вариант. Не умею в посты ради постов, хоть немного вроленной накурки в лс/мессенджерах дайте прити-прити-плиз. Могу предложить пост в 2 недели, опционально чаще, 3-5к символов, птица-тройка по желанию.

    Пример вашего поста:

    Пример поста

    Что было на уме у Альбуса, Геллерт предполагать не собирался. Он уже однажды сделал ставку на то, что понял Дамблдора, и проиграл. Тогда он что-то упустил, что-то важное и цепкое, что пробиралось в самые дальние уголки сознания, выжидало там, чтобы снова явить себя миру в тот момент, когда будет нужно. Кому? Чему? Не Темному говорить. Он смотрел, смотрел на полки с рядами книгам, смотрел на кипы свитков, на приборы, о чьем назначении пока приходилось только гадать, смотрел на обстановку в целом и просто пытался наложить увиденное на образ из прошлого. Слой за слоем, чтобы восполнить один из без малого тридцати пробелов.
    Он наблюдал, как, вероятно, наблюдал и Альбус: издалека, ненавязчиво, не прибегая к помощи шпионов совсем или почти. Не задавая лишних вопросов и не пытаясь найти на них ответы. Не упуская любое упоминание в печати, но помня, что это всего лишь образ, тот самый образ, который должен быть предъявлен общественности, не больше и не меньше. Не оглядываясь назад — и в какой-то момент это должно было перестать работать.
    Перестало.
    В этой игре число ходов сокращалось быстрей, чем в любой из прежних. И снова выстраивался пат шаг за шагом, словно им всегда было тесно на одной доске, но отступление значило проигрыш. Геллерт проигрывать не собирался.

    В то лето он был пусть не наивней, но менее осмотрителен. Годы спустя это переросло во всего лишь эксцентричность, а тогда было настоящей бедой. Стало. Геллерт всегда был верен своей цели, верен самому себе, потому что не мыслил себя иначе, он не умел отступать и с трудом шел на компромиссы, что уж говорить о том, чтобы просто упустить свой шанс.
    Одиночество мало тяготило Геллерта, но Альбус с первых минут стал значить слишком много. Он никогда прежде не сталкивался с равными себе и был совершенно очарован. И в чем-то даже выбит из колеи. Тогда он не понимал, что значила для Альбуса Ариана и даже что значил Аберфорт. Сейчас он был способен взглянуть на ситуацию под другим углом. И, может, в этот раз не допустить катастрофы.

    И вот они снова говорят. Никакого безумия, во всяком случае не больше, чем следует за Темным везде и всегда. И снова между ними может оказаться обскур, но теперь уже с другой стороны. Какая ирония, бездна оказалась кривой зеркальной поверхностью, а они сами едва ли не искаженными отражениями самих себя.

    — Очередной обман или самообман? — "Ты слишком сильно любишь окружать себя ими", — Геллерт не произносит, но тут же пытается сгладить свой выпад. — Ты сможешь его увидеть, если захочешь, — ровно добавляет он, будто это само собой разумеющееся. Но ведь так и есть, Криденс сейчас (и вообще) не просто оружие, он — открытие, удивительнейшая находка. И показать его Альбусу, как ненадолго вернуться в прошлое, где совы к утру укоризненно стремились клюнуть, чтобы не сделать еще двадцать или сто двадцать кругов с восторгами и пояснениями в лапах. Показать его Альбусу — значит снова сойтись в дуэли. Темный еле заметно морщится. Он должен, просто должен. Он просто не может иначе. И будь, что будет. Чем все закончится, предугадать не сложно.

    "Параноик", — снова невысказанное вслух, но отразившееся в усталой ухмылке. Он снова на чужой территории и снова последнее слова за Альбусом. Так положено. И оттого куда занимательней. Мордред и Моргана, знал бы Дамблдор, как Геллерту этого не хватало. Но Геллерт и сам этого до недавнего времени знать не знал, во всяком случае не хотел. Вот только по сути предложенный Криденсу мир был ничем иным как попыткой Темного создать кого-то более-менее равного себе, создать нового Альбуса, но таким, каким тот всегда был нужен Геллерту. А получался голем, созданный самим хаосом. Что же...

    — Укрытие. Ненадолго. Пока в министерстве решают, установить за тобой слежку или нет, сюда никто не явится, если, конечно, не захочет похоронить свою возможную карьеру в одночасье. — Темный пожал плечами. Он многое себе позволял, но только не глупость. Во всяком случае, не долгую глупость. Он прекрасно понимал, что условное перемирие мимолетно, слишком давно и глубоко между ними бездна. И не собирался противостоять естественному порядку вещей никоем образом.

    Отредактировано кот, который (20-06-2022 22:11:39)

    +4

    20

    Форум: https://crossreturns.ru
    Текст заявки:
    Арамис, д'Артаньян, Анна и Констанция очень ждут других героев романа Александра Дюма и сериала "Мушкетеры" от BBC! В частности, нам нужен Атос, Портос, Тревиль, Рошфор, Ришелье, кадеты Клермон и Бружон, Сильви и Миледи. Мы начали несколько перекраивать под себя третий сезон и замахнулись на парочку интересных альтернатив, в том числе по современности.
    Ваш персонаж: д'Артаньян
    Пример вашего поста:

    Пример поста, не мушкетерский

    В голове эти слова звучали не так глупо. Подумаешь, разминулись бы. В чем проблема взять и приехать? Догнать и снова добиться. Уже ведь добился дважды своим упорством, никуда оно не делось, добьется и в третий, если понадобится. Но вот об этом думать Элвису совсем не хотелось. Он предпочитал самонадеянно рассчитывать на то, что Джорджи все еще его, и сейчас радостно бросится на шею, чтобы обнять и больше не отпускать. Пока эти мысли роились где-то в глубине сознания и старательно запихивались на самое дно, чтобы не портить сомнениями момент, время для Харта будто остановилось. Он не видел Джорджи год, и вот, стоит наконец перед ней, наблюдая растерянность на любимом лице. Под ней угадывалась смутная надежда и что-то еще, ему не ведомое, не понятное, но бесконечно прекрасное. Он и сам на нее смотрел так, будто снова сидел в том вертолете, когда спас ее после похищения в Нигерии. Ничего не слышал из-за шума винтов, знал, что грядет взбучка, но доволен собой, ведь этот момент у них просто есть, а мог и не быть. Но сейчас его появление было для нее еще большей неожиданностью, чем он думал. Что-то здесь было не так, и эта мысль только подтвердилась звоном разбившегося стекла и ​пощечиной.
    — Не тот прием, что я ожидал получить, но согласен, это заслуженно, — Бормочет он, потирая ноющую челюсть. Удар у Джорджи никогда не был слабым, при всей ее внешней хрупкости. — А у тебя входит в привычку? — Вместо ответа он получил пару тычков в грудь, пусть уже не таких рьяных, но подкрепленных железными аргументами. У Лэйн сорвало пробку, но вместо шампанского радости из бутылки полились упреки в самых крупных косяках Харта. Он всегда будет чувствовать себя мудаком за это. Каждый раз, когда кто-то напоминает ему обо всем произошедшем между ними, обо всех слезах, что ей довелось из-за него пролить, внутри у него будто снова происходит теракт одиннадцатого сентября. Две неприступные башни, стоявшие рядом годами, вдруг поддались удару извне и рухнули, превратившись в руины. Именно так он ощущал себя первое время после того, как не явился на свадьбу. Сам разрушил свою жизнь и решил отстраивать вновь. И вот, когда новый фундамент был возведен, жизнь преподносит им такой удар. Под дых, что называется, когда расслабились. И снова результатом становится мокрый от слез китель, когда и эта передряга закончилась. Но закончилась ли? Выныривая из воспоминаний и возвращаясь в реальность, Элвис прислушивается к бормотанию своей девушки и с ужасом начинает осознавать, как на самом деле все было...
    — Письмо? То есть, они его тебе отдали? — Он, конечно, знал, что у него не самое приятное начальство, но не ждал вот такой подставы. Секретность секретностью, но семью-то можно было бы и не обманывать... Семью, да. Которой у него толком и нет. А Джорджи ею так и не стала, чтобы перед ней отчитывались о сложных финтах ушами с прикрытием и легендами. Вот это уже совсем плохое кино. Сиквел с хреновым криминальным сюжетом, где вдруг все друзья оказываются жестокими предателями.

    Отредактировано libertine (24-05-2022 01:56:40)

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/9d/2/546294.jpg
    Nathan Appleby | Daniel Sousa | Elvis Harte

    https://forumstatic.ru/files/001b/19/fc/41731.jpg
    d'Artagnan | David Kostyk

    0


    Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно